О чём ты думаешь, Когда, срываясь, гаснет Над бездной опрокинутого дня Звезда осенняя? .... Когда сочится красным Закатный час, В безмолвии огня Что слышится тебе? ... Найти ли можешь меру Тому, что не объять? - до слепоты и - вдаль, и - вширь - снега... ... В непробудимо-сером Рассвете... - за дождями - Видишь ты, Как первый луч,

Предсказание для босса

-
Автор:
Тип:Книга
Цена:184.8 руб.
Год издания:   2019
Язык:   Русский
Просмотры:   118
Другие издания
Скачать ознакомительный фрагмент

Предсказание для босса Матильда Старр Мира Славная Ужасные боссы #11 Ведьма нагадала суженого, и он – точь-в-точь генеральный нашего концерна. Только он не собирается становиться моей судьбой, а ведьма предупредила: упустишь – век счастья не видать! Мира Славная, Матильда Старр Предсказание для босса Глава 1 Катерина была готова разрыдаться с досады. Глупое кольцо! Сто раз уже собиралась отнести его к ювелиру и убавить размер, ну или хотя бы не надевать его, пока этого не сделает. Но собираться – это одно, а на деле… А на деле сейчас оно скачет по ступенькам огромного бизнес-центра, а бестолковая владелица скачет за ним следом в надежде поймать сбежавшее украшение. Сапфир и несколько, пусть малюсеньких, но все-таки бриллиантов, подарок бабушки. Будет ужасно неприятно, если она его не поймает, а поймает кто-то другой. Нет, тому, другому, будет наоборот приятно, но лучше уж его поймать ей. Колечко, звякая, пронеслось по мраморной лестнице, спрыгнуло и весело покатилось, сворачивая к перилам. Нет, только не это! В отчаянном рывке Катерина буквально пролетела над последними ступеньками и придавила прыткое украшение к полу обеими ладонями, впечатавшись головой во что-то такое, необычное… В брюках… У этого необычного «что-то» были начищенные до блеска ботинки с аккуратно завязанными шнурками. Катерина подняла голову и ахнула: – Максим Викторович, здравствуйте… Ботинки, шнурки и все остальное принадлежало владельцу концерна, на который она работала последние полгода, господину Боброву. Бровь господина Боброва слегка изогнулась. – Добрый день, госпожа Верхина, – спокойно сказал он, но Катерина могла бы поклясться, что в голубых глазах биг-босса мелькнуло веселье. – Я оценил вашу хм… лояльность. Вставайте! И перед ее носом замаячила широкая мужская ладонь. Лояльность? Ой… Катерина воровато огляделась по сторонам и едва не застонала. Ее ловкий прыжок и феерическое приземление не остались незамеченными: вокруг отсвечивали любопытные физиономии сослуживцев. – Я… – смущенно пробормотала Катерина, – … я…Я вот! – она торопливо схватила сбежавшее колечко и показала Боброву, красноречиво добавив: – Вот… – Вы стоите на коленях и протягиваете мне кольцо, – усмехнулся биг-босс, помогая подняться. – Коллеги еще подумают, что вы делаете мне предложение… Кольцо… Предложение… Катерина заглянула в ярко-голубые глаза Максима Боброва и с ужасом вспомнила вчерашний день. Точнее, вечер. * * * – А глаза у него голубые… – с подвыванием вещала колдунья. Видок у нее, конечно, был тот еще. Где-то процентов на девяносто она состояла из платков, шалей и неопознанных лоскутков ткани, остальные десять приходились на полтонны амулетов и боевую раскраску. Какая-то черная тряпочка с наполовину облезшей бахромой, обвивалась вокруг головы, полностью скрывая волосы, отчего длинный, чуть крючковатый нос смотрелся еще длиннее и крючковатее. Тело же напоминало капустный кочан, большой и рыхлый. Казалось, сдерни с него один платок, и под ним окажется второй, потом третий, четвертый, пятый… А за последним – пустота. Хотя, нет. Периодически из тканого вороха выныривала худая рука с проступающими венами, словно намекая, что под многочисленными лоскутами все-таки что-то есть, а может даже и живая плоть. Впрочем, Катерине не было никакого дела до внешности и внутренностей ведьмы с жутким именем Вольдемара. Катерина была чертовски зла. Она молча слушала, и иногда бросала испепеляющие взгляды на Юльку. Жаль, прямо здесь при этой ярко накрашенной дамочке, увешанной амулетами, нельзя сказать дорогой подруге все, что она думает и о ней, и об этом их походе. Надо будет запомнить и высказать позже. Например вот это: Ну, надо же, голубые глаза… Конечно, теперь Катерина свою судьбу моментом найдет. Голубые глаза – это же такая редкость. Еще б про шрам после аппендицита сказала! А что, тоже ведь достойная примета. Проверил в штанах, заглянул в глаза и тащи его под венец. Судьба! Кстати, вот еще по поводу голубых глаз. Как же ведьма их рассмотрела в чашке с кофе, там все глаза коричневыми должны получаться, ну, в крайнем случае, черными, или – ха-ха-ха! – кофейными. Но никак не голубыми… – Росту он высокого, – продолжала гадалка. Ну, слава тебе Господи, не карлик… Катерина преувеличенно громко и глубоко вздохнула, надеясь, что Юлька догадается, сколько сарказма вложено в этот вздох. В легкие тут же радостно рванул воздух, таща с собой густой дух ведьминого жилища. Пряные, терпкие ароматы трав, которые сухими пучками были развешаны под потолком, дымное горьковатое тепло из русской печки, где потрескивали дрова, запах старого, чуть отсыревшего дерева и пыли. В носу моментально защекотало, и Катерина чихнула. – Чин у него тоже высокий, – голос Вольдемары становился все визгливее. – Достойный мужчина. А вот в личной жизни счастья нет. Недавно разрыв был тяжелый, до сих пор страдает. А того не знает, что настоящее его счастье близко. Стоит только руку протянуть. Катерина совсем не была уверена, что какому-то там голубоглазому, которого только-только бросили и он все еще страдает, нужно тянуть к ней свои руки. Да-да, это тоже надо запомнить и потом такими же словами сказать Юльке, высмеять ее, чтобы навсегда отбить охоту таскать подруг к гадалкам. Она, Катерина, могла потратить такую кучу времени с большей пользой. Сходить, например, в театр. Или на выставку какого-нибудь искусства. Или в музей. Музей Катерине было особенно жалко. Она уже сто лет там не была, и вот опять все пропало! Вместо музея они три часа тряслись в такси, чтобы добраться до этой окраины, потом, перепрыгивая лужи, преодолевали тропинку к невзрачному деревянному домишке и сражались со входной дверью. Как оказалось, там надо было потянуть за веревочку, и когда щеколда внутри лязгнет, быстро толкнуть дверцу, пока та щеколда снова не упала. Стоило им войти, парочка потревоженных котов брызнула из-под ног, напугав Катерину до заикания. Ступеньки крутой лестницы скрипели и стонали на все лады, того гляди, поставишь ногу не на ту досочку, и… И все, закрытый перелом и три недели больничного. За лестницей начинался небольшой коридор, заставленный чем попало, из ниши за занавеской вытекало что-то темное. Так себе хозяйка у этого дома… В самой избе по полу катались клубки пыли, валялись какие-то предметы неизвестного назначения. С засиженного мухами потолка свисала рыжая паутина, плотные занавески скрывали бардак на подоконниках. Из раззявленного нутра старинных сундуков выглядывали сокровища: какие-то осколки, черепки и даже (тьфу-тьфу-тьфу) пожелтевший череп. Казалось, все это принадлежало еще прабабке Вольдемары и передалось правнучке вместе с генами и даром ясновидения. В глиняных горшках, расставленных тут и там, пузырилась мутная жидкость. Катерина потянула носом, подойдя к одному из них, и тут же закашлялась, клятвенно пообещав себе больше ничего не нюхать, и вообще дышать через раз. Наверное, Вольдемара готовила в них лечебные настойки, а то и приворотные зелья, которые за большие деньги всучивала доверчивым дурочкам типа Юльки. Впрочем, сейчас в роли дурочки была она, Катерина. По крайней мере, ведьма, должно быть, так и считала, раз заунывным голосом продолжала вещать о ее скором счастье с голубоглазым незнакомцем. – Он чуть постарше тебя будет, – нараспев произнесла она, – дом у него то ли есть, то ли нет. – Бомж что ли, – не удержалась Катерина, – на вокзале ночует? – Отчего же на вокзале, – Вольдемара поджала губы. – Строит дом, или старый продал, а новый пока не купил. Все ясно, у нее там по ходу дела не чашка с кофе, а целая кадастровая контора. – Что-нибудь еще? – спросила Катерина в надежде, что никакого «еще» не будет. – Имя знаю, – с вызовом сказала ведьма. Да ладно! – И что же за имя? – Не все знаю, – тут же включила заднюю Вольдемара, – но первую букву скажу. – И? – Что «И»? Почему «И»? – удивилась та. – Вовсе даже не «И», а вовсе даже «М». – Ну, теперь-то мы с ним никак не потеряемся, – торжественно сказала Катерина, – при таком-то точном портрете. Ведьма, похоже, начинала злиться и сарказм посетительницы ей совершенно не нравился. – Не потеряетесь, – отрезала она. – Завтра и столкнетесь. Ого, какая точность! – Так уж и завтра, – хмыкнула Катерина и покосилась на часы. Что-то шутка затянулась. Засиделись они тут. – Завтра, – с нажимом повторила ведьма, – а чтобы не перепутать, знак будет. – Это какой такой знак? – вяло спросила Катерина, окончательно потеряв интерес к разговору. Духота и запахи сделали свое дело, она просто хотела спать. И домой. Вернее, наоборот. Домой и спать. – Кольцо, – громко отчеканила ведьма, и Катерина, вовсю клевавшая носом, вздрогнула и заморгала. Вид у Вольдемары был такой грозный и важный, словно она только что ответила на главный вопрос мироздания. – Кольцо? – переспросила Катерина. – Да, как кольцо увидишь – значит, он! И помни… – Вольдемара погрозила тощим пальцем, – … ни с кем другим тебе счастья не будет. Он – твоя половинка, раз и навсегда. Судьба. Единственная и неповторимая. Стоп, очень интересно… Что это еще за ультиматумы такие? – А если он мне не понравится? – возмутилась Катерина. – Даже со всеми его голубыми глазами и домом недостроенным? – Лучше бы понравился, – ответила Вольдемара значительно. – А если с судьбой спорить, навсегда одна останешься. А может, и вовсе неприятности на себя навлечешь. Глава 2 Юлия передала гадалке тоненький конверт. Сейчас – в городе, в кафе – Вольдемара выглядела совершенно не по-ведьмински: обычная женщина в джинсах и майке, волосы убраны в хвост. Без жуткого мистического макияжа она казалась значительно моложе, да и голос ее без завываний звучал куда приятнее. – Не понимаю, – сказала Вольдемара (впрочем, вряд ли это ее настоящее имя, скорее, творческий псевдоним). – Почему было просто их не познакомить? – Познакомить, – фыркнула Юля, – это вы Катьку не знаете. Каждый раз, когда я пытаюсь ее с кем-то познакомить, мы ссоримся. Я, видите ли, лезу в ее личную жизнь. Но как можно залезть в то, чего нет?! С утра до вечера торчит на своей работе, а часики, между прочим, тикают. А стоит начать говорить: вот есть у меня парень на примете: и симпатичный, и хороший, давайте вместе в кафе, в кино, ну я со своим Костиком и вы присоединитесь… Что ты, что ты, кошмар начинается! Она говорит: так только собачек сводят! А люди сами познакомиться могут. В общем, случай безнадежный. Потомственная алтайская ведьма Вольдемара пила чай, заказанный на Юлькины деньги, и внимательно слушала клиентку. Впрочем, неудивительно: мошенники всех сортов отлично умеют слушать. – А Миша, кстати, отличный парень! Фирма у него своя, компьютеры чинят. Да, небольшая пока, но лиха беда начало. Дом вот строит – двухэтажный, между прочим, и в черте города. Да и сам по себе парень симпатичный, не гуляет, готовит хорошо… Ну что еще надо? – Вот так бы своей Кате и сказала! – пожала плечами ведьма. – Если бы я ей так сказала, – тоскливо вздохнула Юля, – она бы еще год шарахалась ото всех, кого зовут Миша, и компьютеры бы не чинила – сразу выбрасывала. Юля посмотрела на часы и торопливо допила свой кофе. Дольше рассиживаться не позволяли скромные размеры обеденного перерыва. Она, между прочим, не только сердечные дела подруг устраивает, но и работает. – Значит, так. Сегодня Миша с ней познакомится. С кольцом подойдет. Она знак увидит и заинтересуется. А там и все остальное совпадет. Вот тогда-то она наверняка явится к вам. И тут важно не упустить момент, – она покосилась на конвертик с деньгами. – Не дать ей передумать. Укрепить, так сказать, боевой настрой. Понимаете? – Уж не хуже твоего понимаю, – усмехнулась ведьма, – у меня вообще-то опыт. Опыт-опытом, но уточнить еще один важный момент не помешает. – Это… – Юлька снова скосила глаза на белый конвертик, – … за весь комплекс услуг сразу. – Не сомневайся, не обману. Я же тебе не шарлатанка какая-нибудь. На это Юля не нашлась что ответить. Судя по тому, что они с потомственной алтайской ведьмой вчера провернули, как раз шарлатанка и есть. Но сказать такое человеку в лицо она не рискнула. – Ну ладно, у меня уже перерыв заканчивается. Я тогда побегу… – она схватила сумочку и была такова. Фух! Она сделала все что могла. Теперь лишь бы Мишка не подкачал. Глава 3 Катерина пулей пролетела через приемную и, заскочив в свой кабинет, захлопнула дверь. В боку кололо, воздух никак не хотел вдыхаться, за спиной, в приемной стояла подозрительная тишина. Секретарь Алёна явно под впечатлением от столь хм… эффектного появления начальницы. Еще бы…Обычно она вела себя куда сдержаннее. Начальница – это, конечно, громко сказано. Подчиненных у штатного аналитика было не слишком много. Собственно, одна Алена и была. Но уж в глазах этого единственного она старалась выглядеть солидно и никогда не терять лицо. Лицо… Катерина даже застонала сквозь зубы. Ее лицо осталось валяться там, на третьем этаже, а то, что она притащила с собой, лицом могло называться только с большой натяжкой – щеки горели, а о том, что творится на голове, лучше было не думать. Немного придя в себя, Катерина уселась за свой стол и попыталась сосредоточиться: так… так… О чем она думала? Что вообще происходило до того, как она решила спуститься на третий этаж, чтобы… Кстати, зачем вообще ей понадобилось на этот чертов третий этаж? Катерина достала из сумки пластиковую бутылку с водой и сделала несколько жадных глотков, привела себя в относительный порядок перед крошечным зеркальцем, поочередно заглядывая в него то одним глазом, то другим, и решительно набрала номер. – Алена, зайдите, пожалуйста, ко мне. Это подчеркнутое «вы» было необходимо. Ее секретарь всего на пару лет моложе. В этой ситуации очень сложно держать дистанцию. Но нужно. – Скажите, Алена… – строго начала Катерина и немного помолчала, тщательно подбирая слова. Они подбирались плохо. И вообще, со словами сегодня происходило что-то странное. – А Максим Викторович… Ну, генеральный… Он же вроде бы уезжал… Да уж. Спросила, так спросила! Она же аналитик. Могла бы что-нибудь и поумнее придумать. Куда уезжает начальство, скорее Катерина должна быть в курсе, а не… Хотя, хороший секретарь всегда знает больше любого босса. А Алена – хороший секретарь. Хороший секретарь Алена на оплошность начальницы внимания не обратила. Она наклонилась над столом, состроила заговорщическую рожицу и сказала почти шепотом: – Говорят, не уезжал, а разводился… – Разводился? – Катерина похолодела. Нет, это не может быть правдой. Гадалка – просто шарлатанка, она не могла знать такое, глупость какая-то… – Именно, – азартно кивнула Алена и еще сильнее наклонилась. Добытые по крупицам сведения сыпались из нее, как яблоки из дырявого мешка, и каждое больно тюкало Катерину по макушке. – Говорят, жена его чуть ли не как липку ободрала. Столько всего отсудила, и даже дом. Дом! Состояние Катерины было близко к полуобморочному. – Что же он теперь, как бомж на вокзале живет? Кажется, сегодня она перевыполнила персональный годовой план по сказанным глупостям. – Зачем же на вокзале? В отеле живет. Пока не купит что-нибудь подходящее. Фиаско. Всё, как и говорила эта, как её, Вольдемара! – А откуда ты так много о нем знаешь? – недоверчиво спросила Катерина. – Ну, вы даете, Катерина Дмитриевна, – снисходительно улыбнулась Алена. – Про Максима Викторовича у нас все знают. С тех пор как он развелся, больше ни о ком вообще не говорят. Даже непонятно, как концерн до сих пор работает, если все только и делают, что сплетничают. – Я за всех отдуваюсь, – хмуро пробормотала Катерина. – Знаешь, Алена, что-то мне нездоровится. Уйду-ка я сегодня пораньше. Если будут спрашивать, скажи… – Видно, вам и вправду нездоровится. Какое «пораньше», если уже конец рабочего дня? Катерина посмотрела на часы. А ведь Алена права. Стрелка почти доползла до пяти. – Я хотела сказать, что не буду задерживаться, – поправилась она. – В общем, доброго вечера, я пошла. – Катерина вылетела из кабинета и побежала по лестнице. Ей хотелось как можно скорее оказаться дома одной. И спокойно без свидетелей всё обдумать. В фойе ее кто-то окликнул: – Девушка, извините. Это не вы кольцо потеряли? Она обернулась. Мужчина, задавший этот вопрос, неловко топтался и протягивал ей злополучное украшение. Подозрительный тип. Незнакомый. Никогда его здесь не видела… – Нет, не я. Свое я уже нашла, – буркнула Катерина и поспешила к выходу. Точно бандит. Разводила! Отвечать нельзя. Даже если только посмотришь – через минуту объявится его сообщник, и скажет что это кольцо из музея, например. А он сыщик, накрывший преступную шайку. И потом начнут деньги вымогать. И ведь в приличном же месте промышляют, не на улице! Надо будет завтра сказать охране. Но даже об этом Катерина думала лениво и между делом. Перед глазами стояли синие очи биг босса, в ушах звенели набатом слова ведьмы: «А если с судьбой спорить, навсегда одна останешься. А может, и вовсе неприятности на себя навлечешь». Глава 4 Катерина вернулась домой в задумчивости. Задумаешься тут, когда все прежние жизненные устои рушатся прямо на глазах. И глупый треп гадалки сбывается с точностью до слова. Она была готова посчитать это розыгрышем и обязательно бы посчитала, если бы с ней сегодня начал знакомиться какой-нибудь голубоглазый юноша с именем на «М». Она даже ожидала чего-то такого. Слишком уж настойчиво тянула ее Юлька к гадалке. Чересчур настойчиво! Так что, если бы на горизонте нарисовался кто-то, готовый «протянуть руку», Катерина бы высказала все, что думает, сначала незадачливому «женишку» с недостроенным домом и проблемами в личной жизни, а потом и хорошей подружке Юльке, потому что история выглядела бы шитой белыми нитками. Катерина прекрасно себе представляла, как, отчаявшись познакомить ее хоть с кем-то, Юлька идет на крайние меры и привлекает к делу «потомственную алтайскую ведьму». Единственное, что никак не укладывалось в такую понятную и стройную теорию, – это Максим Викторович. Представить себе, что стопроцентно успешный мужчина, взирающий на окружающих несколько свысока, ввязывается в подобную глупую авантюру, Катерина не могла. На это ее фантазии не хватало. Если бы Максим Викторович обратил внимание на сотрудницу, которая с утра до вечера одиноко кукует в своем кабинете и давно бы засохла, если бы верный секретарь не подпаивала ее кофе, он бы уж точно нашел способ с ней сблизиться, не прибегая к ведьмам и гадалкам, даже