Только шрам зазмеился над бровью... Пуля, к счастью, прошла стороной. Вот мы чокнулись.Как "за здоровье", Ну а пьем, ровно "за упокой"... И глаза... Как врата в неизбежность, Темноликой тревоги полны. Не могли мы, пойми, свою нежность Растерять на дорогах войны. Были, были седые туманы, Их под Курском распел соловей. Над войной солнце тоже вставало

Мой снежный князь

-
Автор:
Тип:Книга
Цена:184.8 руб.
Издательство:   АСТ
Год издания:   2018
Язык:   Русский
Просмотры:   138
Скачать ознакомительный фрагмент

Мой снежный князь Франциска Вудворт Туман #1 Вы никогда не задумывались, насколько наша жизнь полна неожиданностей? Вроде бы все идет своим чередом, и ничего нового в ней не предвидится, а потом вы делаете совершенно обычный шаг, и ваша налаженная жизнь переворачивается с ног на голову. Вот так и у меня. Ну что может быть необычного в том, чтобы поехать в лес с друзьями?! Миллионы людей ездят – и ничего. Но у судьбы свои сюрпризы, и это моя история. Франциска Вудворт Мой снежный князь © Ф. Вудворт, 2018 © ООО «Издательство АСТ», 2018 Глава 1 Всегда ненавидела туман. С раннего детства он наводил на меня ужас, я почему-то была уверена, что все самое страшное с человеком происходит именно в тумане. И вот теперь я стою в нем и ничего не вижу на расстоянии вытянутой руки. Куда идти? Где я?! И самый главный вопрос: почему мне не сиделось дома? А все так безобидно начиналось… Позвонила Лера и, треща без умолку, сообщила, что сегодня мы едем в лес за грибами. Какая замечательная стоит погода, какой чистый воздух в лесу, как мы отлично отдохнем. Все бы хорошо, но сейчас семь утра, а я вчера засиделась дотемна, сводя баланс, и теперь довольно туго соображала. Мои вялые попытки отказаться были пресечены категоричными словами: «Ты совсем позеленела с этой работой, тебе воздух нужен. Через час заеду, если не будешь одета – поедешь в пижаме!» И она отключилась. Черт побери! Кляня все на свете, я поплелась в душ. Вот так всегда с Валерией. Масса энтузиазма и напора, во что она меня только не впутывала. Дружим мы с ней еще с садика и не похожи, как небо и земля. Я спокойна, мечтательна, уравновешенна, а она зажигательная, всегда полна энергии, с кучей планов и идей. Я высокая, худощавая, рыжеватая шатенка с серыми глазами, а она ниже меня на полголовы, чуть полноватая, зеленоглазая брюнетка. Я скучный бухгалтер, а она ведущий пиар-менеджер. Но при всем этом у меня нет более близкой и верной подруги. Быстро приняв душ и собрав волосы в хвост, я пошла на кухню за волшебным напитком, который помогает мне проснуться, – кофе! Только выпив чашку ароматного напитка, я могу считать, что проснулась. Насыпав кофе в турку и поставив на газ, я начала размышлять, что бы мне надеть. Джинсы однозначно, свитер лучше под горло и, наверное, ветровку, а то утром не так уж и тепло. Я с трудом пыталась вспомнить, куда засунула кроссовки, и чуть не упустила кофе. Шипя сквозь зубы, схватила турку и выключила газ. Налила кофе в чашку, села за стол и вдохнула любимый запах. В голове немного прояснилось, и я вспомнила, что после последнего пикника постирала кроссовки, а высушив, засунула их в коробку и убрала в шкаф. Неспешно выпив кофе, я потянулась и почти почувствовала себя человеком. Натянув джинсы, надела темно-синий свитер, отчего мои глаза приобрели насыщенный оттенок. Решив не заморачиваться с макияжем, лишь подкрасила ресницы и нанесла блеск на губы. Осталось откопать в шкафу кроссовки и сварить еще бодрящего напитка, чтобы набрать в термос и захватить с собой. Когда прозвенел звонок в дверь и Лера ворвалась, как ракета, я была готова. – Крис, привет! Я знала, что ты успеешь собраться, – сказала девушка, улыбаясь. Ее разрумянившееся лицо просто сияло. – Мы вдвоем едем или ты еще кого сагитировала? – Я с Димой. Ну, это мой новый. Я вас еще не знакомила. А он Егора взял. Это его друг. Большой любитель природы, знаток грибов, знает, как их готовить. – О да, тогда у нас с ним много общего, – сказала я ехидно. Меня на природу вытащить можно только из-под палки. После суматошного рабочего дня лучший отдых – это завалиться на диван с книгой. А готовить-то я как люблю, просто слов нет. Живу одна, и мне достаточно бутерброда с колбасой, ну, салат еще порезать могу. И не потому, что не умею. Спасибо маме, приготовить я могу любое блюдо, просто желания нет. – Признавайся, ты опять меня знакомить собралась?! – спросила грозно подругу. – Честное слово, нет! Лишь сказала Диме, что хочу по лесу погулять, грибов собрать. Осень-то какая. Бабье лето, последние теплые дни. Он и вспомнил про Егора. – Лера посмотрела на меня бесхитростным взглядом. Все ясно – очередная попытка