Всего два дня как на свободе Простоволоса, под хмельком, Душа ждала на небосводе В одном исподнем, босиком. На что потрачено полвека? Хотела вспомнить - не смогла. На возвышенье человека? Туман, обрывки, кабала. Там было тесно - в оболочке С рожденья вверенной судьбе, Как в новом сером доме блочном, Где и не знают о тебе. Она надеялась на тело,

Большие неприятности маленькой принцессы и Странствия капитана королевских гоблинов

-
Автор:
Тип:Книга
Цена:156.45 руб.
Издательство:   SelfPub
Год издания:   2019
Язык:   Русский
Просмотры:   29
Скачать ознакомительный фрагмент

Большие неприятности маленькой принцессы и Странствия капитана королевских гоблинов Алексей Шевченко Не все спокойно в волшебном мире королевства людей, эльфов и гномов, управляемым Мудрым королем. Десятилетней Принцессе предстоит непростой путь, в котором ее верным сопровождающим станет отважный гоблин. На их пути внезапно встают забытые волшебные силы и человеческое вероломство. ВСТЕЧА Девочка, лет десяти, смотрела, как два великана прислонили к строящейся городской стене огромный кусок скалы. Постояв немного, они неуклюже поплелись в сторону каменоломен. Не дожидаясь, пока облако пыли осядет, к стене уже потянулись строители. – Смотрите моя Принцесса, – говорил стоявший рядом с девочкой гном, с окладистой бородой в хрустальных очках, – эти великаны экономят нам целую армию перевозчиков, за самую скромную плату. Наступающие холода и голод выгнали их с родных земель, а у нас они нашли и приют и работу. С этими гигантами мы быстро выстроим новую стену вокруг города. И как занятно, мы договорились с ними на стадо коров в день. Но в стаде может быть и девять коров, а может и семь. Так ловко можно через день экономить двух коров. А эти здоровяки выросли такими большими, а как совсем маленькие малыши, не видят разницу между девятью и семью. Не правда ли, это смешно? И гном заглянул девочке в глаза, с надеждой увидеть хотя бы искорку веселья, но взгляд маленькой Принцессы был сух и строг. – Отчего же вы, господин Казначей решили, что молодой госпоже будет смешно смотреть на ваших великанов, пыль и слушать про коров? – проворчала Нянюшка Принцессы, – Вы бы лучше достали ей книжку про фей или попросили господина Волшебника заставить певчих птичек спеть ей веселую песенку. Гном был раздосадован, шутка и в самом деле не годилась для девочки. Он не был Волшебником, но и ему, королевскому Казначею, хотелось хоть чем то развеселить Принцессу, вывести её из старого города, где располагался королевский замок и чем то удивить. Но девочка, не улыбающаяся никогда, не улыбнулась и сегодня. Так и пошли они в старый город, к королевскому замку, отвечая легким поклоном на приветствия проходящих горожан. Город быстро рос. Мудрый король, хотя и был просто человеком, справедливо правил союзом людей, горных гномов и лесных эльфов. Поэтому внутри страны все жили мирно, и столица разрасталась быстро, уже не вмещаясь в старые стены, и пригороды обносили новой крепостной стеной. Плохие вести, приходящие с севера, о надвигающихся больших холодах, не вызывали паники, а напротив объединяли жителей в желании встретить будущие ненастья под мудрым правлением и за крепкими надежными стенами. Подходя к королевскому замку, они повстречались с Волшебником, шедшим в компании с Прыгуном, капитаном королевских гоблинов и его собакой. Никто не мог бы сказать, какого цвета был старый плащ Волшебника и его шляпа – черным, бурым или зеленым. Про Волшебника говорили, что он знает все языки зверей и птиц, но волшебством своим не приносит зла. Его никто не боялся, из под пушистых бровей он всегда смотрел по доброму и весело. Из дыр в его шляпе то и дело, как из дупла, вылетали маленькие птички и, пискнув, исчезали в другой дыре. И только старый огромный одноглазый ворон, казалось спокойно дремал, вцепившись когтистыми лапами в плечо Волшебника. Капитан Прыгун, хотя и был гоблином, но от других сородичей отличался тем, что был строен, а в лице его никакого привычного для гоблинов, но пугающего людей, уродства не было. В красивом серо-серебристом плаще поверх