потомственным и очень алтайским. И уж как-нибудь без Юлькиной помощи. На конференцию бы с собой пригласил, или просто сказал бы: – Встретимся за ужином, госпожа Верхина, обсудим вашу работу. И все! Безо всяких колдовских штучек и прочей мистической ерунды. Куда бы она делась, пошла бы как миленькая. В общем, мощный аналитический аппарат Катерины был готов сломаться, столкнувшись с этой нерешаемой задачкой. К счастью, ее размышления прервал телефонный звонок. Юлька, ну конечно! Она и не сомневалась. Вместо «Привет, как дела?» из трубки донеслось нетерпеливое: – Ну как? Был знак? Что там с кольцом? Катерине хотелось гордо ответить, что все это глупости: с гаданиями, ведьмами и прочей ерундой. И что, если бы она, Катерина, не опасалась, что Юлька заноет ее до смерти, то ни к какой Вольдемаре в жизни бы не пошла. И что никаких таких особых знаков и колец с женихами сегодня не было. Но, увы, врать лучшей подруге Катерина не привыкла. – Был знак, кажется. Там такая история с кольцом… – выдавила она. В трубке восторженно ахнули. – Впрочем, не важно. Что-то такое было… – Что… и мужчина?.. – допытывалась Юлька теперь уже с удвоенным энтузиазмом. – Ну да, вполне себе мужчина… Уж с этим поспорить было трудно. – Ух ты, здорово как! – Катерину чуть не смыло волной радости, которая выплеснулась из трубки. – Ну и что, понравился он тебе? А вот тут Катерина задумалась. Раньше ей и в голову не приходило размышлять о том, нравится ли ей Максим Викторович. Зарплату платит, попусту не придирается, да и с чего бы ему к ней придираться, они почти не пересекаются по работе. Он главный босс, хозяин всего и вся, она обычный рядовой сотрудник. Зато ее отчеты с ним сталкивались регулярно и даже ложились к нему на стол. Почему-то эта мысль сейчас показалась ей неприличной. А вот она сама – нет. Не в смысле на стол не ложилась, а не сталкивалась. Хотя на стол тоже не… Боже, ну и чушь! В общем, здоровались, встречаясь в коридорах огромного концерна, и не более того. Но если подумать, то он вполне симпатичный мужчина, не совсем в ее вкусе, но наверняка кому-то он кажется привлекательным. – Ну, что ты молчишь? – встревоженно спросили из трубки. – Думаю, – честно ответила Катерина. – Наверное, нравится, но не так… В общем, это точно не моя судьба, что бы там ни говорила твоя Вольдемара. – Вольдемара ерунды не скажет, – отрезала Юлька. Весьма спорное утверждение. На взгляд Катерины, эта женщина только ерунду и говорила. Но вот то, что ерунда начала сбываться с такой точностью, явно свидетельствовала о том, что к словам гадалки нужно, если не прислушаться, то отнестись серьезнее. – А остальное совпало? Ну имя там, или еще что-нибудь? – Юлька продолжала вбивать гвозди в гроб Катерининого рационального мышления. – Ну… кое-что совпало, – с неохотой ответила та. Все совпало, все! Если бы кое-что совпало, можно было бы списать на случайность, и даже не задумываться об этом. – Послушай, я знаю, что делать, – радостно заявила Юлька. – Тебе надо сходить к ней еще раз. Тогда же ты не знала, кто твоя судьба, а теперь знаешь. Вот заодно и расспросишь, раз сомнения есть. Еще вчера за подобную «отличную идею» Юлька была бы жестоко высмеяна. Но сегодня эта мысль уже не казалась Катерине такой уж дикой. Наоборот! Разумеется, она не собиралась всерьез спрашивать совета у Вольдемары, а вот поразузнать у гадалки подробности о своем «суженом» не помешало бы. В конце концов, разрыв с женой, голубые глаза и временное отсутствие жилья – не таких уж и редкие признаки. А если копнуть поглубже – сразу выяснится, что ничегошеньки эта ведьма не угадала. И никакой ей Максим Викторович не суженый, а самый обычный начальник. У Катерины даже настроение улучшилось. – А что, давай, организуй мне с ней встречу! – охотно согласилась она, чем вызвала новую волну Юлькиного восторга. – Да запросто, завтра в шесть утра. Сойдет? – Почему так рано? – удивилась Катерина. Она вставала рано. Но не настолько же! – Потому что потом тебе на работу, а у нее это самое продуктивное время. – Вчера мы вечером ходили, – проворчала Катерина. – Вчера был исключительный случай, что-то там случилось с луной в козероге, я так толком и не поняла. Катерина тяжело вздохнула: дожили, что-то случилось с луной в козероге, и поэтому ей в шесть утра нужно тянуться к черту на кулички к какой-то ведьме, чтобы больше узнать о своем суженом. Все это никак не могло быть частью ее жизни. Но почему-то стало. Глава 5 Катерина ругала себя на чем свет стоит: и когда встала с утра пораньше, и когда ехала на такси на окраину города, и уже тем более когда застала Вольдемару на пороге – заспанную, но всё так же укутанную в невероятные фольклорные тряпки. «Что я здесь делаю?» – спрашивала она у себя, и тут же отвечала: «Провожу следственный эксперимент по выводу шарлатанки на чистую воду!» В конце концов, надо же поставить в этой невероятной веренице совпадений – да, да, именно совпадений! – жирную точку. Она была готова даже опоздать на работу, допрашивая «ведьму», пока не найдутся какие-нибудь расхождения в ее показаниях и действительности. – Ну, заходи, – хмуро сказала ей Вольдемара. – Так и знала, что мы еще встретимся. «Ну, конечно, – скептически подумала Катерина. – Если завтра пойдет сиреневый град, а по улицам города станут скакать кенгуру, она тоже заявит, что знала об этом. Прямо вот вчера вечером о таком думала». Провидица, никуда не денешься. Но ее-то она не собьет с толку. – Я хочу чуть больше узнать о своем… – Катерина чуть было не сказала «гендиректоре», – …суженом. Ну, о том, который с кольцом. Вообще-то, она подготовила много коварных вопросов. Весь вечер продумывала и выстраивала беседу. Но стоило ей окунуться в аромат приторно-сладких благовоний, усесться за стол, щедро усыпанный всякого рода «магической» ерундой, все они почему-то вылетели из головы. Вот правильно же хотела записать всё в блокнот, тогда бы точно ничего не забыла. Но идти на прием к ведьме с блокнотом не казалось Катерине умной идеей – все-таки вопросы лучше задавать непринужденно, вроде бы как между делом. По крайней мере, вчера она так считала. А вот сегодня уже не считает. – Был-таки знак? – недобро прищурилась ведьма, словно уличив Катерину в чем-то постыдном. – Был, был, но эти ваши знаки – такая штука… Кто ищет, тот всегда найдет. Вот вы мне лучше скажите: как он ко мне относится? Этот мой суженый. Если сейчас Вольдемара скажет, что полюбил с первого взгляда, да только признаться боялся, – все! Можно сразу разворачиваться и уходить, чушь собачья. Но ведьма ничего такого не сказала. Она сначала хороших минуты три вглядывалась в хрустальный шар. Катерине уже хотелось прикрикнуть: да хватит изображать работу мысли, верю я, верю! А потом ведьма изрекла: – Раньше часто тебя встречал, но смотрел словно сквозь тебя. А вот вчера будто в первый раз увидел… Понравилась ты ему, ну да скоро сама поймешь. Катерина нахмурилась. – А не слишком ли быстро он от развода оправился? Раз на меня заглядываться стал? Вот пусть теперь ведьма ляпнет, что именно она, Катерина, упала как бальзам на израненную разводом душу. – А он и не заглядывается… – увертливая Вольдемара ловко избежала ловушки. – Так, симпатизирует… Нет, какая-то ерунда получается. Надо спросить что-то такое, чего угадать невозможно. – А сегодня мы с ним встретимся? А что? Хорошая проверка. По крайней мере, к вечеру точно будет знать. Ведьма снова с пару минут гипнотизировала шар. – Встретитесь. И завтра тоже. Часто будете встречаться теперь. Одно скажу: он захочет с тобой сблизиться. – Что, прямо так сразу и сблизиться? – широко раскрыла глаза Катерина. – Тьфу на тебя! – ответила ведьма. – Развратные вы стали! Поговорить захочет, узнать поближе. Пригласит куда-нибудь. Противиться не вздумай. Откажешься – беду на себя навлечёшь. Катерина вздохнула. Ясно. Вместо толковой информации – глупые заявления и угрозы. Всё как всегда: порча на тебе большая и прочее, прочее. – Ладно, пойду я, пожалуй. Что сидеть, блокнота с вопросами нет, разговор зашел в тупик, а еще немного задержится – на работу опоздает. Да и счетчик в такси тикает. Не могла же она отпустить машину и остаться в этой глухомани без транспорта! – А где он отдыхал летом? – уже на пороге вспомнила она один из подготовленных коварных вопросов. Ведьма посмотрела на нее мрачным взглядом. – Я тебе что, справочное бюро? Или налоговая инспекция? Хочешь узнать, где отдыхал, у него и спроси, – грубо поставила она Катерину на место. Ясно. Чего-то подобного она и ожидала. Вслух она этого не сказала, но на лице что-то похожее явно отразилось. Во всяком случае, ведьма буркнула: – Нигде он не отдыхал. Работал. * * * Как ни странно, она не опоздала на работу. Вовремя выбралась с чертовых куличек, где жила ведьма. Таксист умудрился лихо объехать пробки и доставить ее по месту назначения. Но не успела она подняться в свой кабинет, как предсказание ведьмы начало сбываться – на лестнице она столкнулась с Максимом Викторовичем! – Госпожа Верхина? Как вы кстати. Тут такое дело… Завтра приезжает зарубежная делегация. Программа обширная, насыщенная. А вечером планируется дружеский ужин. У них делегация очень разнородная, не только руководство компании, но и ценные специалисты. А вы же у нас ценный специалист? – спросил он и, кажется, всерьез ждал ответа. Захваченная врасплох, Катерина пожала плечами. – Не знаю… – А надо знать такие вещи. Надеюсь, что ценный. Иначе не представляю, за что мы вам