Она – француженка, кокетка, Пикантна при любой погоде. В ее нарядах – только «клетка» Как дань последней самой моде. И в юбочке короткой, узкой, В боа, накинутом на плечи, Пьет кофе с булочкой французской На авеню Монтень под вечер, Листая мимоходом пьесу, Что классик написал когда-то. И с Чацким, душкой и повесой, Уехать хочет в глушь, в Саратов

Академия магии: о чем молчат зомби


Академия магии: о чем молчат зомби Оксана Александровна Ивченко Как быть, если твоя подруга тебя предала, а мужчина оказался полным подонком? Можно сбежать в другой мир, но одно дело – когда это твое решение, а другое – когда тебя сначала убивают, а потом, не давая выбора, отправляют в академию магии. И уже неизвестно, что лучше: привычная Земля или неизвестный мир, полный монстров, где вампиры пытаются забрать дарованную тебе магию, которая и бесплатно не нужна была Софии. А с наставником вообще отдельная история. И как выжить в такой нервной обстановке? Академия магии: о чем молчат зомби Оксана Александровна Ивченко Дизайнер обложки Юлия ALTERNAM Миронова © Оксана Александровна Ивченко, 2019 © Юлия ALTERNAM Миронова, дизайн обложки, 2019 ISBN 978-5-4496-6968-1 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Как быть, если твоя подруга тебя предала, а мужчина оказался полным подонком? Можно сбежать от проблем и спрятаться в другом мире, но одно дело – когда это твое решение, а другое – когда тебя сначала убивают, а потом, не давая выбора, отправляют в академию магии. И уже не ясно, что лучше старая добрая планета Земля, или неизвестный мир, полный монстров, где вампиры пытаются забрать дарованную тебе магию. Которая, между прочим, и бесплатно не нужна была бедной Софии. А с наставником, так это вообще отдельная история о любви и ненависти. И как выжить в такой нервной обстановке? Пролог Я проснулась и, с трудом разлепив глаза, посмотрела на настенные часы, сейчас было почти два часа дня. Именно в это время солнце всегда ярко светило в мое окно. С кровати вставать совершенно не хотелось, не смотря на то, что на это воскресенье у меня было много планов, но события вчерашнего дня приказали им долго жить, а мне купить огромную банку шоколадной пасты и весь вечер в обнимку с ней, просидеть возле телевизора, жалея себя. Дело в том, что вчера я застала своего парня, с которым встречалась с первого курса института, со своей подругой. Проходила мимо и решила занести ей флешку с фотографиями, которую постоянно забываю отдать. Предатели даже дверь в квартиру не удосужились закрыть, видимо, так спешили запрыгнуть в кровать. Захожу, а там такое открылось моему взору, единственное, что тогда смогла сделать, это кинуть в Костика легким носителем информации и молча уйти, жаль это был не переносной жесткий диск, да поувесистей. Шла домой совершенно опустошенная, как в тумане, не плакала, даже не думала ни о чем, а как забралась в кокон из своего теплого одеяла, так меня прорвало, слезы текли ручьем до самого утра. Нет, свет клином на этих двоих не сошелся, просто это событие сработало как тумблер в голове, слишком много неприятных вещей произошло за несколько лет, при которых я старалась держать себя в руках и не показывать никому своих эмоций. Четыре года назад у моей мамы нашли рак крови и, не смотря на все лечение, и дорогие лекарства, предотвратить ее смерть врачи не смогли, именно тогда я решила вместо того, что бы поступить в институт искусств, как всегда мечтала, поступить в медицинскую академию. Училась я в школе отлично, и поступить на бюджет смогла, не смотря на то, что конкурс был огромен. К сожалению, когда маме оставалось жить считанные недели, мой отец просто собрал вещи и ушел, как потом оказалось, к другой женщине. После этого я вычеркнула его из своей жизни, а мама перестала бороться с болезнью и скончалась. И, казалось бы, измена парня, это самая малая пакость, по сравнению с тем, что произошло, но этого хватило, что бы я смогла, наконец, выплакаться. Все бы ничего, но мне завтра придется видеть их на парах, а потом снова и снова, два года как минимум. И за что мне это? Ладно, никакие Костики и Кати не помешают мне закончить академию и работать в больнице. Мои размышления прервал звонок в дверь, а потом еще раз и еще раз, открывать я не спешила, потому что догадывалась, кто там может быть. Накинув халат, подошла к двери, там был Костя. – Открывай, я слышу, что ты стоишь за дверью. – Уходи. – Нет, я хочу, что бы мы все обсудили, и поставили точку, – я снова глубоко вздохнула – и не надо там вздыхать. Да он еще и издевается. Наверняка пришел сделать из меня виновницу, ладно, послушаю его. Костик бесцеремонно зашел в квартиру и прикрыл за собой дверь. – То, что ты вчера увидела, рано или поздно должно было произойти, ведь ты не давала мне всего, что я хотел. И мне жаль, что не раньше. Это он сейчас говорил про секс? Да, на протяжении всех наших отношений он постоянно склонял меня к интиму, уговаривал, но сначала было слишком рано, потом я вроде решилась, но сильно боялась. А потом парень стал убеждать, что он может и потерпеть, и сделает все как надо, когда я сама к этому буду готова, видимо тогда он и стал спать с моей подругой. – То есть, ты хочешь сказать, что это у вас давно? – его ответ меня вряд ли удивит. – Около года. Нам было жалко тебе самим говорить. – Костя, ты скотина, как ты можешь так поступать? Мы с тобой столько времени вместе, просто из уважения ко мне, ты мог бы сказать, что больше не любишь меня, зачем вся эта ложь? – Соня, жизнь вся состоит изо лжи, кто-то врет тебе, ты врешь другим. В школе, в институте, на работе, везде. Я чуть ли дар речи не потеряла, никаких сожалений, извинений. Как человек, который все эти годы был таким нежным и добрым превратился в такого циника? Или всегда был таким, тогда зачем притворяться. – Куда подевался тот робкий парень, которого я встретила? – он просто смотрел на меня, холодным взглядом.– Ответь, ты хоть любил меня раньше? На секунду я понадеялась, что он скажет, что все это дурацкая неудачная шутка, и он любит меня и все будет как раньше, но потом пришло осознание того, что я хочу, что бы все было именно так как есть. – Когда то давно, – ни одной эмоции не было на его лице, и это было обиднее всего. – Проваливай, пока я тебе мусорное ведро на голову не одела, – это все, что я могла ему ответить, а после ушла в комнату, спустя пару секунд дверь захлопнулась и в квартире наступила тишина. Оставшуюся часть воскресенья, я не выходила из дома, все время потратила на сбор всяких безделушек и открыток от Кости и, не смотря на то, что я перевернула всю квартиру, поместился весь этот хлам в один мусорный мешок, не густо. Лечь решила пораньше, чтобы не выглядеть на парах замученной на радость врагам. Пусть Катя не думает, что на них закончилась моя жизнь. Одевшись, я распустила волосы, накрасила губы и в институт ехала с гордо поднятой головой, словно ничего и не было. Первой парой была биологическая химия, и я села на свое обычное место на втором ряду. Раньше моя лучшая подруга всегда сидела рядом, но сегодня она зашла в аудиторию последней и выбрала место рядом с парнем, над которым все смеются, потому что у него были очень толстые очки и большие веснушки на лице. По ней было видно, что компания ей была не в радость. После окончания лекции я подошла к профессору Ларину, что бы взять тему для доклада, хотела погрузиться в учебу, что бы меньше думать о том, что произошло. Преподаватель нашел мне доклад и, протягивая листок с темой, уточнил: – У вас все хорошо, София? – Да, профессор, все отлично, просто хочу подтянуть предмет, – я одарила его улыбкой, которая тут же сползла, стоило мне от него отвернуться. В коридоре у меня на пути стала Кейт, так она просила, что бы все ее называли. – Из-за тебя мне пришлось сидеть рядом с рыжим Вовой. – Его зовут Степан, – без каких либо эмоция ответила я. – Всем плевать, как его зовут на самом-то деле, – она всегда была надменной, из-за богатых родителей, которые души в ней не чаяли и позволяли все, сейчас даже не могу понять, почему мы с ней дружили, почему мои глаза были закрыты. Да и вообще для чего я ей была нужна, в учебе я ей не помогала, интересов особо не разделяла, неужели, что бы быть ближе к нему? – Я не виновата в том, что ты не села на свое прежнее место, никто тебя не заставлял, – в глазах Кати вспыхнула злость, я же к этому готовилась все выходные, меня она так просто не выведет из себя. – Зачем ты вообще притащилась на занятия, седела бы дома. Обжиралась и лила слезы. – Знаешь, я всегда знала, что ты та еще змея, но не переставала дружить с тобой, потому что догадывалась, как тебе тяжело общаться с людьми, не брызгая ядом. – Замолчи, – голос бывшей лучшей подруги перешел на крик, студенты, которые раньше старались делать вид, что они не замечают нас, теперь все повернулись в нашу сторону. Когда она поняла, что все смотрят, то перешла почти на шепот, – шла бы ты домой, Сонечка. – Чего это ты еле шепчешь? Пусть все знают, что ты больше года спала с моим парнем, а еще подруга называешься. Забирай, мне не нужен такой мужик, который из штанов выпрыгивает при виде первой попавшейся девицы. Оба вы далеко пойдете. На этом я планировала закончить это представление, по толпе пробежался шепот, я развернулась на каблуках и хотела идти прочь, как за спиной раздался рык, и бывшая подруга чуть ли не в прыжке вцепилась мне в волосы. Этого я никак не ожидала, тем более не была к этому готова. Подруга тянула меня за волосы со всей дури, пришлось с размаха наступить ей на ногу каблуком, судя по визгу, я не промахнулась, но руки она не расцепила. – Отпусти, ненормальная, – но та даже и не собиралась, вцепилась мертвой хваткой. Я чувствовала, как кто-то пытался оторвать ее от меня, но безуспешно, она злилась еще больше, тоже мне «Халк ломать, Халк крушить». – Немедленно прекратить – раздался громогласный голос декана, и Катя тут же разжала руку, толкнув меня, а я отскочила от нее и упала со всего размаха. Единственное, что я почувствовала, это удар головой обо что-то, а потом темнота. Глава 1 Темнота постепенно стала рассеиваться и предо мной появилась очень красивая девушка, на вид моего возраста, она не была материальна, прозрачная как дух, глаза ее святились голубыми огнями, а вокруг мерцали миллиарды огоньков, словно я в космосе. Призрачная фигура совсем не пугала меня, наоборот внушала спокойствие, как будто ничего необычно не происходит. Но я понимала все, что я вижу, похоже на галлюцинацию, в памяти осталась наша драка и падение, возможно сейчас я лежу в больнице под наркозом, и это все мне снится. – Нет, это не сон, – нежным голосом заговорила со мной девушка, – все, что ты видишь, происходит с тобой на самом деле. – Кто вы? – Я Амалетта – хранительница междумирья. – Хранительница кого? – я перестала понимать происходящее, если это не сон, то я сошла сума, в каком там ухе у меня жужжит? – Ты не сошла с ума, – меня передернуло, она, что? Может читать мои мысли? – Мне дано читать мысли, что бы распознавать чистоту помыслов путешествующих между мирами. Переправлять души и тела – это одно из многих моих возможностей. Но сейчас речь не обо мне, а о тебе и у нас не так много времени, скоро дверь в Сатарон закроется. – Не хочу показаться грубой, но что происходит? Какой такой Сатарон? И можно ли мне обратно? – Ты ударилась головой и твой дух выбросило в меж мировое пространство, к сожалению, в своем мире ты мертва, падение было неудачным, – Мои глаза от услышанного становились все круглее и круглее, что она такое говорит, бред какой-то, я не готова умирать. У меня там дом, учеба, будущая профессия, я собиралась спасть жизни, в конце концов. – В тебе есть дар, который лучше сохранить, будь ты обычным человеком, ты бы просто закончила свой путь, как и все в твоем магически нищем мире. – Дар? Магия? – паника во мне стала нарастать, кажется, я действительно в больнице, с приставкой «псих». – Ты обладаешь магическим даром, который не может пропасть впустую, – повторилась она настойчиво – будь осторожна, перед тобой откроется новый мир и новая жизнь, София, распоряжайся этим с умом, – она договорила, яркая вспышка ослепила меня, а затем снова кромешная тьма. – София, ты меня слышишь? Я не поняла толком, что случилось, с момента удара прошло всего лишь пара секунд, или больше? Что произошло со мной? Кто эта девушка, она привиделась мне? – София, мама к тебе обращается, ты хорошо себя чувствуешь? Я сидела за обеденным столом, застыв как истукан, не понимая ничего. Люди, сидящие рядом, вопросительно смотрели на меня, ожидая реакции. – София! Я вздрогнула, они явно обращались ко мне, почему мужчина назвал строгую женщину моей матерью, что за странное место? Резко вспомнились слова хранительницы «перед тобой откроется новый мир и новая жизнь, София, распоряжайся этим с умом». Все происходящее не укладывалось у меня в голове, такое разве что в фантастическом фильме можно представить. – Милена, дорогая, София просто переволновалась, ведь сегодня ее первый день в академии магии, это очень важный день и мы его все ждали. – Первый день где? – вот после его слов вообще стало не легче, о чем он говорит, не понятно – мне надо в ванну, я быстро, – резко подскочив на массивном стуле, я направилась в первый попавшийся дверной проем и свернула на право. – София, ванна в другой стороне. – Да…. я просто хотела сначала… – ничего не смогла придумать, просто развернулась и пошла влево. Прямо по коридору была только одна дверь, та, которая мне нужна. Закрывшись, я огляделась. Небольшая ванна была довольно светлой, но вся пропитанная влагой. Кто-то недавно принимал тут душ, потому что окно и зеркало запотело. Я, задержав дыханье, протерла отражающую поверхность рукой, и облегченно вздохнула. На меня оттуда смотрела, слава богу, я. Девушка среднего роста, достаточно хрупкого телосложения с копной каштановых волос до лопаток. Единственное отличие то, что мои глаза превратились из темно-карих в малахитовые. Как так? Яркая невероятно красивая радужка. На всякий случай я моргнула, и отражение сделало то же самое, я почесала нос, оно тоже, все действия были синхронными. Сомнений не было, это была я. Но как такое возможно? Неужели, правда, магия? – София, поторапливайся, отец уже ждет тебя на улице. – Я сейчас, мне тут просто в глаз что-то попало. Глубоко вздохнув, я поправила волосы, мне кажется, или цвет стал насыщенней? Выйдя из ванны, я наткнулась на женщину, которая назвалась моей матерью. – Ты сегодня очень странная, надеюсь, ничего не выпила для храбрости? Это может повлиять на результат распределения. – Ээээ… что? Нет, конечно, нет, – понятия не имею, о чем она говорит, думает, что я одеколон там пила что ли? – Хорошо, иди, твои вещи в аэромобиле. Она сказала аэромобиль? Это место удивляет меня все больше и больше, честно сказать, я даже на улицу