устроить мою личную жизнь. Валерия влюблялась часто. У нее всегда море поклонников. Даже когда она расставалась с очередным кавалером, то умудрялась поддерживать с ним дружеские отношения. Я же увлекалась редко и влюбилась по-настоящему лишь раз, но мне и того хватило. Глядя в полные надежды Леркины глаза, я сдержала тяжкий вздох и сказала: – Ладно, поехали. Я закинула на плечо маленький рюкзак, в который бросила термос с кофе, телефон, раскладной нож, еще пару мелочей, и мы вышли. На улице я увидела красную Леркину «Хонду», припаркованную у подъезда, и такого же цвета лицо водителя «БМВ», которому она перегородила проезд. – Да кто так ставит?! – заорал он, но, увидев ослепительную улыбку Валерии, просто потерял дар речи и ощерился в ответ. – Извините, уже уезжаю, – проворковала она, сверкнув ямочками на щеках, и тут же кивнула мне, чтобы я в темпе паковалась в машину. Не тратя времени, юркнула на заднее сиденье. Пока впавший в транс парень хлопал глазами, Лера шустро развернулась и отъехала от дома. – Всем привет, – сказала я. – Меня зовут Кристина. – Дима, – сказал парень на переднем сиденье. – Егор, – отозвался еще один рядом со мной. Сухощавый, темноволосый, в очках, с серьезным выражением лица. Одет в джинсы и бежевую ветровку, цветом почти как у меня. – Ну, мы просто как из одной команды, – сказала я, улыбаясь, показывая глазами на ветровки. – У тебя оттенок темнее, – ответил он серьезно. Я заткнулась. Хорошо еще, что Лерка – любитель громкой музыки, можно откинуться на сиденье и не напрягаться насчет светской беседы. Я даже умудрилась заснуть, все-таки сказался недосып, и распахнула глаза, когда Лера заворачивала на какую-то поляну. – Мы уже в лесу? – Ну ты даешь, продрыхла всю дорогу! – раздался возмущенный голос подруги. – Сама виновата, – ответила ей, потянувшись. – Нечего было в такую рань будить. Я поймала быстрый взгляд Егора на мою грудь, которая натянула свитер от моих телодвижений, резко выдохнула и запахнула ветровку. Мы бодро выгрузились. – Ну и куда ты нас завезла? – спросила я, оглядываясь. – А ты спи больше, – съехидничала Лера. – Мне это место знакомые посоветовали. Природа потрясающая, лес просто волшебный, и грибов полно. – Ну в принципе согласна, – сказала я, вдыхая чистый прохладный воздух. Лес и правда имел сказочный вид. Все оттенки желтого и пурпурного, пушистый ковер из листвы. И такая непривычная для города тишина. Я закинула рюкзак на плечо и оглядела нашу разношерстную компанию. Дима смотрел влюбленными глазами на Леру, и было понятно, что парень увяз по самые уши. Какие там грибы, главное, чтобы в деревья не врезался. Егор уставился на меня оценивающим взглядом, будто на вещь в магазине, словно раздумывая, подходит или нет и надо ли примерить. Мое не такое уж и радужное настроение померкло. Лера, заметив мой хмурый взгляд, преувеличенно бодрым голосом призвала нас выдвигаться. Естественно, мы разбились на пары. Подруга с ухажером впереди, а мы с Егором чуть отстали. Если честно, это я немного замедлила шаг – думала отвязаться от Егора, но он как приклеенный шагал рядом. – Ты работаешь с Лерой? – спросил парень. – Нет, мы просто подруги. – А чем занимаешься? – продолжил он допрос. – Я бухгалтер. – Тебе это подходит, – прокомментировал задумчиво Егор. – Это почему же?! – Ты серьезная, – сказал он, поправляя очки. «Блин. Ну и как на это реагировать?! Если комплимент, то сомнительный». – А вы с Димой работаете вместе? – спросила, чтобы заполнить паузу. – Да. – И чем ты занимаешься? – вернула я вопрос. – Работаем в банке. Только в разных отделах. Я в кредитном, а он по связям с общественностью. – Кредиты – это серьезно, – сказала я иронично. – Это да, – ответил он важно и начал читать мне лекцию о кредитной политике банка. Вздохнув, я ускорила шаг. Ребята впереди подшучивали друг над другом. Лера нашла мухомор и фонтанировала идеями на тему, как он необходим в хозяйстве. Я скосила глаза на Егора. Вроде симпатичный парень. Слегка вьющиеся каштановые волосы обрамляют довольно симпатичное лицо с правильными чертами. Внимательные светло-карие глаза, хорошо очерченные губы, которые были бы еще привлекательнее, если бы их хоть иногда посещала улыбка. Немного тяжеловатый квадратный подбородок, что говорит о силе характера. Но все портил монотонный, нудный голос. Он напоминал мне голос нашего профессора из универа, под который я быстро теряла суть изрекаемого и начинала размышлять на отвлеченные темы. – Егор, а это съедобный? – замахала нам рукой с зажатым в ней грибом подруга. Парень прервался на полуслове, поправил очки и поспешил к моей спасительнице. Пользуясь возможностью, я взяла чуть правее от всей