Оставаясь в плену заболевшей зимы, Помутневшего льда, Чей прозрачный рисунок лучами размыт, Сверху плещет вода. Мы готовы отречься от целой казны - Жемчугов, серебра. За живое тепло долгожданной весны, Пробужденье пера. На краю холодов, беспробудного сна, Толковища ветров. Песня белого дня бесконечно грустна, Долог путь вечеров. Остывает душа и ей

Жемчужина и морской дьявол

-
Автор:
Тип:Книга
Цена:40.95 руб.
Издательство:   SelfPub
Год издания:   2018
Язык:   Русский
Просмотры:   73
Скачать ознакомительный фрагмент

Жемчужина и морской дьявол Марина Сергеевна Комарова Лола попала в другой мир к морскому народу и оказалась пешкой в руках могущественных богов. За неё теперь воюют расы зорайя и фадрангов, потому что Лола – жемчужина, которая принесёт благо и процветание победителям. Но они не знают, что есть ещё одно условие: любовь жемчужины нельзя взять силой, а девушка добровольно сдаваться не намерена. Особенно, когда у неё телохранитель – сам Морской Дьявол! История по миру "Змеедевы и Тургуна-варвара". Здесь мы встретим уже некоторых знакомцев, в том числе бога-змея Чиу. В оформлении обложки использована фотография автора Alena Ozerova «Beautiful bohemian styled and tanned girl at the beach in sunlight» с https://www.shutterstock.com Глава 1. Фадранг Слабое бледно-голубое сияние заполнило всё вокруг. Было тепло и уютно. Я вдруг осознала, что лежу на чём-то очень гладком и мягком. Хм, как странно. Кажется, больничный матрац был куда жёстче. Помню, что упала в обморок, да… Но куда это меня перенесли? Ноздри защекотал приятный аромат морской свежести. Я глубоко вдохнула и посмотрела по сторонам. Надо мной нависал перламутровый купол, от которого как раз и исходило сияние. Я недоумённо уставилась на него. Протянула руку и провела пальцами по переливавшейся светло-голубым светом поверхности. Она оказалась мягкой и прохладной, словно натянутый шёлк. Где-то внутри вспыхнул страх, по коже пробежали мурашки. Где я? Если это какая-то лечебная капсула, то… Я вздрогнула. В наших московских больницах наступило будущее? Что это? Сердце застучало часто-часто. Я прикусила губу и снова сделала глубокий вдох. Cпокойно. Cейчас разберёмся. На гроб точно не похоже. Значит, уже хорошо. Я снова провела ладонью по шёлковому покрову. Взгляд наткнулся на собственные запястья. Их обвивали тонкие витиеватые узоры, светящиеся, словно нарисованные фосфоресцирующей краской. Я даже замерла, удивлённо уставившись на руки. Это ещё откуда? Никаких татуировок с роду не было, даже временных. А это вообще непонятное! И само место тоже непонятное, и… Оглядев себя, я изумлённо присвистнула – да на мне же ни клочка одежды! Это точно не больница! Ой, мамочки! Паника захлестнула до такой степени, что я вскочила, лишь чудом не стукнувшись лбом о нависавший купол, и замолотила по нему кулаками. – Помогите! Кто-нибудь! Помогите! Мой крик вышел слабым и почти неслышным. Горло почему-то пересохло. Или виной всему не горло? – Помогите! Казалось, что звуку что-то мешает распространяться, словно вокруг всё было заполнено какой-то невидимой вязкой субстанцией. Став на колени, я упёрлась руками в купол и попыталась его приподнять. Мышцы на руках заметно напряглись. Стало даже больно, однако ни малейшего сдвига не произошло. Я шумно выдохнула и снова со злостью стукнула по куполу. – Чтоб ты провалился, – пробормотала себе под нос, стараясь оттянуть приход новой волны паники. Так, вспомнить. Надо вспомнить, как я тут оказалась. После экзамена по фотографии упала в обморок – сказались недели нервного напряжения и проблемы с квартирой. Меня привезли в больницу. Там я пришла в себя. Кажется. Вспомнился миловидный сероглазый врач, сидевший рядом со мной. – Не переживайте, Лола, – сказал он приятным баритоном, – у вас просто переутомление. Скоро станете на ноги. Мой вам совет – меньше нервничайте. Да, когда ты студент второго курса, резко оказавшийся без средств к существованию, потому что накрылась