выходить боюсь. С другой стороны было очень интересно, что там за пределами этого дома, они упоминали магическую академию, и мне стоит ее увидеть. Если в своем мире я действительно умерла, то тут не должна так глупо прошляпить свою жизнь. Или все же это мой ушибленный мозг играет с подсознанием? Во дворе меня ждал мужчина, названный отец сидел внутри автомобиля, который парил в паре десятков сантиметров от земли. На мой взгляд, не очень надежный вид передвижения, новым этот аэромобиль не назовешь. Я хотела открыть дверь, но там не было ручки. Я стала искать ее, водя по поверхности двери, безуспешно. – Ты долго, милая? – Я не могу открыть! – я развела руками. – София, просто приложи правое запястье к камню. Я быстро глазами нашла камень, прозрачный желтый камень, похожий на наш янтарь, имел форму квадратной пластинки и был прикреплён к дверце. Я сделала, как он сказал, и дверь открылась, сев в авто, я поняла, что внутри тоже нет никакого рычага и порядок закрытия такой же, и была права. – В этом мире совсем не любят ручки? – В этом мире? Ты очень рассеяна сегодня, дочка. Волнуешься из-за распределения? – Да, конечно волнуюсь – отец нажал кнопку под рулем управления и аэромобиль тронулся с места, ход у него был плавный, но ощутимый. – Не переживай, я поддержу тебя не зависимо от того, какой факультет тебе предначертан. Мама, конечно, расстроиться, если ты не оправдаешь ее ожиданий, но ты ведь ее знаешь, пытается скрыть свои эмоции даже от тебя. – А какие у нее ожидания насчет меня? – Ты ведь знаешь, она училась на факультете некромантии, но раньше она не была такой, ее работа изменила ее. Воспитывать неисправимых магов в тюрьме Ларосса очень сложно. Ого, мать работает в тюрьме надзирателем, тогда понятно, почему она такая черствая. Только я хотела отвлечься от нашего разговора и рассмотреть все через окно, как аэромобиль остановился. – Мы на месте, бери свою сумку, и иди к месту распределения, а я отнесу твой чемодан к носильщикам, когда все закончиться, они доставят твои вещи в комнату. – Хорошо, – найти бы еще мне это место распределения. Я вышла из своего транспорта и потеряла дар речи. Такой красоты я еще в своей жизни не видела. Огромное светлое здание, похожее на замок, раскинулось предо мной. Такое только на картинке можно увидеть. Четыре высоких шпиля возвышались один над другим, и им будто не было конца, несколько сотен окон выделялись на светлом фоне своей серостью. На каждом шпиле восседало по три гаргульи, это те, которые могла видеть я со своей стороны. Странные каменные животные наблюдали за всеми свысока, так мне казалось. Все это величие окружал высокий забор с одними большими коваными воротами с орнаментом в виде огромных лепестков. Сейчас вход был открыт и в него то и дело проскакивали студенты. Видимо, мне тоже нужно идти туда. Проследовав за остальными, я прошла вовнутрь и оказалась на территории академии. Большая парковая зона с фонтаном. Три чаши с легкостью летали в воздухе, будто вальсируя друг с другом, изливая при этом сверкающую воду. Удивительно. Совершенно обычные лавочки вдоль ровных дорожек, выложенных камнем, и ровно подстриженные кусты ничем не отличались от нашего мира. Главное здание с башнями было построено в форме буквы П, и сейчас оно будто охватывало всю толпу с трех сторон, и с четвертой забор, напоминало неприступную крепость. По центру строение было разделено аркой, видимо по сторону тоже, что-то есть. Два входа в академию с правой и левой стороны от арки. Левый был заперт. А возле правого собиралась толпа. Где толпа туда и я. На подходе меня за руку схватила блондинка. – Привет, Соня, я думала ты уже прошла распределение, так волнуюсь, очень надеюсь, что мы попадем на один факультет. А то, что я без тебя буду делать, – нервно хохотнула девушка, видимо она была моей подругой. От того, что меня знали, а я никого, мне было не по себе, ведь получается, тут до меня у здешней Софии была жизнь, и где она сама, что с ней произошло? А вдруг она погибла для того, что бы в этот мир могла прийти девушка с Земли? Черт, как все странно. «До твоего прихода в этот мир эта семья жила без детей», – раздалось у меня в голове, я стала оглядываться по сторонам, убеждаясь, что это только мои слуховые глюки, – «я подарила им ребенка и ложные воспоминание о твоем детстве, теперь все на своих местах». Амалетта, кажется, так звали хранительницу, продолжает читать мои мысли? «Ты больше не услышишь меня, дитя, прощай». – Клара Беккер, – прозвучал монотонный голос непонятно откуда, – и моя блондинка двинулась сквозь толпу. Значит должны вызвать, я забеспокоилась, ведь фамилии своей я и знать не знала, повезет, если останется прежней. Клара подошла к большой чаше, стоящей возле входа, Процесс распределения контролировал мужчина среднего возраста в строгом костюме и с бантом на шее, в его руках была стопка бумаг, видимо с фамилиями. Блондинка опустила руку в чашу с жидкостью, задержала на несколько секунд, а затем на ее запястье появилась черная татуировка с каким-то узором. – Клара Беккер, – снова прозвучал голос, – вы распределена на факультет некромантии, ваши вещи будут ждать в студенческой комнате, проходите. – Блондинка посмотрела на меня, а потом скрылась в проеме за спиной мужчины. Голос вызывал студентов одного за другим, только успевая оглашать факультеты: некромантия, целительство, факультет проклятий, стихийная магия, снова целительство, я уже перестала слушать и стала разглядывать окружающих. В принципе внешне люди, ничем не отличающиеся от меня, у кого-то ярко покрашены волосы, интересные прически, одежда немного отличается, никаких джинсов, больше платьев, туники. Вот прошла девушка с невероятно длинными черными волосами, а вот парень с длинными ушами. Что? Ушами? Очень неприлично вот так разглядывать людей но, похоже, он эльф. – София Уинтер – я замялась, не была уверена, что это меня звали, но тут на плечо опустилась рука. – Иди, не бойся, – тихо прошептал мой новоиспечённый отец. Я подошла к распределительной чаше, стоящей на пьедестале, там была вода, внешне ничем не отличающаяся от той, что была в моем мире. Неуверенно опустила руку, прошло несколько секунд, ничего не происходило, позади стали шептаться, где-то послышались смешки, стало не по себе, может дух ошиблась, и нет во мне никакого дара. Но тут на воде появилась рябь и моей руки, будто кто-то коснулся, черная татуировка, похожая на ту, что была у блондинки, появилась на моей руке и поднялась почти по локоть, тонкие линии складывались в узоры, но ничего конкретного в них я увидеть не смогла. – София Уинтер, вы распределена на факультет некромантии, ваши вещи будут ждать в студенческой комнате, проходите, – уходя, среди толпы я встретила взгляд мужчины, которого должна называть отцом, и поняла, что он немного поник, разочарован результатом распределения, заметив, что я смотрю на него, он широко улыбнулся и кивнул, прощаясь. Отец уходил расстроенным, а мне, почему-то не хотелось его огорчать. Я прошла тем же путем что и Клара, меня проводил молодой человек, невысокого роста, молча оставил в большом зале и ушел обратно. Помещение напоминало наш актовый зал, только гораздо больше, на возвышении стояла кафедра, а будущие студенты первого курса разделились на четыре группе. Клара увидела меня и радостно помахала рукой, призывая к себе. – Я очень рада, ты рада? – эта очень напористая девчонка нравилась мне, позитива в ней через край, хотелось сдружиться, трудно быть одной в новом мире. – Наверное, рада. – Наверное? Мы же вмести хотели попасть именно на этот факультет, интересно же, препарировать трупы в темном подвале, уууу, – издала она наиграно пугающий звук. И тут с ней не поспоришь, в моем мире это была неотъемлемая часть моего обучения, какой же из меня был бы толк в операционной, если бы этого не могла и не любила. – А ты не знаешь случайно, мой отец хотел, чтоб меня зачислили на другой факультет? – Ммм да, он расстроился? Он хотел, что бы ты стала целителем, кстати, вон они, такие чопорные, высокомерные, прям как эльфы, кстати, эльфы там тоже есть. Наверное, Клара поведала бы мне еще много чего интересного, но в зал вошли люди и все резко замолчали. – Здравствуйте, студенты, добро пожаловать в Леросскую академию смешанных магических искусств, мое имя Одерик Стафф и я ректор академии, советую вам в ближайшие четыре года ко мне в кабинет не попадать. Все вопросы решаете со своими деканами. Я окинула взглядом четырех человек, стоящих за спиной ректора, видимо это и были деканы факультетов. Женщина небольшого роста, худощавая с заостренными чертами лица, совершенно безразлично осматривала нас, и трое мужчин, все очень симпатичные, одни из них уже давно не молод, но все еще был полон сил. Совершенно случайно я встретилась с колючим взглядом одного из деканов, высоким мужчиной с черными, как смоль волосами, разбавленными легкой сединой на висках, но он не выглядел старым, наоборот, на вид ему не больше тридцати пяти. Как можно быстрее отвела глаза в сторону, не очень приятный человек. – К сожалению, не все, кто подал документы в конце того учебного года смогли попасть учиться сюда, так как чаша распределения не увидела должного потенциала. То, что вы стоите тут, тоже еще не гарантия, что сможете доучиться до конца учебного года, через пять месяцев будет промежуточный экзамен, и тогда будет понятно, насколько вы развили свои способности. Тот, кто не справиться будет отчислен из академии. Так же у каждого из вас на начало года будет в запасе сто баллов, за каждую провинность на усмотрение декана и преподавателей балы будут вычитаться, как только лимит будет исчерпан, вы будете отчислены из академии. Я стояла, слушала, и с каждым словом становилась все мрачнее. Конечно, я никогда не думала, что учится легко, и вообще считала, что мед академия в этом плане самое сложное учебное заведения, но тут не достаточно будет просто выучить и пересказать, нужна была практика в магии, о которой я не имела ни малейшего представления. А без магии как в этом мире жить? Кажется, влипла. – Стипендия будет выплачиваться в конце месяца. Старайтесь и вы достойно закончите академию, не опозорив свой род. Затем ректор представил людей, стоящих за его спиной, они оказались профессорами и, к великому сожалению, тот неприятный высокий мужчина оказался деканом факультета некромантии. С моей черной полосой, которая в последнее время хорошо укоренилась в моей жизни, удивилась, если было бы иначе. Нам оставалось пойти и получить доступ к своим комнатам. Пока мы стояли в очереди к коменданту общежития, подруга рассказала мне о том, что под жилое помещение было выделено целое крыло, четыре факультета – четыре этажа, на пятом этаже проживал преподавательский состав. И в основном в каждой комнате селили по три человека, и только одного пола. Мне повезло, что попался такой сообразительный проводник, без нее я бы точно заблудилась и растерялась. – Откуда ты все тут знаешь? – Я целый год ждала этого момента, приставала к сестре с расспросами, она то уже в том году закончила, был выпускной. Сначала она не горела желанием со мной делиться, но несколько коробок шоколадных конфет сделали ее сговорчивее и тяжелее на два килограмма, – девушка засмеялась и пошла к стойке, наша очередь подошла. Пожилой мужчина громко крикнул: – Следующий – он вызвал Клару, так как она стояла впереди меня, услышав ее фамилию и повторив ее вслух, старик коснулся книги, и та сама стала переворачивать страницы, пока не остановилась на необходимой. Черкнув пару слов на бумаге, мужчина вручил листок блондинке. – Следующий. – Мое имя Круг… – тут я осеклась, хотела назвать земную фамилию, с которой я пожила всю жизнь, к которой привыкла, – мое имя София Уинтер. – Так, София Уинтер, – повторил он, и книга стала искать, пролистав всего несколько страниц, она остановилась, старик поправил очки и сделал запись, Отдав лист мне, снова произнес, – следующий! – У меня комната 412в. – У меня тоже 412в, – снова обрадовалась подруга – Интересно, что означает эта буква? – «В» означает восточное крыло, когда-то и в западное заселяли студентов, когда не было войны между нами и теневой стороной, здесь обучались и демоны и вампиры, мест нужно было больше. Что? Демоны и вампиры? Нужно было срочно заняться своим образованием по части истории, иначе сразу поймут, что со мной что-то не так. – Это тебе тоже сестра рассказала? – Нет, папа, – тихо шепнула девушка. Мы прихватили свои сумки и направились к восточной лестнице, здание было построено так, что все было понятно даже мне, два крыла у каждого по лестнице, прямые коридоры, думаю, совсем скоро освоюсь. Подъем по лестнице утомил, но если делать это каждый день, то можно привыкнуть, пятую точку надо держать в форме, я шла к своей комнате и пробовала находить во все плюсы, ведь мне тут жить. На этаже нас ждал человек в черной накидке, или мантии, позади нас шли еще студенты и представляли собой небольшую группу. – Так, меня зовут Грехем Трик, я смотритель факультета и теперь вы моя головная боль, будто мне мало было предыдущих оболтусов. Любая порча имущества академии влечет за собой наказание и снятие балов. Этаж переполнен, свободных комнат нет, из-за того, что демоны разрушили Эльторанскую академию, эльфов в этом году много. – Да уж, – проворчала, стоящая рядом девушка с ярко-рыжими волосами, себе под нос, но он все равно услышал. Это была та девушка, что я видела во дворе, красивая. – Не слышу радости в голосе, – усмехнулся смотритель, занимайте комнаты и чтобы до конца дня вас не видел, и еще, тут рядом на пятом этаже живут преподаватели, думаю, мне не стоит напоминать про это. – Мерзкий какой-то тип, – наконец, я смогла высказаться, когда мы отошли от него на приличное расстояние – сразу мне не понравился. – Да, – согласилась Клара и открыла дверь комнаты, прислонив запястье к желтому камню, – это что еще за ерунда? – Что там? – я заглянула вовнутрь, комнатушка было небольшая, как в наших студенческих общежитиях, но все необходимое там поместилось, кровати с тумбочками, два больших шкафа, два письменных стола возле окна, ковер на полу. – Эта комната разве что, для домового и еще четыре кровати. – Зато тут порядок. Блондинка взглянула на меня расстроено. – Сестра мне другое рассказывала. – Ну, знаешь, выбирать то не приходится, придется брать, что дают. В отличие от подруги я ничуть не расстроилась, и в худших условиях у нас в России студенты живут, а буржуазных замашек за собой никогда не замечала. Все наши вещи уже стояли посередине комнаты. Через какое-то время появилась еще одна девушка, она кивнула в знак приветствия и заняла свободную кровать. – Я Арфин Скрол, надеюсь, мы найдем общий язык, – мы тоже на это понадеялись, через пару минут дверь в комнату снова открылась и в комнату, словно паря, зашла эльфийка. Так близко я еще их не