В пустой ночи лишь скрип пера Пишу тебе стихотворенье Еще есть время до утра В бездонном небе звезд свеченье И полная луна висит В окно заглядывая важно Опять не спится брат пиит? Мне говорит она вальяжно Опять тебя любовь томит По выраженью судя рожи Опять попался брат пиит Жить без нее небось не можешь Весь в вожделении небось Возвышенную пише

Новый герой

-
Автор:
Тип:Книга
Цена:208.95 руб.
Издательство:   Эксмо
Год издания:   2019
Язык:   Русский
Просмотры:   32
Скачать ознакомительный фрагмент

Новый герой Франк Шмайссер Страна драконов #1 Попасть в волшебную страну и пережить захватывающие приключения – о таком Оскар и мечтать не мог! Ведь бабушка и дедушка всегда считали его самым ценным сокровищем в мире, которое нужно оберегать от всех! Оскару не разрешали гулять с друзьями, поздно ложиться спать и бегать на переменах. Скукота! Но однажды мальчик повстречал таинственного незнакомца – и его жизнь перевернулась с ног на голову. Этот старик представился волшебником и рассказал ему о Драконовом пике, где детей ждёт море веселья. Оскар загадал желание очутиться там – и вот он уже перенёсся в удивительную страну, где живут маги, эльфы и единороги. Вот только вместо того, чтобы развлекаться, Оскару придётся сражаться с огромными и ОЧЕНЬ ОПАСНЫМИ драконами! Ой-ой! Как же теперь отсюда выбраться?! И кто ему поможет? Франк Шмайссер Новый герой Frank Schmei?er DIE LEGENDE VON DRACHENH?HE: PL?TZLICH DRACHENT?TER Copyright text © 2015 by CARLSEN Verlag GmbH, Hamburg, Germany First published in Germany under the title Die Legende von Drachenh?he: Pl?tzlich Drachent?ter All rights reserved Author's Photo © Frank Schmei?er © Бабурова Галина, перевод на русский язык, 2019 © Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019 * * * Идиоты, которые сражаются с драконами В знаменитом справочнике Гертруды Элеоноры Тряппенштик «Волшебные и заурядные существа» о таком виде, как люди, сказано совсем немного: «Безмозглые идиоты, которые сражаются с драконами». И ещё: «На вкус отвратительны. Даже с гарниром из зелёного горошка». Что примечательно, обычным тараканам известная ведьма и прекрасная кулинарка Тряппенштик посвятила целых девять страниц. Она расхвалила достоинства этого вида, их красоту и интеллект, сопроводив описание пятнадцатью рецептами. (В их числе «Тараканий компот с вишней» и «Суп из тараканов с трюфелями и свежезапечённым хомячком».) Если бы смышлёный двенадцатилетний мальчик Оскар Шафкеллер прочёл справочник Тряппенштик, то непременно бы возмутился: почему о людях написано так мало?! Минимум стоило добавить, что все они зануды и сони! Но Оскар никогда не слышал о Гертруде Элеоноре Тряппенштик и не читал её справочника, который, кстати, журнал «Современная ведьма на кухне» назвал неоценимым пособием в приготовлении волшебных лакомств. Если честно, Оскар понятия не имел, что на свете бывают ведьмы! Из всех, кого он знал, на ведьму смахивали разве что математичка фрау Краузе, не спускавшая с него глаз на уроках, и бабушкина сестра Беттина, которую не просто так прозвали «безумной тётей Бетти». Сейчас тётя Бетти спала как младенец, со счастливой улыбкой на устах. Наверное, вишнёвый пирог со взбитыми сливками – удобная подушка. Напротив тёти Бетти за столом сидел дедушка Пауль. Он тоже спал, но оставался во сне совершенно серьёзным. Запрокинув голову, дедушка так храпел, что Оскар не слышал собственных мыслей. Бабушка Ханна дремала, придавив щекой игральные карты. От её дыхания по пустой тарелке каталась вишенка. Туда-сюда. Туда-сюда. Оскар заворожённо следил за ягодой: ещё чуть-чуть – и она закатится бабушке прямо в рот! Но вишенку каждый раз отбрасывало назад. Так повторялось изо дня в день, вот уже несколько месяцев. В три часа дня семейство садилось за карты. Сегодня всё было как всегда. Старики уснули, едва Оскар сделал первый ход. – Дедушка, твоя очередь! – сказал мальчик. Ноль реакции. – Дедушка! – Оскар потряс его за плечо. – А?! Что такое?! – встрепенулся он. – Твой ход. Дедушка пошарил рукой по столу в поисках очков. – На лбу, – подсказал Оскар. – Спасибо! – Дедушка надвинул на нос очки и уставился в карты. Время шло. Оскара одолевал нестерпимый зуд. Под кожей словно бегали тысячи муравьёв. – Гм, – наконец изрёк старик. Он расправил карты веером, вытащил одну и воткнул её с другой стороны. Затем снова взял ту же карту, не спеша рассмотрел и сунул на прежнее место. – Минутку, – пробормотал он и потёр лоб. Оскар заёрзал на стуле. Стиснув зубы, он наблюдал, как дедушка изучает карты и перекладывает их с места на место. Снова внимательно изучает. И перекладывает. – Опля! – Карта выскользнула у него из рук и улетела под стол. Оскар простонал и отодвинул стул, но дедушка гордо отверг помощь: – Ещё чего! Чур, в мои карты не подсматривать! – Он положил оставшиеся карты рубашкой вверх и, кряхтя, полез под стол. Оскар вздохнул. Опять ждать! Прошло пять минут. Дедушка по-прежнему возился под столом. И так повторялось изо дня в день. После обеда – пирог, кофе и карты. Тётя Бетти прозвала этот набор «пи-ко-ка». А Оскар про себя передразнивал – «че-пу-ха»! Игра в карты всякий раз заканчивалась одним и тем же: он смотрел, как старики дремлют, сидя за столом. Ну разве это весело?! Но печальней всего то, что игра в карты была единственным развлечением в жизни мальчика. О бабушках и дедушках, рыцарях и волшебниках Каждому ребёнку известно, что бабушка с дедушкой нужны для того, чтобы баловать внуков по всем правилам искусства. В ход идут тонны сладостей, интересные поездки и поощрение всяких шалостей. В общем, бабушки с дедушками – это круто! Однако худенький и непоседливый Оскар так не считал. Его бабушка с дедушкой были совсем другими. Они так беспокоились, чтобы с драгоценной головы внука не упал ни один каштановый волосок, что были готовы обернуть его ватой и упрятать в сейф. Бабушка и дедушка Шафкеллеры жили в твёрдом убеждении, что мир полон опасностей, и запрещали Оскару ВСЁ НА СВЕТЕ! Понятное дело, сам Оскар считал, что это ужасно. В конце концов, он не просто наезжал к бабушке с дедушкой по выходным, а постоянно жил с ними и с тётей Бетти в Лессене. Лессен – маленький тихий городок, в нём не больше тысячи жителей. В этом мирном местечке единственный полицейский томился от безделья. Вокруг простирались леса без конца и без края, бежали чистые прозрачные ручьи. С городской колокольни виднелись горные вершины – снег на них не таял даже летом. С гор низвергалась бурная река, которая в непогоду ревела и бушевала совсем как море. Лессен был создан для ребят вроде Оскара, жаждущих приключений и открытий. Раньше мальчик с удовольствием болтался по улицам, ел мороженое, щурился от солнца – оно светило прямо в лицо, отчего на носу и на щеках проступали мелкие веснушки. Оскар обожал лазить по деревьям, он мог забраться высоко-высоко – на самую верхушку! А больше всего на свете он любил ходить с друзьями в лес, который начинался в двух шагах от дома. Там водились лисы, косули и, может быть, даже волки! Да, раньше, когда Оскар приезжал в Лессен погостить на каникулы, здесь было гораздо веселее. Но это раньше. Когда родители ещё были рядом. А потом они отправились к южным морям исследовать загадочный вулкан и не вернулись из экспедиции. Жизнь Оскара изменилась в одно мгновение. То, что вчера разрешали, сразу же запретили. В лес? Нельзя! Позвать друзей в гости? Ни в коем случае! Гулять можно было только в саду вокруг дома. Весь мир Оскара вдруг ограничился зелёной лужайкой, грядкой и несколькими деревьями. Вопрос о прогулках с друзьями отпал сам собой. Какие друзья могут быть у двенадцатилетнего парня, если бабушка с дедушкой на каждой большой перемене приходят в школу и следят, чтобы он не