компании. Нагнувшись, подобрала палку и стала ворошить листья, делая вид, что ищу грибы. – Это польский, – услышала я, как начал сыпать сведениями Егор. – Выделен в отдельный род имлерия, входящий в семейство болетовых, ну, или боровиков по-русски. – Да не важно, – беспечно отмахнулась Лера. – Он съедобный? – Вполне. Тщательно промыть, измельчить и отварить минут пятнадцать, потом… – Егорушка, давай про это позже расскажешь, – перебила его подруга. – Мы же сейчас собираем, а не готовим. Она хитро подмигнула и понеслась в поисках следующего. Дима направился следом за ней, а Егор посмотрел на меня, словно решая, идти ко мне или догнать друга. Из размышлений его вывел очередной вопль подруги о еще одной находке, и он поспешил на зов. Я же продолжила движение вправо от всей компании, держа их в поле видимости, но соблюдая дистанцию. Грибы собирать не хотелось, а вот прогуляться по лесу было в удовольствие, не то точно позеленею с этой работой. Краем глаза заметила, что Егор смотрит в мою сторону, и чтобы у него не возникло желания подойти ко мне, я сделала вид, что меня что-то заинтересовало, и еще увеличила расстояние между нами. Лера, раскусив мои маневры, отвлекла Егора очередным вопросом. Нет, все же у меня настоящая подруга! Столько лет вместе, научились понимать друг друга не то что с полуслова, а с полувзгляда. Поняв, что не вышло у нас романтической прогулки по лесу, она рада уже тому, что вытащила меня на свежий воздух. После моего неудавшегося романа несколько месяцев назад Лера старается меня растормошить, и эта поездка наверняка задумана ею именно с этой целью. При мыслях о бывшем я с удивлением заметила, что в груди уже не было засевшей там боли. Глубоко вдохнула свежий воздух с запахом хвои и пряной листвы и медленно выдохнула. Все же жизнь налаживается. Я улыбнулась солнцу, просвечивающему через кроны деревьев. – Крис, ау-у! – услышала я возглас подруги. – Я тут! Все о’кей! – отозвалась я. Они скрылись из виду, но были недалеко. Только из-за Егора идти к ним не хотелось. Выслушивать его лекцию о чем-либо не было никакого желания. Дима мне понравился, особенно то, какими глазами он смотрит на Леру. Если бы она только это ценила. Сколько же у подруги было замечательных парней, которые готовы были носить ее на руках и участвовать во всех ее затеях. Однажды она решила прыгнуть с парашютом. Ее тогдашний парень колебался, но старался не показывать, что ему страшно. Я же ездила с ними на все тренировки, но прыгать не было никакого желания. А в «день Икс» с замиранием сердца следила за приземлением подруги. Парень ее в последний момент прыгать отказался – я его отлично поняла, а вот она нет. После этого они расстались. В следующий раз Лера загорелась идеей отправиться по реке на байдарках, расписывала мне прелести сплава, но я устояла. Мне повезло, что тогда она встречалась с парнем, любителем отдыха на природе. В общем, вернулась подруга загоревшая, с сияющими глазами, массой впечатлений и… новым ухажером. Познакомились в походе, и вспыхнуло светлое чувство. Потом она захотела научиться ездить верхом. Я составила ей компанию с удовольствием. Лошадей люблю с детства и совсем не боюсь этих грациозных и умных животных. В итоге я теперь неплохо держусь в седле и иногда выбираюсь покататься. И таких случаев можно вспоминать множество. Чем мы только с Леркой не увлекались, и куда нас только не заводила ее неуемная энергия. Я шла, задумавшись, ероша кроссовками листья, вот только ноги мои были в дымке. Остановилась. Туман! Откуда он взялся?! Огляделась. Я стояла на небольшой поляне, а белое марево вилось над землей, как живое, поднимаясь все выше и сгущаясь вокруг меня! Сердце бешено заколотилось от резкого выброса адреналина. Я посмотрела вверх и не увидела солнца. Все вокруг заволокло дымкой, и она становилась все непрогляднее. – Лера, ау-у! – в панике закричала я. – Лера-а-а! Мне стало страшно как никогда в жизни. Закружилась голова, и на мгновение я испытала чувство падения, хотя стояла на месте. Развернулась, пытаясь сориентироваться. – Лера-а-а! – Но в ответ лишь тишина. Вцепившись похолодевшей рукой в лямку рюкзака, я бросилась со всех ног в обратную сторону. Было чувство, что попала в ночной кошмар. Бежала и не видела куда. Натыкалась на деревья, ветки хлестали по лицу, но чувство животного ужаса не давало мне остановиться. Я споткнулась и с отчаянным криком рухнула коленями… в сугроб. Да я просто сплю. Дрожащими пальцами дотронулась до снега, набрала горсть. Обжигающе холодный, он начал таять на моей ладони. Отбросила его, вытерла руки о джинсы и вскочила на ноги. И что дальше? Что делают в случае, когда думают, что видят галлюцинации? Если