разглядывала, настоящая красотка, стройное и сильное тело, светло-зеленые по пояс волосы, бледная оливковая кожа и серые миндалевидные глаза, и не очень длинные острые кончики ушей, которые торчали из-под копны волос, прелесть, а не создание. Удивляет то, что в наших сказках их описывают очень приближено к оригиналу, наталкивает на мысль, что до меня тут бывали и другие земляне. Эльфийка коротко представилась. – Линдеэльм, – и скрылась за дверью ванной, как выяснилось потом, у эльфов нет фамилий, только названия родов. Остальное время я разбирала свои вещи, в чемодане, что доставили в комнату, оказалось много полезностей, одежда выглядела удобной, ее было не так много, как у остальных девочек, но я была довольна, что вся она поместилась в мою половину шкафа, даже осталось много свободного места. Я была рада, что не попала в какой-нибудь неразвитый средневековый мир, где люди ходят в туалет в ямы и моются раз в месяц, все недостатки технического прогресса компенсировала магия, в моей сумке даже валялся магический телефон, Клара называла его просто «коммуникатор». А еще подобие банковской карты, черная пластинка небольшого размера, похожая на обсидиан. Вообще заметила, что камни тут используют повсюду. Вечером парень, который провожал меня, блондин невысокого роста с очень красивыми желтыми глазами, принес расписание. – Молчалив и прекрасен, – произнесла моя подруга уже закрытой двери. Сегодня мы все устали и легли спать без лишних разговоров. Рано утром нас разбудил резкий и малоприятный сигнал подъема, пока соседки причитали и жаловались на академию строгого режима, я собирала в голове по частям вчерашний день. И когда поняла, что это действительно не сон, и мне с этим придётся жить, встала и молча пошла в ванну. Эльфийка как раз выходила от туда, полностью одетая в спортивную форму, вот у кого с дисциплиной нет никаких проблем. В нашем расписании с раннего утра стояла пробежка, место проведение – тренировочное поле. Пробежка в семь утра, первое занятие в половине десятого, перед этим завтрак. Надеюсь, это небольшое окно как раз для того, что бы привести себя в порядок после тренировки. Бегать я любила, но единственным местом для этого была беговая дорожка. Спортивную одежду я приготовила еще вечером, чтоб не опоздать, широкий балахонистый верх с капюшоном, черные трико, волосы собрала на затылке в пучок. В таком виде выглядела как шестнадцатилетний подросток. Линдеэльм ушла раньше всех, я дождалась Клару и Арфин, и мы быстро пошли искать место, где мы будем каждое утро заниматься. Тренировочная площадка была огромной, на заднем дворе академии уже формировалось две группы людей, в разных ее частях, видимо, чтобы не мешать друг другу, многих я видела вчера. – Вон декан, – ткнула пальцем Клара в сторону группу некромантов, и мы поспешили туда. Мы встали и в конце образовавшегося построения, прошло немного времени, и декан сурово окинул нас взглядом, а потом двинулся в нашу сторону. Волосы снова собраны в низкий хвост, полностью открывая лицо, широкие штаны и майка безрукавка были похожи на единую спортивную форму, неужели тоже побежит? Мужчина остановился напротив моей подруги. – Как ваша фамилия, студентка? – Клара растерялась и ответила не сразу. – Беккер. – Вам, говорили, студентка Беккер, что показывать пальцем не хорошо? – Да, извините, – сейчас девушка выглядела как маленький ребенок, разбивший мамину любимую вазу. – Пробежитесь дополнительный круг, баллы пока снимать не буду. Как только некромант отошел от нас, девушка обреченно вздохнула. – Не переживай, – шепнула я, – это он просто хотел придраться, вот и нашел ерундовый повод. – Уинтер, – мужчина так рявкнул, что я подпрыгнула на месте, – у меня очень хороший слух, минус два балла за поведение. – Но… – попытка возразить была пресечена. – Еще минус два, всегда думайте, что и где говорить. Вот же гадство, не прошло и пяти минут занятий, и уже потеряла четыре бала, с этим человеком лучше не связываться вообще, налетел как воронье, подруга лишь сочувствующе посмотрела на меня. – Я ваш декан, мое имя профессор Стейнбьёрн Свартабранд, – ого, это невозможно выговорить, – вчера магическая академии распределила вас на мой факультет, если бы меня просили сделать выбор, я бы половину группы посадил на домашнее обучение, но раз чаша решила, значит, темная магия в вас все-таки есть. В первый год у вас будет много занятий с другими факультетами, многие предметы пересекаются, элементарная стихийная, бытовая магия, проклятия. Через полгода после экзамена, который выявит слабых, нужно будет выбрать специализацию для дальнейшего углубленного изучения. Это может быть боевая темная магия при достаточно хорошем резерве, суд-мед некромантия и реаниматология, вампиро-демонология. Что вам подходит, вы поймете уже скоро. Жалеть в академии никто никого не будет, каждое утро, желающие хорошо сдать норматив по физической нагрузке, должны быть тут без опозданий. Все это меня волновало, столько лет прожить без магии, в то время как тут она процветает на всю катушку, смогу ли я справится с поставленной профессором задачей? А если не выйдет, что тогда будет со мной? Пойду продавать коммуникаторы в местный салон связи? Да и вообще за себя обидно, я ведь уже отучилась почти три года в своей медицинской академии, это добрых полпути, а теперь все заново. – Быстро проглотили данную информацию и бегом десять кругов, студентка Беккер одиннадцать кругов, не осиленные вами круги будут перенесены на следующий день. И профессор Свартабранд побежал первым, возглавив нашу группу первокурсников. Делать нечего придется бежать, выбрала средний темп и не спеша двинулась за остальными, десять кругов это очень много для такого поля. Первые пять кругов дались хорошо, а вот потом стало очень тяжко, дыхание трудно было сохранять ровным, уши закладывало, мой организм кричал о том, что больше ему не надо, а вот я намеревалась пробежать до конца, накапливать лишние километры нельзя, потом я их никогда уже не пробегу. В конце уже даже трудно было запомнить какой именно это круг по счету, некоторые студенты сдавались и просто отползали в сторону, падая и готовясь к неизбежной кончине. Профессор закончил свою пробежку и сейчас стоял и наблюдал за остальными, скрестив руки на груди, волосы выбились, и беспорядок на голове казался даже привлекательным. Что я несу? Это все помутнение в мозгу из-за недостатка кислорода, я не правильно дышу. Кажется, мне еще полтора круга осталось, и тут не поняла толком, что произошло, удар в плечо, и я уже лечу вперед, еще немного и пропахала бы носом землю, но успела вовремя подставить руки. – Дорогу нужно уступать, – раздался голос удаляющейся от меня девушки, я не могла разобрать, как она выглядела, из глаз полились слезы, не от боли, хотя ладони саднило, от усталости и обиды. Совсем рядом, за спиной раздался без эмоциональный голос некроманта. – Если ты сейчас не поднимешься, завтра побежишь на два круга больше. Вот что за зараза этот мужчина, неужели нет ни капли сочувствия? Пересилив боль во всем теле, утирая слезы рукавом, я еле-еле побежала дальше, не знаю, как это выглядело, плевать, я смогу добить эти десять кругов и пусть эта черная ворона подавится. Закончив издевательство над организмом, я просто опустилась на колени и закрыла глаза, пить, мне надо пить. – Если бы за тобой гнался вампир, он бы не дал тебе шанса отдохнуть даже секунды, оторвал бы голову и все, – снова этот назойливый голос в моей голове, когда отстанет от несчастной студентки? – Вампир просто бы оторвал мне голову на первом круге и избавил от мучений, он гораздо гуманнее вас – еле слышно проворчала я. – Что вы сказали, студентка Уинтер? – Вам показалось, я молчала, – открыв глаза, я поняла, что профессор стоит рядом и у него все тот же безразличный ледяной взгляд. – Все свободны, Просидев так еще несколько минут, я собралась с силами и поплелась в жилое крыло, мысль о том, что еще подниматься на четвертый этаж, добила окончательно. С обреченным лицом меня застала низенькая женщина, ноги которой, не касались пола, она парила в воздухе, а за спиной у нее были маленькие кожистые крылья. – Ты что тут толкешься, немощная? Она вывела меня из ступора. – Эээ, вы кто? – Кто-кто? домовой в пальто, что стоишь то? Так по-простому звучала ее речь, чудная женщина и крылья интересные. – Я после пробежки сил, если честно нет, а мне на четвертый этаж, так что я морально готовлюсь. – Аааа, так это этот демон тебя загонял, – она не спрашивала, утверждала. – Профессор Свартабранд, а почему вы сказали демон? – Так потому что демон и есть, ладно, пошли я тебе кое-что покажу, только ты языком не болтай, – и она схватила меня за руку, и потянула в сторону, быстро замахав крыльями, а я что, мне стало интересно, вот и силы откуда-то прибавились. Мы свернули в узкую арку сбоку от лестницы, прошли по короткому коридору и уперлись в дверь. Неведанная женщина прислонила запястье к уже привычному для меня замку, и дверь открылась, а там лифт. Лифт? – Не смотри так на меня, это только для тех, кто тут работает. – Это нечестно. – Им редко кто пользуется, но доступ у домовых есть. – Домовых? – Я домовиха, работаю тут в столовой, меня Дабертой зовут. – Очень приятно, – женщина буквально втолкнула меня в лифт и закрыла дверь. – Спасибо за помощь – сказала я уже самой себе, Несколько секунд и двери снова распахнулись, и я вышла в идентичный коридор с аркой. Преодолев несколько метров, оказалась на своем жилом этаже, надо же, магия до чего дошла. Добравшись до своей комнаты, я сползла на пол, усталость взяла верх, уже не хотелось никуда выходить. – Ты что? – потянула меня за руку Клара, девушка уже полностью переоделась, была чистая и свежая, – через час занятия, иди в ванну, надо еще поесть – А ты чего такая бодрая? – А я только шесть кругов пробежала, остальное потом, Арфин восемь, – я не стала доказывать ей, что нельзя оставлять столько на потом, иначе никогда не наверстать, открыла было рот, но передумала тратить силы на спор и пошла в ванную. Привела себя в более-менее божеский вид, и пошла следом за соседками. Столовая была на первом этаже и на первый взгляд мало чем отличалась от школьной, большое светлое помещение с панорамными окнами до пола, выходящими на академический парк. На выдаче стояла уже знакомая мне Даберта, она угрюмо отбирала у студентов подносы и возвращала уже с наполненными тарелками, помогала ей домовиха средних лет, на вид, кто знает, сколько они живут, может им уже за двести, или пятьсот. Множество столиков упорядочено стояли на одинаковом расстоянии друг от друга, от входа до места раздачи образовывался проход, тем самым деля зал на две части. В самом дальнем углу за большим столом сидело несколько преподавателей. Над каждым столом в воздухе висели небольшие шарики, подозреваю, что это светильники, стены украшали картины с пейзажами и портреты. Когда я посмотрела себе под ноги, то пришла в дикий восторг, складывалось впечатление, что покрытие живое. Крупные плитки приходили в постоянное движение, меняясь местами, то отдаляясь, то приближаясь, крутясь вокруг своей оси, накрадываясь друг на друга, наверное, если долго смотреть, то может закружиться голова, при всем этом пол оставался абсолютно гладким. Заглядевшись на очередное чудо, я упустила своих соседок, они уже стояли у стойки раздачи и дожидались свои подносы, но занять очередь сразу после них мне не удалось, передо мной влез высокий парень. – Извини, красавица, я первый. – Ну, хорошо, – спорить с ним не хотела, не было просто никаких сил. Парень окинул взглядом меня с ног до головы, оценивающе, и хитро прищурился, сверкнув янтарными глазами. – А ты ничего. Не хочешь сегодня зайти ко мне в комнату? – я в ответ, тоже посмотрела на него, очень высокий, выразительные яркие глаза, каштановые волосы, правильные черты лица, пухлые губы, и большие бицепсы, уверена, что и под майкой все как надо. Но вот только мне этого не надо, наверняка девчонки караулят его за каждым поворотом, но с недавних пор я не люблю таких, наглых особей мужского пола. – Не горю желанием. – Я обещаю, ты будешь гореть, – и он демонстративно поиграл грудными мышцами, которые выделялись через майку, – а потом разжал кулак и в его руке появился небольшой огонек, я интуитивно сделала шаг назад. – Как-нибудь в другой раз, только огнеупорный костюм куплю потолще и попрочнее, застегивающийся наглухо. – Смешная, – парень ухмыльнулся, показывая идеально ровные зубы, и обратился с приветствием к Даберте, будто и не было никакого диалога, я с облегчением вздохнула. Потом подошла и моя очередь, женщина подняла грозный взгляд, а потом сразу смягчилась. – О, это ты, страдалица, давай поднос, – очень быстро она заставила мой поднос тарелками, – как звать то тебя? – София. – Вот, София, я тут тебе мяска побольше положила, а то загонял вас совсем демон проклятый. – Спасибо, Даберта, – и я абсолютно искренне улыбнулась ей. Девочки уже сидели за столом, и Клара призывно махала мне рукой. Я села, надеясь поесть и поднять себе настроение, когда я сытая – я добрая. – Что хотел от тебя Джаса? – спросила Арфин. – Кто? – Ну, оборотень, который с тобой сейчас разговаривал, – я даже колбаской подавилась. – Оборотень? – Ну да, ты чего? Это ведь сын главы службы безопасности императора. Красавчик, – и она мечтательно подняла глаза к потолку. – Поооонятно, – протянула я, не зная, что и сказать, если он сын какой-то важной шишки, то самооценка у него до звезд. У нас в академии, особенно в моей группе, училось много представителей золотой молодежи, их родственники отдавали кучу денег за обучение, и на бюджетников они смотрели как на отходы жизнедеятельности. От такого лучше держаться подальше, раньше я думала, что Катя не такая как они, но теперь поняла обратное. Поежилась от неприятной сцены, всплывшей в моей голове. Завтрак оказался очень сытным и вкусным, некоторые продукты мне были не знакомы, но со временем я во всем этом начну разбираться, уверена в этом. Первая лекция была – История Лароссской империи, Когда мы зашли в кабинет, за столом уже сидел преподаватель и читал какую-то книгу. Лекционная аудитория балы заставлена столами и лавочками, возвышающимися друг над другом в нарастающем порядке. Мы с девочками заняли свободные места ближе к выходу на втором ряде. Учебников нам не выдали, и я вытащила из сумки листы, сшитые между собой крепким жгутом, по виду все это напоминало большой блокнот. Вместо ручки было толстое перо гарпии, как пояснила мне подруга, когда я искала с какой стороны его нужно держать, оно было магически заряжено, поэтому писало нестирающимися чернилами, при этом само оперение было аккуратно выстрижено, формируя разные конфигурации, как у ключей в нашем мире. Таких у меня с собой было два, на всякий случай. Я посмотрела на свои часы на правой руке, никак не могла к ним