ушибся! Стыдоба! Оскар отложил карты. Будить родственников – гиблое дело. Он оставил похрапывающую компанию и вышел в сад размять ноги. Дверь за ним тихо захлопнулась. Оскар взглянул на хмурое небо – солнце так и не выглянуло, но хоть дождь прекратился. Лужайка отсырела, и Оскар не сходил с тропинки, чтобы не испачкать ботинки. Тропинка обегала вокруг дома и вела к вечно запертой калитке. Мрачный Оскар, засунув руки в карманы брюк, наматывал круг за кругом – словно гонщик, только без машины и без драйва. Дом, в котором Шафкеллеры жили уже несколько веков, прятался в глубине улицы, будто стыдясь своей невзрачности. Он и в самом деле был неказист – окна маленькие, да и тех слишком мало. Квадратные стены зачем-то выкрасили в грязно-серый цвет. Из-за приземистой крыши дом казался нескладным, особенно по сравнению с аккуратными домиками соседей – точь-в-точь слон, заглянувший на урок танцев. – Я живу в доме престарелых, под завязку набитом сумасшедшими! Вонючая тоскливая тюрьма! – ворчал Оскар, пиная камешки на тропинке. Тут он заметил камень побольше и с разбегу ударил по нему. Описав дугу, камень приземлился где-то за забором. – Ай! Оскар затаил дыхание и замер на месте. – Вообще-то мог бы и извиниться! – проворчал кто-то. Мальчик прикусил губу. Что делать? Бежать? Или стоять тихо, пока этот кто-то не уберётся восвояси? Хорошо хоть Оскара не видно из-за высокого забора. – Я с тобой говорю, Оскар! – пробурчал тот же голос. Упс! Наверное, камень угодил в доктора Пумпеля, высокого тучного соседа с нелепыми моржовыми усами. – Простите, я не хотел! – крикнул Оскар. Подбежав к забору, мальчик отвёл в сторону яблоневую ветку. Перед ним стоял старик – такой же высокий, как доктор Пумпель, но очень худой. Нижнюю часть его лица закрывала длинная всклокоченная борода. Если бы птицам вздумалось свить в ней гнездо, её хозяин даже ничего бы не заметил. Из-под остроконечной шляпы торчали седые лохмы. – Чего уставился?! – недружелюбно спросил старик и потёр лоб, злобно сверкнув маленькими глазками. – Ничего, про… простите, – смущённо пробормотал Оскар и опустил глаза. Он знал, что невежливо вот так разглядывать незнакомого человека, даже если тот носит длинный серый плащ и дырявые штаны, словно сшитые из старой мешковины. Штаны держались на старике только благодаря кожаному ремню с серебряной пряжкой в виде сокола. Да уж, такого наряда Оскар в жизни не видел, даже по телевизору. – Одежду мою разглядываешь? – буркнул дед. Оскар промолчал. Волосы на затылке встали дыбом. Он отступил на шаг. – Ты на себя-то посмотри! – не унимался незнакомец. – Вырядился как болван. Мальчик оглядел себя. Старик был прав – одет Оскар был очень странно: коричневые брюки и белая рубашка с жёстким, наглухо застёгнутым воротничком – вот-вот удушит, – а ещё тёмно-зелёная шерстяная кофта, бежевые носочки и коричневые ботинки. Вдобавок ко всему – клетчатая кепка. Да лучше бы ему ворона на голову нагадила! – Это всё тётя, – смущённо пожал плечами Оскар. – При чём тут твоя тётя? – удивился старик. – Она каждое утро кладёт одежду мне на стул, – пояснил мальчик и покраснел. Безумная тётя Бетти была одержима подбором для Оскара правильного гардероба. Когда-то в молодости она подрабатывала в магазине – красиво раскладывала футболки – и до сих пор очень этим гордилась. Когда Оскар примерял предложенные вещи, тётя подводила его к зеркалу и вздыхала: «Ну прямо настоящий джентльмен!» И обязательно целовала его в макушку. Впрочем, последнее ему даже нравилось. К сожалению, вещи, которые она выбирала, вышли из моды сто лет назад. Но тётя Бетти остро реагировала на критику. Оскар с ужасом вспоминал то утро, когда сказал ей, что ни за что не наденет розовую рубашку. Тётя разрыдалась и бросилась прочь, хлопая дверями и крича на весь дом, что её жизнь не имеет смысла. А потом целый месяц с ним не разговаривала. Полностью игнорировала, словно он пустое место. – Эй, Оскар! Хватит витать в облаках! – окликнул его старик. Мальчик испуганно отшатнулся. – Да стой ты, я не кусаюсь! – Незнакомец попытался дружелюбно улыбнуться, но ничего не вышло. Морщинистое лицо расплылось в пугающей ухмылке, как будто он только что славно закусил парочкой молоденьких волчат. Но Оскару уже стало любопытно, кто этот старик и откуда он знает его имя. Дедок явно не из Лессена. Здесь все знают друг друга в лицо. Даже те, кто никогда не покидал собственного сада. – Вы ведь не местный? – отважился спросить Оскар. – Вот ещё, – фыркнул старик, – конечно, нет! Я прибыл издалека, с Драконова пика, что на Золотой горе. – С Драконова пика? – На Золотой горе, да. – Никогда о таком не слышал. – Что ж, Драконов пик на Золотой горе необычная страна. Рассказать? – спросил старик, и глаза у него ярко заблестели. – Почему бы и нет? – пожал плечами Оскар. Ему давным-давно не рассказывали историй. По крайней мере, до конца. Бабушка с дедушкой вечно засыпали на самом интересном месте. – Как скажешь! – Старик закурил вонючую трубку. Он выдувал в воздух облачка дыма, по форме похожие на треугольники, квадратики и собачьи кучки. – Драконов пик на Золотой горе – единственное место в мире, до которого не дойти и не доехать. – Это что, остров? Незнакомец окинул Оскара сердитым взглядом: – Вовсе нет. И перестань молоть чепуху – терпеть не могу, когда перебивают! – Простите. Старик вздохнул и стал рассказывать дальше: – Попасть на Драконов пик можно, только если сильно-сильно захотеть. Это волшебная страна. Точнее, волшебное королевство. – Ничего себе, прямо волшебное! – закивал Оскар, а сам подумал, что у старика явно не все дома. – И кто там живет? Единороги? – Да уж, единорогов у нас полно. Честно говоря, просто спасу от них нет! Гадят на дорогах, дразнят обычных лошадей… Говорю же – хватит перебивать! – Простите, – снова извинился Оскар. Старик смерил его строгим взглядом, но продолжил: – Ясное дело, у нас водятся не только единороги. В нашей стране полным-полно магических существ – эльфы и феи, гномы и тролли, орки – и, конечно, волшебники! – на последнем слове старик скромно улыбнулся. – Волшебники? – переспросил Оскар. – Представь себе! А вообще у нас очень красиво. Вершины гор покрыты снегом и в лучах закатного солнца сияют словно чистое золото. Реки прозрачные как горный хрусталь, а озёра синие будто чистое небо. Скажу без хвастовства: наша столица, Златенбург, – самый прекрасный город на свете. Представь себе длинные извилистые улицы, освещённые фонарями, и домики из красного кирпича – изумительная картина! Витрины магазинов пестрят всякой всячиной. Гостиницы так и манят остановиться и отдохнуть. Словом, райский уголок! Оскар слушал с отвисшей челюстью. Но старик ещё не закончил: – Особенно у нас рады бедным сиротам – тем, у кого пропали родители. Им наверняка до смерти наскучило торчать у бабушки с дедушкой. Сердце Оскара словно пронзила острая игла. Так было всегда, когда речь заходила о родителях. Кажется, целую вечность никто не говорил, что ему будут рады. – Правда?! – прошептал он. Старик улыбнулся и кивнул. А вскоре выяснилось, что дело обстоит ещё лучше! – Мы на Драконовом пике ждём особенного мальчика! – ликующим голосом провозгласил он. – Избранного! В легенде говорится о двенадцатилетнем парнишке по имени Оскар, родители которого пропали на южном склоне Огненной горы. Оскар с присвистом выдохнул. Мысли его путались: «То есть я… избранный?! Да ну, не может быть!» Его бросило в жар, потом в холод. А может, на свете есть ещё один мальчик по имени Оскар, родители которого исчезли где-то у южных морей?! – На Драконовом пике любят детей, – продолжал старик, внимательно глядя на Оскара. – Жизнь их полна приключений. Мы обращаемся с ними как с благородными рыцарями. – Рыцари, чудеса, приключения… – как