платим такую зарплату. В общем, завтра в восемь вечера, форма одежды – парадная. Катерина вспомнила угрозы потомственной алтайской Вольдемары. И решила, что ни за что не пойдет у нее на поводу. Перебьется делегация без ценного специалиста. А голубоглазый Максим Викторович – без сближения. – Завтра в восемь? – переспросила она. – Увы, не смогу. День рождения у любимой тетушки. Старушка очень расстроится, если я не явлюсь. – Хорошо, – легко согласился генеральный. Во всяком случае, Катерина не заметила, чтобы он как-то особенно переживал. Вот и прекрасно! Хотя, конечно, не очень приятно. Мог бы хоть сделать вид, что ее отсутствие его огорчит. Она поднялась на свой этаж, открыла дверь в приемную, и обнаружила то, чего увидеть никогда не ожидала: верная секретарша Алена в голос рыдала, заливая слезами клавиатуру. – Что случилось? – обеспокоенно спросила Катерина. – Я только что… – она с трудом говорила сквозь всхлипы, – А потом… Ваш последний отчет… Его больше не-е-ет! Я ничего не трогала, оно само-о-о… Катерина беспомощно опустилась в кресло. Две недели ежедневной кропотливой работы псу под хвост. Она несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь взять себя в руки. Начальница она или где? А начальницы никогда не впадают в панику на глазах у подчиненных. Даже если этих подчиненных совсем мало, а их глаза все равно ничего не видят от слез! – Не хныкать! – строго приказала Катерина то ли себе, то ли Алене. – Компьютерщиков уже позвали? – Позвали, – пробасила Алена и, икнув, с надеждой уставилась на нее. – Ну вот, они ребята умные – восстановят. Катерина поднялась и уверенным шагом направилась к кабинету. Подчиненные не должны видеть, что она совсем не убеждена в том, что только что сказала. Она сделала два быстрых шага, а на третьем споткнулась и со всего размаха грохнулась на пол. От боли в коленках перед глазами заплескался красный туман, и сквозь этот туман Катерина увидела сломанный ноготь и две дыры на колготках, от которых весело брызнули стрелки. Когда она стала подниматься, послышался треск, и к списку потерь добавилась разошедшаяся по шву юбка. Что ж, зато Алена больше не плачет… Катерина поднялась и, пытаясь сохранить невозмутимый вид, дошла-таки до кабинета. И только там обессиленно упала в кресло и обхватила голову руками. Ну это же какая-то чушь! Не бывает проклятий, не бывает предсказаний – ничего такого не бывает! Глава 6 – Что значит – она тебя даже не заметила? Очень даже заметила! Ну мимо, может, и прошла, а что ты хотел, чтобы она тебе сразу на шею бросилась? Такого я не обещала. У меня же, как это называется, инсайдерская инфа, – Юлька говорила преувеличенно бодро и воодушевленно. Нет, не тот нынче мужик пошел! Малейшая трудность – и вот он уже готов спасовать. А добиваться девушку кто будет? – Что значит инсайдерская? Да то и значит! От самой Катерины. Я же у нее спрашивала. Знак она заметила, тебя видела, и ты ей даже понравился, ну а что не остановилась, не поговорила, так торопилась. Она, между прочим, девушка занятая. Значит, слушай сюда. Теперь тебе надо пригласить ее куда-нибудь сходить, – Юлька ненадолго замолчала, слушая, а потом ответила: – Куда-куда… В кафе, в кино, чтобы произвести впечатление… И я тебя уверяю, она не откажет, – снова пауза и мужской голос из трубки, и бодрый Юлькин ответ: – От верблюда! Знаю – и всё тут. Иди смело! * * * Катерина сидела в своем кабинете и поспешно ликвидировала последствия крушения. Как и у каждой самостоятельной деловой женщины, у нее всегда был с собой футлярчик с иголкой и нитками – на всякий случай. И вот сегодня этот «всякий случай» настал. Нет, можно, конечно, домой доехать на такси. Но до такси надо было еще дойти, демонстрируя любопытным взглядам свой тыл. А такой тыл Катерина демонстрировать не хотела. Поэтому сосредоточенно орудовала иголкой, зашивая лопнувший шов. – Катерина Дмитриевна, тут к вам пришли, – подчеркнуто собранно доложила секретарь по внутренней связи, Катерина вздрогнула и укололась. Обычно Алена просто распахивала дверь, но после утреннего инцидента изо всех сил старалась доказать свою профпригодность. – Ко мне? – удивленно переспросила Катерина, слизнув выступившую капельку крови. Если к ней кто-то и заходил, то по предварительной договоренности. Собственно, в этом кабинете никто и не был нужен. Все материалы она получала по электронной почте, отчет отправляла по ней же. Правда, распечатанный вариант для порядка Алена относила еще и в приемную генерального в красивой папочке. Раньше Катерина никогда об этом не задумывалась. Смысла в бумажках не было никакого: и листать их неудобно, и нужные пункты пока найдешь. Электронный отчет – штука куда более полезная. И что-то она не помнит, чтобы просила Алену доставлять плоды своего труда собственноручно. Видимо, ее секретарь тоже решила включиться в состязание за внезапно появившегося статусного холостяка. – К вам, – подтвердила Алена и выжидательно притихла. – Через две минуты пусть заходят, – разрешила Катерина, разглядывая юбку. Задний шов выглядел так, будто его сметывала слепая старушка с болезнью Паркинсона, которая к тому же ни разу иголку в руках не держала. А Катерина держала. У нее вообще в школе было пять по трудам! Но вот по шву этого не скажешь, да. Катерина печально вздохнула и осторожно натянула юбку, решив остаток дня провести исключительно в кабинете. Только она аккуратно устроилась в кресле, как на пороге возник совершенно незнакомый молодой человек в потертых джинсах и темном свитере. – Здравствуйте, Катерина, – промямлил он, – я… Вы меня, конечно, не знаете… Но вообще-то мы виделись, я здесь работаю. У нас фирма по ремонту компьютеров… – А! – поняла Катерина, – Что ж вы сразу не сказали? А мы вас ждем. Она начала подниматься с кресла, чтобы пойти лично показывать мастеру убитый компьютер, из которого нужно извлечь важную информацию, но тут вспомнила о шве, порванных колготках, а также о своей внезапной невезучести и… И села обратно. – Вам Алена все покажет, – сказала Катерина и, словно оправдываясь, добавила: – От нее будет больше пользы. Это она сидела тут и ничего не трогала, когда все само случилось. Молодой человек помялся у порога, словно хотел еще что-то сказать. – Что-то не так? – спросила Катерина. – Нет, нет, все так, сейчас посмотрим вашего «пациента». Он улыбнулся как заправский доктор, и почему-то Катерина сразу перестала беспокоиться о судьбе «пациента». Похоже этот мастер действительно знает, что делать. А ей срочно нужно решить еще одну важную проблему. Она открыла сайт интернет-супермаркета и заказала себе колготки с доставкой, подумала и добавила к заказу еще несколько пар. Ну, и чтобы два раза не бегать, а главное, не платить за доставку, приплюсовала пару пачек кофе и еще кое-что по мелочи. Но когда она попыталась оплатить заказ, увы, сделать этого не смогла. Карта оказалась заблокирована. Пришлось звонить в банк, чтобы узнать, в чем там дело. Неожиданно выяснилось, что дело на самом деле ни в чем. Карту заблокировали по ошибке. Нет, нет, такого с ними вообще никогда не случалось – первый раз в истории. Мистика какая-то, такого вообще не должно было произойти. Да, да, они, конечно, дико извиняются, но карту придется перевыпустить. Через десять дней госпожа Верхина может явиться в офис и забрать новую красивую карту, которая наверняка будет лучше прежней. Катерина положила трубку и задумалась: какая будет следующая неприятность? Она решит вернуться домой за колготками и обнаружит, что дома уже нет? Его отобрали за несуществующие долги или просто снесли по ошибке? И тогда уже на вокзал придется идти не ее мистическому суженому, а ей самой? Признавать, что колдунья могла оказаться права, не хотелось. Но со своим рациональным мышлением Катерина, пожалуй, разберется позже. А сейчас надо спасать ситуацию. Она достала из сумочки телефон, и пока и его не отключили, набрала генерального. – Максим Викторович, добрый день. Это Верхина. Я насчет завтрашнего мероприятия. Тут так получилось… В общем, я смогу пойти. – Верхина? – он словно бы припоминал, о ком или о чем идет речь. – А, Верхина! Позвоните моему секретарю и скажите, чтобы внесла вас в список. Катерина положила трубку и мрачно хмыкнула. Что-то для суженого-ряженого Максим Викторович с ней слишком холоден. Хотя и горячим он ей не то чтобы нужен. Не успела она согласиться на эту авантюру, как тут же раскаялась и начала себя ругать. Ну глупость же! Просто череда случайностей и совпадений! А она из-за этого меняет свои планы. Было в этом что-то унизительное… Дверь приоткрылась, и в кабинет заглянула Алена. Судя по сияющему виду, ее распирали отличные новости. – Катерина Дмитриевна, Миша – просто волшебник, он все починил, все нашел! – ликующе выпалила она и счастливо похвасталась: – А отчет я скопировала на флешку, даже на две! Теперь уже не потеряется! Дверь захлопнулась, из приемной приглушенно донеслось: – Миша, хотите чаю? Или кофе? С конфетами. У меня еще печенье есть… Катерина вздохнула: ну что ж, все хорошо, что хорошо кончается. А уж где там мистика, где совпадение, она сейчас думать не будет. В кабинет снова осторожно постучали, и на пороге появился их спаситель. Как там Алена его называла – Миша? Катерина нацепила самую приветливую из всех своих улыбок. – Спасибо вам огромное, Миша. Вы нас очень выручили. Оставьте реквизиты Алене. Или лучше пришлите счет. – Да, да, это, конечно, там и дел-то было всего