доспехов, в высоких сапогах, рядом с Волшебником в обветшалом плаще, гоблин скорее был похож на городского щеголя, если бы не высокий для человека рост и излишне выпирающий подбородок. А белая лохматая собака его, с высунутым языком, больше напоминала большую овцу. Радостно подбежала она к Принцессе, и лизнула протянутую девочкой руку. – Скажите, капитан Прыгун, – спросила Принцесса, ответив строгим, но вежливым кивком на поклоны Волшебника и гоблина, – Отчего ваша собака никогда не лает? – Так и вы, маленькая госпожа, никогда не улыбаетесь, – растерянно сказал гоблин, – видимо, что то произошло, отчего вы нас улыбкой не радуете. Так и у этого пса. Три года назад, после большой битвы с волками-оборотнями, нашел я его махоньким щенком. С тех пор он вырос, но не расстаётся со мной. Он не лает, ни когда весел, ни когда хочет кого напугать. Но я думаю, что со временем он будет весело лаять, а вы госпожа, порадуете нас улыбкой. Принцесса погладила пса, а гном заметил, что хотя губы её остались по-прежнему сомкнуты в строгом выражении, но в глазах промелькнула на секунду искорка благодарности или удивления. – Эге, – подумалось гному, – Да этот славный капитан гоблинов может сослужить нам добрую службу, если на миг он оживил взгляд нашей Принцессы. Нужно порадовать короля. – Я прибыл на большой совет, созываемый вашим батюшкой, – сказал Волшебник, – Славный капитан Прыгун встретился мне и проводил. Но до начала совета времени много, а потому не примите ли подарок от меня? Он протянул руки к Принцессе, и из длинных тонких пальцев его, как из клетки, выпорхнула в ладонь Принцессы маленькая птичка. Но девочка отдёрнула руку, и птичка, пискнув, радостно взмыла вверх. Как бы извиняясь, Принцесса сказала Волшебнику: – Я уже взрослая, и не к чему заставлять эту крошку петь мне, пусть лучше радует пением всех в родном лесу. Вы лучше расскажите мне что-нибудь, потому что вы знаете все, что знают не только люди, но и птицы, и то, что не написано даже в самых старых книгах. Я живу в замке, и всё что вижу, это только вид из окон нашего замка, не считая увиденных сегодня двух великанах. – Рад, что они вам понравились, молодая госпожа, – поклонился гном, – но мне пора пойти и проследить готово ли всё для совета. Дозвольте капитану Прыгуну проводить меня и проверить, все ли его гоблины прилежно несут службу на своих постах. – И принесите мне, любезный господин Казначей ту пару вещей, о которых я вас просил, – напомнил гному Волшебник. Гном и гоблин пошли к подвесному мосту в королевский замок, и белый лохматый пес, лизнув ещё раз руку девочке, побежал следом. – Что же мне рассказать вам, маленькая госпожа, – спросил Волшебник, от которого тоже не укрылось промелькнувшая в глазах Принцессы искорка, – А не хотите ли узнать, как например, к капитану Прыгуну попала серебристо серая ткань его плаща? – Все гоблины его отряда, составляющие почетную охрану моего отца, сколько я помню, носят такие же плащи, – ответила Принцесса. – Верно. Но ещё три года назад этих плащей у гоблинов не было, и сам Прыгун не был его капитаном, да и не было самого почетного отряда охраны короля. А была великая битва… И Волшебник рассказал Принцессе КАК ПРЫГУН СТАЛ КАПИТАНОМ ОТРЯДА КОРОЛЕВСКИХ ГОБЛИНОВ И ПОЛУЧИЛ СЕРЕБРИСТЫЕ ПЛАЩИ Самая длинная зимняя ночь в году опускалась на заснеженную равнину, между Серыми скалами и Темным лесом на границе королевства. В морозном воздухе старый одноглазый ворон кружил над войском волков-оборотней. В свете луны большой серебристый шатер короля волколаков казался вытесанным из неведомого сияющего камня. Армия оборотней готовилась к решающей битве, и ждала приказа. Пока светила Луна и будоражила кровь оборотня, наливая мышцы невероятной силой. Старый король, в белой мантии, наброшенной на сияющие в свете луны доспехи, сидел на небольшом складном стуле, обводя тяжелым взглядом стоящих командиров отрядов, ожидавших приказа. – Враг предлагает нам биться на равнине. Мы не можем напасть на него со стороны скал, потому, что даже кучка ничтожных гномов легко сможет опрокинуть вниз моих воинов, напав из