заворожённый шептал Оскар. В школе никто не относился к нему как к благородному рыцарю. Дети смотрели на него скорее с отвращением, как на грибковый ноготь на ноге. – Так что, хочешь побывать на Драконовом пике? Тебе наверняка надоело торчать в этой скучной дыре! – Старик брезгливо оглядел невзрачный дом-коробку. – Как там она называется? Лессен? Оскар мгновенно пришёл в себя. – Я подумаю, – сказал он, потупившись, а про себя окончательно решил, что дед выжил из ума. – Ладно, – кивнул старик. Когда Оскар поднял глаза, странный незнакомец исчез – как будто испарился! Оскар огляделся. Никого. Если бы мальчик прислушался, то различил бы негромкий хлопок. А если бы поднял голову, то заметил бы в небе облачко в форме сокола. Птица быстро махала крыльями, пока не исчезла вдали от грязно-серого дома. Ужин Когда Оскар вернулся в дом, стол уже накрыли к ужину. Тётя Бетти сидела перед телевизором и комментировала то, что творилось на экране. – Зачем же ты замуж за него выходила, дурында?! – пожурила она актрису из любимой мыльной оперы. Сильные чувства! Глубокая драма! Яркая, захватывающая жизнь! Тётя Бетти обожала сериалы. Она смотрела их целыми днями напролёт – утром с девяти до двух и вечером с пяти до семи – и никому не разрешала переключать канал. И после ужина тоже, потому что в восемь начинался «Магазин на диване». Бабушка с дедушкой возились на кухне. Звенели стаканы, гремели ножи и вилки. Всё как всегда. И в то же время нет. У Оскара в голове неотвязно крутились мысли: «Рыцари. Феи. Волшебники. Драконов пик на Золотой горе. Приключения. Избранный…» Мальчик никак не мог избавиться от них. Но это же полная ерунда! Старик свихнулся. Выжил из ума. Оскар тряхнул головой и усмехнулся. Надо же, чуть не купился на такую чепуху! Никаких волшебников не существует. Фокусники, которые достают из шляпы кроликов, не считаются. Они способны одурачить только пятилетних глупеньких гномов. Кстати, о гномах. Вот интересно, а на Драконовом пике есть гномы? Говорил ли о них старик? Оскар задумался. – Иди вымой руки! Мы садимся ужинать! – велела бабушка, выйдя из кухни как всегда в идеально выглаженной белой блузке и длинной чёрной юбке. Бабушка Оскара походила на учительницу из старых недобрых времён, когда школьников лупили линейкой по пальцам, если те ошибались, умножая в уме 1 524 595 651,23 на 6 856 843 514,07. У бабушки в руках дымился заварник с мерзким красным чаем, приготовленным из смеси трав, каждая из которых и сама по себе была отвратительной. А уж если заварить их все кипятком… Но мужчина в тюрбане с упаковки уверял, что чай невероятно полезен и, если пить его почаще, тебя минуют все болезни и чуть ли не сама смерть. Оскар стянул куртку, разулся и поплёлся в ванную мыть руки. Закрыв за собой дверь, он пустил воду и присел на край ванны. Есть не хотелось. Он ещё не проголодался после обеда. Оскару даже казалось, будто у него внезапно поднялась температура. – Если сильно захотеть… – прошептал он. – Попасть на Драконов пик можно, только если сильно-сильно захотеть. Что ж, может, попробовать? Всё равно это бред сумасшедшего. Или нет? Сердце ёкнуло. – Ты что там застрял? – послышался бабушкин голос. Оскар испуганно вздрогнул и посмотрел на наручные часы. Надо же, он совсем забыл о времени – просидел в ванной целых двадцать минут! – Иду! – крикнул он. За столом дедушка накладывал себе в тарелку гору кислой капусты. Он обожал всё кислое. Наверное, поэтому и прожил с бабушкой Ханной целых шестьдесят лет – вид у неё всегда был кислый-прекислый. – Налить чаю? – спросила бабушка у Оскара. Он молча подставил чашку. По комнате разлился невыносимый травяной дух. И так каждый вечер. Тётя Бетти срезала с хлеба сухую корку, намазала плавленым сыром и с наслаждением впилась в неё зубами: – С кем поделиться? Дедушка Пауль покачал головой. У Оскара не было аппетита. Ну совсем. – Скажите, – не выдержал он и смущённо хихикнул, сознавая нелепость вопроса. – Ведь волшебников и фей не существует, правда? Тётя Бетти поперхнулась и закашлялась, изо рта фонтаном брызнули хлебные крошки. Дедушка застыл, не донеся вилку до рта. Бабушка выронила из рук заварник. На белой скатерти расплылось красное пятно. – Это что ещё за разговоры?! Ты только посмотри, что ты наделал! – возмутилась бабушка, яростно промокая пятно салфеткой. – Волшебники! Чушь какая! – Она делано рассмеялась. Белый как мел дедушка не проронил ни слова. Тётя по-прежнему кашляла, сыпля вокруг хлебными крошками. – И страны под названием Драконов пик на Золотой горе тоже нет? – Разумеется, нет! – воскликнула бабушка. – Кто тебе наговорил такой ерунды?! Оскар не ответил. Расскажи он про старика, который выдавал себя за волшебника, бабушка разозлилась бы ещё сильнее. Ему не разрешали разговаривать с незнакомцами. И сходить с тропинки, пока лужайка не просохла, тоже. – Никто. В школе услышал краем уха. Бабушка, прищурившись, сверлила его глазами – явно не поверила россказням про школу. В комнате повисла напряжённая тишина. – А вы тоже никогда не слышали про Драконов пик? – решил уточнить Оскар у дедушки с тётей. – Нет! – взревел дедушка. Его лицо из белого как мел стало красным как помидор. Оскар очень удивился. Хотя дедушка был человеком строгих правил (и этими правилами испоганил внуку жизнь), Оскар никогда не слышал, чтобы тот кричал. Да что здесь вообще происходит?! Всё лучше, чем это За несколько минут до восьми в гостиную вползла безумная тётя Бетти. Пришло время волнений перед телевизором. – Кругом одни идиоты! – завопила она, не успел ведущий новостей поздороваться. Значит, Оскару пора было ложиться спать. Он мог ныть и упрашивать сколько угодно – максимум в четверть девятого его брюки должны были висеть на стуле у кровати. Поверх брюк – рубашка, на сиденье – свежее белье и носки, под стулом – башмаки. Всё аккуратное, чистое. Никаких шансов потихоньку одеться и выскользнуть из дома. Дедушка Пауль то и дело приговаривал: – В темноте ничего хорошего не происходит. То, что другие дети ещё вовсю играли на улице, стариков Шафкеллеров не волновало. Оскар натянул пижаму. Голубую, с медведем на груди. Медведь глупо ухмылялся, держа в лапах горшок с мёдом. Оскар терпеть не мог эту пижаму, но медведя собственноручно нашила тётя Бетти и страшно этим гордилась. А у Оскара не хватало духу ей перечить. По вечерам он подолгу лежал в кровати без сна, глядя в окно. Как тут уснуть, если снаружи доносились смех и радостные возгласы соседских детей! Оскар наблюдал за облаками и угадывал в их очертаниях зверей и волшебных существ. Это облако – дракон, вон то – орёл, а это – сражающиеся чудовища. Но сегодня он лишился даже этого развлечения. Дедушка Шафкеллер притащил из сарая лестницу, приставил её к стене и навесил на ставни тяжёлый замок. Чтобы проверить, хорошо ли он выполнил свою работу, старик наведался в комнату Оскара. Ставни не открывались. Дело сделано. Довольный дедушка пожелал Оскару спокойной ночи и запер за собой дверь. Мальчик остался лежать в тёмной комнате словно в тюрьме. Он зажёг настольную лампу и достал из тумбочки пачку писем, перетянутых резинкой. Все от родителей. Оскар перечитывал их так часто, что бумага запачкалась и истрепалась. Последнее письмо пришло три года назад. Сколько Оскар себя помнил, его то и дело отправляли в Лессен на пару дней, пока мама с папой – геологи по профессии – исследовали очередной любимый вулкан. Четыре года назад они ни с того ни с сего собрались в долгую экспедицию. Ревущего Оскара с тремя чемоданами забросили к бабушке с дедушкой, а сами полетели к южным морям. День за днём, невзирая на снег или дождь, Оскар ещё до завтрака выбегал на улицу и ждал почтальона. Тот регулярно выуживал из сумки письма и