ничего, больше страху. Скажите, Катерина, – мастер почему-то смутился, – а мы могли бы с вами куда-нибудь сходить, поужинать там, ну или пообедать. Катерина удивленно уставилась на молодого человека. С чего бы вдруг починка компьютера навела его на такие мысли? И вроде бы Катерина вела себя по-деловому, поводов не давала. Хотя, почему ее это удивляет? Она молодая и симпатичная. И когда мужчины ее куда-то приглашают, это нормально. Тем более впервые за последнее время мужчина делает это совершенно добровольно. И никакая Юлька с гадалками к этому свою руку не приложила. Идти с ним она, конечно, никуда не собиралась. Но вот так вот просто отказать человеку, который только что спас ее чуть ли не от верной гибели, было тоже как-то не очень красиво. – Знаете, Миша, сейчас у меня очень напряженный период… Когда-нибудь в другое время… Чуть позже, обязательно, – забормотала она. – Но сейчас вот никак совсем… Глава 7 Катерина долго стояла перед шкафом, думая, что же надеть на вечеринку. Кто их знает, этих иностранных ценных специалистов, вдруг они на такие мероприятия ходят исключительно в одежде от кутюр. Уж надо постараться не ударить в грязь лицом. В принципе, выбор у нее был невелик. Вечерние платья она покупала по какому-нибудь значимому поводу, на свадьбу подруги, например, или на корпоратив. Так что либо черное длинное, либо воздушно-сиреневое до середины икры, либо красное короткое. Аутфит из тельняшки и кожаных брюк, купленный для пиратской вечеринки, в расчет брать не следует. Хотя сидел он на ней так здорово, что Максим Викторович обязательно бы… Стоп! Катерина замерла перед зеркалом. Что это еще за глупости? Ей нет абсолютно никакого дела до того, что там себе думает Максим Викторович. И вообще. Если мужчина предначертан судьбой, он обязан влюбиться даже в том случае, если она придет обмотанная старыми половиками в стиле Вольдемары. Но проверять это вряд ли стоит. И вообще вряд ли стоит влюблять в себя босса. Так что сиреневое и красное сразу отпадают. Катерина решительно сняла с вешалки черное платье. Торжественное, длинное, сексуальное, но в меру. Надо оставить боссу шанс капитулировать, разорвать этот магический круг, созданный старой ведьмой. Через час, стуча шпильками, путаясь в длинной юбке и стараясь удержать мерцающий золотом клатч, Катерина вошла в ресторан. – Госпожа Верхина? Вас уже ждут, – улыбнулась в тридцать два зуба зеленоглазая нимфа на ресепшен и указала на дверь, скрывающую от любопытных глаз зал, в котором проходил ужин нашедших друг друга партнеров. Катерина шагнула через порог и замерла, не веря своим глазам… Может быть, она ошиблась? Она совершенно точно помнила слова Максима Викторовича: «форма одежды – парадная». Тогда кто все эти люди? Вечеринка на европейский манер проходила в режиме фуршета. Длинные столы, заставленные разнообразной вкуснятиной, стояли вдоль стен. А между ними сновали персоны, меньше всего похожие на ценных сотрудников, а уж тем более руководство крупной международной компании. Вот, например, чем может заниматься эта полная дамочка в джинсах и майке со смешным котом? А вон тот длинноволосый юноша в экокожаной жилетке, он что, ведущий экономист? Или, может, директор по развитию? Но нет, ошибки быть не могло. Во главе одного из столов, окруженный странными людьми, стоял Максим Викторович. Он, кстати, тоже мало отличался от собравшихся. Катерина, кажется, вообще в первый раз в жизни видела его без пиджака. И, черт побери, как же ему шла эта простая светлая рубашка! Да уж, надо было надевать пиратский костюм. Здесь он смотрелся бы гораздо уместнее, чем это элегантное черное платье. В нем она чувствовала себя как девочка, застуканная толпой взрослых во время примерки лучшего маминого наряда. Катерина мысленно послала лучи гнева Вольдемаре, впутавшей ее во все это, и шагнула к столу, крепко зажав под мышкой золотистый клатч. Она решила четко следовать первому правилу для людей, попавших в дурацкую ситуацию. Нужно просто делать вид, что все идет по плану. В таком случае вероятность того, что люди будут крутить пальцем у виска у тебя за спиной, достаточно низкая. Катерина прошлась вдоль стола, от души наполняя свою тарелку тарталетками и канапе. Люди вокруг собирались небольшими группками, общались, смеялись и, судя по всему, неплохо проводили время. На нее же никто внимания не обращал. Не то чтобы она жаждала пообщаться, но стоять без дела тоже не хотелось. Надо хотя бы начать жевать. – Позвольте, я налью вам вина, – прозвучал знакомый голос справа. Катерина повернула голову и увидела совсем рядом Максима Викторовича. Ну хоть одно знакомое лицо! На этот раз оно показалось ей даже приятным. Катерина с любопытством присмотрелась – что же все дамочки находят в нем, раз так дружно включились в необъявленную борьбу за его сердце? У него были темные волосы, упрямая складка между бровями и ясные голубые глаза, которые из-за густых коротких ресниц казались почти синими. И эти самые глаза сейчас смотрели на нее… с интересом? Катерина независимо уставилась в тарелку. Обычное мужское лицо, вовсе не редкостный красавец. Играть романтичного героя-любовника в голливудском фильме его вряд ли бы пригласили. Но на роль в каком-нибудь боевике, где больше ценится брутальность, чем идеальные черты, он вполне мог бы претендовать. – Какое предпочитаете, красное или белое? – спросил только что разжалованный из голливудских героев-любовников Максим Викторович. – В это время суток я предпочитаю минеральную воду, – мило улыбнулась Катерина. – Одну минуточку! – Максим Викторович исчез и через секунду появился перед ней с бокалом прозрачной жидкости, весело шипящей пузырьками. – Надеюсь, ваша тетушка не очень на меня сердится, – сказал он, протягивая напиток. Какая тетушка? Ах, да! Та самая, у которой как раз сегодня должен быть день рождения. – Да что вы, она, наоборот, очень одобрила, – начала сочинять на ходу Катерина. – Я, знаете ли, редко куда-то хожу, так что… – Что же вы делаете, когда никуда не ходите? – в глазах Максима Викторовича плескалось искреннее любопытство. Вот ведь, пристал как банный лист. И что ему ответить? «Кропаю допоздна отчеты для вашей компании»? «Наношу визиты потомственной алтайской ведьме, пообещавшей мне ваши сердце, руку, недостроенный дом и прочее приданое»? Вспомнив про Вольдемару, Катерина пришла в ужас. В голове подвывающий голос ведьмы произнес: «Поговорить с тобой захочет…» Что за черт, ведь и правда захотел. Но это еще ничего не значит! – Предпочитаю проводить время с книгой, – сказала Катерина первое, что пришло на ум. – Люблю, знаете ли, хорошую литературу. Она от всей души надеялась, что книжные червячки не во вкусе гендиректора. Ну, пожалуйста, пусть он сейчас разочарованно отвернется и присоединится к какой-нибудь веселой компании. А она съест все тарталетки и со спокойно совестью покинет эту джинсовую вечеринку. Но Максим Викторович, кажется, не собирался облегчать ей жизнь. – В самом деле? А что вы сейчас читаете? Вот это уже был удар ниже пояса. Вообще-то на прикроватной тумбочке у Катерины лежала книга «Парадигмы нео-маркетинга». Но содержание ее было таким же, как и заголовок, одновременно слишком заумным и бессмысленным. Чтобы выиграть время, она сделала глоток минералки, лихорадочно пытаясь вспомнить, что же такого интересненького вышло на книжный рынок в последнее время. Как назло ничего не вспоминалось, а молчание затягивалось и становилось каким-то… многозначительным. К счастью, в этот момент в зале загрохотала музыка. Медленная, но громкая. Катерина улыбнулась и пожала плечами. Как бы намекая, что вот только что хотела перечислить список прочитанной литературы, но, сами понимаете, не в таких же условиях. – А пойдемте, потанцуем! – склонившись к ее уху прошептал Максим Викторович. От теплого дыхания волосы на затылке мгновенно встали дыбом, а в голове снова завыла противная ведьма: «Сблизиться с тобой захочет…» Глава 8 Катерина помотала головой, стараясь отогнать навязчивую галлюцинацию. – Никаких отказов, – усмехнулся босс, истолковав ее жест по-своему. Он решительно схватил ее за руку и потащил на середину зала. В приглушенном свете засновали неоновые лучи, обстановка сразу стала совсем не фуршетная и не деловая. Максим Юрьевич положил руки ей на талию и притянул к себе. Она нерешительно положила руки ему на плечи. И смутилась. Тонкая ткань рубашки, кажется, вообще не собиралась быть преградой между ладонями Катерины и теплой бугристостью мышц. Будто ее и вовсе не было… Катерина тут же себя одернула: какое ей вообще дело до чьих-то рубашек и мышц? Никакого. Пригласили на танец? Вот и танцуй! Тем временем Максим Викторович, не догадывающийся, какое сокрушительное впечатление произвела его рубашка, умело кружил свою партнершу под музыку. Делал он это замечательно, и Катерина вскоре расслабилась. Ничего же особенного не происходит? Максим Викторович просто очень хорошо танцует, и ей это нравится. Нравится, что он не наступает ей на ноги, вот! Нравится, как он держит ее в крепких, но совсем не наглых объятиях. А еще нравится, как он пахнет. Катерина принюхалась. Туалетная вода? Одеколон? А, какая разница, главное вкусно. Необычный такой запах, столько намешано…. Свежесть весеннего утра, аромат свежезаваренного чая с мятой и что-то еще, будоражащее и обволакивающее. Она даже глаза прикрыла, стараясь разобраться, что же за волнующая нотка проскочила вот только что. Но, кажется, не справилась