подработка, а новая пока ещё не нашлась, это не так уж легко. Я отогнала грустные мысли. Так, сейчас не об том. Сейчас надо выяснить, где нахожусь и как отсюда выбраться. Я чуть передвинулась вправо, в коленку что-то врезалось. Ойкнув, резко сместилась назад и уставилась на россыпь белых мелких шариков. Взяв их в руку, я поняла, что это жемчуг. Хм, откуда он тут? Посмотрев по сторонам, сообразила, что по бокам, там, где купол смыкался с горизонтальной поверхностью, на которой я лежала, находилось множество жемчужин. Не успев осознать увиденное, услышала глухой скрип и замерла. Сердце пропустило удар. Это что ещё такое? Вдруг внизу появилась узкая полоска света. Скрип повторился. Спустя секунду я поняла, что купол поднимается. Медленно, но уверенно. Я инстинктивно отползла назад. Мало ли. Происходящее мне совсем не нравилось. Однако выбора не было, приходилось смотреть и ждать. Едва створки раздвинулись, я замерла. Увиденное заставило позабыть обо всём на свете. Глазам открылся невероятный вид. Пологие холмы, укрытые ярко-оранжевыми, розовыми и лимонными растениями, напоминавшими кораллы на морском дне. Среди них плавали юркие красные и жёлтые рыбки, выпускавшие струйки серебристых пузырьков. Аквамариново-голубые морские коньки крутились между коралловыми веточками. Я протёрла глаза. Что за бред? Похоже на морское дно. Только как я тут оказалась? Ведь именно морским это быть никак не может! Под водой я дышать не умею. Не успела я развить эту мысль, как прямо передо мной вдруг появилась уродливая морда: приплюснутая, отвратительно серая, с огромной пастью, усеянной зубами-иглами. Чёрные глаза-бусинки злобно посмотрели на меня. Я взвизгнула и шарахнулась в сторону. Тут же ударилась затылком о створку и взвыла от боли. Тварь плотоядно клацнула челюстями. В панике я сгребла в горсть жемчужины и швырнула. На морде твари появилось озадаченное выражение. Крик застрял в горле. Я в ужасе соображала, что можно сделать. Сбежать – никак. Проход слишком маленький, а морда – слишком большая. И даже стукнуть нечем. Мне захотелось отчаянно заорать и позвать на помощь, однако удалось выдавить только хриплое сипение. Неожиданно откуда-то донёсся глубокий низкий звук. Словно кто-то дунул в рог. Тварь ещё раз посмотрела на меня, разочарованно щёлкнула челюстями и отплыла в сторону. Некоторое время я не двигалась, не зная, что делать. Вдруг вернётся? Но потом всё же набралась храбрости и подползла к краю. Всё равно тут оставаться было нельзя. «Эх, Лолка, – неожиданно вспомнились слова моей одногруппницы Машки. – Любишь ты вляпываться. Прям жить без этого не можешь!» На самом деле это было совсем не так, но спорить с Машкой по прозвищу «Мегера» – бесполезно. А порой и болезненно. Едва я выглянула наружу, как меня кто-то ухватил за плечо и с силой дёрнул вперёд. Вскрикнув и замахав руками и ногами, я вылетела прямо из надёжно прятавшего меня купола. По телу вмиг разлилось странное тепло, словно я окунулась в нагретые солнцем волны. В лёгкие хлынул воздух со странным ароматом соли. – Какая… любопытная жемчужина, – произнёс кто-то на ухо приятным бархатным баритоном. И тут же меня сгребли в охапку, не давая пошевелиться. Оторопев и не понимая, что происходит, я подняла голову и встретилась с насмешливыми синими глазами, смотревшими на меня сквозь прорези маски. Маска была серебристой и гладкой-гладкой, закрывавшей верхнюю часть лица. На виду оставались только красивой формы губы, твёрдый подбородок, едва заметный шрам на левой щеке. Только нижнюю губу пересекала странная сиреневая вертикальная полоса. И кожа – молочно-белая, прям как у меня, натуральной блондинки, у которой в роду были скандинавы. Длинные красно-каштановые волосы опускались на его широкие плечи и буквально горели гранатовым пламенем. Спустя какой-то миг дошло, что меня вовсе не целомудренно прижимают к себе и не собираются отпускать. Крепко так прижимают. И голова почему-то начинает кружиться, а перед глазами появляется