засад на узких обледенелых тропах. Любой воин порвет эльфа как тряпичную куклу, но они, попрятавшись за деревьями, наверняка наполнили свой лес волчьими ямами и капканами, неприметными в снегу. Мы примем предложение врага и будем биться на равнине, но помните… – размеренно говоривший король поднял указательный палец руки, закованный в стальную перчатку, – Люди нам будут не страшны. Тот, кто не умрет и не побежит от страха будет разорван моими воинами. Но я узнал, что в их войске есть гоблины. Это древний вымерший народ воинов, но ничтожные остатки их ещё скитаются по земле, и две или три сотни служат нашим врагам. Поэтому нужно сделать всё, чтобы король, которого они прозвали Мудрым, был скорее убит. Убитый король не сможет заплатить и эти вояки уйдут. А теперь я скажу вам главное. На этот раз в бой поведу вас не я… Стоявший рядом старый высокий волк-оборотень, с глубоким шрамом на морде выступил вперед, но король остановил его. – И не вы граф. Вы останетесь рядом со мной. Сегодня в бой моё войско поведет сын. Глаза молодого волколака-королевича вспыхнули гордостью и благодарностью к отцу: – Мой король, вы будете довольны мной. Я буду биться с врагом впереди всех воинов. – Оставь эту привилегию другим героям, которые будут счастливы биться на твоих глазах, – усмехнулся король, – Будь великодушен, дай им возможность показать свою доблесть. Будет достаточно, если ты просто будешь не отставать от них. Иди мой сын, и помни, подвиги нужны героям, а королям нужны победы. Волколак-королевич поклонился с почтением, и поспешил с остальными командирами отрядов к своим воинам. Волколак со шрамом, стоявший за спиной короля, тихо вздохнул: – Не рано ли вы отпустили его? Он молод. – А я уже стар, – усмехнулся король, – Я одержал слишком много побед, чтобы очередная могла порадовать меня или удивить моё войско. Но сыну нужно становиться королем. У нас славное войско и неглупые командиры, я уверен, что они принесут победу. Но это будет его победа, первая славная победа, и воины поверят в него, как некогда поверили в меня. С каким наслаждением я сам обнажил бы мечи и бросился в битву, моя старая кровь кипит, как и твоя, дорогой мой граф, но мой разум должен быть холоден. Король встал, поднял руку, и резко опустил её. Трубы волколаков страшно взвыли, и войско тронулось на равнину. *** На равнине уже стояло войско людей, городские ополчения и вооруженные отряды из деревень. Впереди стояли отряды пограничных баронов, раздосадованных тем, что бой приходилось вести непривычно, в пешем строю. Из за страха перед волчьим воем, от которого лошади теряли разум, их пришлось оставить. Привыкшие бить врага верхом, оказавшись на земле, бароны роптали, и на то, что приходиться сражаться, как и всем, стоя в снегу, и на то, что Мудрый король не стоит и мерзнет с ними рядом, а сидит верхом на прекрасном коне, на холме позади своего войска, в окружении членов королевского совета. Король и в самом деле стоял позади всех, на том настаивал генерал Карун, старый грузный уродливый гоблин, командовавший двумя сотнями гоблинов, на службе короля. Он заверил, что главный удар волколаки конечно нанесут именно на короля. Но удар этот будет ослаблен стоявшими впереди людьми, а потом остановлен гоблинами. – Мой добрый король, озябшим людям трудно будет сдержать удар волков, а сквозь строй гоблинов, поверьте, ни одному из них не удастся просунуть морду, – хрипло чеканил слова генерал, – И дело не в том, что каждый гоблин сильнее оборотня, а в том, что гоблины помнят и чтят старые правила войны. Построившиеся в боевой порядок гоблины опрокинут любую силу, и любая сила разобьется о них. – Пограничные бароны испытаны в боях и не уступят по храбрости никому, а по быстроте и ловкости превзойдут любого неповоротливого гоблина. Если бы лошади не шарахались от жуткого волчьего воя, – вздохнул Барон от баронов, – Мои воины погнали бы вражью стаю по этой равнине до самых сумеречных стран, откуда они к нам пожаловали. Барон от баронов был рубакой, прославившийся отчаянной храбростью. Только то, что в королевском совете он должен был представлять