открытки с изображением песчаного пляжа, бирюзовой полоски моря и бокалов с разноцветными напитками, в которых непременно торчало по бумажному зонтику. Иногда перед домом тормозил грузовичок службы доставки, и Оскару разрешали забрать посылку к себе в комнату. С колотящимся сердцем он разрывал упаковку и часами рассматривал загадочные вещи, которые присылали ему родители, – перья экзотических птиц, ракушки размером с ладонь, камни, которые светились в темноте. Незадолго до того как ему исполнилось девять, посылки и письма приходить перестали. Много-много месяцев Оскар напрасно бегал к почтовому ящику. Почтальон грустно улыбался, пожимал плечами и проходил мимо, а Оскар понуро плёлся обратно в дом. Родителей словно проглотил вулкан. Оскар в миллионный раз перебирал их письма и открытки – бесконечные пляжи с пальмами, длиннющие змеи, пёстрые рыбки, забавные птицы. Мальчик пытался запомнить всё до последней мелочи. Чем сильней он скучал по родителям, тем больше ему хотелось исчезнуть. Навсегда покинуть дом, в котором царила смертная скука. – Выключай свет, Оскар! Пора спать! – крикнула из-за двери бабушка. А на улице дети только-только начали играть в прятки: – Раз, два, три, четыре, пять! Я иду искать! Какая разница, что ждёт его впереди? Всё лучше, чем это! Честно, всем станет легче, если он исчезнет! Просто растворится – как будто его и не было! Оскар отложил открытки, погасил лампу, закрыл глаза и изо всех сил пожелал попасть на Драконов пик на Золотой горе. Заветное желание – Хочу на Драконов пик на Золотой горе! Хочу на Драконов пик на Золотой горе! Хочу на Драконов пик на Золотой горе! Оскар осторожно открыл глаза… Ничегошеньки. Сплошная темнота. Он затаил дыхание, пошарил рядом рукой и разочарованно вздохнул. Всё как всегда! Он по-прежнему лежал в кровати в дурацкой пижаме. Никаких рыцарских доспехов. Старик обманул его. Обвёл вокруг пальца. Мальчик уставился в пустоту. С одной стороны, он даже обрадовался, что с ним ничего не случилось. С другой – опять ему не видать приключений! Да, всё как обычно, скука смертная. Оскар повернулся на бок – и тут же отдёрнул руку. Это ещё что?! Рядом кто-то был! Теперь Оскар явственно услышал неровное дыхание. Он не на шутку испугался, вскочил на ноги и закричал. Незнакомец в кровати – тоже. У него был тонкий мальчишеский голосок. Да ему лет девять-десять, не больше! Оскар метнулся к двери. Но двери на прежнем месте не было. Он пошарил по стене в поисках выключателя. Ничего! Он позвал бабушку с дедушкой. Тот, кто лежал в кровати, по-детски захныкал. Бабушка с дедушкой не приходили. Оскара охватила паника. Его никто не слышит?! Почему?! Он колотил кулаками в стену, пока на глазах не выступили слёзы. Мальчик мешком осел на пол. И тут дверь открылась. Ну наконец-то! Оскар вскочил на ноги. – Дедушка! – крикнул он – и осёкся. В дверях стоял настоящий великан. Высокий и широкоплечий, он загородил собой весь проём. Таких огромных Оскар не встречал ни разу в жизни! В руках исполин держал факел, который освещал комнату. Оскар огляделся. Он не дома! Он находился в полупустой комнате с грязными серыми стенами. В середине стояло несколько деревянных кроватей из грубо сколоченных досок. И больше ничего. Ни столов, ни стульев – только грязь и кровати. На одной из них лежал маленький мальчик. Худенький, даже тощий, с взъерошенными светлыми волосами. Он испуганно смотрел на Оскара. Громила с факелом протиснулся внутрь. Его голову прикрывал помятый металлический шлем. Голый мускулистый торс был сплошь покрыт шрамами. Великан был в одних только серых штанах из мешковины, таких же, как у того волшебника. На широком поясе слева висел меч, справа – кинжал. Оскара бросило в дрожь – но вовсе не из-за оружия. Глаза! У великана не было глаз! То есть их скрывала повязка. «В жмурки играет, что ли?» – подумал Оскар. Но гигант явно не принадлежал к любителям развлечься. – Буховухоху-у-у-у! – проревел он, обнажив пару зубов, которым позавидовал бы любой гиппопотам. Из нижней челюсти торчали редкие жёлтые клыки – точь-в-точь булыжники Стоунхенджа. Какие огромные жуткие бивни! У Оскара в голове мелькнула единственная мысль: спасайся, кто может! Но в комнате не оказалось ни окон, ни дверей. Может, прошмыгнуть мимо? Великан грозно взревел. Оскар сжался в комок. Хотя он довольно ловкий парень – обойти гиганта шансов мало. И Оскар повёл себя так, как научился в школе – выпрямился и улыбнулся, словно ему всё нипочём. Он принял правильное решение! В справочнике «Волшебные и заурядные существа» Гертруды Элеоноры Тряппенштик написано, что при встрече со стражником-великаном – а именно один из них стоял сейчас перед Оскаром – шутить не стоит. Юмора они не понимают, зато легко впадают в ярость (совсем как учительница математики фрау Краузе). – Бу-у-у-у! – заревел великан и ткнул пальцем в малыша, который накрылся одеялом с головой и дрожал так, что кровать ходила ходуном. Оскар испугался, что ошибся со своим желанием. Он же хотел попасть на Драконов пик – неужели его занесло куда-то в другое место?! Кем-кем, а благородным рыцарем он себя не ощущал, это точно! – Ну-ну, Громила! Почему ты злишься? Разве так встречают гостей?! – воскликнул высокий приятный голос. – Ты напугал их до смерти! В дверях стоял небольшого роста человечек – всего-то на две головы выше Оскара, – в белом костюме, отделанном драгоценными камнями, и с ослепительной улыбкой. Маленькие глазки лукаво поблёскивали в полумраке. Белокурые локоны были забраны у лба золотыми заколками. В руке человечек держал посох размером почти с него самого, украшенный огромным изумрудом. Незнакомец широко улыбнулся и крутанулся, опираясь на посох. Затем, раскинув руки, он прошествовал в комнату, убогое убранство которой совершенно не шло его облачению. – Добро пожаловать на Драконов пик на Золотой горе, благородные рыцари! – воскликнул человечек, и в душу Оскара снова закрался страх. – Как вы уже наверняка догадались, я знаменитый, непревзойдённый и неповторимый Тухо-о-о Блесколоко-о-он, церемониймейстер её величества королевы Драконова пика! – Тухо Блесколокон замер в ожидании. Оскар озадаченно его разглядывал. Маленький мальчик осторожно выглянул из-под одеяла и удивлённо уставился на Тухо, но тут же спохватился и юркнул обратно в своё укрытие. Улыбка церемониймейстера заледенела: – Вообще-то я рассчитывал на аплодисменты, но так уж и быть, прощу вас. Наверное, увидев меня, вы от восторга утратили дар речи. – Он ущипнул Оскара за щёку, ещё раз крутанулся вокруг посоха и обратился к светлой макушке на кровати: – Как поживает наш юный рыцарь-герой? – Подскочив к кровати, Блесколокон сорвал с неё одеяло. Мальчик съёжился, не решаясь открыть глаза. – Громила! Поставь его, пожалуйста! – велел Тухо, и великан с грозным рыком двинулся к кровати, на которой свернулся малыш, в своей красно-белой пижаме похожий на «киндер-сюрприз». Громила подхватил его за воротник и поставил рядом с Оскаром. У мальчика подогнулись колени, но Оскар поддержал его и помог встать ровно. – Всё нормально? – спросил он. Мальчик молча кивнул и с благодарностью посмотрел на него зелёными глазами. Тухо маршировал перед ними взад-вперёд, разглядывая их с головы до ног. – Как вам, должно быть, известно, я не только церемониймейстер королевы. Скажу со всей скромностью, – весьма нескромно заявил он, – что я лучший в королевстве нарекатель рыцарей, непревзойдённый за многие сотни лет! – Нарекатель? – переспросил Оскар. – Именно. Вы же теперь рыцари Драконова пика, поэтому каждый из вас должен получить имя. Новое крутое рыцарское имя! Оскар очень обрадовался, что у него будет новое крутое имя, потому что Оскар Шафкеллер, по правде говоря, никуда не годилось. Тухо навис над