я не сплю, то откуда снег?! Снег в сентябре! Меня пробила дрожь. Я посмотрела вокруг. Мне показалось, или туман рассеивается?! Кажется, да. Густая дымка понемногу расступалась, образовывая что-то вроде туннеля, идущего вперед. Выбора у меня не было. Я пошла, местами проваливаясь в снег по колено. Сцепив стучащие зубы, шагала, надеясь, что иду к выходу из этой аномалии. Чем дальше продвигалась, тем меньше становилось снега. Наконец лес закончился. Щупальца тумана в последний раз обвили мои ноги и неохотно отступили. Посмотрев по сторонам, я потеряла дар речи. Ландшафт, представший передо мной, был незнакомый. Я оказалась на небольшой возвышенности, а вдалеке живописно расположилась деревня с деревянными домами. На ее краю я увидела людей – человек пять. Несмело начала спускаться с холма. Меня поразило то, что здесь землю покрывала жухлая осенняя трава. Я оглянулась. Туман в лесу стал рассеиваться под дуновением ветра, и было видно, что там по-прежнему лежит снег. Чертовщина какая-то… Четверо мужчин и девушка, замерев, смотрели на меня с изумлением и даже страхом. При моем приближении вперед вышел коренастый мужчина с проседью в светлых волосах, аккуратной бородкой золотистого цвета и стальным взглядом голубых глаз. До чего же странно они все одеты! Мужчины в рубашках старинного покроя, подпоясанных вышитыми поясами, и свободных брюках, низ которых был заправлен в сапоги. Сверху надето что-то вроде кафтанов. Девушка лет восемнадцати в длинном голубом сарафане и белой сорочке с длинными рукавами, которые заканчивались вышитыми манжетами. Черные, до пояса, волосы заплетены в косу. Куда я попала? Больше похоже на деревню староверов. Осмотревшись, я не увидела столбов электропередач. – Добрый день! – сказала я и сама удивилась, как хрипло прозвучал мой голос. Пришлось откашляться, так как в горле начало першить. – Я заблудилась в лесу, вы не подскажете, как выйти к дороге? Молчание. Мужчина, стоящий впереди, окинул меня хмурым взглядом. Сердце екнуло от гнетущей атмосферы, но деваться мне было некуда. – Кто ты? – спросил он, разомкнув крепко сжатые губы. – Мы с друзьями приехали за грибами, но так вышло, что я заблудилась! Взгляд мужчины стал еще тяжелее. – Грибы?! В этом лесу уже давно нет грибов! – последнюю фразу он просто выплюнул мне в лицо. – Я вижу, что в этом нет. Но там, где мы были, они есть. – Это прозвучало так, как будто я оправдываюсь. – И где это? – Наверное, здесь поблизости, я не могла далеко уйти. – Тут на много верст лес. И если ты не заметила – все в снегу, – сказал он со злостью. И какого черта он на меня окрысился, я, что ли, в этом виновата?! – Я заблудилась, – беспомощно повторила я. Пока мы разговаривали, остальные подошли поближе и с любопытством рассматривали меня. – Папа, она вся дрожит, – сказала девушка. – Может, пойдем в дом и все обсудим? Мужчина зыркнул на нее и перевел взгляд на меня. Пауза затягивалась, но наконец он принял решение: – Что ж, если ты пришла с добром, то шагай за мной. Это было не самое любезное приглашение, но мне было необходимо согреться: после бега по снегу кроссовки насквозь промокли и меня начало трясти и от холода, и от всего пережитого. – Благодарю, – тихо ответила я. Глава 2 Мы подошли к большому деревянному дому, сложенному из бревен, – срубу, окна и крыльцо которого были украшены красивой резьбой. Поднявшись по ступенькам и зайдя внутрь, миновали темные сени и оказались в просторной комнате. В дальнем правом углу находилась большая печь, а возле нее хлопотала худощавая женщина. Воздух в помещении был особенный: наполненный ароматами сухих трав, еловой хвои, выпечки. Все здесь было деревянное: потолок, пол, стены и мебель. Некрашеное дерево излучало мягкий, приглушенно-золотистый свет, подчеркивающий его природное очарование. В комнате стоял большой длинный стол с лавками, застеленными домоткаными покрывалами. На полках вдоль стен располагалась нехитрая посуда: горшки, ковши, миски. Возле печи примостились железные ухваты, которыми ставят в печь и достают горшки. Рядом с печью висели полотенце и рукомойник – кувшин с двумя сливными носиками по сторонам. Под ним – деревянная лохань для грязной воды. Женщина оглянулась на нас с улыбкой, которая тут же сменилась изумлением. – Улана, позаботься о путнице, а я сейчас, – сказал мужчина и, развернувшись, вышел. Женщина еще не оправилась от удивления, а девушка взяла меня за руку и повела к печи. – Проходи поближе, согрейся, – сказала она участливо. – Я же вижу, как ты продрогла. Меня Лада зовут. А тебя? – Кристина, – сказала я, сняла с плеча рюкзак, поставила его на лавку и увидела в окно, как ее отец дает какие-то распоряжения