привыкнуть, они были в прямом смысле живые, маленькая ящерка под стеклом, каждый час поворачивала мордочку в нужном направлении, при этом крепко обвивая маленький камушек в центре. Когда стрелка-ящерка показывала ровно девять, десять, одиннадцать и так далее, у нее глаза-пуговки загорались красным. До сих пор не пойму это механизм, поражающий реалистичностью или действительно маленькое животное? – Я прошу тишины, – раздался голос преподавателя, все резко замолчали, – меня зовут профессор Вальди Фастгерд, и на первом курсе я буду преподавать вам историю Ларосской империи, список учебников возьмете в конце занятий и в следующий раз у каждого должен быть материал, сегодня записываете за мной. И он монотонно и быстро стал читать лекцию, учитывая, что перо я не держала в руках никогда, и не успевала записывать, пришлось сокращать как зря, не думаю, что потом пойму. В итоге я бросила магическую ручку и стала просто слушать, через несколько минут его слова приобрели смысл, потому что до этого я думала только о том, как лучше укоротить слово, чтоб потом прочесть. Оказалось, что когда то очень давно, больше тысячи лет назад все расы жили в мире на одной общей территории Саратоне, он был поделен между эльфами, людьми, оборотнями, вампирами, дроу и демонами. Но демоны, вспыльчивые существа, которые постоянно жаждали власти, развязали войну, отделились и создали свою империю, назвав ее Шагорской, позже и вампиры, недовольные тем, что им ограничивают питание людской кровью ушли в тень. На протяжении многих сотен лет жители теневой стороны, так ее называли люди, ведут борьбу против всех, пытаясь захватить власть над оставшейся территорией. Темные эльфы – дроу отелились сами, и засели в своих подземельях, не пуская к себе ни послов, ни гостей. Войну они не ведут, но дружить не хотят. Эта сложная политическая ситуация вынуждает империю постоянно находится на военном положении и посылать на границы своих солдат. – Студентка, вы не записываете, – хмуро посмотрел на меня профессор, он был уже далеко не молод, кудрявые седые волосы торчали в разные стороны, он напоминал пушистый одуванчик, его образ невольно вызвал у меня улыбку, – вам смешно? Может, повторите, о чем я тут рассказываю. Рассказом это назвать трудно, скорее монотонное перечитывание учебника, никогда не любила, когда преподаватели просто диктуют с листа, создается впечатление незнания предмета или отсутствия к нему интереса. Поскольку, не смотря на подачу, мне было интересно, то о чем он говорил, я пересказала все что запомнила. – Хорошо, – удовлетворенно произнес старичок, и начал читать дальше. Лекция длилась полтора часа, не было никакого сигнал об окончании, просто ровно в одиннадцать, старик поднял голову и сообщил, что мы можем быть свободны. Затем было введению в стихийную магию, и тут я поняла, что ничего не поняла, мужчина говорил про какие-то внутренние потоки и вихри магической энергии, или завихрении? В общем, это пригодится нам для освоения бытовой магии, веничком помахать без помощи рук и все такое. Пообещали, что теории больше не будет, это был лишь экскурс, полтора часа профессор распинался про то, что силы нужно найти внутри себя, полностью погрузившись, боюсь, что с такой новой жизнью меня оттуда ничем выковырнуть не смогут, там тишина, покой, я и завихрении. Потом пришло время последним двум предметам, Основам Темной магии и Анатомии, и тут я, было, обрадовалась, что хоть в анатомии не ударю в грязь лицом, но все улетучилось, когда я узнала, кто будет их преподавать. Ворон. Ужаса он нагонять умел, в аудитории все собрались за пару минут, ожидая молча. Его спортивная форма сменилась на черную рубашку из плотной ткани, надо отдать должное, без единой складочки. Интересно, кто ему гладит одежду, домовиха? Магия? Жена? Нет, мне просто любопытно. Верхняя пуговица не застегнута и снова забранные назад волосы. Если не брать в расчет, что он бесчувственный изверг, то перед нами сидел красивый мужчина, симметричное лицо с немного миндалевидными с темно-карими, почти черными глазами. Прямой нос, четко отчерченные скулы и подбородок, и не очень полные губы, верхняя тоньше нижней, и родинка над правым уголком губ. Вот это все в сборке «противный мужик» от производителя, смотрел на нас тяжелым взглядом. В аудиторию проскользнул какой-то эльф, а я никого еще в группе не знала, кроме своих соседок, и после этого Свартабранд встал и начал занятие. – Темная магия – это ваша сущность, которая, так или иначе, сидит в вас, раз вы тут, у кого-то в большей, у кого-то в меньшей степени. Магический резерв дается от рождения, и вы не в силах его изменить, лишь немного усилить с помощью артефактов, но можно иметь огромный резерв, но так и не научится им управлять. На ваших запястьях, как у других студентов академии, есть татуировки, они были с вами так же с рождения, просто магия их проявила. Чем больше ее размер, тем больше резерв. Я невольно потерла руку, ниже локтя. Дело в том, что она проявилась полностью не сразу, ночью она немного «заползла» за локоть и поднялась выше, где то на десять сантиметров, причем именно эти сантиметры были не черные, а бордовые. Вот такой вот градиент, который я сегодня прикрыла длинным рукавом. Рука студента поднялась вверх. – У вас вопрос, студент Крам? – Да, можно ли скрыть татуировку? Ведь она раскрывают мага перед врагом, тот будет знать, что ожидать от слабого или сильного противника. – Это хороший вопрос, такова природная особенность магов и скрывать ее нет смысла, ну только если хотите спрятать сущность от людских глаз. Дело в том, что некромантов мало кто любит, из-за ритуалов и работой со смертью, в некоторых непросвещенных районах татуировка может сделать вас изгоем, для ограниченных людей вы тоже самое что вампир или демон, поэтому иллюзия отвода глаз может скрасить вам существование. Если говорить о врагах, опытный маг все равно почувствует вашу силу. – А вы чувствуете, среди нас есть перспективные маги? – вопрос выкрикнули с места, и тут же нарушителю дисциплины прилетело наказание. – Минус пять баллов за то, что не подняли руку. И да, я чувствую и обсужу это с каждым в свое время. А теперь приступим непосредственно к теории. Факультет некромантии самый малочисленный в академии, в последнее время темных магов рождается все меньше, а хороших магов надо еще поискать. Но, не смотря на все свое отношение к некромантам, в случае нападении вампиров, вызывают именно их, почему кто знает? – Клара подняла руку. – Представьтесь и отвечайте, – сухо скомандовал он. – Клара Беккер, потому что вампиры – это нежить, они мертвы. – Все верно, а нежить это материал некроманта. Как подметила студентка Уинтер утром, убегать от вампира бесполезно, он гуманно оторвет вам голову. Я невольно вздрогнула при упоминании своей новой фамилии, оказывается, все он утром прекрасно слышал. – Поэтому, единственный способ выжить, это научиться управлять нежитью с помощью ритуалов и темной магии. Против демонов некромантия бессильна, только стихия и умение владеть оружием. Кто доживет до третьего курса, тех академия имеет право забирать на практику, на границу для борьбы с вампирами. Все ясно? Мне боле менее ясно все, кроме фразы «доживет до третьего курса», какова вероятность умерщвления студента? Может стоить попросится на факультет целителей, и нервы на месте, и жизнь будет не такой короткой и черный некромант не будет перед глазами маячить. Тут меня как будто услышали. – Если вы трусите и хотите легкой жизни, то можете сразу отчисляться, ехать домой и ждать пока вам родители найдут достойную партию, мой факультет не место для слабаков. Неужели у меня на лице было написано, о чем я думаю, или я сказала это вслух. Профессор прошел к своему месту, и продолжил лекцию уже сидя, все студенты тихо записывали за ним, не упуская не одного слова, в том числе и я, вот что угроза раннего замужества с людьми делает. В нашем мире оно может не такое и раннее, мне было двадцать лет, в это время наши родители как раз начинали обзаводиться семьями, в Советском союзе страх остаться старой девой был сильнее, чем всю жизнь прожить с алкоголиком, какой-никакой, зато свой под боком. Я же замуж так рано не собиралась, сейчас некуда было спешить, другие времена, другие ценности и нравы. Лекция подходила к концу, и моя рука занемела от быстрой писанины, непривычной для меня канцелярской принадлежностью. – Занятие законченно, перерыв пятнадцать минут, затем жду вас в анатомическом зале на минус первом этаже, слабонервным лучше на голодный желудок. А вам Аллора Асмир минус десять баллов за несоблюдение дистанции на утренней пробежке. Девушка злобным взглядом посмотрела на меня, как такие красивые голубые глаза могут быть такими убийственными. Меня не сразу осенило, почему именно я стала объектом ее недовольства, а потом вдруг поняла, что именно она толкнула меня утром, а профессор снял с нее балы. Пятнадцать минут не так много, и мы решили сразу идти искать анатомический зал. Минус первый этаж оказался подвалом, а зал не таким уж и большим, помещение чем то напоминало больничный морг, каменный стол посередине, как положено немного углубленной поверхностью и стоком для крови. Одну стену занимали стеллажи с всякими склянками, пустыми и наполненными, стена напротив была заставлена банками и кубами с внутренними органами и конечностями, залитыми жидкостью, и стену напротив входа украшала большая железная глухая дверь, предполагаю там хранились трупы, вот только дверь, чтоб туда не зашли без спроса или оттуда не вышли? Если не считать того факта что тишина этого места может быть обманчивой, у меня оно вызвало ностальгию по медицинской академии. Мы стояли всей группой, подпирая свободную стену, пепельная блондинка Аллора постоянно пыталась прожечь во мне дыру, похоже, у меня завелся враг, хотя лично я ей ничего не сделала, наконец, в зал зашел профессор в сопровождении какого-то молодого парня и запер дверь на тяжелый железный засов. – Во время практики эта дверь должна быть всегда закрыта, поэтому если кто-то опоздал, будет отрабатывать после занятий с Вильгельмом, – и он показал на парня, – он мой лаборант, привези рабочий экземпляр. И Вильгельм пошел открывать ту железную дверь, не прошло и двух минут, как рыжий худощавый лаборант вывез каталку с трупом мужчины. А Свартабранд одним движением руки заставил тело подняться в воздух и перенестись на каменный стол. Ух ты. – У всех нас: людей, эльфов, оборотней, вампиров и демонов в человеческой ипостаси одинаковое строение органов. Для определённых ритуалов нужны органы, которые вы должны правильно извлекать. Найдется ли смелый, что бы произвести первое вскрытие для детального изучения или мне придётся все делать самому? – и он ехидно улыбнулся, кидая вызов студентам. И тут я сама того не поняла, как моя рука поднялась в воздух. – Да, студентка Уинтер, вам плохо и хотите выйти? – ага, не дождетесь. – Нет, я могу попробовать вскрыть. – Да? – некромант удивленно поднял правую бровь, – Вильгельм, дай ей все необходимое. И парень засуетился, собирая по разным ящикам различные инструменты и вещи. Спустя несколько минут я стояла возле трупа, облаченная в белый фартук, длинные черные перчатки по локоть и маску на лицо, из плотной двойной ткани. Ну что же, пришлось унять волнение, ведь тот факт, что рядом со мной стоит профессор не придавал уверенности, но я глубоко вздохнула и решила, что буду делать, то, что хорошо умею. – Уинтер, я хочу, что бы вы комментировали свои действия, остальные, подойдите ближе к столу. – На столе труп мужчины, – начала я, – ориентировочно сорока-сорока пяти лет, колотая рана в шею, предположительно ножевое ранение. – Данные про рост и вес решила опустить. Затем взяла в руки, предоставленный мне острый нож, и сильно нажав, сделала разрез, начиная с каждого плеча, через грудную клетку, доходя до грудины, а затем до пупка, – Отодвигаю кожный покров, сломанный ребер нет, крови мало, видимо была слишком большая потеря в результате ранения. Для того чтобы добрать до жизненно важных органов: сердца и легких, нужно разделить или распилить грудную клетку, – и я вопросительно посмотрела на лаборанта, в надежде, что он мне даст необходимый инструмент, тот снова побежал лазить по ящикам. Воспользовавшись моментом, я посмотрела на своих сокурсников. Некоторые стояли бледнее полотна, Клара вообще старалась смотреть куда то в сторону, Аллора же смотрела внимательно, не испытывая чувства отвращения, Арфин видно не было, наверное спряталась где то за спинами. Зато высокая эльфийка, моя соседка, Линдеэльм, уже не была такой высокомерной, на ее лице было написано «заберите меня отсюда, я буду хорошей девочкой». Отвращение – это нормальная реакция для человека, но у меня его никогда не было, с самого детва меня тянуло вскрыть уже мертвого воробья, наверное, я не очень нормальная. Вильгельм принес мне огромные, какие то острые щипцы, я попробовала воспользоваться ими как кусачками, и видимо, они были заряжены магически, потому что ребра, на удивление очень легко разделились. – Я отделяю этим инструментом центральную часть грудной клетки с обеих сторон, что бы можно было осмотреть остальные органы. Это сердце, внешне состояние хорошее, нужно делать продольный срез? – это я уже обратилась к Ворону. Тот молча отрицательно кивнул, мне же лучше, меньше возится. – Это правое и левое легкое, трахея, – перечисляя, ножом указывала на конкретный орган. – Желудок, печень, кстати, слишком светлая, покойник, наверное, любил выпить. Вот это, – я слегка отодвинула печень, – желчный пузырь, это толстая и тонкая кишка, мочевой пузырь. Череп надо вскрывать? – увлёкшись, снова задала вопрос профессору Свартабранду. – Нет, достаточно, вы итак меня сильно удивили, студентка Уинтер, из вас вышел бы хороший суд-мед некромант. – Спасибо, – я отошла в сторону, снимая с себя облачение, Ворон еще долго рассказывал, какой орган может пригодиться для ритуала, какие бесполезны, как их отделить от всего организма. Пришлось сделать вывод, что на выброс пойдет весь ливер, мочевой и желчный пузырь, остальное в хозяйстве пригодиться. Я начинаю понимать, за что люди не любят некромантов, приходят к ним гости, а у них органы по банкам разложены вместо солений и варений. Приятного мало. Это было последнее занятие, мы с девочками получили новое расписание, и пошли в библиотеку, нужно набрать книг по сегодняшним предметам. – Не могу поверить, что ты это делала, – никак не унималась Клара по дороге в библиотеку, – это же фууу. – Ты сама хотела попасть на этот факультет, а теперь говоришь «фууу». – Нууу… я думала, мы будем оживлять скелетов, создавать своих зомби. – Одно не исключает другого. – А я тоже так хочу, – присоединилась к обсуждению Арфин, – это было здорово, где ты этому научилась? Что мне ответить на это? Не правду же говорить. – В последнее время