странная сиреневая дымка. – Кто вы? – пролепетала я. – Что происходит? Он улыбнулся, и мне стало не по себе. Как-то не очень добрая улыбка, ей-богу. Правда, полускрытое лицо каким-то непонятным образом стало только красивее. – Узнаешь, – произнёс он. Моего бедра вдруг коснулось что-то холодное и, кажется, чешуйчатое. Я медленно опустила взгляд. Дыхание перехватило. У мужчины, прижимавшего меня к себе, вместо ног был роскошный хвост. Как у настоящей русалки. Только… мужского пола. «Я брежу», – сразу определила для себя, понимая, что в больнице явно получила передозировку какого-то лекарства. Ибо всё происходящее вокруг, на самом деле быть никак не могло. Мужчина неожиданно склонился ко мне и поцеловал. Я замерла, сердце заколотилось часто-часто, как у пойманного кошкой воробышка. Его губы оказались горячими и властными. Однако откуда-то сбоку вдруг донёсся звук, похожий на тот, которым отогнали от меня чудовищную рыбу. Только на этот раз звук был полон гнева. От меня резко оторвались и отбросили за спину. Не удержав равновесие, я шлёпнулась прямо в заросли оранжевых кораллов. Испуганные рыбки стайкой метнулись вверх, рядом недовольно щёлкнул клешнёй краб. Кое-как устроившись на уступе, покрытом кораллами, я повернула голову и поняла, что именно привлекло внимание моего, кхм, собеседника. В нескольких метрах от нас на странном животном, напоминавшим смесь акулы и гигантского морского змея, восседал получеловек-полуосьминог. Я невольно сглотнула и вцепилась рукой в ветку коралла. О господи, это ещё что такое? Его щупальца были изумрудно-зелёного цвета и вспыхивали яркими огоньками при каждом движении, словно там была россыпь драгоценных камней. Верхняя часть тела была бронзовой, с едва уловимым оттенком желтизны. Лицо скрывала продолговатая маска красного цвета. Полуосьминог приложил руку ко рту и издал звук, от которого пробежали мурашки по коже. Рёв чудовища. Хочется зажать уши и спрятаться как можно дальше. Пока я смотрела на происходящее, поймавший меня мужчина, гневно ударил хвостом по воде. Его тело окутали аметистовые искры. Уродливая рыба быстро подплыла к нему и вопросительно заглянула в глаза. От изумления я чуть было не разинула рот. Это её хозяин, что ли? Ну и ну. Мужчина сделал какой-то жест, и рыба кинулась на полуосьминога. Краем глаза мне удалось разглядеть, что за сценой, где разворачивались события, находятся огромные ребристые холмы. Присмотревшись, я поняла, что они похожи на большущие жемчужные раковины. Словно какой-то художник-сюрреалист решил сделать дом, создав его из того, что можно найти на морском дне. Полуосьминог развернул своё животное и помчался куда-то влево. Серая рыба – за ним. Мужчина в белой маске резко обернулся и оказался возле меня. – Уходим, – коротко бросил он. И схватив меня в объятия, рванул с места на такой скорости, что захватило дух. Внизу мелькали яркие морские растения, камни и маленькие рыбки. Огромные цветы: канареечно-жёлтые и бледно-розовые актинии чуть покачивались, подвластные течениям. Дышать стало труднее. Однако я до сих пор не могла поверить, что каким-то непонятным мне образом, оказалась в воде. Ибо нигде на суше такого пейзажа и таких существ просто не могло быть. Определенно морское дно. – Круалх, – неожиданно процедил сквозь зубы нёсший меня мужчина. Что это значило – не поняла, но больно было похоже на ругательство. Он сжал меня крепче. – Извини, красавица, – шепнул на ухо, и вдруг шею что-то кольнуло. Слабо вскрикнув, я провалилась в кромешную тьму. *** – Я же говорил, что этого делать не стоит, – мрачно произнёс кто-то невдалеке от меня приятным, немного скрипящим голосом. – Яд суанарэ для молодой жемчужины может быть опасен. Чья-то прохладная ладонь легла на мой лоб. По телу вмиг разлилось тепло. Я шумно набрала воздуха в грудь и выдохнула. – Но я… – попытался кто-то возразить. – Иди, – буркнул первый. – Не видишь, что ли… просыпается. Но я не проснулась. Только голова закружилась. Пришлось