малышом: – С этой минуты тебя зовут… – Он на секунду задумался. – Ммм… Ты у нас маленький и юркий! Умеешь обращаться с кинжалами? – Я всегда сам нарезаю бутерброды в школу, – тихо, но с достоинством ответил мальчик. – Отлично, распрекрасно! – довольно закивал Тухо. – Отныне ты у нас – неустрашимый рыцарь Проворный Клинок! – Вообще-то меня зовут Флориан. – Уже нет, – возразил Тухо. – А сокращённо Фло. – Я буду звать тебя иначе, – отрезал Тухо и повернулся к Оскару, окинув его изучающим взглядом. Оскар выпрямился и расправил плечи, чтобы казаться внушительнее. Король Непобедимых, к примеру, звучало бы неплохо! – А ты будешь… – Тухо завертелся вокруг посоха быстрей прежнего и вдруг замер на месте: – Рыцарь Сладкий Мишка! – Не-е-ет! – застонал Оскар, проклиная безумие тёти Бетти и собственную глупость. Ну разве можно было мечтать о Драконовом пике в пижаме с медвежонком?! – Что, снова никаких аплодисментов? – оскорблённо спросил Тухо. – А можно мне другое имя? – сморщился Оскар. – Стоять смирно! – рявкнул Тухо. – Не хватало мне пререкаться со всякими болванами! За мной! – велел он, и мальчики угрюмо поплелись следом. Они петляли по бесконечным коридорам, выдолбленным прямо в скале. Дорогу тускло освещали факелы, воткнутые в крепления на стенах. Путники свернули влево, поднялись по лестнице, прошли через пещеру, вновь поднялись по лестнице, протиснулись через тяжёлые железные ворота и пошли дальше, перепрыгивая через глубокие расщелины. Церемониймейстер Тухо Блесколокон шествовал впереди, постоянно крутясь вокруг посоха, за ним еле поспевали рыцари Проворный Клинок и Сладкий Мишка, а замыкал процессию стражник-великан Громила. У Оскара в голове крутились многочисленные вопросы. Где они? Куда их ведёт Тухо Блесколокон? И что это за птица такая – церемониймейстер? В справочнике ведьмы Тряппенштик о церемониймейстерах сказано следующее: «Церемониймейстер – фигура надоедливая, но необходимая. Избирается из световых эльфов. Голосование проходит следующим образом: все световые эльфы пишут имя претендента на клочке жёлтой бумаги и бросают в урну. Поскольку световые эльфы крайне тщеславны, каждый голосует только за себя. В итоге у всех набирается по одному голосу. Вести подсчёт смысла нет, поэтому эльфы бросают урну в огонь и дерутся, пока не выявят победителя. Должность церемониймейстера жалуется пожизненно, но из-за любого королевского каприза его жизнь может оборваться гораздо раньше, чем ему бы хотелось. В обязанности церемониймейстера входит беседовать с публикой и развлекать королеву. Таким образом, он берёт на себя организацию всех важных событий – от частных завтраков с высокопоставленными гостями до всенародных праздников вроде ежегодного фестиваля по поеданию крапивы, а также спортивных состязаний вроде Драконьего турнира. Нельзя недооценивать работу церемониймейстеров и их влияние при дворе. Именно поэтому готовить из них не советуем. Хотя на вкус они восхитительны, особенно с гарниром из зелёного горошка». – Господин Блесколокон! – окликнул Оскар. – М-да? – промычал маленький человечек, не оборачиваясь и не сбавляя шага. – Где мы? – В шахте, глупыш! В старой золотой шахте на Драконовом пике. Ты бы лучше спросил, куда мы идём. – Ладно, – согласился Оскар. – Куда мы идём? – Не скажу, – ухмыльнулся церемониймейстер. – Скоро сам увидишь, Сладкий Мишка. Ну вот опять! Дурацкое имя! Нужно поскорее от него избавиться, пока оно окончательно не прилипло! Каждому известно: как только прозвище подхватят все вокруг, от него уже не отделаться. Спросите Оскарова одноклассника Леона Мёллера по кличке Пукиш – уж он вам расскажет! – Вообще-то я отлично стреляю из лука и быстро бегаю, – дважды соврал Оскар. – Мне больше подошло бы рыцарское имя Быстрая Молния. Тухо, не оборачиваясь, нёсся вперёд на всех парах. – К тому же я не медведь, а мальчик! – терпеливо объяснял Оскар, пытаясь нагнать церемониймейстера. Блесколокон без остановки вертелся вокруг посоха. Тухо вообще слышит, что Оскар с ним разговаривает?! – И я не люблю сладкое, – выкрикнул Оскар в спину церемониймейстеру, солгав в третий раз. Оскар обожал сладкое. Особенно мёд! Особенно на свежей булочке с маслом! Тухо закружился ещё быстрее. – И, между прочим, я избранный! – выпалил Оскар и топнул ногой. Блесколокон замер как вкопанный и наконец обернулся, уставившись на Оскара. Мальчик понял: это его шанс! – Да-да, – закивал Оскар с победным видом. – Я Оскар! Мои родители пропали в южных морях. Церемониймейстер рассмеялся. Но в его смехе не было ни восхищения, ни радости, что наконец-то объявился избранный мальчик, который вернёт золотые времена на Драконов пик… Ничего подобного! Коротышка ткнул в Оскара пальцем и разразился хохотом. Он скрючился в три погибели – так, что белые штанишки чуть не разошлись по швам, – и хватал ртом воздух. – Это правда! – вскричал Оскар. – Старик сказал… – Старик сказал… Хи-хи-хи-хе-хе-хе… – Тухо захлёбывался от смеха. – Этот старик – волшебник, и он тебя одурачил! Волшебники только и делают, что врут. Вечно наплетут с три короба. Вот тебе, Проворный Клинок, например, что сказали? Рыцарь Проворный Клинок, также известный как Флориан, выступил из тени и пропищал тоненьким голоском: – Сказали, что я избранный, и что мне подарят пони, и что на Драконовом пике я наконец стану первым из первых. Тухо посмотрел на Оскара: – Вот видишь? Всё это чепуха! Волшебники для того и нужны, чтобы заманивать рыцарей на Драконов пик. Для этого все средства хороши. Дам вам полезный совет: не верьте волшебникам! – Тухо подмигнул Оскару и двинулся дальше. – Вперёд, мы почти пришли! Оскар обречённо поплёлся за Тухо. Ему словно взвалили на спину мешок с камнями. В голове крутились слова церемониймейстера: «Не верьте волшебникам. Они только и делают, что врут. Волшебники для того и нужны, чтобы заманивать рыцарей на Драконов пик». Значит, его обманули! Никакой он не избранный! Но зачем его сюда заманили?! Гроты становились шире и просторней, здесь с потолков не капала вода. Флориан семенил рядом с Оскаром, то и дело поглядывая на стражника-великана Громилу. – Интересно, как он понимает, куда идти? – прошептал Флориан. – Очень просто! – воскликнул Тухо. Как у всех церемониймейстеров, настроение у него менялось каждую секунду, а слух был по-кошачьи острым. – Через повязку всё видно, глупыш! – Зачем тогда он её носит? – А затем! Стражники-великаны потому и живут под землёй, что глаза у них очень чувствительны к свету. Если им надо подняться наверх, они надевают повязку. Ага, вот мы и пришли! Они очутились в просторном зале. При желании тут и в футбол можно было сыграть. В центре стояли три больших деревянных ящика. Тухо открыл один из них и взмахнул посохом: – Полезайте сюда. Мальчики осторожно подошли к ящикам – внутри было пусто. – Не бойтесь, рыцари! – подбодрил их Тухо. – Так нужно для представления. Оскар с Флорианом смотрели в тёмный ящик. Они бы легко уместились в нём вдвоём, но мальчики медлили. Тухо потерял терпение и кивнул Громиле. Тот быстро втолкнул обоих внутрь: раз-два – и готово! Оскар едва сообразил, что случилось, как сверху захлопнулась крышка. Они очутились в полной темноте. – Держитесь крепче! – велел церемониймейстер. Судя по звукам, он влез в соседний ящик. Послышались тяжёлые шаги – Громила отошёл в угол. Затем раздался звук работающего насоса, как будто кто-то начал надувать матрас. Из земли со скрипом вылезли раздвижные столбы, и ящик, в котором сидели мальчики, поднялся вверх. Крышка откинулась – и они увидели безоблачное ясное небо. Через мгновение крышка снова захлопнулась. Оскар и Флориан ничего не понимали. Их здорово растрясло при подъёме. Снаружи доносились крики и аплодисменты. – Где мы? – пискнул Флориан. Оскар