я читала много книг об этом, а спокойствие это маска, на самом деле, мне было очень неприятно, особенно то, что профессор стоял и дышал мне в затылок, – а это была самая настоящая правда. – Оооо, профессор Свартабранд очень сексуальный мужчина, я бы с ним позанималась, – хихикнула Арфин. Я скривилась, не хочу представлять эту картину, может быть он и ничего, но характер никто не отменял, и вообще эта девушка очень часто думает о мужчинах, учиться надо. Библиотека оказалась большая, множество стеллажей, до самого потолка, стояли на одинаковом расстоянии друг от друга, заполненных книгами. У входа стоял длинный массивный стол, за ним сидела очень полная женщина с зелеными волосами, собранными в большую высокую прическу, студенты подходили к ней и прикладывали запястье к стеклянной плоской пластине, та загоралась желтым цветом. Народу тут сегодня много, видимо, это связано с тем, что первый учебный день закончился и всем нужны книги, как и мне. Я подошла к женщине. – Здравствуйте, подскажите, что мне сделать, что бы получить нужные книги по истории, анатомии и темной магии. – Здравствуй, культурная какая, приятно видеть действительно образованного человека, – ее круглое лицо, растянулось в милой улыбке и стало еще шире, – прикладывай запястье к камню информации, и он определит к каким разделам тебя можно допускать. – А как найти книгу? – Стеллажи подписаны, книги для некромантов с двенадцатого по девятнадцатый, еще можешь спросить у домовых эльфов, если встретишь, они тут все знают. – Спасибо, – я приложила запястье к камню, и он так же загорелся желтым, как и других. Не став ждать остальных, ушла искать нужные стеллажи, догонят, хочу сэкономить время и оказаться уже в своей комнате, день был очень тяжелый. Соседки догнали меня, когда я уже перебирала книги и стали помогать, Через минут двадцать были найдены все книги, кроме анатомии. О таком понятии как «тишина в библиотеке» в этом мире не слышали, спишу все на начало года, наверняка придется часто тут бывать, всемирной сети интернет же нет. Проводя кончиками пальцев по корешкам книг, я двигалась с лева на право, и тут кто-то сзади меня припечатал к стеллажу, раздался женский смех, обернулась и увидела Аллору со своим кукольным личиком. – Слушай, какие у тебя проблемы, кроме проблем с координацией? – У меня нет проблем, а вот из-за тебя у меня сняли балы, нажаловалась преподавателю? – и ее лицо исказилось гневом, теперь девушка не выглядела такой красивой. – Еще чего, я даже не знала, что это ты, – я ведь действительного этого не знала. – Тебе лучше не связываться со мной, ты птица не моего полета, дочка надзирательницы, – и она со своими подругами зашагала прочь. – Больно ты мне нужна, – успела крикнуть я вслед, Аллора слегка взмахнула рукой и сверху на меня с полки посыпались книги, очень тяжелые, – ай, ай – я сползла на пол, десяток книг по голове это очень больно. – Что тут происходит? – как гром среди ясного неба раздался голос Свартабранда, его мне только не хватало. – Вот, книгу ищем, – безрадостно ответила я. – Ага, – хором подтвердили соседки. – Успешно? – ехидно прозвучало из его уст, а в этот момент я поняла, что действительно в куче печатной литературы лежит нужный мне учебник, и я вцепилась в него как клещ. – Да, как видите. – Понятно, но есть другой способ, не наносящий вред имуществу академии, – он оглядел завал, и гаркнул, – все убрать, – а потом ушел. Что еще остается? Только обиженно вздыхать и выполнять указания. Через полчаса, устранив беспорядок и выслушав порицающую речь от библиотекарши, мы попали в свою комнату. – Она теперь от тебя не отстанет. – Что с ней не так? – сейчас уже было не важно, я хотела спать, стащила покрывало со своей кровати, только она мне была нужна. – Ты что забыла? – удивленно посмотрела на меня Клара, – ты какая-то рассеянная стала в последнее время. Еще давно, когда ее отца подозревали в сговоре с вампирами, и отправили в тюрьму, твоя мать была приставлена к нему, обычно она за вампирами не смотрит, тебе ли не знать этого, но на тот момент никто кроме нее согласился. Теодор Асмир сильный менталист, его многие побаиваются, но не твоя мать. Они тогда сильно друг другу кровь попили, пока он под подозрением был. Он бесится, что не берет ее его магия. В общем не нашли они общий язык, и показания на суде она давала против него, так как видела что он общается с кем то, но в камере не было никого. Ты ведь сама рассказывала мне об этом. – Да, да, рассказывала, конечно, – пришлось соврать. – Ну, вот и изливает она свою семейную обиду на тебе. Помнится мне, в течение дня, я планировала лечь в кровать и подумать о дне, прожитом в новом мире, но так быстро уснула, что сама не заметила. Глава 2 И снова противный сигнал поднял всех, мне вот интересно, ведь бегает на поле только первый курс, остальные этот звук слышит или это только для избранных? В этот раз, я знала, что меня ожидает и уже не так живо шла на тренировочное поле. Растолкав спящих соседок, дождалась, когда Линдеэльм выйдет из ванной, умылась и побежала на тренировку. Народ только собирался, Ворон уже стоял, сцепив руки за спиной, всем своим видом, напоминая телохранителя, любопытно, почему маг с такой физической подготовкой, а он вчера был как огурчик после пробежки, сидит и преподает в академии, ведь по его поведению нельзя сказать, что эта деятельность приносит большое удовольствие. Не знаю, справлюсь ли я с десятью кругами сегодня, как представляю, так сразу хочется на все плюнуть. Но, не смотря на отсутствие уверенности в своих силах, расстояние я преодолела, с трудом и желанием умереть. Мои соседки сегодня решили, что не будут оставлять круги на потом и бежали больше чем положено, ну как бежали, почти ползли, как я вчера. Стоило мне отвлечься на девушек, как я врезалась в кого-то твердого и отлетела назад. – Студентка Уинтер, разуйте глаза, вы не на прогулке, что бы по сторонам смотреть – мне не повезло, препятствием на моем пути стал профессор. – Извините, – пробормотала я, потирая пятую точку, больно ударилась, мимо пробегала Аллора и довольно хмыкнула, вот ведь змея подколодная, Свартабранд заметил ее. – Студентка Асмир, подойдите. – Но мне еще один круг остался. – Вам осталось три круга и минус десять баллов в личной характеристике. У красотки даже лицо вытянулось от удивления, как в мультфильмах. – За что? Я ничего не сделала. – Не думайте, что если вы меня не видите, я не вижу вас, это за погром в библиотеке. – Мне показалось или блондинка от злости зашипела, ну точно змея. – Уинтер, закончите круг. Последние слова напомнили мне, что я до сих пор сижу на земле и мне еще нужно вставать, за последние два дня я поняла, насколько это сложно подниматься после падений, бедные спортсмены. Последнюю дистанцию, приходилось преодолевать на автомате, главное правильно дышать, а ноги сами бежали, теперь же у меня хватило сил, только на то, что бы из положения сидя, встать на четвереньки, дальше все, только ползком. Сзади послышался гогот, парни стали присвистывать. Да плевать. – А с этого ракурса неплохой вид. – Попка то ничего у нее. – Я бы пообщался наедине. Впрочем, ничего нового, чего бы девушки ни слышали в свой адрес, тем более в такой позе, достались мне сокурсники, одна змея, и куча похотливых самцов. Ничего вот стану человеком прямоходящим и крепко на ногах стоящим и покажу всем, только вот немного способностей мне не помешало бы. – Прекратить цирк, – рявкнул Свартабранд, – все, кто закончил, живо по комнатам. – Я закончил – зашелся смехом короткостриженый брюнет с веснушками на носу, и получил от меня комком грязи в голову. – Теперь и я тоже. – Детская группа какая-то, – констатировал факт профессор и пошел инспектировать тех, кто еще бежал. Неожиданно веснушчатый парень, подал мне руку, что бы помочь встать, от помощи я отказываться не стала, не в том положении, чтоб выделываться, пошутили и хватит. – Я Джонотан, извини, не удержался – София… я не в обиде. Первая пара травология и зельеварения. Красивая стройная женщина, очень напоминающая эльфийку, представилась профессором Редонной. Голубые волосы были заплетены во множество косичек и собраны в хвост, Карие глаза сильно выделялись на фоне бледной кожи. Кровь эльфов в ней определенно есть, вот только заостренных ушей не было видно. Как только парни услышали ангельский певучий голосок, то тут же все внимание перевели на профессора, отвлекаясь от своих бесполезных дел, лекция была совместная вместе с факультетом стихийной магии, я заметила, что у нас, что у той группы девушек было меньше чем парней. У целителей наоборот учились в основном девушки, у проклятейников пятьдесят на пятьдесят, отогнав бесполезные мысли, я достала листы и стала конспектировать, следующее занятие обещали практическое, и если записать рецепт не верно, может пострадать не только рука, помешивающего, но и стены, академии, знания в себе хранящей. После занятий, молодые люди облепили профессора с вопросами и просьбами пояснить то или иное слово, а я, увидев, что в мою сторону недобро посматривает Аллора, взяла Клару за руку и утащила прочь. Занятие по медитации, проводили в специальном зале, напоминающий спортзал в средних школах моего мира, только пол был не деревянный, а застелен каким-то мягким покрытием, наверное, что бы было мягче сидеть. Некоторые студенты уже сидели в помещении, оставив обувь у входа. Я последовала их примеру, разулась и выбрала себе местечко почти в центре зала. Постепенно пространство вокруг заполнялось, Клара пришла и заняла место позади меня, а Арфин, пофлиртовала с парнем и зашла в аудиторию последней вместе с ним. Наконец, с опозданием в зал вошел молодой мужчина, очень симпатичный, даже можно сказать смазливый, по залу пронеслись вздохи девушек. Сегодня что, день соблазнительных преподавателей? Пепельные волосы, очень коротко подстрижены с боков, а сверху собраны в шикарную толстую косу до поясницы. Любая девушка из моего мира позавидует таким волосам, еще я заметила, что такой цвет волос тут не редкость и контрастирующие темные брови, может отпечаток магии? – Здравствуйте, – и мужчина улыбнулся во все тридцать два белых очень ровных зуба, невероятная улыбка, невероятный мужчина, сейчас я превратилась в тех, кто пускал слюни по преподавательнице травологии. Я тряхнула головой, пытаясь, избавится от наваждения, надеясь, что оно временное, ходить как дурочка, мечтая о профессоре, мне не хотелось, учиться-учиться и еще раз учиться, что бы сдать экзамены, никаких помутнений. – Мое имя профессор Нордманд Яргерд, – какие в этой академии молодые профессора, – обычно я не преподаю медитацию у некромантов, я маг воздуха, но мой друг, ваш декан, попросил меня, заманив тем, что среди вас есть очень сильные маги, потенциал которых надо раскрыть, а я ужас как люблю такие задачки. Меня удивило две вещи, первая: среди нас есть сильные маги, который имеет потенциал, кто это может быть? А вторая вещь: у профессора Ворона есть друзья? Хм, с его-то характером, может не такой уж он и черный вредный злодей. – А вы уже знаете кто? – кажется, это был тот же голос, который нетерпеливо уже пытался выяснить эту информацию на паре Свартабранда. – Еще нет, но когда я это узнаю, то не стану вам говорить, это дело декана, он обсудит с каждым. А теперь приступим. Садитесь так, что бы вам было удобно, на достаточном расстоянии, чтобы не касаться друг к другу. Закройте глаза и пусть все ваши мышцы будут расслаблены, – он стал говорить ровным бархатным голосом, монотонно, успокаивающее, пока все напоминало ту медитацию, что мы привыкли наблюдать на йоге, – медитация необходима для того, что бы вы могли почувствовать свою силу, увидеть ее и сконцентрироваться на ней и увеличить. Дышите ровно и глубоко, представьте, что вы находитесь в месте, которое любите, загляните в себя, – где то я это уже слышала, – думайте только о своей силе. Не у всех может произойти контакт с ней, но в другой ра… – я больше не слышала профессора, а стояла в своей комнате, что он там говорил? Место, которое любите. Слишком много переживаний было в этой комнате, смерть матери, уход отца, переживания от измены, не могу сказать, что рада оказаться тут. Вдруг, какой то странный звук, заставил меня обратить внимание на кровать, покрывало колыхалось, словно от дуновения ветра. Я опустилась на колени и заглянула, что-то непонятное, похожее на густые клубы цветного дыма, оно кружилось и надвигалось на мены. Недолго думая, я отошла подальше от кровати, но не испугалась, не смотря на то, что подобное мне встретилось первый раз, казалось, что это родное, даже больше, часть меня, и я протянула руку навстречу неизвестному магическому объекту. Дым клубился и формировал шар, разрастался, становился объемнее, сейчас, когда он был так близко и занимал почти четверть небольшой комнаты, я могла хорошо его разглядеть. Черный живой сгусток энергии, с яркими красными прожилками подбирался к моей руке, кое-где можно было увидеть маленькие шарики желтого, голубого, серого цветы, выглядело это так, будто они запутались во всей этой скомканной паутине. И вот моя рука соприкоснулась со странной материей и резко вобрала в себя цветную силу, стало так приятно, по телу пробежался электрический ток, но вдруг в закрытую дверь комнаты стали стучать. – Уинтер, Уинтер очнись! – как будто голос из-под толщи воды звучал так далеко. – София, ты должна к нам вернуться! Хватит! – Почему ты раньше не позвал меня? – Хотел, что бы девушка справилась сама, София, возвращайся! Эти люди звали меня, один голос даже знаком, надо открыть им дверь, они меня знают и зовут по имени. Распахнув дверь, я не поняла, как снова оказалась в зале, а на меня, почтив упор, смотрят две пары глаз. Одни взволнованные темно-серые с серебристыми прожилками на радужке, а вторые черные как ночь, как бесконечная бездна, и сердитые. Я тоже нахмурилась и отклонилась назад, опираясь на руки. – Что произошло? – А что ты помнишь? – ласково спросил профессор Яргерд. – Эээ… мы стали медитировать и, похоже, я погрузилась в транс, – оглянувшись по сторонам, я поняла, что кроме нас троих тут больше никого нет, – ой, я же на лекции опоздаю, – хотела было встать, но тяжелая рука Ворона вернула меня на место. – На лекции вы уже опоздали, причем на все, скоро ужин, Уинтер, рассказывайте, что вы видели, – властный приказной тон, ну как тут не послушаться. Я тяжело вздохнула, видимо ужина мне тоже не видать, неужели моя комната так долго удерживала меня, ведь показалось, что прошло всего пару минут. Пришлось рассказать мужчинам, что попала я в свою комнату, немного опустив тот момент, что она совсем из другого мира, как нашла сгусток магической энергии, который становился все больше и больше. А потом он проник в меня, и я поняла, что так и должно было быть изначально, что без этого, я не могла быть целой. – Хм, – несколько секунд спустя произнес Яргерд, сейчас он сидел рядом со мной, скрестив под собой ноги, – в твоем рассказе нет ничего необычного. Знакомство носителя с силой всегда происходит по-разному, и этот случай не несет в себе ничего странного. Но ты все не возвращалась в реальность, и я пытался тебя призвать разными способами. – Какими? – я почти шёпотом спросила, казалось, что это обсуждение несет в себе, что то постыдное, еще и профессор называл меня на «ты». – Ну, в таких случаях не рекомендуется тревожить человека физически, – и я мысленно выдохнула, – поэтому я пытался воззвать к твоей силе, и темная магия не давала мне пробиться к родной стихии воздуха, слабые отклики были, но этого было недостаточно. – Так как же тогда вы меня выдернули? – Это Стейн, моя магия противоположенная твоей, его же – наоборот. – Спасибо, – моя благодарность была обращена к обоим, я не знаю, насколько это серьезно, застрять в трансе, но если мужчины обеспокоились, значит, благодарить есть за что. Яргерд устало улыбнулся, уже не так широко, Ворон прервал этот момент тишины. – Студентка Уинтер, вам нельзя больше медитировать, этого достаточно, теперь только занятия концентрацией, – и он развернулся на каблуках и пошел на выход. – Он всегда такой бесчувственный? – как то само собой вырвалось. – Если мы начнем это обсуждать, то можем узнать его самую неприятную сторону, – профессор улыбнулся той самой магической улыбкой, которая заставляет девушек укладываться штабелями.