с управлением и в своих ощущениях зарулила куда-то не туда. В какую-то сокровенную зону, где мозг отключался, тело кайфовало от прикосновения сильных рук, а ноги почему-то становились ватными. Она даже не заметила, как прошла пара-тройка минут. Музыка стихла. И в этот момент сознание к ней вернулось. Это что – она сейчас таяла в руках босса, как мороженое на жаре! Вот ведь, что внушение с нормальными людьми делает. Неужели какая-то ведьма за пару дней подорвала незыблемую до этого уверенность в материальном устройстве мира? Катерина улыбнулась, словно извиняясь, и направилась в сторону столов, где дожидалась свою хозяйку заставленная тарталетками тарелка. Не разбирая вкуса, она принялась запихивать их в рот. Все, что сейчас ей требуется, это хороший ужин. А не какие-нибудь там головокружительные танцы или разговоры о литературе. Впрочем, экзаменовать ее на знание современных авторов, кажется, больше никто не собирался. Она огляделась и с облегчением вздохнула. Босса рядом не наблюдалось. Можно прекратить безостановочно жевать. Интересно, а куда он подевался? С какой стороны ждать нового нападения? Она обвела взглядом зал, и тут же увидела статную фигуру Максима Викторовича. Он опять кружился в танце. На этот раз его партнершей стала коротко стриженая полная немка. Ее обширный тыл был обтянут ярко-зеленой джинсовой тканью. Руки босса лежали на том месте, где у обычных женщин должна была быть талия. Ну вот, что и требовалось доказать. Ни о каком сближении с ней Максим Викторович и не помышлял. Просто старался быть вежливым, как и со всеми остальными женщинами в этом зале. И разговор поддерживал наверняка только потому, что понял, что чувствует она себя здесь не в своей тарелке. Доев последний кусочек, Катерина решила, что свой профессиональный долг выполнила сполна. Максим Викторович, выпустив из рук партнершу в зеленых джинсах, как раз попался в объятия другой, на этот раз юной и вполне симпатичной. Пожалуй, он и не заметит, если его ценный сотрудник тихонечко исчезнет. Подхватив клатч, она направилась к выходу. Но когда до двери оставалось буквально пара шагов, дорогу ей преградил какой-то вертлявый тип, светленький и тщедушный. – Виктор Гольдшмит, – представился он ей, сладко улыбаясь. Что ж, уйти так запросто не получится. Придется перекинуться с ним парой фраз. Катерина бросила грустный взгляд на дверь и в тон белобрысому представилась: – Катерина Верхина. – Вы работаете у господина Боброва? – спросил он с сильным немецким акцентом. Катерина кивнула, и тот сразу же принялся разглагольствовать о мировой экономике и пользе сотрудничества. Его глазки при этом нагло ползали, ощупывая Катеринину фигуру. Неприятный, в общем, тип. Но прервать его на полуслове и уйти было бы невежливо. – О! Господин Гольдшмит, я вижу, вы уже познакомились с одним из перспективных сотрудников моей компании, – послышался за спиной голос Максима Викторовича. А потом появился и он сам, почти незаметно оттерев Катерину от словоохотливого партнера. Ну вот, план побега теперь уж точно провалился с треском. – Да, имел честь, – кивнул господин Гольдшмит. – Если все ваши сотрудники такие… м-м-м… перспективные, я буду считать большой удачей сотрудничество с вами. Его почти игривый тон Катерине не понравился. И Максиму Викторовичу, кажется, тоже. – Уверяю вас, компетентность всех наших сотрудников на высоте, – в его голосе сквозил холодок. Катерина уже подумала – как бы тут не случилось международного конфликта. Но Максим Викторович тут же ослепительно улыбнулся и подхватил бокал шампанского с подноса пробегающего мимо официанта. – Друзья, минуточку внимания! – провозгласил он, выходя на середину зала. Музыка сразу стихла, и толпа вцепилась в бокалы и одобрительно загудела. Максим Викторович толкнул речь о перспективах, которые открывает сотрудничество для обеих компаний. Под шумок Катерина попыталась улизнуть подальше, но господин Гольдшмит тащился за ней как приклеенный. – Совсем скоро ваша компания будет праздновать юбилей, – отметил Максим Викторович в заключительной части своей речи. – Рад сообщить, что обстоятельства складываются лучшим образом, так что с удовольствием буду присутствовать на вашем празднике! Он поднял бокал, а все остальные дружно зааплодировали. Как будто их юбилей без Максима Викторовича был бы таким же скучным, как Новый год без Деда Мороза. – Кстати, – сообщил он доверительно на ухо Катерине, как только вернулся, закончив свой спич, – госпожа Верхина, вы тоже едете на это мероприятие! И хоть он говорил тихо, кое-кто неприятный умудрился все услышать. – Очень хорошо, – радостно закивал господин Гольдшмит. А вот Катерина придерживалась на этот счет прямо противоположного мнения. * * * Возвращаясь домой, Катерина чувствовала вселенскую усталость. Сколько же сил отнимают такие вот официальные мероприятия! Легче написать три отчета подряд, чем улыбаться всем этим господам, убеждая их, что присутствовать на их юбилее – огромная честь для нее. И именно об этом она мечтала сутками напролет. Еще больше энергии забирала злость на Максима Викторовича. Интересно, в какой момент он решил, что ей необходима эта командировка? Хотя, конечно, будет интересно посмотреть, как работают ее иностранные коллеги. Чужой опыт всегда пригодится. Прежде чем отправиться в кровать, Катерина достала из клатча телефон. Так и есть, куча пропущенных вызовов. Видимо, золотистая обшивка сумочки глушила звуки не хуже, чем все шпионские станции вместе взятые. Большинство звонков были от Юльки. Катерина даже вздрогнула. Не предсказала ли еще чего неугомонная ведьма? Вдруг это будет что-то вроде «А совсем скоро твой суженый пригласит тебя в дальнюю дорогу. И не вздумай отказаться, бед не оберешься!». В любом случае перезванивать было поздно, так что можно еще одну ночь провести в счастливом неведении. Хотя нет, нельзя. Не тот человек Юлька, чтобы так быстро сдаваться. Вот и смс-ка от нее. Вздохнув, Катерина открыла сообщение и уставилась на экран. «Мой Костик чудо, он купил горячий тур, уже еду на море, – сообщала подруга. – Не вздумай без меня прогонять жениха! Приеду – проверю. По всем вопросам звони Вольдемаре». Глава 9 За что Катерина любила утро, так это за то, что все начинало казаться гораздо более простым и понятным, чем вечером. Отдохнувший мозг начинал работать исправно, анализировать и выдавать рациональные объяснения всему, что накануне могло показаться несколько странным. Вот и сейчас, собираясь на работу, она вспоминала события вечеринки и не видела в них ничего противоестественного и уж тем более мистического. Ну да, Максим Викторович подошел поговорить. А что, было бы лучше, если бы он сторонился ее весь вечер? Вот это как раз и было бы странным. Все-таки не посторонние люди. Да, на танец он ее тоже пригласил. Так он вообще успел перетанцевать со всеми дамочками. Может, он просто любит двигаться под музыку? Да и в совместной поездке на юбилей партнерской компании нет ничего странного. Обмен опытом – это всегда хорошо. К тому же такие командировки очень сплачивают коллектив. А поедет наверняка куча народу. Когда Катерина вошла в бизнес-центр, все мысли в ее голове уже были разложены по полочкам. И от этого было хорошо и спокойно. У кофейного аппарата толпились коллеги, по очереди опуская монеты и получая напитки. Улыбнувшись, Катерина направилась прямо к ним. – Добрый день, – громко сказала она и встала в конце очереди. Два юных бандерлога в банданах – то ли айтишники, то ли курьеры – пробубнили что-то приветственное, с интересом таращась на нее и пихаясь локтями, а больше никто не ответил. Младший бухгалтер Танечка аккуратно подцепила наманикюренными пальчиками наполнившийся бумажный стаканчик и проплыла мимо, метнув в Катерину злобный взгляд, как будто камень кинула. Ну, она всегда с утра злая, неудивительно. Еще парочку увесистых булыжников выпустили в нее сотрудницы отдела продаж. Этих тоже понять можно, у них работа нервная. Катерина пожала плечами и, заполучив свой кофе, уверенным шагом направилась на рабочее место. Пусть хоть гору кирпичей накидают, ей то что. Управиться бы со всем запланированным на сегодня. В коридоре, недалеко от кабинета, мыли пол аж три уборщицы. Вернее мыла одна – бессменная Мария Ивановна, а две неопознанные тетки стояли со швабрами и явно что-то ждали. – Хорошего дня! – машинально сказала Катерина, недоумевая, что еще тут за слет уборщиц. – Доброго здоровьичка, Катерина Дмитриевна! – угодливо пропела Мария Ивановна и даже слегка поклонилась, сцепив руки на швабре. Тетки встрепенулись и уставились на Катерину с любопытством. О боже… Она прибавила шаг и скользнула в свою приемную, слыша шепоток за спиной: – Она? – Она, она… – Здравствуйте, Катерина Дмитриевна! – Алена выглянула из-за компьютера. В круглых глазах секретаря плескалась смесь восхищения и ужаса. Да что с ними со всеми сегодня такое? Неужели в ее последний отчет закралась роковая ошибка, и компания оказалась на грани разорения? Или она во внезапном помрачении рассудка сделала что-то кошмарное, но сама этого не помнит? Или вчера тот чертов шов разошелся все-таки не в такси, как она думала, а по дороге к нему, и все настолько впечатлились ее оголившимся э-э-э… тылом? Никакого разумного объяснения Катерина придумать не могла. Она опустилась в свое кресло и уставилась в мерцающий искусственным светом экран компьютера. Хорошо хоть он не отказывает ей в общении и ведет себя как