пожал плечами. Шум нарастал словно ураган. Где бы они ни оказались, людей здесь, похоже, было полно. Целый стадион! И тут раздался самодовольный голос Тухо Блесколокона: – Спасибо-спасибо-спасибо! Я тоже вас люблю, дорогие! Спасибо! Ну, довольно! Ха-ха! Вот так! Дамы и господа, добро пожаловать на-а-а… ежегодное знакомство с убийцами дра-а-аконов! Убийца драконов?! Оскар слышал, как ликовала и бесновалась толпа. Зрители вопили, ревели, свистели и хлопали. Шум стоял оглушительный. Всхлипывающий Флориан скрючился на дне ящика. Малыш закрыл ладонями уши, зажмурился и запел. Оскар же старался не пропустить ни слова из речи церемониймейстера, хотя Флориан почти во всё горло распевал «Лисица, зачем ты украла гуся?». – Но прежде всего, дорогие друзья, – снова раздался голос Блесколокона, – поприветствуем нашу любимую, прекрасную, мудрую и добрую королеву Эльдер-Зарину! Сердце у Оскара заколотилось. Овации сделались тише. К сожалению, Оскар не видел выхода королевы. Её невероятных размеров величество восседала на золотом троне, который, отдуваясь, шестеро пунцовых гномов волокли по нескончаемой лестнице к богато убранной ложе. Королева милостиво кивала подданным и на ходу закидывала в рот пирожки с крошечным золотым листиком на каждом. Это зрелище отнюдь не радовало глаз. Должно быть, королева и сама это понимала. Именно в этом и заключалась проблема. Больше всего на свете королева любила блеск золота. В Златенбурге, столице Драконова пика, по её приказу позолотили всё что только можно, и королева повсюду натыкалась на собственное отражение. От вида своих толстых щёк и поросячьих глазок настроение у неё сразу портилось, и её величество досадовала и злилась ещё сильней – хотя, казалось бы, куда больше. Из-под похожих на солому растрёпанных волос – причёска королевы напоминала пшеничное поле, по которому прошлось стадо слонов, – торчали острые эльфийские ушки. Да-да, трон Драконова пика издревле занимали горные эльфы, а прожорливая Эльдер-Зарина была представительницей этого вида, пусть и весьма нетипичной. У ведьмы Тряппенштик читаем: «Горные эльфы – стройные, даже тощие, невероятно проворные существа, прекрасные альпинисты и бойцы. Стрелы горных эльфов всегда попадают в цель. Об их искусстве владеть эльфийским мечом под названием «Дракон-в-клочья», выкованным из иридия и серебра, ходят легенды». На вопрос, каковы они на вкус, у Гертруды Элеоноры Тряппенштик ответа не нашлось, поскольку ни один повар, предпринявший попытку приготовить рагу из горного эльфа, не уцелел. Конечно, королеву Эльдер-Зарину нельзя было назвать стройной и уж тем более тощей. Скорее она была неуклюжей, как троллиха, которая постоянно кусает себе пальцы, когда ест. Если бы не острые ушки, никому бы и в голову не пришло, что королева из рода горных эльфов. Толпа устало хлопала и свистела. Тех, кто умолкал, королевские гвардейцы подбадривали уколом копья, и зрители снова подключались к всеобщему ликованию. Гномы со стоном опустили трон и смиренно отступили. Королева подняла руку. Аплодисменты стихли. Вновь настала очередь Тухо Блесколокона: – Мои дорогие дамы и господа, эльфы, феи, волшебники, гномы и уважаемые представители других волшебных и полуволшебных видов! Сегодня… Оскар в деревянном ящике навострил уши, чтобы не пропустить ни слова. – …особенный день! – провозгласил Блесколокон, и Оскар услышал поспешные шаги. Они вплотную приблизились к ящику, а потом вновь отдалились. Опять раздался голос Блесколокона, на этот раз без пафоса: – Небольшое объявление! Кучера кареты с номером «ГХ 666» настоятельно просят подойти к экипажу. У ваших лошадей расстройство желудка, они загадили всю подъездную аллею. – После небольшой паузы Тухо вновь проревел: – Сегодня к нам пожаловали убийцы драконов! Убийцы?! Он сказал «убийцы»?! Оскар оторопел. Может, Тухо всё же имел в виду «рыцари»? Или они тут не одни? Наверное, так и есть. Помимо рыцарей существуют ещё какие-то убийцы. Оскар приник ухом к деревянной стенке. – Итак, вот они! Кем они станут – героями или драконьим кормом? Увидим! Друзья и подруги наших драконьих состязаний! Поприветствуйте горячими аплодисментами новых бойцов: убийца драконов Проворный Клинок и убийца драконов Сладкий Мишка-а-а! Тухо надрывался что есть мочи. Зазвучали фанфары. Деревянный ящик открылся – его стенки упали в разные стороны словно карточный домик. Оскар сгруппировался, как пловец перед прыжком в воду. С пола взметнулось облако густой пыли и затуманило обзор. Оскар расчихался и закашлялся. Но даже того немногого, что он успел увидеть, хватило, чтобы сердце ушло в пятки. У его ног скрючился Флориан. Малыш так и не отнял рук от ушей и не открыл глаз, поэтому даже не понял, что они очутились на стадионе. Но что это был за стадион! В тысячу раз больше, чем в Лессене. Да что там – в сто тысяч раз! Стадион и вправду был громадным. На верхних трибунах, там, где самые дешёвые места, лежал снег. Забраться туда могли только опытные альпинисты. Своды арок, образующих круглую стену, доставали до самых облаков. На ветру трепетали сотни флагов. Оскар не верил глазам. Подобное не пригрезилось бы ему даже в самых смелых мечтах. На трибунах не было ни одного свободного места. Зрители оглушительно хлопали в ладоши, приветствуя их с Флорианом. Сердце Оскара забилось во сто крат быстрее, когда он понял: да, все и в самом деле хлопают ему! Ему, Оскару! Пусть волшебник наврал и он никакой не избранный – но зрители его любят! Получается, старик всё-таки сказал правду. Здесь Оскару рады – и ещё как! Он вскинул руку в приветственном жесте. Наконец пыль осела, и зрители смогли их разглядеть. Аплодисменты сразу смолкли. Воцарилась гнетущая мёртвая тишина. Рука Оскара застыла в воздухе. Кто-то закашлялся. В сорок первом ряду блока 32а чихнул эльф. Под самой крышей зашептались два закутанных с ног до головы гнома с кислородными баллонами в руках. И всё. Больше ни звука. Птицы перестали щебетать. Даже ветер утих. И Оскар понял: это всё из-за пижамы и дурацкого имени! Ну ещё бы! Он приветливо улыбнулся, словно позируя для семейного фото. Ноль реакции. Какой-то волшебник с досады разорвал программку. Тишина доконала Оскара. Он набрал в лёгкие воздуха, чтоб прокричать: «Это не моя пижама!» И ещё: «Вы не так поняли! Я ненавижу сладкое! Я только колбасу ем! Кровяную!» Но церемониймейстер его опередил: – Друзья, я понимаю ваше разочарование. Те, что стоят сейчас перед нами, на первый взгляд всего лишь недотёпы и тупицы. Но они там, за границей, все такие. – Тухо ухмыльнулся. В толпе тоже раздались смешки. – Однако давайте предоставим им шанс! Вы же помните, что волшебную палочку по внешнему виду не выбирают! Зрители переглянулись; некоторые кивнули, другие захлопали. Тухо промчался по кругу, подбадривая остальных взмахами посоха. И вот все жители Драконова пика разразились аплодисментами. Оскар подметил, что никто из них не походил на человека: у одних были клювы, у других странные скрюченные носы или серая, как вулканический пепел, кожа; третьи источали свет. Кто-то спокойно парил над сиденьем, кто-то взволнованно порхал вверх и вниз. Один болельщик сидел верхом на лошади, которая, в свою очередь, удобно устроилась на стульчике и потягивала из трубочки газировку. Зрители отличались и по размеру. Одни были совсем крошечными – наверное, гномы, – другие вдвое больше обычных людей. Такие занимали сразу три места. Тухо пихнул Оскара в бок: – Неплохо, а? Они у меня с ладони едят! Да, зрители меня любят. Что ж, их можно понять – я просто супер. – Он пихнул Оскара ещё раз. – Давай помаши им! И Блесколокон сам замахал публике. Оскар последовал его примеру. Мальчика просто распирало от гордости. Все эти волшебные, фантастические существа