пограничных баронов, заставляло его стоять на холме, возле короля, а не среди своих собратьев. Но чтобы никто из них не мог обвинить его потом, что он сидел в седле, пока они бились пешими, он отослал своего коня к коноводам, позади войска. Но рука его нет-нет, но тянулась то к рукояти меча, то к сигнальному рогу висящему на боку. Остальные члены королевского совета: старый Горожанин от горожан, Землепашец от землепашцев, Гном от гномов и Эльф от лесных эльфов стояли чуть в стороне, как люди мирные, не вступая в споры вояк. – Что верно, то верно, – усмехнулся генерал Карун, – гоблины народ неповоротливый, и не летят на битву сломя голову. Но они так же и не бегут поспешно от удара врага. Так что от этого холма назад ни один и не отступит. Сколько бы волков не полезло, все зубы здесь обломают. А в том что как раз сюда полезут, я не сомневаюсь. – Генерал прав, мой добрый король, – подтвердил и стоящий возле королевского коня Волшебник. Он поглаживал длинными пальцами присевшего на плечо одноглазого ворона, – поразить в бою короля, значит выиграть битву, и волколаки будут стремиться именно к этому. Вам нет смысла самому скакать на встречу врагу, он сам скоро будет здесь. И тут над равниной раздался жуткий вой труб оборотней. Королевский конь испуганно вздрогнул, чуть было не шарахнувшись в сторону, но Волшебник потрепал его гриву, что то шепнув в ухо, и конь стал как и прежде спокоен и послушен. *** Закованное в латы войско волколаков, в серых плащах, стремительно ударило в пестрый строй людей. Каждый оборотень был вооружен двумя небольшими мечами, одинаково точно разя и справа и слева. Протяжный вой труб заполнял слух людей, но сами волколаки наступали молча, оскалив зубастые пасти. Привыкшие биться со всеми и всегда, пограничные бароны умело изворачивались от мечей врагов, и сами метко разили, но городские и деревенские ополченцы только неумело пытались защищаться от жестокого хладнокровного врага. Многие люди бросали оружие и бежали, создавая давку и сея панику, а волколаки точно разили оторопевших людей, как волки в овечьей стае, нанося безнаказанно свои смертельные удары. Многие из бегущих нашли бы погибель, но закованные в броню волки-оборотни рвались к королевскому холму, не отвлекаясь на убегающих. – Вот и настал наш час, ребятки, – прохрипел генерал Карун, и встал рядом с Королем и Волшебником, прикрывая их от ещё далекого, но быстро наступающего врага. Гоблины встали в несколько рядов, укрывшись огромными щитами, выставив вперед свои страшные короткие толстые копья, с замысловатой формой наконечников, напоминавших и косу, и топор, и широкий меч. Стоявшие в следующий рядах сжимали длинные пики, и весь отряд напоминал повернувшегося к хищникам ежа, хладнокровно готового встретить любого врага. Неожиданно из задних рядов выскочил молодой гоблин, и в пару прыжков оказался возле генерала: – Мой генерал, ещё немного, и все волколаки ударят на этот холм. Но смотрите, они все так рвутся сюда, что не смотрят по сторонам. Недаром шутят, что волк не поворачивает шеи… – Мне не до шуток, мой мальчик, – оборвал его Карун, – Если ты так быстро покинул строй в бою, то и говори быстрее. – Если они рвутся сюда, поразить короля, не глядя по сторонам, что мешает десятку гоблинов так же поспешить к их королю? – Это самоубийство, – покачал головой, услышав разговор Мудрый король. – Это разумный удар по противнику, который он ожидает меньше всего, – прохрипел старый генерал, и хлопнул молодого гоблина по плечу, – Даже если ты просто растревожишь это волчье логово, только отвлечешь всех их хотя бы немного, и серые псы сгрызут твои молодые косточки, мой дорогой Прыгун, ты уже можешь сохранить нам всем пару часов до рассвета. А тогда силы покинут этих оборотней. Не знаю, найдешь ли ты только себе в помощь таких же отчаянных храбрецов. – Это самоубийство, – повторил Мудрый король. Но молодой гоблин уже в несколько прыжков оказался возле строя товарищей, и вскоре вернулся с десятком воинов. Они спешили налегке, с одними короткими мечами. – Мой генерал, – сказал один из них, – Вы сами знаете, что