толпящимся возле дома мужчинам. – Откуда же ты такая? – наконец спросила женщина, с интересом рассматривая меня. – Из леса. В тумане заблудилась, – ответила я, с благодарностью протягивая руки к теплой печи. – Но в лесу не бывает туманов! – Ну, один все же был, – ответила я немного раздраженно. Что-то непонятное было в том, как они обе напряглись при моих словах. – Ваши мужчины и Лада видели меня, когда я вышла из леса. Туман они не могли не заметить. Женщины переглянулись. – Это так, мама. Мы были на улице, когда прибежал Драгомир и сказал, что в лесу происходит что-то странное. Когда мы подошли ближе, то увидели Кристину у кромки леса, а сзади нее клубился туман, который быстро рассеялся. – Девушка многозначительно посмотрела на мать. – Скажите, где я? Далеко до города? И какой ближайший? – спросила я напряженно. – Меня друзья уже искать должны. Не знаю, куда меня занесло, но ребята должны знать, что я не одна. Да зная Леру, я была уверена, что над лесом уже кружат вертолеты МЧС и спасатели шерстят его стройными рядами. – С тобой еще кто-то был? – спросила женщина. – Они тоже заблудились? – В тумане я была одна, но приехала с друзьями. Они должны быть недалеко. Женщины опять переглянулись. Меня эти гляделки уже начали тревожить. Да в чем дело-то?! Я что, первая идиотка, которая в лесу заблудилась?! В дом вошел хозяин. – Папа, Кристина говорит, что с ней в лесу ее друзья были. Они могли тоже заблудиться. – Я отправил людей пройтись по ее следам. Они будут осторожны, но посмотреть надо. – Осторожны?! – переспросила я. – У вас в лесу есть хищные звери? При мысли о том, что пока я там бегала, на меня мог накинуться волк или медведь, стало дурно. И опять это напряженное молчание. Мужчина сверлил меня взглядом. Не знаю, что он увидел в моем лице, но наконец сказал: – Звери тоже есть. Он опустил глаза на мои промокшие ноги: – Лада, принеси теплые сапоги. Гостье надо переобуться. Тут все ожили. Девушка выбежала из комнаты. Я стянула кроссовки и мокрые носки. Женщина взяла их у меня, с удивлением осмотрела со всех сторон и поставила сушиться у печи. Вернулась Лада, неся высокие меховые сапоги с теплыми вязаными носками в придачу. Она усадила меня на лавку. Я закатала влажные джинсы, натянула носки и сунула ноги в сапоги. Сразу стало намного уютнее. И тут меня пронзила мысль – телефон! Я же сунула его в рюкзак. Идиотка! Бегаю по лесу, переживаю. Можно же позвонить. И есть GPS. Открою карту и посмотрю, куда меня занесло, подумала я с облегчением. С этими мыслями схватила рюкзак и начала судорожно рыться в нем в поисках телефона. Достав его, заметила удивленные взгляды хозяев. Может, они никогда не видели мобильников, пожала я про себя плечами. Меня ждал облом – сети не было. Рано радовалась. – У вас сеть здесь где-нибудь ловит? – безнадежно спросила я, но по непонимающим взглядам всех троих стало ясно, что ответа ждать не стоит. – Что это? – указал пальцем на телефон мужчина. – Сотовый. – Можно посмотреть? Я протянула ему аппаратик, который он с осторожностью взял. – Радомир! – предостерегающе сказала женщина, но он пресек ее взглядом. Повертел мобильник в руках. Черный экранчик внезапно «ожил». – Откуда свет? – растерянно спросил он. – При нажатии на клавиши включается подсветка экрана. – И для чего он? – Для связи, – терпеливо пояснила я. – Вы же знаете, что такое телефон? Он молча смотрел на меня. Ладно, зайду с другой стороны. – Вы знаете, что такое электричество? – Глядя в непроницаемое лицо Радомира, нельзя было сказать, понимает ли он меня. – Нам это не знакомо, – наконец ответил он и вернул мне телефон. Я была уверена, что он хотел бы более подробно изучить его. Быстро положила сотовый в рюкзак, как говорится, с глаз долой… Интересно, куда же меня занесло?.. Тут раздались голоса и в дом ввалились несколько молодых людей. Они все с интересом уставились на меня. Я даже поймала несколько пристальных взглядов на мои ноги. Заметно, что в джинсах девушки тут не ходят. Задрав подбородок, я также начала рассматривать их. Одеты парни тоже были в стародавнем стиле, только обуты в меховые сапоги наподобие тех, какие мне дали, и, помимо рубах и камзолов, на них были плащи длиной до середины голени. Все ясно – вернулись те, кого посылали в лес. Впереди стоял парень, которого я уже видела, когда только спустилась с холма. Высокий, мускулистый. Черные волосы до плеч обрамляли красивое, гладкое, без бороды, лицо с золотисто-карими, даже можно сказать янтарными, глазами. – Что расскажешь, Драгомир? – Мы прошли по ее следам. Они заканчиваются на поляне, шагах в пятистах от места, где она вышла. – И? – нахмурил брови Радомир. – И все. Следы начинаются в