поблагодарить всех святых, что лежу, а не стою. И пусть я махровая атеистка, сейчас хотелось припомнить имена всех подряд божеств моего мира, чтобы удержать сознание и не дать ему скользнуть за грань реальности. На тело накатила слабость. Миг – я словно растворилась в окружавшем меня тепле, словно в прогретой солнцем воде. Меня мягко покачивало, будто в огромной люльке. Сознание начало куда-то медленно уплывать. Вдруг кто-то погладил меня по щеке кончиками пальцев. Внутри всё обожгло, стало невероятно горячо. Я приоткрыла глаза. Надо мной склонялись дивно красивые белые цветы. Большие-большие, с овальными мягкими лепестками. Серединки были янтарно-жёлтыми, изумительно яркими. Сладковатый аромат защекотал ноздри. Я чуть приподнялась и поняла, что лежу на огромном ложе, застеленном серебристым шёлком. Почему-то показалось, что ложе напоминает огромную морскую раковину. – Какая ты красивая, – прошептал кто-то за спиной, и я резко обернулась. Однако этого делать не стоило, потому что перед глазами тут же заплясали чёрные точки. Чьи-то широкие ладони легли мне на плечи и легонечко сжали. Потом медленно-медленно провели по спине. По телу пробежала дрожь. Возле меня находился незнакомец. Белые волосы с серебристым отливом спускались за спину. Их перехватывала узкая кожаная лента с круглыми бляшками возле висков. Лицо было скрыто перламутровой полумаской, сделанной с удивительным мастерством. Губы – до ужаса соблазнительные, ярко выделялись на фоне белой кожи. Вертикальная серебряная полоса прочерчивала нижнюю. Глаза незнакомца горели нереальным жёлтым пламенем. Словно расплавленное золото, сквозь которое пытались пробиться солнечные лучи. Только завеса слишком плотная, потому и лучи могут лишь напоить её своим сиянием. Мускулистые руки были украшены браслетами на предплечьях, напоминавшими склонившиеся над нами цветы. И не понять: ковали или выливали их из металла. Впрочем, металла ли? В этом я не слишком в этом разбиралась. Мужчина был обнажён. Только витые спирали, светившиеся ярким белым светом, будто экзотическая татуировка, обвивали его запястья, бёдра и икры. Сладкий запах цветов дурманил и кружил голову. Губы почему-то сами потянулись в улыбке, хотя умом я понимала, что улыбаться особо нечему. В руке мужчины оказался один из цветов. Шелковистые лепестки в невесомой ласке коснулись моих шеи и ключицы, потом скользнули по груди. Я шумно выдохнула. Захотела задать вопрос, но губы почему-то шевельнулись. Мужчина улыбнулся. Цветок скользнул ниже: по впалому животу, прямо к паху. Я затаила дыхание. Всё было как-то странно и невероятно. «Сон, – возникла ставящая на свои места всё мысль. – Это только сон». Словно прочитав это, мужчина погладил мою щеку и неожиданно склонился к губам. Вмиг обожгло, окутало сладким дурманом. Я тихо ойкнула, но поцелуй вдруг стал безумно страстным, а всё же желание поговорить стёрлось, будто и не было. Его длинные гибкие пальцы запутались в моих волосах, губы стали требовательнее. Внутри почему-то всё сжималось от сладостного предвкушения. Даже не хотелось думать, что он может взять и остановиться. Свободной рукой он огладил мой бок, ладонь замерла на бедре. – Кто ты? – шепнула я, едва он оторвался от моих губ. – Зорайя, – произнёс он. – Я – зорайя, жемчужина. И по законам агх-э-ра ты принадлежишь нам. Это что ещё за глупости? Я нахмурилась. Упёрлась ладонями в его плечи. Боже, какие они у меня, оказывается, хрупкие и узкие! Или это всё обман зрения? – Нет, погоди. Я никому не принадлежу, – твёрдо заявила. – И почему меня все называют жемчужиной? Он посмотрел на меня, словно на меленького глупого ребёнка. – Потому что ты – рождённая агх-э-ра, жемчужная владычица. Я попыталась проанализировать услышанное, однако он вдруг сгрёб меня в охапку и усадил к себе на колени. Стоп! Когда сам-то сесть успел? А, ладно, сон же. – Вы порой такие наивные, – прошептал он на ухо, опаляя дыханием мою шею. – Будто и не помните, что когда Великая