в бою надо держаться счастливчика, тогда и сам можешь уцелеть. Прыгун тот ещё молодец, и сколько раз казалось, что он голову потеряет, а он только приобретает славу. Потому мы бы вас просили отпустить нас с ним, если суждено нам погибнуть, то погибнем мы и здесь, а если суждено победить со славой, то лучше будем поближе к Прыгуну. Генерал широко улыбнулся, от чего лицо его стало ещё уродливее, и сказал: – Есть в твоих словах что то, что и меня, будь я помоложе, потащило бы с вами волкам в пасть. Не теряйте времени. – и тут же крикнул остальным, – Держите строй, сейчас враг ударит!!! И Прыгун со своим маленьким отрядом спустился с холма, смешавшись с бегущими мимо, двинулся быстро вперед, к сверкавшему вдали шатру короля– оборотня. – Они безумцы, – вздохнул Мудрый король. – Мой король, – тихо ответил генерал, – поверьте тому, кто воевал столько, сколько себя помнит. На войне вовремя увидеть слабое место у противника это не безумие, а великая мудрость. Ума не приложу, откуда у этого мальчика такое чутьё, но сколько себя помню, я не видел другого такого храбреца с такой светлой головой. Видно он уже родился генералом, и тайны войны знает как господин Волшебник тайны птиц. А Волшебник стоял в стороне, глядя в небо, куда тяжело вспорхнул с его плеча старый одноглазый ворон. *** Маленький отряд во главе с Прыгуном, стараясь быть незаметным для врагов в суматохе боя, спешил к заветному шатру короля-оборотня, а главные силы волколаков уже прорвались к холму, и столкнулись с несокрушимой стеной гоблинов. Оборотни, бешено кидались на стену щитов, но никак не могли даже поколебать её. А страшные копья гоблинов из-за щитов безнаказанно разили их, и израненные волколаки отползали прочь, уступая место другим смельчакам. Отряды людей, уже покидавшие в страхе поле боя, видя это, возвращались, собирались вокруг королевского холма, плотно сомкнув ряды. Страшные волколаки казались уже не столь непобедимыми, при упорстве и умении обороняться от их удара. Возможно, если бы волками руководил мудрый правитель, он бы, пользуясь неповоротливостью гоблинов, обошел бы их строй, не теряя сил и времени, но близость холма, на котором стоял на своем коне король врагов, слепила глаза и затмевала разум, заставляла волков раз за разом бросаться на щиты и копья врага. Битва, которую оборотни уже считали выигранной с первого удара, обернулась затяжным тяжелым боем, где всё решало упорство и время. Но ещё было далеко до рассвета. Ещё высоко светила над равниной луна, вселяя силы в войско оборотней. *** Прыгуну и его друзьям удалось незаметно, укрываясь между заснеженных камней, подобраться к шатру короля оборотней, но что делать дальше гоблины не знали. Сам король наверняка повел свою армию, и шатер пуст, но возле него слишком много волколаков, чтобы незаметно попробовать проникнуть внутрь и повредить его опоры. Гоблин Бурун, заявил, что и думать нечего, что весь отряд разом нападёт на стражу, а Прыгун, как самый быстрый должен вбежать в шатер, и попытаться перерубить всё, что окажется ему под силу и доступно крепости его меча, чтобы шатер рухнул. – Если шатер рухнет, – говорил он, – такая суета поднимется, что волки будут в бою не вперед смотреть, а назад, и гадать что происходит. – Верно, – согласился Прыгун, – но поэтому одному гоблину такое не под силу. Кто-то должен стражу у входа в шатер отвлечь, а кто-то сзади незаметно в него пробраться. Если я завел вас прямо в волчью пасть, то мне первому и пересчитать волчьи зубы. Для того, чтобы отвлечь всю охрану хватит и меня одного. Подразнить я их подразню, а догнать меня вряд ли кому под силу. – А и догонит, так себе на беду, – усмехнулся Бурун, – ноги у тебя братец длинные, а меч короток, но быстроте меча даже ноги твои позавидуют. Спорить не станем, раз мы вызвались тебе помогать, то ты наш командир, и слово твоё для нас закон. Ты пошуми побольше, а мы в этом шатре в щепки всё разнесем, недолго ему стоять. Прыгун поднялся во весь рост, и побежал по утоптанному снегу к шатру. Стоящие возле него волколаки растерялись, кто-то кинулся за ним, а кто-то наоборот от