обычно. Катерина попыталась сосредоточиться на работе, но в голову ничего не шло. Эта непонятная ситуация не давала ей покоя. И чтобы спокойно продолжить разгребать дела, стоило разобраться в ней немедленно. Тем более что сделать это так легко, когда в приемной у тебя сидит настоящий информационный центр, улавливающий даже самые слабые сигналы со всех этажей. – Алена! – она подошла к столу секретарши. – У меня сегодня утром странное ощущение, как будто все меня или избегают, или рассматривают, как диковинного зверя. Ты не знаешь, с чем это может быть связано? – Да вы что? – выдохнула Алена. Ее глаза увеличились вдвое и сместились в направлении лба. – Все сегодня только и обсуждают вашу командировку с Максимом Викторовичем. – Не вижу, что тут обсуждать, – сердито нахмурилась Катерина. – Это рядовая поездка. Меня включили в состав делегации… – Аха! Как же! – Алена пришла в восторг, заполучив в свое расположение уши, в которые еще не влетала суперсплетня дня. – Босс только вас берет с собой. Больше никого! Ни единого человечка! Представляете, что творилось, когда все об этом узнали? Да вас теперь считают его… Знать, кем ее считают, Катерина совсем не хотела. В общем-то, она уже об этом догадывалась. Быстрым шагом она вышла за дверь и решительно зацокала каблуками в направлении кабинета директора. Или он даст ей логичное объяснение этой командировки, или она откажется с ним ехать. И точка. При ее появлении секретарь в приемной босса вздрогнула. – Все, я потом перезвоню, – многозначительно прошептала она кому-то в трубку, не сводя глаз с Катерины, и та поняла: обсуждали как раз ее. – Я к Максиму Викторовичу, – сказала Катерина, добавив в голос как можно больше невозмутимости. – А его нет! – припечатала секретарша. – И вообще сегодня вряд ли будет. Кажется, она получала удовольствие от смятения Катерины. Но та не собиралась подкидывать ей новую порцию наслаждения. – Ничего страшного, – весело сказала она, – Мы с ним позже поговорим… После этих слов секретарь скривилась. Катерина почувствовала, как буйным цветом расцветает в душе злорадство. Шах и мат, дамочки! Раз уж они себе надумали какую-то ерунду, поверили в нее и решили проникнуться ненавистью к «удачливой сопернице» – пусть страдают. – Вот, это вам, – секретарь бросила на стол увесистую папку и демонстративно отвернулась. – Максим Викторович просил заняться немедленно. Катерина взяла кипу документов и быстро просмотрела. Анкеты, заявления, бланки. В общем, все, что нужно консульству для получения визы. Глава 10 Телефон зазвонил так неожиданно, что Катерина вздрогнула. Что это – она уже с полчаса сидит в кресле и ничего не делает? Такого расточительства раньше она себе не позволяла! Ещё немного и вовсе перестанет быть ценным сотрудником… Номер был незнакомый. Кажется, вчера после корпоративной вечеринки она уже видела эти цифры. Надо ответить… – Слушаю! – сказала она и, услышав голос на том конце провода, похолодела. Вот уж кого ни видеть, ни слышать она не желала. Вообще никогда. Вольдемара. Потомственная алтайская ведьма. – Катерина! Думаю, нам надо встретиться. Только этого не хватало! Навстречались уже! Разобраться бы с тем, что по ее милости тут уже насыпалось! – У меня сейчас столько дел, целая куча, да еще и командировка… – начала оправдываться Катерина, но тут же взяла себя в руки и твердо ответила: – Я не могу! – Понимаю. Но вы обронили у меня браслет. Золотой, тоненький… – в трубке раздалось шуршание, – … с подвеской – дельфином. Впрочем, можете его забрать позже, – в равнодушном голосе Вольдемары слышалась едва прикрытая насмешка. – После своей командировки и кучи дел. Катерина торопливо тронула запястье. А ведь и правда. Нет браслета! А это, между прочим, почти ее талисман. Нет-нет, никакой мистики! Купленный по какому-то странному велению сердца в лавочке ювелира во время отпуска, он напоминал ей о лете и о море. И о том, что все обязательно будет хорошо. Лететь в командировку без него теперь казалось просто невозможным. – Спасибо! Действительно… – смущенно пробормотала Катерина. – Обронила и не заметила… Когда я могу к вам подъехать? – Да в любое время. Хоть сейчас. Хоть сейчас она не могла. Хоть сейчас у нее рабочий день. А вот сразу после схватила такси и поехала. Уже привычно велела таксисту ждать и почти бегом направилась в ведьмину избушку. Привычно дернув за веревочку, открыла дверь, машинально увернулась от вылетевших навстречу котов и поднялась по скрипучей лестнице. Вольдемара сидела все за тем же столом и раскладывала карты. Увидев гостью, нехотя отвлеклась, достала из шкатулки тот самый золотой браслет, молча передала владелице и снова уткнулась в карты. – Спасибо большое, – нерешительно сказала Катерина. Вольдемара лишь кивнула. Видно, там, в картах, показывали что-то куда более интересное. – И что, ничего не будет? – растерянно спросила Катерина. – Ни предсказаний, ни угроз, ни напутствий? – А тебе нужны напутствия? – ведьма удивленно подняла глаза. Катерина энергично замотала головой. Вообще не нужны. Совсем. Просто она привыкла, что ведьма свое завывательное «Упустишь – жди беды!» вставляет куда надо и куда не надо. Вот и ждет по привычке. – Вот и я думаю, что не нужны, – Вольдемара зевнула, прикрыв рот ладонью, и снова уткнулась в карты. – Само все сложится как надо. Выходила Катерина от ведьмы с тревожным чувством. Что сложится? И как надо? * * * Поговорить с Максимом Викторовичем ей удалось лишь тогда, когда самолет легко оторвался от земли, унося их в неизвестность. – Почему мы летим вдвоем? Неужели больше не нашлось достойных работников, которых следовало бы поощрить такой поездкой? Это был главный вопрос. И задать его оказалось нелегко. Может, конечно, его уже и не стоило задавать, все равно Катерина уже в самолете. Но она планировала спросить, вот и спросила, потому что свои планы Катерина привыкла выполнять. Максим Викторович пожал плечами: – Экономика должна быть экономной – слышали такой лозунг? Не могли не слышать. Вы же финансист. Ну конечно. Он бы еще про временные финансовые трудности рассказал. Дела у компании идут хорошо. Вон – расширяются, хотя и так шире некуда уже. А прогнозы – еще лучше. Ей ли не знать. Вот она ему сейчас скажет все, что собиралась сказать. Да, скажет! Только говорить нужно сдержанно и доказательно. Все-таки он ей не приятель, а гендиректор. И один из акционеров компании. В общем, субординация должна быть… какой? Да никакой! Он просто должна быть. – Неужели вы не понимаете, что наша поездка выглядит несколько двусмысленно? – с каждым произнесенным словом Катерина все яснее понимала, что не надо было вообще поднимать эту тему. Потому что получилось не сдержанно и доказательно, а ужасно, ужасно! Прямо какой-то намек на грязные мысли босса и особое к ней, Катерине, отношение. Ведь полети Максим Викторович с каким-нибудь Васей или Петей, никому б и в голову не пришло ничего такого. Командировка и командировка, неважно двое летят или вся фирма. А он, может быть, и думать не думал. Для него, может быть, что Катерина, что табуретка – одинаково. О господи… Максим Викторович пронзил ее взглядом голубых, как небо, в котором они сейчас летели, глаз. – И что же в ней двусмысленного? Вот как на это отвечать? Кто вообще ее за язык тянул? – Весь офис судачит только о том, что вы… что мы… что у нас… – почему-то никакое подходящее слово не хотело выговариваться, Катерина стушевалась и уставилась на свои колени. А что «у нас»? Можно подумать такому, как Максим Викторович, есть дело до сплетен и сплетников…Вот сейчас он посмотрит ледяным взглядом и скажет: «Вы много на себя берете, госпожа Верхина. Какие, к черту, «мы»? Есть я, вы и рабочий визит. И мне плевать на вашу тонкую душевную организацию и весь тот бред, что вы подчерпнули от гадалок!» Стоп, про гадалок он не скажет. Но все остальное… И будет прав. А она пойдет и утопится в ванной. – Не старайтесь, я понял… – сказал Максим Викторович, по его голосу стало ясно, что он улыбается. – Когда вернемся, не забудьте дать мне список сплетников, я их всех оштрафую. Катерина бросила на него испуганный взгляд. Этого еще не хватало! Но, увидев веселье в тех самых предначертанных глазах, успокоилась: шутит. – Зачем вам список? – буркнула она. – Штрафуйте всех. Кроме нас с вами. Хотя, учитывая, что мы сейчас тоже это обсуждаем, включайте в список и нас. – Ну вот, – кивнул Максим Викторович, – представляете, какая прибыль компании. А если серьезно… Должен был лететь еще мой зам с женой и начальник рекламного отдела. – Тоже с женой? – ехидно переспросила Катерина. – Нет, без жены. Но зам с супругой пали жертвой экзотической кухни, сейчас оба лежат в инфекционной больнице. А у начальника рекламного отдела какие-то важные семейные обстоятельства. То ли свадьба, то ли развод… В последний момент практически отказались. Ну вот. Всё получило свое объяснение. И дамочки зря нервничали. Ничего личного – просто стечение обстоятельств. Катерина вздохнула с облегчением. Или разочарованно? Глава 11 В том, что в Германии умеют веселиться ничуть не хуже, чем работать, Катерина убедилась уже по дороге в отель. Через окно такси она с любопытством рассматривала людей, снующих по улицам в дурацких шляпах. И вообще атмосфера здесь царила расслабленная и веселая. – Нам повезло, – произнес Максим Викторович, поворачиваясь к ней. – Попали в самый кульминационный момент пивного фестиваля. Вот оно что! Катерина искренне надеялась, что