середине поляны, как будто она с неба упала. – После этих слов все подозрительно уставились на меня. – Нечего на меня так смотреть, – огрызнулась я. – С неба я точно не падала! – Тогда откуда ты взялась, девушка? – мягко спросил Радомир. – Я уже вам все рассказала. Может, вы теперь объясните, где я нахожусь? Хозяин дома крякнул. – Ты в нашем поселении. Мы Охотники. До ближайшего поселения много верст, а до города, где правит князь Мислав, еще больше. Так как же ты здесь оказалась, девушка?! – последние слова он произнес с нажимом. Князь?! Правит?! Где я?! Может, это поселение сумасшедших, которые живут в своем воображаемом мире? Телефонов нет, электричества нет. Как вообще себя ведут при встрече с безумными? На первый взгляд они не буйные, но это же только на первый. Волна страха стала подниматься во мне. Я глубоко вдохнула, пытаясь взять себя в руки. – Скажите, пожалуйста, а какая это область? – постаралась произнести я спокойно. Не могла же Лерка так далеко нас завезти. Они переглянулись между собой. – Это земли князя Мислава, – терпеливо, как ребенку, ответил Радомир. – Мы же в России? – полуутвердительно-полувопросительно прошептала я. Тишина была такая густая, что хоть ножом режь. – Мы не знаем, где это, – ответил Радомир. И, глядя на их серьезные, непонимающие лица, я поняла, что они действительно не знают. В ушах вдруг зазвенело, тело стало легким, и впервые в жизни я грохнулась в обморок. Пришла в себя, лежа на узкой кровати с чем-то холодным на лбу. Рядом со мной сидела Лада. Подняв руку, я сняла со лба влажное полотенце. – Ты очнулась! – с облегчением сказала девушка. Я огляделась по сторонам. Мы находились в небольшой, просто обставленной комнате. Возле противоположной стены, на которой висел ковер с изображением охоты на медведя, стояла еще одна кровать и сундук с кованой крышкой. – Где я? – спросила слабым голосом. – В моей комнате, – ответила Лада. – Я что, грохнулась на пол перед всеми? – Ну, не то чтобы… Когда ты начала оседать, тебя успел подхватить Драгомир и принес сюда, – при этих словах она покраснела. Наверное, порог этой комнаты никто из мужчин, кроме отца Лады, не пересекал. Из соседнего помещения доносился гул голосов. – Я долго была без сознания? – спросила, привставая. – Примерно четверть часа, – ответила девушка, забирая у меня полотенце. – Они еще там? – спросила я, косясь на дверь. – Да. Обсуждают твое появление. Тут раздался стук в дверь и просунулась голова Драгомира. При виде его лицо Лады просто засветилось. С душевными привязанностями этой девушки все ясно. – Пришла в себя? – спросил он, обеспокоенно глядя на меня. – Может, воды принести? – Спасибо. Мне уже лучше. Я села и увидела в конце кровати свой рюкзак. Потянув за лямку, поставила его себе на колени. Открыла замок, достала термос с кофе. – Что это? – спросил заинтересованно Драгомир, заходя в комнату. – Термос. – Я отвинтила крышку. – А в нем кофе. Налив ароматный напиток, отпила глоток и блаженно зажмурилась. Он был еще горячий, в меру сладкий, а от любимого запаха начал таять ледяной комок у меня в груди. Я почувствовала, что ко мне возвращаются силы. И только сейчас заметила, что Лада и Драгомир пристально смотрят на меня. – Кофе будете? – любезно предложила я. Лада отрицательно замотала головой, а Драгомир после секундного замешательства кивнул утвердительно. – Ты сама его готовила? – спросил он. – Да. Не бойся, не отравлю, – фыркнула я. Я сняла с низа термоса вторую чашку и плеснула ему кофе. Не больше половины, а то вдруг ему не понравится. Парень бережно двумя руками принял емкость и, глядя мне в глаза, сделал глоток. Лада сдавленно вздохнула и каким-то удивленно-растерянным взглядом посмотрела на Драгомира. Он допил кофе и так же, обеими руками, протянул мне пустую чашку. – Благодарю. Было вкусно, – произнес парень, чем заслужил еще один вздох от Лады. Он продолжал пристально взирать на меня. Чего-то ждет? Если еще кофе, то я не поделюсь. Неизвестно, как надолго я тут застряла, а для меня, кофеманки, он на вес золота. Непонимающе я перевела взгляд на Ладу. Она была бледна, а ее в глазах затаилась горечь. Драгомир же лукаво улыбнулся мне уголками губ. От неловкости меня спасло появление Радомира. Его проницательный взгляд охватил всех нас. Задержался на термосе и пустой чашке в моих руках. – Рад, что ты пришла в себя. Драгомир, пошли. Для тебя есть задание. – И пояснил мне: – Ты сказала, что была с друзьями. Мы решили устроить дежурство близ леса, а вечером зажжем костры. Если они еще там, им будет легче выйти. Развернувшись, они покинули комнату. Я посмотрела на Ладу. Ее нежное лицо было еще бледно, и она взирала на меня глазами