– Пойдем лучше совершим набег на столовую, пока Даберта не закрыла ее, потому что потом найти еду можно только в городе, а я немного устал, что бы туда сегодня отправляться, – и он подставил мне свой локоть. Ситуация странная, он предлагает мне пройтись вдвоем под руку по всей академии, приемлемо ли это? Кругом студенты и преподаватели, да и зачем ему со мной возиться? – Профессор, Яргерд, я могу перекусить в комнате, у девочек есть печенье. – Давай печенье оставим на следующий раз, а сейчас я хочу хорошенько поесть в приятной компании, пошли. Спорить я больше не стала, кушать хотелось сильно, а печенье в действительности ситуацию не исправят. Вот так под руку мы пошли на первый этаж в столовую, я постоянно ловила на себе удивленные и не очень приятные взгляды, свернутые шеи, и перешёптывания за спиной, не хотелось бы таким образом наживать себе врагов. Профессор поднял два подноса потоком воздуха и поставил их на ближайший столик, это была обеденная зона для студентов и в зале до сих пор еще ужинали люди. – Наказывать тебя за пропуск предметов не будут, но отработать надо, попросишь записи у подруг, выучишь. – Спасибо еще раз, что не оставили… ну там. – Это моя работа. – А что произойдет, если транс не прекратится. – Полагаю полное истощение резерва и физическое, но в своей практике, я такого не встречал. Мы немного перекусили в тишине. Содержимое подноса отличалось от студенческого, порции были больше. Моим вниманием завладел десерт, маленькое красивое пирожное с кремом и сладкий чай, с приятным запахом. – Академия явно заботиться о фигурах своих студентов, – умяв пироженку, я жадно запила все это. Наверное, со стороны это было смешно, нарвалась, называется, Яргерд рассмеялся. – И правильно делает, преподавательское меню составлял ректор, а он большой сладкоежка. На, возьми мое, раз понравилось, – и он вывел указательным пальцем какую-то петлю в воздухе, и маленькое пирожное переместилось на мой поднос. – Нет, вы что? Это же ваше. – Ешьте, студентка София, могу же я сделать девушке приятно, – и он игриво подмигнул глазом, заставив покраснеть. Обычно я так не смущаюсь, но обычно со мной рядом никогда не было таких мужчин. Профессор хотел проводить меня до комнаты, ссылаясь на то, что как минимум половина моего резерва истощена, и организм сильно ослаб. Но двойная порция вкусняшек придала мне сил, и я отказалась. Все мои соседки были на месте, и, увидев меня, подскочили с места и кинулись к двери, только гордая эльфийская дева осталась сидеть на своей кровати, словно не кто-то зашел в комнату, а муха пролетела, не достойная ее внимания, даже поворота головы. Она так и планирует все обучение прожить в общежитии, делая вид, что нас нет? – Наконец ты пришла, я так испугалась, что случилось? Никто не говорил ничего, – затараторила Клара. – Ты не приходила в себя, и нас просто выпроводили из зала медитации – Арфин не выглядела такой взволнованной, больше рассерженной. – Ох, девочки, я сама не поняла ничего, просто вошла в транс и никак не могла из него выйти. – Странно, обычно сила мага сама отпускает, после контакта. – Да, я уже догадалась, что все не так как надо, а это что такое? Вы принесли? Спасибо, – на моей кровати лежали три книги. – Аа, это декан принес, – пояснила Арфин, и снова заняла место на своей кровати. – Да, приходил недавно, принес учебники для того, что бы ты наверстала пропущенные сегодня занятия, сказал, что Демонологию спросит сполна. – Вот же Ворон, обязательно надо было ложку дёгтя свою положить. – Ложку чего? – не поняла блондинка. – Ну, деготь, лечебный продукт, входит в состав многих лекарств, который делают из коры деревьев. Из-за неприятного вкуса есть выражение «ложка дегтя в бочке с медом». Одной ложкой, как и один словом можно испортить целую бочку, в данном случае хороший поступок, – попыталась объяснить я. – Вроде понятно. А вот почему Ворон? – С Вороном проще некуда, имя сложное у него, ходит весь в черном, сам тоже чернее тучи, отсюда и прозвище. – Да обычное северное имя, красивое, – вставила свое слово Арфин, отвлекаясь от книги, – а вообще у него уже есть прозвище, вся империя его знает. – Империя? – я была удивлена. – Да, его многие бояться, – оживилась девушка, – ведь говорят, что он наполовину демон и у него есть крылья и рога и хвост – С копытами, – рассмеялась я. – Нет, ты что, глупая? У демонов нет этого, вот рога да. Его называют Черный Рефаим. – Звучит красиво, – задумалась я. Ведь у нас в мире тоже есть такое понятие, как нефилимы и рефаимы, противоположенные друг другу существа, ангелы и нечестивые исполины. Но только это все мифы, наверное. Хотя, если я нахожусь в другом мире и все это реально, а не мои красочные глюки под наркозом, то пора начинать верить вообще во все. – Даа, – снова как то мечтательно протянула она, что с этой девушкой, он ей нравится? Да нет, не может быть такого. – Ладно, демон он или вампир мы узнаем как-нибудь потом, я очень устала, эта медитация высосала из меня все силы, нет желания книгу открывать, даже если он меня за это потом забодает своими рогами. Свартабранд и Яргерд Двое друзей сидели в кабинете декана некромантии, и пили крепкое вино, день выдался сложный, маг воздуха потратил очень много сил, предпринимая попытки вытащить девушку из глубокого и затяжного транса. – Почему ты не отправил ее сразу в комнату? – некромант знал слабость мага к женскому полу и ответ на вопрос заранее был ему известен. – Ну, ты же понимаешь, ей нужно было поесть, я решил, что отчасти в случившемся есть и моя вина, нужно было исправить ситуацию. И она достаточно привлекательная девушка, с такой не стыдно и поужинать, не в студенческой столовой само собой. Ты видел ее глаза? – маг подался вперед, ставя пустой бокал на письменный стол, – ну конечно ты видел, яркие зеленые, невероятные. – Не разделяю твоего восторга, но предпочитаю, чтобы ты не соблазнял девушек с моего факультета, у тебя и своих полно, – маг усмехнулся. – Но согласись, в ней что-то есть. – Есть, – некромант задумчиво повертел бокал в руке, – сила, темная, но не как у всех, надо разобраться, завтра же начну беседы со студентами. Глава 3 Утром загудел чертов сигнал, за ночь сил у меня не прибавилось, усталость ни куда не делась и я словно на автомате натянула на себя свежую форму, спасибо за это Арфин, девушка хорошо владеет магией чистки, а то если еще и руками стирать, то я ходила бы как… даже не знаю как кто, таких свиней ни в этом, ни в других мирах, нет. На поле, как всегда, собирались студенты. Неизвестно откуда передо мной, словно в воздухе возник, декан. Может, у меня реакция заторможена сегодня. – Студентка Уинтер, что вы тут делаете? – В смысле? – я не поняла вопроса. – В том смысле, что ваши соседки должны были передать, что от сегодняшней пробежки вы освобождены, но на лекции не опаздывать, – и он моментально про меня забыл, переключив свое внимание на Джонотона, отчитывая за то, что подслушивать чужие разговоры не хорошо. Ура, дополнительный час отдыха еще не одному бедному студенту не мешал, надо воспользоваться. Сегодня впереди меня ждали две лекции по истории, стихийная бытовая магия и Ларосское право, и намеревалась почитать учебник по истории, лежа в теплой постели. Читала я ее не зря, потому что в начале первой лекции профессор Фастгерд провел опрос на прошлую тему, стараясь поднять как можно больше студентов, некоторых даже по два раза, например, меня, видимо решил отомстить за то, что я пренебрежительно отнеслась к конспектированию. В этот раз я решила записывать не все подряд, а только ключевые даты и события, остальное помечала «смотреть учебник страница такая то», мне хватало времени, что бы полистать пособие. Ларосское право мне понравилось, преподавал его мужчина не в гражданской одежде, в синей форме с непонятными мне нашивками и с гербом Империи на левой груди. Рейг Кроир – так его звали, капитан Ларосской городской службы охраны правопорядка. Просвещать нас юридически он будет раз в неделю и в конце учебного года лучшим будет предложено пройти практику в городском участке правопорядка. Он не читал с листка, а просто ходил то в одну сторону, то в другую сторону, проговаривая по несколько раз важную для нас информацию. Я покинула аудиторию воодушевленная мыслью, что действительно могла бы работать в местной «полиции» суд-мед некромантом, по сути эти приближенно к той реальности, которая была в моем мире, раз уж меня распределили не на факультет целителей. А вот бытовую магию вел Нордманд Яргерд. Когда мы с девочками попали в практическую аудиторию, все ближайшие к преподавательскому столу места были заняты, женская часть нашего курса видимо успела сбегать в перерыве в свои комнаты, и навести красоту, что бы привлечь внимание профессора. Я бы в этом случае привлекла полицию моды, одна ярче другой, как на дискотеке в деревни у бабушек, даже в глазах режет. Да, мужчина он красивый, но вступать в ряды его фанаток, я не собиралась, поэтому Кларе уступила место поближе, а сама заняла место позади нее. Что бы всем было видно преподавательский стол, все места стояли полукругом, и каждый задний стоял чуть выше переднего. – Здравствуйте, студенты, – сегодня волосы его собраны позади в хвост, как он справляется с такими длинными волосами? Это же так неудобно для мужчины, – мы с вами уже знакомы, поэтому представлять не буду, сегодня у нас бытовая магия. Вся она основана на стихийной магии, за редким исключением она есть у всех, но не в достаточной степени, что бы стать стихийником, без обид, – и снова одарил всех лучезарной улыбкой, по аудитории прошла волна женских вздохов. Джонотон, сидящий рядом, своим взглядом задал мне вопрос «мол, что на них нашло». Я оторвала кусочек от последней страницы своего блокнота и написала ответ «Разжижение головного мозга, вызванное волновым излучением мужского тестостерона», свернула в трубочку и передала парню. Тот тихонько хихикнул, закрыв рот рукой, чтобы не привлекать внимание. – Что у вас там такое интересное? – профессор очень быстро преодолел большие ступеньки и оказался возле наших столов, а затем жестом попросил отдать ему записку. Прочитал ее. Он не был зол, наоборот, окинул нас по очереди взглядом и остановился на мне, игриво прищурив глаза. Вот что за человек? Наверняка, что то задумал, взрослый мужчина, а ведет себя как мальчишка, как же сильно он отличается от Ворона. – София, мне очень жаль, что вы не подвержены болезни, описанной тут, – и бумажку в его руке охватило маленькое пламя, она сгорела на моих глазах, – пойдёмте, будите моей ассистенткой, все равно колдовать вам сегодня не желательно. Спорить не стала, в конце концов, не так уж это и плохо, потом возьму записи у подруг, хм, первый раз восприняла соседок как подруг. Занятие прошло не плохо, за исключением того, что время от времени, меня пытались испепелить взглядом, в том числе и Аллора, чему я не удивлена. Было изучено три заклинания: чистка, сушка, глажка. Профессор выделил с барского плеча какую-то рубашку, мне то и дело приходилось валять ее в тазике с землей, мочить. Удивительно, но, не смотря на многочисленные воздействия на вещь, в конце занятия она выглядела как новая, в мой мир бы такую одежду, никаких скатываний и застирывания, бесценное качество. Яргерд оценил внешний вид моего платья, а оно оказалось в грязи, и разрешил мне попробовать заклинание чистки на себе. Нужные пасы рукой я уже выучила, все-таки вся группа передо мной полтора часа размахивала конечностями, и на мое удивление все получилось с первого раза, в душе я радовалась как ребенок, Говорить и читать о магии – это одно, но сделать самой – это совсем другое. Так что к концу занятия я была абсолютно счастлива и даже не обиделась, что меня заставили выполнять черную работу, сама виновата. Потом расходиться женская половина не спешила, но не я, стоило мне направиться к выходу, как меня окликнули. – София, задержитесь на минуту, остальные свободны, – недовольные студентки вышли, оставив нас. – Вы ведь понимаете, что после этого, разъярённая толпа, стоящая за дверью, может прикопать меня в академическом парке или на практическом кладбище некромантов, – а тут и такое имелось, – не стоит провоцировать их на кровопролитие. – Не переживай, я просто хотел кое-что отдать тебе, – и мужчина достал из ящика стола небольшую белую коробочку. – Что там? – с подозрением прищурилась я. – Дружеский знак внимания, поможет в восстановлении резерва, – он специально сделал акцент на слове «дружеский», – К сожалению, Стейн запретил мне приглашать тебя в город, не хочет, чтобы я отвлекал его студентов от учебного процесса, – хмыкнул маг, – я уважаю его как друга, и поэтому принес из города это, открывай. Я послушно открыла белую коробку без опознавательных надписей, там внутри на квадратной подставочке лежало пирожное нереальной красоты, белый воздушный цветок и красная бабочка на нем. – Даже есть жалко, если на вкус оно такое же невероятное, как и на вид, то я не против такого дружеского знака внимания. – Пока, София. – До свидания, профессор. Носиться по академии с коробкой не хотелось, поэтому выбрала себе укромный уголок в арке, куда меня в первый день водила домовиха, и съела вкусное произведение искусства, а потом, довольная как слон, направилась к кабинету декана, вчера хотела кое-что попросить, но из-за случившегося совсем забыла. У кабинета Ворона