сегодня ей не придется напяливать смешной колпак и пить янтарный напиток из огромной кружки. Вообще-то она здорово устала и больше всего хотела залезть в душ, а потом сразу грохнуться в кровать. Раз уж эта командировка состоялась, значит, надо выжать из поездки максимум пользы. А для этого хорошо бы поднабраться сил. Автомобиль затормозил около уютной небольшой гостиницы, и им навстречу заспешил портье. Серьезная фрау на ресепшен счастливо заулыбалась, прочитав фамилии и быстро затараторила на немецком. – Что она говорит? – спросила Катерина у Максима Викторовича. За все переговоры ответственность нес именно он, как человек, свободно владеющий немецким. Себе же она взяла на заметку тоже когда-нибудь заняться языками. Чтобы не испытывать вот это неприятное чувство зависимости. – Поздравляет нас, – как-то слишком неуверенно произнес босс. – С чем? – не поняла Катерина. – С законным браком, – нехотя ответил тот. От удивления Катерина на пару минут потеряла дар речи. Это что, искрометный юмор?! Она внимательно пригляделась к шефу. Нет, вроде, не шутит. Да и вообще такие глупые розыгрыши не в его духе. Пока она приходила в себя, Максим Викторович продолжал о чем-то общаться на незнакомом языке. Диалог явно затягивался, на лице приветливой фрау одна эмоция сменялась другой. Вот только что она приветливо улыбалась, и вдруг забеспокоилась и уставилась в экран. По всему было понятно, что-то пошло не так. – Что происходит? – вклинилась Катерина в разговор, как только возникла пауза. – Катерина, вы только не нервничайте, – сказал Максим Викторович. – Это просто недоразумение. Но результат его слов оказался прямо противоположный. Внутри зародилось нехорошее подозрение. – Администратор что-то перепутал, и нам приготовили номер для новобрачных, – произнес Максим Викторович. В ушах тут же зазвенел противный голос Вольдемары. Само всё сложится? Ну уж нет. – Черт знает что! – в сердцах воскликнула Катерина. – Совершенно согласен, – тут же отреагировал босс. – К тому же других свободных номеров нет. Вообще чудо, что на время фестиваля этот не заняли. Видно, неправильно поняли, когда отменяли броню и приняли нас за пару… А вот это очень похоже на правду. Хоть и выглядит абсурдно. Будь это в какой-нибудь романтической комедии, Катерина бы поморщилась – банальность. А в жизни – нет, ни капли не банально. А наоборот – свежо и бодренько. – Но надо же что-то делать! – устало сказала Катерина. – Не может такого быть, чтобы в большом городе не было двух свободных номеров! – Может, – развел руками шеф. – Эта милая фрау уже все проверила. Кроме одной гостиницы на окраине принять нас никто не сможет. Ну вот, выход найден. Катерина облегченно вздохнула и потянулась за чемоданом: – Так чего же ждать? Поехали! Милая фрау на ресепшен, увидев ее решимость, тут же начала снова лопотать на немецком. Максим Викторович внимательно слушал ее и сам что-то лопотал, не замечая, как начинает закипать от нетерпения его спутница. – Не все так просто, – наконец, перешел он на русский. – При той гостинице находится пивной ресторанчик. Круглосуточный. И фестивальная программа там обширная. Так что если вы хотите всю ночь дегустировать сорта местного пива и горланить старинные немецкие песни, то вам понравится. Катерина тяжело вздохнула. Все перечисленное Максимом Викторовичем в ее планы точно не входило. А вот осуществить то, что ей хотелось больше всего, то есть выспаться, там уж точно не получится. – И что же делать? – впервые в жизни она была так растеряна. Фрау снова принялась что-то быстро говорить, видимо, боясь потерять клиентов. Хотя, как их потеряешь, в этом забитом туристами городе? Выхода-то все равно нет. – Пожалуй, лучше нам будет остаться здесь, – выслушав ее, доложил Максим Викторович. – Номер просторный, так что как-нибудь разместимся. Катерина снова решительно ухватилась за ручку чемодана. Нет уж, она сама творец своей судьбы, и так просто не попадется на эту удочку. Да пусть хоть все ведьмы мира будут убеждать ее, что гендиректор ее суженый, а провидение подсовывать новые и новые испытания на прочность. Фрау бросила на нее хитрый взгляд из-за ресепшен и быстро произнесла пару фраз. – Что ей еще надо? – с подозрением спросила Катерина. – Желает вам удачи, – перевел Максим Викторович. – Сегодня в том отеле конкурс мокрых маек. Говорит, что вы запросто возьмете первый приз. Ну в крайнем случае, второй. Чемодан хлопнулся на пол. Нет, это уже был перебор. – Никто не заставит меня участвовать в конкурсе! Я могу остаться и в сухой майке. – Это будет трудно, если вас окатят водой из ведра. Катерина застыла. – А что, номер для новобрачных очень большой? – нерешительно спросила она. – Ну, вообще-то, это люкс, так что все должно быть на высшем уровне, – успокоил ее босс. – Может, тогда останемся здесь? – она все еще не могла принять решение. Максим Викторович кивнул, и пошел к стойке улаживать последние формальности. Как только их подписи заняли свое место в журнале по учету гостей, портье подхватил багаж и резво побежал к лифту. Они поднялись на последний этаж и остановились у одного из номеров. – Добро пожаловать! – с ужасным акцентом произнес услужливый парнишка и распахнул дверь. Катерина переступила через порог и обомлела. Номер был большим, в этом их не обманули. Но вот только состоял он из одной комнаты. И большую ее часть занимала огромная кровать. На белоснежном покрывале из лепестков роз было выложено сердечко. А у изголовья в ведерке красовалась бутылка шампанского. Да уж, более неудачной меблировки Катерине видеть не доводилось. Из-за этого ужасающего ложа в комнате было не повернуться. Да и вариантов раздельного ночлега не оставалось. Здесь все будто было нацелено на максимальное сближение двух любящих сердец. – И что мы теперь будем делать? – растерянно спросила она. Глава 12 В голубых глазах блеснул лед. – Как что делать? Повесимся дружно. Только обязательно в разных комнатах. Вы здесь, – он раздраженно кивнул на люстру, и Катерина невольно проследила за его взглядом. – А я, так и быть, побуду джентльменом, уступлю вам спальню и повешусь в ванной. Остаться в одном номере! Это же такая трагедия, нам ее не пережить! Катерина молчала, потрясенная этой внезапной вспышкой. Таким злющим она еще никогда не видела Максима Викторовича. Какая муха его укусила? – А еще можем составить расписание и жить тут по очереди. Разделить время точно пополам и не являться в номер в неурочный час… Хм… А вот это интересная мысль. Теперь Катерина уже внимательно прислушивалась к его словам. Так внимательно, что не сразу поняла, что это был сарказм. – Есть еще один вариант, – холодно сказал Максим Викторович. – Мы будем вести себя как взрослые люди. – Это как? – очень осторожно спросила Катерина, опасаясь, что биг-босс опять взбесится. Кто знает, на какую кнопку она нажала, что его так… так расплющило? Но вопрос был не праздным. В контексте одной огромной кровати на двоих, это «взрослые» могло означать что угодно… – Да господи! Разложим вещи и проведем две ночи тут! – прорычал Максим Викторович. Катерина даже рот открыла. Честное слово, он рычал! – Не так уж и много времени мы будем в номере. Сегодня вечером господин Гольдшмит организует для нас ужин. А завтра с раннего утра начнутся юбилейные мероприятия. Презентации, выставки, и вечером – апогей этого действа. Прием с фуршетом, банкетом и пафосом. Биг босс рывком поднял свой чемодан и продолжил уже спокойнее: – Не знаю, как у вас, а у меня планы на эту кровать весьма прозаичные. Добраться и упасть. Места тут столько, что можно даже пригласить гостей. Катерина опять посмотрела на него подозрительно. Но на этот раз понадеялась, что все-таки он это несерьезно. И хотя бы гостей ждать не стоит. Максим Викторович ловко извлек из чемодана гигиенические принадлежности и скрылся в ванной, словно давая Катерине возможность все обдумать и смириться с мыслью, что теперь они будут жить вместе. Катерина устало опустилась на ту самую лепестковую кровать. В поле ее зрения тут же попала бутылка шампанского в ведерке. Лед таял. Только шампанского тут и не хватало! Она убрала ведро подальше от кровати. Ее первоначальный план вытянуться и отдохнуть после дороги теперь уже никак не мог быть реализован. Усталость и сон как рукой сняло. Да она вообще теперь не сможет заснуть, пока не вернется домой! А когда вернется, сразу отправится к потомственной Вольдемаре и тогда уже!.. Катерина вздохнула: ну при чем тут ведьма. Вредная тетка просто говорит всякую чушь, а Катерина принимает ее слишком близко к сердцу, а потом при всяком удобном случае начинает видеть знаки там, где их вовсе нет. И даже быть не может. Никаких поползновений в ее сторону Максим Викторович не делает. То, что они тут оказались вдвоем, нелепая случайность. Этот дурацкий номер тоже случайность и совпадение. А судьба… Судьбу каждый строит сам, так сказать, кует своими руками. И если Катерина ничего такого ковать не захочет, то оно и не выкуется, что бы там ни говорили все алтайские ведьмы мира. Максим Викторович отсутствовал так долго, что Катерине наконец удалось успокоиться и снова вернуться к рациональному мышлению. Она даже примерила кровать. Сначала легла с одной стороны, потом обошла ее и устроилась на другой. По всему выходило, что места и правда более чем достаточно. И одеяла два… Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=42253827&lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.