щенка, которого незаслуженно ударили. – Лада, в чем дело? – твердо спросила я. – Что сейчас произошло? Я нарушила какое-то ваше правило? Она отвернулась, теребя в руках полотенце. – В наших местах, если девушке нравится парень, она готовит для него напиток и предлагает ему, – проговорила Лада глухо. – Если парню приятно внимание девушки и она люба ему – он выпивает его, глядя ей в глаза. – Лада тяжело вздохнула и продолжила: – Если она очень люба ему и ей есть место в его сердце – он хвалит напиток. При этих словах она судорожно вздохнула. – Лада, посмотри на меня, – сказала я растерянно. Расправив плечи, она повернулась ко мне. В красивых голубых глазах, окаймленных пушистыми ресницами, застыли непролитые слезы. – Поверь, я не знала об этом вашем обычае. В моих местах, если девушке нравится парень, она флиртует с ним. Ну, в крайнем случае прямо говорит об этом. – При этих словах глаза Лады широко распахнулись. – Дома я могу сколько угодно предлагать парням напитки, и это ничего не значит. Подумай сама, я только сегодня у вас появилась, меня скоро найдут, и я уйду отсюда навсегда. – Но он-то все знал! – обвиняюще сказала Лада. – Скорее всего, просто догадался, что, предлагая ему выпить кофе, я ничего такого не подразумевала, – увещевала я. – Приняв его, он просто посмеялся надо мной. Лада посмотрела на меня с недоверием и надеждой. А у меня в груди начала закипать злость. Вот же гад! Я поделилась с ним дорогим мне напитком, а он разыграл весь этот спектакль. Увидев мои полные злости глаза, Лада заметно успокоилась. Проведя рукой по волосам, я поняла, что они у меня совсем растрепались. Вздохнув, села на кровать, засунула в рюкзак термос и достала расческу с зеркальцем. Лада заинтересованно следила за моими манипуляциями. После нашего разговора на ее лицо вернулись краски, и я надеялась, что мы достигли взаимопонимания. Открыв зеркальце, я посмотрела на свою помятую физиономию и начала расчесывать волосы. Они у меня густые и слегка вьющиеся, длиной чуть ниже лопаток, рыжевато-медового цвета. – Лада, не стой над душой, – сказала я девушке и указала на место рядом с собой. Она села на краешек кровати и завороженно уставилась на зеркальце, которое я зажала между колен. Господи, неужели у них и зеркал нет?! Я собрала волосы в хвост и стянула их резинкой. – Хочешь посмотреться? – я протянула ей зеркальце. Оно было обычное, в металлической оправе, крышка украшена узором. Когда его открываешь, то с одной стороны обычное зеркало, а с другой увеличивающее. В общем, не больше ста рублей в подземном переходе. Лада бережно взяла его, провела пальцами по своим губам, дотронулась до щеки. – Лада, у вас что, нет даже такой ерунды? – тихо спросила я. – В городе продаются, но они очень дорого стоят. – И ты никогда не видела свое отражение?! – Видела в детстве. У мамы было маленькое зеркальце, но потом… В общем, оно разбилось, – закончила девушка и протянула мне зеркало. – Оставь себе. – Но это очень дорогой подарок, я не могу его взять! Лада была серьезна. – Поверь, у нас такое сущие копейки стоит, а мне будет приятно, если ты примешь этот подарок. К тому же у меня вот еще что есть… – Я порылась в рюкзаке и достала пудреницу. Открыв ее, продемонстрировала еще одно зеркало с компактной пудрой. Видя удивленный взгляд Лады, я тяжко вздохнула. – Только не говори мне, что ты и пудру не видела. – Видела, но она у нас не такая, а рассыпчатая. И пользуются ею только богатые дамы. – Девушка пытливо на меня посмотрела. – Кристина, ты благородного происхождения? Вот, блин. И что тут скажешь? Неужели я попала во временную дыру? А что, вполне похоже. Дома старые, про электричество не слышали… – Какой сейчас год? – импульсивно спросила я. – Год Волка, – удивленно ответила Лада. Мда, это многое объясняет… Так как девушка все еще ждала ответа на свой вопрос, я попыталась объяснить: – Лада, я такая же девчонка, как и ты. Пусть я не понимаю, как тут оказалась, но могу поклясться, что не имею никакого отношения к вашему благородному сословию. Она недоверчиво мне кивнула и прижала зеркало к груди. – Пошли к остальным. Если они собрались встречать моих друзей, то я их хотя бы опишу. Глава 3 Парни уже собирались уходить, а теперь во все глаза уставились на меня. Я полоснула злым взглядом по Драгомиру, он же, зараза, чуть поклонился мне с легкой улыбкой. У меня просто руки зачесались от желания его придушить. Я перевела взгляд на Радомира: – Давайте я расскажу, как мои друзья выглядят. Он кивнул мне. – Со мной была девушка ростом, – я подняла руку на уровень глаз, – зеленоглазая, волосы черные, чуть выше плеч. Одета в черные узкие брюки и светлый свитер. Сверху короткая темная