него, и откуда он взялся понять никто не мог. А Прыгун уже добежал до площадки перед входом в шатер, где стояла большая группа оборотней… и остановился. Он увидел перед собой старого волка-оборотня, с золотом ободом на большой, лохматой голове, в длинной белой мантии поверх доспехов, сидящего на резном складном стуле, в то время как все вокруг стояли на почтительном расстоянии. Сомнений у Прыгуна не было, старый король не повел в бой своё войско, он сидел напротив. Ко всему был готов молодой гоблин, но не к такой внезапной встрече. И тогда Прыгун снял с головы шапочку и поклонился, сказав то, что ни он сам, ни все вокруг не ожидали: – Не великого ли короля всех волков-оборотней северных земель выпало мне увидеть? И не храбрейшего воина и хранителя древних традиций воинства могу я просить смиренно разделить это ристалище и обменяться ударами меча, до смертельного ранения? Страшным рычанием разразились волколаки, но никто не двинулся с места, потому что на то не было соизволения короля. Но его морда при словах Прыгуна, только оскалилась надменной гримасой. – Разве ты не знаешь, учтивый голодранец, что король может принять вызов только от равного. Я мог бы принять вызов от твоего короля, но я не могу испачкать мои королевские мечи грязной кровью наемника. – Выходит, за всю свою жизнь вы лили только королевскую кровь, не зная встречи с настоящими воинами, не соблюдая древних воинских обычаев? Тут уже граф, стоящий за спиной короля не выдержал, и зарычал: – Мой король, позвольте мне перегрызть этому невеже горло. – Я думал. Что попал воинам, к хранителям древних обычаев, – усмехнулся Прыгун, и натянул на голову свою шапочку, – а вы оказались просто стаей одичалых зверей. – Ты одинаково и учтив и груб. Поступки твои безрассудны, но слова не лишены смысла. Сегодня я принес великую жертву духам войны, отдав победу своему сыну, оставшись вдали от битвы, не обнажая мечей. И видимо духи войны за такое смирение даровали мне тебя. Ты как воин из древних времен, явился ко мне, чтобы наши певцы сложили красивую песню о великом поединке, в котором старый король сразил чудовище. Запомните все, это только моя добыча. Я дарую тебе великую честь, ты погибнешь от руки короля. Король встал, сбросил с плеч манию и, вытянув из ножен два сверкающих меча, шагнул к Прыгуну. И все увидели, насколько ещё крепок и быстр в движениях этот оборотень, насколько точны и выверены временем движения старого воина. Гоблин едва успел вытащить свой короткий, широкий меч, как возле его шеи уже сверкнули два сияющих клинка. Но в следующее мгновенье Прыгун уже стоял в стороне, а король медленно опустился на колено, а потом рухнул на снег, и пасть его раскрылась в последнем выдохе, обнажив крепкие острые зубы. Стоящие вокруг воины, не сразу поняли что произошло. Никто толком и не видел, в какой момент и как гоблин нанес свой разящий удар, а опомнившись, ринулись на него, но Прыгун уже стоял над телом короля, подняв меч: – Назад!!! Назад презренная стая, недостойная своего короля. Если кто-то пошевелится, я отрублю вашему мертвому королю голову, а потом руки и ноги. Вы можете разорвать меня на куски, но и вашего короля я изрублю на куски. Так и будете нас с ним хоронить вместе. – Все сделайте шаг назад! – прогремел голос старого волка со шрамом, – Мы не уберегли жизнь нашего короля, потому, что выполняли его волю, но должны уберечь его честь. В этот момент с треском и шумом королевский шатер стал оседать, и рухнул в облаке снежной пыли. Трубы оборвали свой протяжный вой, и в возникшей тишине раздались тревожные крики: – Враг захватил лагерь!!! – Король убит!!! – Всюду гоблины!!! Старый волколак со шрамом видел, как вокруг рухнувшего шатра возникли силуэты бегущих гоблинов, сметавших на пути растерянную стражу. – Всем замолчать! Не покидайте своих постов! Следите за врагом! – рычал он, но повернувшись к королю, увидел только одиноко лежащие тело. Прыгуна уже не было. *** Внезапная тишина, вместо одобряющего воя труб, заставила на минуту ослабить удар волколаков на армию людей и гоблинов. Ещё больше смутило их, что обернувшись, они