праматерь Зинтара создала небо и землю, появился народ зорайя. И были они её любимыми детьми. Но потом жрецы темного Чиу, бога морских змеев, решили, что не хотят чтить Зинтару и ушли за Закатные острова, создав своё царство. Разгневалась Зинтара и нарекла их «фадранг», что значит – проклятые. А потом, собрав все свои силы, сотворила чудесный жемчужный сад. И каждые пятьдесят лет открывается одна из раковин, выпуская на свет юную богиню. Этим она возвеличила зорайя и дала могущественное оружие против приспешников мерзкого бога-змея, возомнившего себя владыкой мира. Слушая его, я позабыла, как дышать. Звучало, как красивая сказка, но не больше. В жёлтых глазах напротив появилась усмешка. – Что ж… – мягко произнёс он и снова склонился к моим губам. Однако стоило только почувствовать их, как перед глазами вспыхнуло белое пламя, скрывая его лицо. Я дёрнулась, сердце пропустило удар. А потом заколотилось как безумное. Перед глазами появился огромным храм: высокие колонны из странного серебристого мрамора с огромными сиреневыми воротами. К храму вела широкая белая лестница, по бокам которой стояли глубокие тёмные чаши. Из них вертикально исходили белые искры, прошитые лиловыми всполохами. Словно огонь… и не огонь вовсе. Ворота неожиданно дрогнули. И вдруг с медленным скрипом начали открываться. Сердце почему-то замерло, я затаила дыхание, наблюдая за происходящим. Едва они раскрылись, как появился просторный холл. Пол, выложенный прямоугольными плитами, будто мутные аметисты. Высокие потолки, на которых изображены причудливые морские существа: девы с хвостами вместо ног, юноши с половиной туловища, как у осьминогов, старики с клешнями крабов и дети, носившие на спинах непонятные сооружения, отдалённо напоминавшие раковины улиток. В глубине зала был алтарь. Перламутровый, мягко переливающийся серебром. Над алтарём вырезан лик. Женский, удивительно красивый, словно у древнегреческой богини. Но в то же время чувствовалось, что моделью и был кто-то из существ далеко не человеческого происхождения. От лика веяло неземным спокойствием и силой. – Они не смогут противостоять, – прозвучало глубокое женское сопрано, и я не сразу поняла, что голос идёт не извне, а изнутри. Мигом перепугалась до одури, но тут же взяла в себя в руки. Только не раскисать. Почему-то казалось услышать, что мне скажут, – чрезвычайно важно. Поэтому ни на секундочку не терять внимания и бдительности. – Фадранги будут пытаться захватить власть. Будут красть дарованных мною жемчужин, чтобы они родили им сыновей и сделали их народ ещё могущественнее. Но я не сдамся. «Не сдамся», – эхом отозвалось у меня в голове. Кем бы ни была эта Зинтара, но её решимость была очевидна. – Фадранги – такие же твои дети, как и зор-р-райя, – неожиданно донёсся чей-то шипящий голос, и у меня по спине побежали мурашки. Мраморный лик словно затуманился. Тонкие брови сошлись на переносице. Я невольно охнула и тут же прикрыла рот рукой. Это не просто маска! Это… Может, какой-то аватар богини? – Ну нет, Чиу, – грозно ответила Зинтара. – Они решили, что твои змеиные обещания им ближе моих просторов, ближе моей любви и благ, которые им были даны. Поэтому ни один фадранг не вернётся на территорию зорайя. – Но жемчужины… – иронично сказал тот, кого назвали Чиу. Чёрная тень накрыла алтарь. Достаточно широкая, но длинная и словно всё время извивающаяся. Словно тень огромного змея! – Я дам им шанс, – лениво оборонила Зинтара. – Пусть прекрасные девы достаются сильнейшим. Чиу расхохотался – шипяще, со странным присвистыванием, от которого мне стало не по себе. Всё же кем бы он не был… не хочу я встречаться с этим существом! – А если жемчужины понадобятся всем сразу? Ведь бесконечны твои просторы, о Зинтара, много народов тут живёт. А девы такие красивые, такие невинные, такие… Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/marina-komarova/zhemchuzhina-i-morskoy-dyavol/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.