я лоб в лоб столкнулась с Аллорой. – Куда ты лезешь? Он вызвал другого студента. – Вызвал для чего? Пепельная блондинка ухмыльнулась, довольная тем, что я не осведомлена. – Если бы ты меньше оставалась наедине с преподавателями, то тоже бы знала, – вот оно как, пусть что хочет то и говорит, я ничего постыдного не с кем ни делала. – У меня сейчас нет времени, но ты еще пожалеешь, что из-за тебя меня наказали. И она поспешно ускакала по коридору, какая то она подозрительно довольная вышла от декана. Я постучала в дверь и не сразу, но услышала. – Войдите, – в кабинете за большим массивным столом сидел Ворон и что то писал. Не очень большое, но светлое помещение, с двумя большими окнами. Вся мебель: книжные шкафы, камин, стулья, стол и даже пол были сделаны в едином цвете, похожим на красное дерево и прекрасно сочетались с бежевыми стенами. Книгами были заставлены все полки, на нижнем уровне одного из шкафов лежали кипы бумаг и каких-то книг в мягком переплете. Профессор не сразу поднял голову, за это время я успела дойти до стула и теперь стояла напротив стола. – Это вы? – удивленно приподнял бровь мужчина, я уже заметила, что он делает это как то наиграно, этакий театральный жест. – Я знаю, вы ждали не меня, но я хотела попросить. – Присаживайтесь, студентка Уинтер, – он жестом указал на стул, – что вам нужно? Он отложил свою писанину и внимательно посмотрел на меня. – Дело в том, что между мной и студенткой Асмир существует конфликт, как выяснилось. И ваши наказания его лишь усугубляют. Знаю, я не имею права просить, но все же, не наказывайте ее, если она будет предпринимать что-то относительно меня, – не знаю, как это выглядело со стороны, но я попыталась быть уверенной. Никогда никого не боялась, но этот человек. Свартабранд ответил не сразу, он пристально смотрел на меня, будто пытаясь, что то разглядеть в моих глазах, я невольно поежилась. – Да, вы не имеете право просить, но я прислушался, можете быть свободны. Этот ответ меня устроил, честно сказать, я думала, он меня вообще пошлет с моими просьбами, может все-таки он не такой козел, каким показывает себя. Наконец, я добралась до комнаты и учебнику по демонологии, после того, как Арфин рассказала слухи о Вороне, стало интересно, что из себя представляет эта раса, тем более на следующем занятии он может спросить с меня по полной то, что я пропустила, не по своей вине, между прочим. Тут из ванны, мокрая и замотанная в полотенце выбегает Клара. – Смотрите, что по коммуникатору показывают. Она нажала большую кнопку и изображение спроектировалось в воздухе, женщина с ярко-красными волосами, подстриженными очень коротко, с длинным ровным носом и очень пухлыми губами, улыбалась зрителям, но как только она раскрыла свой рот, я ее сразу невзлюбила, даже не так, мне захотелось ее прибить. Тонкий голосок вещал: «Сегодня у меня снова неприятная новости для прекрасной женской половины, мой источник сообщил, что герцог Яргерд младший неоднократно был замечен с новой пассией Софией Уинтер. Девушка не отличается богатым или древним родом и сама по себе не заурядна. Секрет ее обольщения пока неизвестен. Но пусть невесты не волнуются раньше времени, все мы знаем, чем заканчиваются такие истории. А сейчас о…» Клара захлопнула коммуникатор. – Это очень унизительно, – сообщила я, – неужели вот такие новости показывают в Империи. – Ну, это же Сафария, она славиться своими скандальными сплетнями, у нее повсюду есть шпионы, которые выдают ей информацию, так что у тебя с магом? Это правда? – Глаза Клары загорелись, видимо, она тоже не против послушать неприличные новости. – Ничего, просто из-за того, что я была в затяжном трансе, пару раз подкормил пирожным, ничего больше, да и не надо мне это. – Ну, так тебе может и не надо, но мужчина не будет просто так это делать, – это уже заявила Арфин. – Главное, чтобы этой новостью не проникся его отец, – вымолвила Линдеэльм, первый раз за все время, мне даже сначала показалось, что я ослышалась, но она продолжила, – он уже много лет пытается его женить хоть на ком-нибудь, никак не дождётся наследников. В том году под удар попала моя сестра, все его интрижки быстро заканчиваются, – эльфийка закончила и снова припала к книгам. Что это было? Жест доброй воли и предупреждение? В любом случае, я рада, что она заговорила. – Между нами нет ничего романтического, – Арфин и Клара посмотрели на меня, явно не поверив, как и не поверит вся академия, кто же знал, что друг Ворона такой завидный жених, да еще и с титулом, уже представляю лица обделенных вниманием девушек. Следующий день перед выходными был сложный, пробежка далась с трудом, более того, Аллора пыталась меня всячески задеть не физически, словами, открытым текстом оскорбляя меня и мою семью. До чего злобная особа. За весь день я столько неприятного о себе наслушалась, за моей спиной смеялись, шушукались. «Она его приворожила», «да что он в ней нашел», «скоро он ее бросит, вот я…». В принципе, мне было все равно, что обо мне говорят, я никому не должна, титулов у меня никаких нет, значит и обязательств. Но это мне только показалось, после занятий у меня первый раз за неделю зазвонил коммуникатор, хорошо, что в это время я была в ванной. Открыла крышку и сразу же передо мной возник нечеткий полупрозрачный силуэт женщины, являющейся мне матерью в этом мире. – София, – судя по тону, она была рассержена, – я хочу, что бы ты приехала домой, нам нужно поговорить. – Извини, мама, я очень устала, первая неделя была очень тяжелой, и я намерена остаться и просидеть за учебниками все выходные, – я не соврала, так ведь и собиралась поступить. – Хорошо, – не сразу ответила женщина, нахмурившись, видимо обдумывая мой ответ, я в это время ее рассматривала, внешне мы не были с ней похожи, как и с отцом, но каштановые волосы и ее бледно-зеленые глаза могли свидетельствовать о родстве для окружающих. – Я хочу, что бы ты прекратила общение с герцогом, – продолжила она, у меня с самого начала не было сомнения, что звонок связан именно с этим. – Он мой учитель, мама, это невозможно. – Я про другое общение, ты поняла меня, – я устало вздохнула. – Это всего лишь слухи, не о чем волноваться. – Хорошо, он тебе не пара, если слухи подтвердиться, то я сама найду тебе мужа, – и она отключилась. И что это было? Очень резкая женщина. Насколько мне понятно, он отличная партия для любой девушки, так почему она против? Неужели жалеет мою неокрепшую девичью психику? Так поздно уже, сломали давным-давно, так что это все цветочки. Я поправила свои волнистые волосы и посмотрела на свое лицо, только сейчас, не находясь в постоянной спешке, я заметила, что похудела, скулы заострились, глаза, будто стали больше, может быть, поэтому маг воздуха и подкармливает меня сладким, жалеет. Комната была пустой, все соседки разъехались по своим домам на выходные, Клара долго меня уговаривала поехать с ней, если я не хочу возвращаться к себе, и что ее родители всегда мне рады, но я отказалась. Эти дни я планирую отдыхать от суеты, сидеть в комнате, обложившись учебниками. У кого-то друзья бриллианты, а для меня это книги, кто бы знал, как я обожаю это запах страниц, особенно новых печатных изданий. Конечно, сейчас век технологий и многие предпочитают электронные носители, но я предпочитала бумагу, и тратила много денег, иногда даже последние на все это. Костик часто был не доволен моими покупками и сам никогда не читал книги, считая это бесполезной тратой времени. Сейчас я в новом для меня мире, и вряд ли буквы на бумаге тут печатают на печатных станках, многие написаны оттисками, но это не уменьшает их ценность в моих глазах. Я села на стул возле окна и задумалась, у меня нет совершенно никакой тяги к бывшему молодому человеку, и это весьма радовало, на моем прошлом теперь стоял жирный крест. В планах еще был поход в город, не думаю, что на местной «банковской карте» много денег, но я хотела познакомиться с улицами, с книжным магазином, кондитерской, в конце концов, а покупки это дело второстепенное. Вспомнив то вкусное произведение искусства, я улыбнулась, такая мелочь, а все равно приятно. Начитавшись демонологии, я решила размять ноги, потому что лежала с книгой на кровати, на полу, в ванной, на стуле, все равно со временем все затекает. Комендантского часа в академии нет и выходить в коридоры ночью не запрещено, главное не шуметь, наверняка те, кто остался, спят. Я прошла по коридору нашего факультета некромантии, обстановка не отличалась чем-то шикарным, единственное, у каждого этажа, в крыле общежития была гостиная, большая, просторная с диванами и креслами, для совместного времяпрепровождения. Присмотрела себе атаманку и пообещала вернуться на обратном пути. Вышла на лестницу, и тут возникло непреодолимое желание подняться на этаж выше и посмотреть на преподавательскую гостиную. Будет глупо, если меня там застукают, но любопытство пересилило здравый смысл, и я, крепко обняв учебник по демонологии, пошла вверх по ступенькам. Конечно обстановка тут была не такая аскетичная как у студентов, ну это и понятно, большой камин, в котором до сих пор тлели угли, под ногами ковер с коротким ворсом, а дальше по коридору на стенах висели картины. Я шла и рассматривала каждую, это были преподаватели, стало интересно, получить место в галерее можно только посмертно? Потому, что я не увидела ни одного действующего профессора. Я дошла до самого конца, как вдруг услышала, что по лестнице поднимаются двое, женщина и мужчина, мило ведущие беседу. Мужчина был в черном и оказался Вороном. Черт, вот это я влипла, очень неудобная ситуация, оглянувшись по сторонам, поняла, что прятаться некуда, не ломиться же мне в двери, в надежде найти не незапертую комнату. Бред, кто оставит ее открытой. Еще комичнее будет, если штурмуемая мною дверь будет принадлежать декану. Делать нечего, я собралась с духом, сделала вид, что мое нахождение здесь не является чем-то ненормальным и пошла навстречу к выходу. Свартабранд увидел меня, и от улыбки ни осталось и следа, снова нацепил безразличную маску, затем что-то шепнул на ухо девушке, высокой длинноногой красавице. Нет, на рост я не жаловалась никогда, и среди своих знакомых была выше всех, но в этом мире одни эльфы чего стоят, высокие, нижние конечности от ушей растут. Его спутница выглядела как человек, конский высокий хвост на голове полностью открывал лицо и тонкую шею, длинных ушей не видно, но светло-розовые волосы все-таки намекали на примесь эльфийской крови. Все эти цветные волосы напоминали мне любителей аниме, только кошачьих мимишных ушей не хватает и пушистого хвоста. Так вот это розовое чудо пренебрежительно осмотрела меня с высоты своих каблуков и бесконечных ног. Она прошла мимо к двери, открыла ее и скрылась. Некромант, спрятав руки в карманы брюк тоже, окинул меня взглядом. – Вы пришли отчитаться за пропущенное занятие демонологии, студентка Уинтер? – привычный ехидный тон совсем не удивлял. – Нет, профессор, просто читала и решила сделать перерыв, размять ноги. – То, что читали, это похвально, но почему именно преподавательский этаж? Если вы ищете комнату профессора Яргерда, то его нет в академии. От такого наглого укола у меня челюсть чуть ли об пол не разбилась, даже слова нашлись не сразу. – У вас сложилось неверное мнение обо мне, меньше слушайте сплетни. – Я привык верить своим глазам. Все, не хочу больше это выслушивать, развернулась и уверенно зашагала к лестнице, мысленно пожелав этой парочке сгореть в аду, вместо этого в камине снова вспыхнул огонь. Это на меня не похоже, обычно я стараюсь пропускать все оскорбления мимо ушей, люди могут говорить, все что хотят, за последние дни оскорбления в мою сторону сыпятся постоянно, но я наделась, что у преподавателя должно быть больше такта. Только оказавшись в своей комнате, я поняла, что одной только мыслью смогла разжечь огонь, или это было совпадение или некромант? Ладно, я не буду думать об этом сегодня, я подумаю об этом завтра, как говорила главная героиня романа «Унесенная ветром». Свартабранд Я сидел в кресле, пока Селеста была в ванной. Весь запал и ожидания от вечера улетучились после разговора со студенткой. Она вроде ничего такого не сделала, подумаешь, прошлась по преподавательскому этажу, это по сути меня не касается. Больше разозлил мой друг, маг пообещал, что не будет предпринимать попыток соблазнения, а сам снова что-то сделал и попал в новости, одно и тоже повторяется постоянно. А еще, сегодня София сама, без помощи рук и заклинаний заставила угли воспламениться, но первокурсник некромант не может так пользоваться силой, если только он не маг стихии огня. Я заметил, что у нее большой резерв, но ее дар несет в себе что-то еще, то, что мне не понятно. Заметно, что девушка сама ничего не осознает, а еще у нее красивые глаза, так яростно смотрела на меня, обиделась. Размышления прервали нежные руки, которые Селеста запустила мне под рубашку, подойдя сзади. – Я надеюсь, ты не заскучал? – Не успел, – девушка наиграно поморщила носик. – Стейн, иногда девушке просто необходимо услышать приятные слова, – и она опустилась передо мной на колени и принялась расстегивать ремень, пришлось остановить ее, схватив за запястье. – Я устал, пойдем, я провожу тебя до ворот, и вызову аэромобиль. Селеста поджала губы, расстроилась, она наверняка планировала остаться на ночь, но у меня больше нет никакого настроения продолжать этот вечер. – Это из-за той девчонки? – Нет, – слишком много вопросов она стала задавать в последнее время. Утро встретило меня не солнечными лучами, а очередным мерзким сигналом подъема. Сначала я подумала, что это мои галлюцинации от сегодняшнего недосыпа, но потом прошла вторая сигнальная волна, всего их обычно три, для тех, кого трудно добудиться. Зачем устраивать пробежку, если многих в академии нет? Сначала, я хотела проигнорировать эти гестаповские порядки и продолжить спать, но потом подумала, что моя физическая подготовка хромает, относительно остальных, и в любом случае придется ее улучшить. А кардиотренировки лучший вариант в любом мире, и нужно научиться заниматься систематически, итак похудела, пора наращивать мышечную массу. Пробежка лучше всего пробуждает организм с утра, поэтому я умылась, налила себе из крана воды в стакан, заплела волосы в косу и отправилась. Сейчас на поле собралось мало студентов, всего десять, считая меня, в основном парни, из девушек только я и еще одна не с моего факультета. И все они уже бежали свою дистанцию сами по себе, я тоже последовала их примеру. Спокойно пробежав несколько кругов, заметила, как среди студентов появился Ворон, и снова разозлилась из-за вчерашнего. Этот гад выглядел отдохнувшим и полным сил, наверное, его любовница знает толк в расслаблении. Вот почему то она мне сразу не понравилась, высокомерных богатых зазнаек тут полно, и это меня ничуть не