не увидели серебряного шатра своего повелителя. Эту минуту смущения в рядах врага почувствовал не упустил генерал Карун. – Вперед! – ревел что есть силы старый вояка, – В половину шага! В половину шага! Ощетинившийся копями строй гоблинов едва качнулся и подался слегка вперед. Потом ещё и ещё. Гоблины очень медленно, но неуклонно теснили волколаков, не давая врагу возможности разомкнуть непроницаемую стену своих огромных щитов. Старый генерал, стоявший рядом с королем просто сиял, и только старый ворон, спустившийся с небо к Волшебнику, заставил его по стариковски, с горечью, причитать, – Бедные мои мальчики, славный наш Прыгун. Не зря сложили вы свои головы, и если доживем мы до рассвета, то вам будем обязаны увиденному солнышку. – Рано вы хороните Прыгуна, – улыбнулся Волшебник, – кто и сложил голову, так это старый король-оборотень. И ворон мой видел, как вытирал наш Прыгун свой меч от королевской крови. Радость, удивление и гордость переменили совершенно лицо старого генерала, и никто никогда не видел такого выражения детского счастья на его суровом лице. – Мой мудрый король, пожалейте сердце старого вояку, – обратился он к королю, – если я не пойду сейчас к моим ребяткам, не скажу им про такой славный подвиг их товарища, разорвется оно в клочки. Нет в бою большей помощи бойцу, чем знать, что его друг такой герой. Мужество одного умножает старание всех. Что бы ни случилось, славный Барон от баронов сумеет защитить вас, оставаясь здесь. – Идите генерал, славному воину виднее где ему быть на поле боя, – кивнул Мудрый король, а обернувшись к Волшебнику сказал, – Даже не знаю, чем наградить мне славного Прыгуна за спасение нашего королевства. – Нет лучшей награды воину, чем служба, – вздохнул не без солдатской зависти Барон от баронов, – Сделайте его бароном, отдайте ему самый далекий из своих замков на границе, где больше всего опасностей и врагов, и каждый день будет давать ему повод для новых подвигов и славы! – Не к чему молодому гоблину отнимать славу у героев пограничья, – улыбнулся Волшебник, – Прыгун ещё молод, и переживи он сегодняшнюю битву, не помешало бы ему остепениться и набраться хороших манер при королевском дворе. А королю не помешало бы вспомнить старую древнюю традицию, иметь при себе в особых случаях за спиной славного воина с мечом на плече, как у древних владык, на радость его добрым подданным и страх его врагам. От этих слов Барон от баронов даже в лице переменился. На секунду охватила его зависть к такой будущей ослепительной славе гоблина, но тут же исчезла, при немыслимом для него сравнении столичной суеты и пограничного приволья. Кому он и завидовал, так это генералу Каруну, спустившемуся с холма к своим бойцам. – Вперед! В шаг! В целый шаг! Круши их! – кричал Карун уже шагая в рядах своих гоблинов – Сразим их, как Прыгун сразил их короля! Видимо и среди волколаков, смущенных падением шатра уже покатилась весть о гибели старого короля. Одних эта новость заставляла с большим ожесточением кидаться на врага, но все больше и больше оборотней старались избежать схватки и поворачивали назад. И гоблины и люди вокруг холма почувствовали, как стал ослабевать враг, как постепенно начинают таять его ряды не от полученных ран, а от побежавших назад воинов. Наконец и сам королевич оборотней, разгневанный страшной новостью оставил бой и бросился к своему лагерю, и с ним повернули его лучшие воины. Увидев это и остальные волколаки бежали. Только некоторые воины пытались сопротивляться, понимая, что оборотень только наполовину волк, что имея волчью силу, закованный в доспехи он не может так же быстро и долго как волк бежать по заснеженной равнине не только от людей, но даже от неуклюжих гоблинов. Некоторые кидались к Темному лесу, но находили гибель от зеленых стрел неуловимых среди стволов эльфов или попадали в незаметные в снегу капканы и ловушки. Некоторые пытались карабкаться на обледенелые Серые скалы, но бессильно сползали вниз. Ещё сияла луна, ещё далеко было до рассвета, но так счастливо начавшаяся битва на снежной равнине уже была волколаками проиграна. – Милостивый