чествовали его, Оскара Шафкеллера, и хлопали ему! Парень заметил в королевской ложе огромный трон. Сердце у него застучало как бешеное. Родители наверняка бы им гордились! Как же сильно он по ним скучал!.. На мгновение ему показалось, что папа с мамой там, среди зрителей, рядом с королевой… Вдруг у Оскара опять шевельнулось нехорошее предчувствие. По-прежнему улыбаясь во весь рот и размахивая рукой, он прошипел сквозь зубы: – Тухо, ты… ты сказал «убийцы», а не «рыцари». Церемониймейстер радостно кивнул. – Ты что, оговорился? – Я знал, что у нас на Драконовом пике лучшая публика! – проревел Тухо толпе, которая вновь взорвалась аплодисментами, и шепнул Оскару: – Убийца, рыцарь – какая разница?! И почему вы, люди, такие зануды! – Но что это значит? – Зануды – это… – Да знаю я, что такое зануды, я с бабушкой и дедушкой живу! Я имел в виду, что значит «убийца драконов»? – Ах, вот оно что! – язвительно усмехнулся Тухо. – Это значит, что дракон вас сожрёт. – Что-что?! – вытаращил глаза Оскар. – Не обязательно при первом же сражении. Но рано или поздно сожрёт. – Сожрёт?! – Ага. Убийцами драконов остаются до самой смерти. Некоторым даже удаётся пережить парочку сражений. Но это случается редко. Очень редко, – объясняя, Тухо не переставал скалиться во весь рот. Потом он подскочил к третьему ящику, который так и стоял закрытым. – А теперь поприветствуем героев, которых мы все ждём. Наших суперзвёзд! Тех, кто выжил! Тех, кто не хочет умирать! Толпа взревела. – Убийцы драконов Тесак и Молния-а-а-а! – выкрикнул Тухо. Ящик с грохотом развалился. Из него вышел опытный воин в стальных доспехах и в шлеме. Правый глаз прикрывала повязка. Великан уверенно занёс над головой громадный топор. Толпа ликовала. Оскар застыл с отвисшей челюстью. Если все убийцы драконов такие – понятно, почему зрители расстроились, увидев их с Флорианом. Тесак побежал. Сперва медленно, затем всё быстрее и быстрее. С виду неповоротливый, он двигался легко и ловко. Великан обрушился на три огромных соломенных чучела и в мгновение ока разрубил их на куски. Топор так и мелькал в его руках. Зрители бесновались. Солома летела во все стороны. И тут в оставшиеся соломенные головы – в одну за другой – вонзились три стрелы. Головы полетели с плеч, но у земли их подхватила девчонка. Обычная девчонка с луком в руках. Зрители восхищённо засвистели. Оскар так и не смог закрыть рот. Он не привык, чтобы события сменялись с такой скоростью. У него дома всё происходило ужасно медленно. Гладкие чёрные волосы девочки спадали ей на плечи. Глаза у неё были голубые-голубые, как небо. Она была всего на год-другой старше Оскара, но в тысячу раз сноровистей. И она явно умела обращаться с луком. Тухо усмехнулся, глядя на Оскара: – Невероятно, правда? Не переживай, вас тоже научат владеть оружием. Нам хочется посмотреть на настоящее сражение! Что толку наблюдать, как вас дракон на бутерброд намажет! Скукотища! Оскар кивнул. Он уже вообще перестал что-либо понимать. Его мозг представил драконий бутерброд, а потом взял и отключился: сколько можно всё объяснять и истолковывать, пора и честь знать! Пусть теперь подумает другой орган. Левая почка, например, пупок или большой палец. Оскар присутствовал на стадионе только физически. Его разум отправился в путешествие: песчаный пляж, бирюзовое море, коктейль с зонтиком. Мальчик не почувствовал, как Тухо ободряюще хлопнул его по плечу, и не заметил, как верные гномы подхватили трон и унесли королеву. В доме убийц драконов – Он умер? – Нет, дышит. К тому же глаза открыты и он улыбается. – Только как-то глупо. Оскар всё ещё не пришёл в себя. Он не заметил склонившихся над ним лиц и не почувствовал, как его ощупали чужие пальцы. Он слышал, что о нём говорили, но не понимал смысла слов. В его голове словно бушевал морской прибой. – Почему он всё время скалится? – Может, рассудка лишился? – Пустите меня, – потребовал энергичный голосок, и в следующий момент Оскара окатили ледяной водой. Он резко сел и заморгал. За окном уже стемнело. С потолка свисала люстра с тускло горящими свечами. Оскар неизвестно как очутился в круглой комнате – раза в два больше, чем класс седьмого «Б» в лессенской школе. Оскар огляделся и насчитал три двери. У неразожжённого камина лежала вязанка дров. Над ним на стене криво висели старинные мечи и картины, на которых были изображены убийцы драконов во время битвы и сами драконы, извергающие пламя. Мальчик сидел на простой деревянной кровати, справа и слева от него были точно такие же. У стены стояли два громоздких шкафа, рядом висели несколько полок. Перед камином полукругом расположились четыре потёртых, но уютных на вид кресла. Посередине комнаты стоял длинный стол с жёсткими стульями. Да уж, явно не пятизвёздочный отель. – Где я и кто вы такие?! – растерянно спросил Оскар. – Ты на Драконовом пике на Золотой горе, – ответил с соседней кровати Флориан и слабо улыбнулся. – Мы в доме убийц драконов! – Меня зовут Нямхен, – сказала порхающая перед Оскаром блондинка размером не больше сапога. Одета она была во всё зелёное. Из-за очков с толстыми стёклами на курносом носу её глаза казались огромными. Светлые, почти белые волосы стояли дыбом, будто их хозяйка додумалась сунуть пальцы в розетку. Она кружила над Оскаром словно влюблённое насекомое. – Я кухонная фея. Не бойся, я о тебе позабочусь. А там, наверху, – Паникёр, мой домашний питомец. – Неожиданно она схватила мальчика за уши и потянула их вверх. – Ау! – вскрикнул Оскар, который очень не любил, когда его дёргают за уши. На балке под потолком сидел филин, с перепуганным видом озирающийся вокруг. – Паникёр боится темноты, поэтому никогда не гасите свет. – Фея отпустила уши Оскара и указала на старую масляную лампу. – Пусть ночник горит всё время, а то Паникёр паникует. Понятно? Я спрашиваю, ВСЁ ПОНЯТНО?! – Фея строго смотрела на мальчиков. – Понятно, – поспешно сказал Оскар. – Ночник не гасить. – Вот и хорошо, – засмеялась фея и погладила его по голове. – Ну а вы кто такие? – прошептал Оскар, глядя на тех двоих, поразивших публику на стадионе. Девочка стояла совсем рядом с его кроватью. Услышав вопрос, она вздохнула, села на краешек постели, вытащила из кармана небольшой нож и уставилась на лезвие. – Это Лизбет, можно Лиззи. Второе имя – Молния, – зашептала Нямхен. – А это Горанд. – Она показала на великана, который сидел в кресле у камина и точил топор. – Тухо прозвал его Тесаком, но мы здесь не пользуемся этими дурацкими именами для убийц драконов. – Вот и хорошо, – выдохнул Оскар, также известный, как Сладкий Мишка. – Они нужны только для того, чтоб распродать побольше фанатской дребедени. – Нямхен с отвращением поморщилась. – Чего-чего? – не понял Флориан. – Ну, всяких там шарфов, футболок, кружек, пепельниц и пачек с углём для розжига. На них печатают портреты и имена знаменитых убийц драконов. На состязаниях всё это скупают тоннами. На удивление, Оскара не слишком взволновало, что его портрет напечатают на футболке с надписью «Сладкий Мишка». Кроме предстоящей битвы с драконом его вообще мало что беспокоило. Нямхен посмотрела на наручные часы без стрелок, затем взглянула в окно: – Садитесь за стол, уже темно, сейчас будем ужинать. – И фея захлопотала по хозяйству. Оскар слез с кровати и потащился к столу. В кухне стучали тарелки и звенели стаканы. Фея бранилась, словно футбольный тренер, команда которого проигрывает всухую с разгромным счётом. Горанд, так и не сняв шлем и стальной нагрудник, сел за стол. Комната содрогнулась. Оскар приветливо улыбнулся. Но ответной улыбки не последовало. Горанд водрузил на стол свой топор. Рядом с великаном уселась Лизбет. Выглядела она очень круто – узкие чёрные брюки, чёрные сапоги, белая футболка, а сверху