тревожит, потому что я училась в похожем серпентарии и дома. Все-таки самый дорогое учебное заведение, бюджетников по пальцам пересчитать, и издевки по поводу отсутствия денег в семье меня не тревожили, я даже научилась их отваживать. Правда, тут могут и волосы подпалить, наверное. Дыхание стало сбиваться и надо переставать думать о всяких глупостях, сегодня нужно выжить из себя по максимуму. Закончив пробежку, я отошла немного от поля, и легла на траву, закрыв глаза, устала, может попросить Даберту открыть лифт, состроить несчастней умирающий вид и она сжалиться, хотя, тут даже притворяться не нужно. – Студентка Уинтер, – раздалось где-то рядом, с испугу я резко поднялась и ударилась лбом обо что-то твердое, открыла глаза, потирая место ушиба, и увидела Ворона, который тоже держал свою руку у лба. Заметил, что я смотрю, сразу перестал. Он что наклонился проверить, не умерла ли я на травке? – Что же вы постоянно выскакиваете как черт из табакерки? – Черт? Кто это? – Черт – это вы, только хуже, – некромант нахмурился. – Если вы пытаетесь меня оскорбить, то за это студентов наказывают. – А преподавателей не наказывают? Вы меня тоже вчера оскорбили. Мужчина отошел на шаг и выпрямил спину, на его футболке были следы от пота, но он не выглядел уставшим, как у него это получается, может, есть заклинание? Тогда пусть меня научат. Передние пряди выбились из хвоста и обрамляли лицо, а глаза были серьезные-серьезные, если бы он меня не раздражал, то так и сидела бы, любуясь. – За этим я собственно и пришел, хочу попросить прощение за вчерашнее, – у меня нет слов, этот некромант и прощение, я стала оглядываться по сторонам, вдруг кто то сейчас наблюдает эту картину, – София, вы кого то ищите? Вы слышали, что я сказал? Похоже, он ожидал, что подскачу на месте от радости, захлопаю в ладоши. – Ищу. Свидетелей, такое нельзя оставлять незамеченным, это же такое событие. – Оказывается, вы умеет паясничать, не ожидал. Так вы принимаете мои извинения. – Принимаю, – мужчина в ответ слегка кивнул головой и ушел, может быть, я и нарываюсь сама, и потом мне прилетит за мою наглость в двойном размере, но я не позволю ему меня оскорблять. В столовой меня с улыбкой встретила Даберта, и заботливо положила больше сахара в чай, а я не против, сладкое каждому организму необходимо в определенных дозах, сегодня еще прикуплю конфеток в городе и буду абсолютно счастлива на ближайшую неделю. Во время завтрака ко мне за стол подсел тот оборотень огневик, Джаса, кажется. – Составлю тебе компанию, – бесцеремонно заявил парень. – С чего вдруг? – Ну как? Ты сидишь одна, я сегодня один, почему бы нам не сесть за один стол и поболтать. Кстати, я Джаса, а твое имя я уже знаю. – Во время еды надо не болтать, а жевать, – честно, мне было лестно его внимание, видный красивый парень, но ухажёры мне сейчас не нужны, сначала нужно научиться магии, укрепиться в этом мире, а потом уже говорить о мужчинах. Хотя, после разрыва с бывшим, мне о них вообще не хочется даже думать. Минуту спустя огневик снова заговорил. – Ваш декан тебя достает? – Не больше чем остальных. – Слушай, – он отодвинул от себя поднос, не доев свой завтрак, – а давай вместе сходим в город? Что тут в четырех стенах сидеть. Идея конечно, хорошая, но я бы лучше одна сходила. – Извини, нет, не хватало мне еще новых слухов «И снова заурядная девушка из не богатой семьи привлекает к себе внимание, сегодня она была замечена с сыном главы службы безопасности императорского замка». Я попыталась скопировать голос той журналистки, оборотень рассмеялся. – Здорово у тебя получилось, я зайду за тобой через час. – Но… – не успела я ничего ответить, как он уже был у выхода, шустрый зараза. Ладно, все равно собиралась идти, как проводник он может пригодиться, парень ведь не знает, что я совершенно не ориентируюсь в городе, потому что попала в академию как с корабля на бал. Порывшись в комнате в немногочисленном гардеробе, выбрала длинное платье с длинным рукавом, сшитое по фигуре, туфли без каблука, напоминающие наши балетки, только с более жесткой колодкой, сумку взяла ту, с которой хожу на занятия, другой не было. В комнату постучались, открываю, там оборотень. Джаса переоделся в светлые легкие брюки и рубашку без рукавов, выставлять все на показ свои мышцы он, видимо, очень любил. Мы пошли просто рядом, никаких официальных прогулок под руку. От территории академии до центра города пешком идти около пятнадцати минут, Я не знала о чем разговаривать с оборотнем, он мне показался обычным самовлюбленным качком, но все же задала один вопрос. – А почему ты не уехал как все? – Да я просто поругался с отцом, он нашел мне невесту, а мне она не нужна, точнее мне не нужен договорной брак, я к ней ничего не чувствую. – И тут парень немного вырос в моих глазах. – Понимаю, со мной вчера связалась мама, и сказала, что если слухи насчет меня и профессоре Яргерде подтвердятся, то она найдет мне жениха сама. – Ну, мы не позволим им решать за нас, – он взял меня за руку и потянул за собой, впереди показалась улочка, украшенная яркими цветами. То, что я увидела, напомнило мне Европу, сама я там не бывала, но картинок пересмотрела не мало. Скорее всего, это была именно торговая улица, потому что вдоль нее располагались магазины с витринами. – Здесь очень красиво во время парада лавочников, – прокомментировал парень, заметив мой взгляд, – бывала? – Как то не приходилось. – Ну, его каждый год проводят, еще увидишь, тебе надо что-то конкретное купить? – В книжный магазин нужно, в кондитерскую, остальное по обстоятельствам. И Джаса взял инициативу на себя, повел меня в лавку, не выпуская руки. Я оказалась в книжном, не магазин, а просто мечта, таких старинный, больших, украшенных вензелями книг не встречала никогда. Большой книжный стенд был посвящен только лишь одним гриммуарам. Только недавно узнала, что это такое, оказывается, все учебники, в которых описываются магические действия и есть гримуары, это библиотекарша меня просветила, когда я битый час пыталась помочь найти мне вот такую тонкую брошюрку по травологии. Они все казались мне невероятно ценными. Кстати. – Джаса, а как мне узнать, сколько у меня денег осталось на… ну на вот этой карте? Оборотень удивленно уставился на меня. – Ты странная, попроси лавочника, поднесешь обменный камень к вон тому камню, и у тебя высветится, сколько лоринов у тебя есть. Чувствую, еще пара таких вопросов и парень будет считать меня душевно больной, лучше помалкивать. Я улыбнулась старичку, который стоял за прилавком и наблюдал за нами, а затем попросила «вон тот камень». А что? Как объяснили, так и говорю. Приложила свой обменный камень и на нем появились цифры: пять и три ноля. Пять тысяч получается, это много или мало? Спрашивать не буду. Кивнув пожилому мужчине, я пошла рассматривать книги дальше. Спустя некоторое время я наткнулась на интересную для себя книгу, большой фолиант по темной магии автора Ольвида Свартабранда, наверное, какой-то дальний родственник профессора, видимо некромантия у них передается по наследству. Взяв ее в руки, сразу поняла, что влюбилась в ней, наверное, тысячи две страниц, сколько всего полезного для неопытной девушки в новом мире, да еще и с иллюстрациями. На полке под ней лежал ценник «1000 лоринов», ого, не могу я отдать столько денег за одну книгу, хоть и очень хочется. Я ходила по магазину, смотрела другие стеллажи, потом снова несколько раз возвращалась к тому сборнику знаний, все это время Джаса спокойно ждал меня, оперившись плечом о стенку, и молчал. Если бы это был мой мир и мой бывший, то он давно бы начал изображать из себя несчастную жертву печатной промышленности и их преданных последователей в моем лице. Этот, надо отдать ему должное, держался стойко. В итоге я купила художественную книгу, что бы разнообразить свой досуг, за сто пятьдесят лоринов. – Извини, что заставила ждать. – Ерунда, было интересно наблюдать за тобой, пошли дальше. Парень повел меня чуть дальше по улице, а потом мы свернули и попали на ярмарку, много лоточников стояли вряд, и продавали всякую мелочь, амулеты, украшения, статуэтки, заколки. В общем, чего тут только нет. Мы прошлись мимо, меня особо ничего не заинтересовало, понравился один кулон, но не настолько, что бы покупать, пока не получу стипендию, не буду растрачиваться, тем более я даже не знаю, сколько она составляет. Договор на обучение был подписан за несколько месяцев, а там вся информация, сумма выплат, права и обязанности и так далее, может зайти к ректору и попросить дубликат или почитать? На меня снова посмотрят на умалишённую. Ех, тяжела жизнь человека, оказавшегося не в своей тарелке. Кстати, о тарелках, наверное, надо найти продавца пирожков или тортиков. – А где кондитерская? Далеко? – я уже подумывала, что сначала лучше где-то перекусить, а потом уже искать магазинчик, если он далеко. – Да нет, вон она, – и Джаса показал пальцем на противоположенную сторону широкой улицы, – пойдем. Как только зашла, сразу почувствовала приятный запах шоколада, хорошо, что в этом мире какой-то очень умный, изобретательный и просто, очень замечательный человек придумал эту сладость. Под прозрачной витриной лежали пирожные, похожие на те, что ела я, и конфеты, все ровненькие, красивые, одна к одной, вручную такого результата не добиться, наверняка тут задействована магия. За прилавком стояла полненькая женщины, очень румяная и довольная, что ее посети новые покупатели. Наверное, такая буду в будущем, румяная и необъятная, если буду налегать на эти прекрасные кондитерские изделия. – Чего милая девушка желает? – А девушка желает, – я потерла руки в предвкушении, и оценивая глазами представленный ассортимент, – мне коробочку не очень большую, на пробу, вот этих, этих и этих. Очень довольная я вышла из магазина в обнимку с коробкой конфет. – Ты бы так не прижимала к себе, а то растает, до дома не донесешь, давай я понесу. – Не дам, сама понесу, – и я рассмеялась и ускакала вперед – Пойдем, перекусим, – донеслось до меня, – иначе я съем твои конфеты вместе с коробкой. Я остановилась и обернулась. – Поэтому я их тебе не дам. Не смотря на то, что я не хотела идти в город с оборотнем, день проходил неплохо, я сделала то, что хотела и даже немного погуляла по городу. Джаса не распускал руки, не рассказывал дурацких шуточек, не считая того, что постоянно таскал меня за собой, но это больше, чтоб не потерять среди толпы, потому в выходные народу было много, все спешили на ярмарку, в общем, я осталась довольна. И была такой до тех пор, пока мы не пришли пообедать, сначала долго спорили о том, кто должен платить за ресторан. Я стояла на том, что платить девушка за себя должна сама, тем более что это не свидание, а просто совместная вылазка. Оборотень же утверждал, что это не имеет значение, для мужчины такие споры унизительны. И вообще, кто выбирал ресторан, тот и платит. Немного по сопротивлявшись, пришлось согласиться с условием, что когда получу стипендию, обязательно свожу его в ресторан, но попроще. Заведение было очень красивое, над каждым столом в воздухе парили светильники, как в академической столовой, только шары были в золотистой оправе, гладкий белый наливной пол без узоров, а стена задрапированы тканью, потолок украшен барельефами. Внешне все выглядело очень органично и интересно. Нас проводили к столику возле окна и дали меню, я открыла его и растерялась, как можно определиться, особенно когда больше половины названий ни о чем не говорят. – Джаса, ты можешь выбрать мне что-то на свой вкус? Парень удивляться не стал, показалось, что эта просьба доставила ему удовольствие. Сделав заказ, он посмотрел на меня. – Соня, тебе говорили, что у тебя очень красивые глаза? – я чуть слюной не подавилась, а слюноотделение у меня началось, как только мы сели за стол, вкусные запахи доходили до нас из-за того, что кухня была совсем недалеко. Удивило то, как он смог правильно сократить мое имя, тут еще ко мне никто так не обращался, кроме Клары, и то редко, может случайно подслушал. Для моего мира то это обычное дело. – Спасибо, – кажется, у меня загорелись щеки, – ответь мне, оборотень тогда в столовой и сегодня – это два разных оборотня, почему? – Нууу, – потянул он, – я обычный парень, весьма привлекательный. – Очень самоуверенный, – перебила я. – Не на ровном же месте, – улыбнулся Джаса, – из-за положения моего отца, девушки кидаются мне на шею сами, стоит мне с ними заговорить. Ну, я и подумал, что все как обычно, новое лицо, симпатичное, приглашу к себе и все. А ты меня послала. – Очень честно с твоей стороны, но ты только не думай, что поход в ресторан что-то изменит, – нахмурилась я. – Я это понял, и от этого становится еще интереснее. Принесли еду, я взяла в руки вилку и нож и стала ковыряться ими в салате, выбирая, что можно съесть, а что нет. Оборотень молча ел свое и не отвлекал. Салат оказался очень вкусным, не считая странных кислых красных листьев, их я отложила на край тарелки. Потом была рыба, жаренная, как объяснил Джаса – это кадарус. Водится только в бухте Ларосса, у нее четыре глаза, два на голове, два в хвостовой части, и плавать она может как вперед, так и назад. Неведомый мне карась оказался не жирным и очень сочным. А потом принесли десерт, мороженое в вазочке с шоколадными шариками, размером с фасоль, и фруктами. Себе мой спутник ничего на десерт не взял, ел не спеша большое мясное блюдо, не прожаренное с кровью. Я не удивляюсь, он же оборотень, кто знает, чем они питаются, когда находятся во второй ипостаси, надо почитать. Наслаждаясь вкусняшкой, я почувствовала на себе чей-то взгляд, подняла голову и увидела за столиком напротив, в другом конце зала, сидела пара, красивая розововолосая жертва анимэ движения и профессор Свартабранд. Голубая рубашка на нем бросалась в глаза, я уже привыкла, что всю неделю мужчина ходит только в черном, наверное, у них какой-то важный день. Увидев, что я заметила их, Ворон взгляда не отвел, а его спутница поняла, что его внимание принадлежит теперь не только ей, накрыла его руку своей. Она тоже была одета нарядно, обтягивающее как вторая кожа переливающееся платье, и меховой воротник. На улице тепло, а она в мехах, защитников животных на нее нет. От изучающего взгляда, теперь уже любовницы Ворона, сам он больше не удостоил нас своим внимание, пропал аппетит, и я отставила десерт. Кощунство с моей стороны. – Джаса, давай я схожу в одно место для девочек, а потом мы пойдем обратно в академию. – Конечно, – и он отложил свои приборы, – я тоже уже наелся, – и он сыто улыбнулся как кот. Пока мы обедали, я невольно наблюдала, куда постоянно ходят женщины, поэтому туалет нашла с легкостью. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/oksana-aleksandrovna-ivchenko/akademiya-magii-o-chem-molchat-zombi/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.