король, – кричал Барон от баронов, – Если враг показал спину, нельзя ему позволить обернуться. Позвольте мне покинуть вас, и преследовать со своими баронами эту стаю. Гоблины великие воины, они стоят в бою как стены, но они не способны лететь над землей как птицы. Спросите доброго господина Волшебника, и он вам скажет, что гоблин может обломать волку зубы, но только лихой всадник может ухватить бегущего волка за хвост. И когда Мудрый король одобрительно кивнул ему, Барон громко затрубил в свой рог. И вскоре отозвались рога других баронов, уцелевших в битве. Услышав их сигнал коноводы, держащие до сих пор их коней позади королевского войска, кинулись с лошадьми на призыв командиров. Прошло лишь несколько минут, как на королевским холм влетел верхом молодой коновод, с невысоким, но крепким, готовым к бою конем Барона от баронов. Барон влетел в окованное железом боевое седло, поклонился королю, и умчался к подножию холма, куда уже съезжались другие бароны. По сигналу Барона от баронов, отряды всадников сорвались с места, на скаку выстраиваясь в длинную цепь, охватывающую заснеженную равнину. Ещё недавно сражавшимся на земле, ими двигало скорее отчаяние и злость, чем умение и вера в победу. Теперь же, привычно покачиваясь в седлах, они чувствовали себя даже не воинами, а умелыми беспощадными охотниками, преследующими убегающего зверя. Всадники обогнали группы вооруженных горожан и крестьян, проскакали мимо мерно шагающих рядов гоблинов, не задерживаясь перемахнули через брошенный волколаками лагерь и рассыпались по равнине, атакуя остатки бегущего войска оборотней. Только одному отряду, предводительствующему старым графом и молодым королевичем волколаков, удалось отбиться и уйти от наседавших баронов, в дальний пограничный Редкий лес, унося тело погибшего короля. *** Когда Мудрый король въехал в лагерь волколаков, там уже хозяйничал королевский Казначей. Во время битвы никто не видел, где находился старый гном, но сразу следом за пограничными баронами он появился там верхом на маленькой лошадке и внимательно следил, чтобы ни одна найденная монетка случайно не осела за пазухой нашедшего. Добра оборотни в спешке бросили много, особенно серебра, к которому были очень привязаны. Но король даже не выслушал гнома, он спешил увидеть главного виновника победы. Возле рухнувшего шатра стоял маленький отряд гоблинов Прыгуна. Сам Прыгун сняв шапочку приветствовал подъехавшего короля и просил замолвить перед генералом Каруном слово о гоблине Буруне: – Для гоблина нет большего позора, чем получить удар в спину в бою, а славный Бурун, когда мы убегали от волков, после обрушения шатра, бежал последним, прикрывая наш отход, отбиваясь от догоняющих врагов. Но когда казалось, что мы уже успели спастись, один из оборотней нанес ему удар в спину. Гоблин Ведун, знающий толк в врачевании сказал, что рана не опасная, но для воина позор больнее раны. Позвольте скроить бедному Буруну плащ из остатков ткани от волчьего шатра, тогда любой скажет, что нет героя славнее носящего такое за своей спиной. – Вряд ли могу я просить об этом генерала Каруна, – улыбнулся Мудрый король, – Если кто и может наградить чем то славного Буруна, то только его нынешний командир. Добрый наш господин Волшебник дал мудрый совет, возродить древний обычай королевской стражи. А кто как ни такой храбрец как Бурун, и его друзья может быть выбран на такую службу. И если вы, дорогой мой Прыгун вели их на славный подвиг, то кому, как ни вам и быть их капитаном. Что же касается плаща из серебряной парчи шатра, то думаю ее хватит как раз на каждого воина отряда королевской гвардии и конечно для вас, их капитана. – Это слишком большая честь для простого солдата, – смутился Прыгун. – Это служба, достойная такого славного героя, – поддержал и подъехавший гном Казначей, – Если от вашего меча никто не смог уберечь такого великого воина, как король оборотней, то кому же, как ни вам может другой король доверить свою жизнь? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=42666784&lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.