чёрная кожаная курточка. Волосы были забраны в конский хвост, оставив открытыми обожжённые уши. Оскар нервно сглотнул. Если такая ловкая девчонка не сумела справиться с драконом без увечий – ему точно конец! К нему подсел малыш Флориан: – Как дела? Оскар почувствовал, что мальчик нуждается в поддержке, и ответил: – Всё нормально, а у тебя? – Не очень, – и он быстро утёр рукавом выступившие на глазах слёзы. Оскар потрепал его по плечу: – Всё уладится! – Ничего не уладится, – буркнул Горанд. – Пойдёте на битву как миленькие. Флориан тут же разревелся. Оскар хотел его утешить, но не знал как. Ему самому хотелось завыть от ужаса. – Простите, – смущённо прошептал Флориан. – Я очень боюсь драконов! Оскар считал, что никто не должен извиняться за страх перед драконами: в конце концов, это огромные зубастые ящеры с острыми когтями, которые плюются огнём. Только он хотел сказать Флориану, что его самого при мысли о драконах берёт дрожь, как дверь в кухню распахнулась и оттуда вылетела румяная Нямхен. – Суп готов! – пропищала она. На голове фея держала огромный поднос – в пять раз больше, чем она сама, – с четырьмя тарелками, четырьмя стаканами, двумя кувшинами с ягодным соком, четырьмя оловянными ложками и гигантской кастрюлей. И всё это ходило ходуном – казалось, сейчас поднос полетит на пол вместе с самой Нямхен. Фея поднялась к потолку, но тут же ухнула вниз. Её повело сначала вправо, потом влево. Она задевала стены и балки, но всё равно упорно махала крыльями и летела к цели. Похожая на большого зелёного шмеля, Нямхен со всего маху врезалась в потолок – и на убийц драконов выплеснулся ягодный сок. Филин спорхнул с жёрдочки и, судорожно забив крыльями, ринулся к хозяйке. – Отстань, Паникёр! На место! Вот глупый филин! – Нямхен попыталась отбиться, но закрутилась штопором и ухнула вниз. Тарелки, стаканы и кастрюля соскользнули с подноса и опустились прямо на стол. Фея выбралась из-под накрывшего ее подноса, разгладила фартук, поправила очки, вытащила из мокрых от супа волос несколько горошин и как ни в чём не бывало улетела обратно на кухню. Оскар и Флориан смотрели ей вслед, раскрыв рты. – С ней всё нормально? – встревоженно спросил Оскар. – Нормально. У нас так каждый раз, – пожала плечами Лизбет. Горанд придвинул к ней тарелку и кастрюлю. В справочнике Тряппенштик написано: «Кухонные феи назойливы как мухи (см. стр. 762), однако наряду со мной относятся к числу самых искусных кулинарок в стране. Готовят они вкусно, но пробуйте их блюда с осторожностью. У кухонных фей очень плохое зрение, поэтому они часто путают ингредиенты. Вспомним, к примеру, о Гороховом переполохе 1688 года. Всем жителям Драконова пика срочно понадобился зубной врач, потому что королевская кухонная фея вместо гороха высыпала в суп гальку». Затем и великан налил себе супа и ягодного сока. Оскар с Флорианом последовали их примеру. Оскар осторожно попробовал еду. Вкусно, даже очень! Свежие овощи и что-то сочное, экзотическое – что именно, определить он не смог. – Вкусный суп? – Нямхен прилетела из кухни и приземлилась прямо на стол. На ней был купальный халат, а на ногах – маленькие шлёпанцы. Волосы она замотала полотенцем. – Очень! Такой остренький! – с полным ртом ответил Оскар. – Пальчики оближешь! – подтвердил Флориан. – Угадайте мой секретный ингредиент! – шепнула обрадованная Нямхен. – Чеснок! – воскликнул Флориан, потому что его мама всегда добавляла в еду чеснок. – Не-а! – Перец? – предположил Оскар, потому что больше всего любил чипсы с паприкой. – Нет! Ещё варианты? – Любовь! – выпалил Флориан. – Не угадал! – Хм! – Оскар подержал суп во рту, задумчиво нахмурился. – Кориандр? – вспомнил он самую изысканную приправу, которую знал. – И снова мимо! Это головастики! – гордо объявила Нямхен. Оскар побледнел. В животе забурчало – явно не к добру. Аппетит сразу пропал. Он отпихнул от себя тарелку – и сделал большую ошибку, потому что Нямхен, конечно же, решила, что он хочет добавки, и щедро плеснула ему супа из головастиков: – Ешь! Оскар с приклеенной улыбкой заставил себя съесть ещё две ложки и отодвинул тарелку: – Очень вкусно, но больше не могу! Горанд презрительно усмехнулся, но Оскар сделал вид, что не заметил. Флориан трясся от холода. Только теперь Оскар почувствовал, как зябко в этом домике. У него у самого заледенели ступни: он ведь был босиком – ни носков, ни башмаков. – Разве у вас тут не лето? – спросил он. – У нас в Лессене очень жарко. – Так ведь ночь на дворе, глупенький! – сказала Нямхен и порхнула к камину. Достав из кармана волшебную палочку, она помахала ею – и поленья тут же занялись. За окном, как всегда по вечерам, сыпал снег. Нямхен пожелала всем спокойной ночи и упорхнула в кухню. Лизбет с Горандом устроились в старых кожаных креслах перед камином и молча уставились на огонь. У Оскара на языке вертелись тысячи вопросов, но, так и не решившись заговорить с убийцами драконов, он по примеру Флориана шмыгнул в постель. Тот натянул одеяло до самого носа и повернулся к Оскару: – Псст! – Что? – Здесь все ужасно подлые, – прошептал Флориан. Оскар кивнул. Подлые. Точно, именно так. Его заманили на Драконов пик не для того, чтобы он стал героем, спас похищенную принцессу или отыскал сокровище. Ему предстоит драться с драконами – просто так, чтобы развлечь зрителей! Никакой тебе битвы за свободу и справедливость – просто спортивное состязание. А обитателям Драконова пика, похоже, наплевать, что их удовольствие стоит кому-то жизни! У Флориана в голове, должно быть, были те же мысли. – Наверное, мы умрём, – печально заключил он. Нет-нет. Ну что ты. Не преувеличивай. Всё обойдётся. Оскар охотно утешил бы мальчика – но зачем врать? Увидев выступление Горанда и Лизбет, Оскар осознал – в битве с драконом им с Фло не выстоять. Он повернулся к малышу и прошептал: – Я сваливаю сегодня ночью. Если хочешь, пошли со мной. Флориан поджал губы и кивнул. – Дождёмся, когда все уснут, и выберемся отсюда. Оскар понятия не имел, как вернуться назад, но знал наверняка, что биться с драконами не может. Поэтому надо бежать. Он поднял голову и посмотрел в сторону камина. Горанд скинул тяжёлые кожаные сапожищи и вытянул к огню ноги в рваных носках. Лизбет точила нож. Оскар не заметил, как она исподтишка взглянула на него и улыбнулась. Вефельтяк и фимпатяга Огонь в камине давно потух. Оскар выбрался из постели и на цыпочках подошёл к окну. Дом стоял на холме. Снаружи лежал снег. Припорошило и узкую тропинку, уводящую к голой рощице. Интересно, что там за деревьями? Оскар ужасно продрог – он стоял босиком на ледяном полу. Ему нужна обувь. Срочно. Взгляд мальчика остановился на потрёпанных сапогах Горанда, которые тот бросил возле кровати. Рядом с впечатляющих размеров топором. Оскар засомневался, но всё-таки сунул в них ноги. Сапоги были ему очень велики, и от них ужасно пахло. Горанд лежал на спине и оглушительно храпел. Стараясь не потерять на ходу обувь, Оскар осторожно подошел к кровати Флориана: – Псст! Идём! – Ещё пять минуточек, – сонно протянул Фло. – Бежим отсюда! – шепнул Оскар. Так и не проснувшись до конца, Фло покорно скатился с кровати. В комнате было три двери. Та, что справа, вела в кухню, это Оскар знал наверняка. А та, что посередине, – в ванную с двумя душевыми кабинками, двумя раковинами и туалетом. Значит, чтобы выбраться на свободу, нужно выйти в дверь слева. Оскар отодвинул засов и выглянул наружу. За дверью начинался тускло освещённый коридор. – Я иду первым, ты за мной, – сказал Оскар Флориану, дрожащему от холода и страха. – Держись правой стороны и следи, чтобы мы не пропустили выход. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=42569735&lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.