ветровка. У нее потрясающая улыбка. Ее зовут Лера. Она очень веселая… При мыслях о подруге у меня ком встал в горле. Где она теперь? Неужели бродит по лесу, ищет меня?.. При моем описании молодые люди оживились и все как один заулыбались. – Ну, теперь не будет недостатка в желающих ее поискать, – сказал Радомир, улыбаясь в бороду. – Главное, не замечтайтесь и смотрите по сторонам. – У такой небось и водица со вкусом меда, – сказал один из парней, и все заржали. Я взяла себя в руки и продолжила: – С нами были два парня. При этих словах улыбка Драгомира померкла. – Ростом примерно как вы. Один светловолосый, с короткой стрижкой. Одет в джинсы, – я показала на свои, и парни снова уставились на мои ноги, – и темную куртку. Второй темноволосый, тоже в джинсах и ветровке, цветом примерно как у меня. Он носит очки в темной оправе. – У вас принято девушкам ходить с парнями в лес? – холодно спросил меня Драгомир. Я ощетинилась: – Мы приехали за грибами! Если бы было желание уединиться, для этого не надо было бы забираться так далеко! Какого черта? Может, он мне еще и мораль читать начнет? – И как, нашли? – гнул свое Драгомир. – Лера нашла, и даже много, – ответила я, зло глядя ему в глаза. – А ты? Нет, ну чего он прицепился? – А я не искала. Просто гуляла, вороша листву и дыша свежим воздухом. – А как же тот парень в ветровке, цветом как и твоя? – Янтарные глаза смотрели на меня холодно и требовательно. – Он был с Лерой и Димой. Его Егор зовут. – Я закипала, но старалась этого не показывать. По какому праву он меня допрашивает?! – И почему же он оставил тебя одну? – продолжил Драгомир. – Потому что хорошо разбирается в грибах и показывал Лере, какие съедобные, а я не малый ребенок, требующий защиты! – Я яростно смотрела в глаза Драгомиру. – Как скажешь, – сказал он вежливо. – Но теперь ты тут, заблудилась и нуждаешься в помощи. Я просто задохнулась от ярости, а этот наглец чуть кивнул мне головой и вышел. За ним потянулись остальные ребята. Взглянула на Радомира. Он вроде бы выглядел безучастно, но я заметила, что мужчина еле сдерживает смех. – Лада, помоги мне, скоро будем обедать, – сказала Улана и заметила зажатое в руке дочери зеркало. – Что это у тебя? – Подарок Кристины, – ответила девушка и протянула его матери. Женщина удивленно и бережно взяла его. Посмотрев на себя, она дотронулась рукой до чуть посеребренных сединой волос. Лада была очень похожа на мать. Обе черноволосые, с правильными чертами лица, статные. Даже через годы Улана сохранила стройность фигуры. Только глаза у дочери были голубые, как у отца, а у Уланы – светло-карие. – Спасибо, – сказала мне женщина. Радомир подошел к жене и взял у нее вещицу. Повертел, покрутил, обратил внимание на узор на крышке. – Красиво сделано, – произнес он. – Есть и у вас умельцы. – У нас их штампуют машины, – зачем-то брякнула я. При этих словах хозяин дома приподнял брови и отдал зеркало дочери. – Радомир, скажите, пожалуйста, здесь действительно нет поблизости поселений? – решила все же уточнить я. – Тут недалеко протекает небольшая река Ибь, она впадает в более полноводную Илгу. Там и находится поселение Рыбаков. Это несколько часов пути отсюда. Ближе никто не живет, у нашего леса плохая слава. Я непонимающе смотрела на мужчину, но он ничего и не пояснил. – Вы говорили о городе, – продолжила я. – Скажите, он какой? – Он огромный, обнесен крепостной стеной, там большие каменные дома, хотя ближе к окраине много таких, как наш. Лавки, рынок. Вокруг города раскинулись прилегающие деревни Земледельцев. Город от нас далеко. Обычно, когда собираемся с товаром на продажу, то выезжаем в ночь, чтобы быть там к утру. Отчаяние охватило меня. На подгибающихся ногах я подошла к лавке у стены и рухнула на нее. Нет, это не община староверов, которые просто отгородились от мира, и не сборище сумасшедших. Тут целый свой мир: с селениями, городом, князем-правителем… Они не могли бы существовать в нашем современном мире незамеченными. Значит, или туман занес меня в прошлое, или я в… параллельной реальности. И ни один из вариантов не радовал. На меня навалилось пронзительное чувство одиночества. Я закрыла лицо ладонями. От осознания того, что Лерка со спасателями не появится и не начнет на меня орать, что только я могла заблудиться в трех соснах, по щекам потекли горючие слезы. Я почувствовала, что меня обняли по-матерински ласковые руки. – Не плачь, милая, – проговорила Улана с сочувствием. – Все наладится. – Как?! Меня никогда не найдут! – прокричала я, подняв к ней мокрое лицо, и рассмеялась. При мысли о том, что я останусь непонятно где навсегда, у меня началась истерика. Улана молчала, по-прежнему крепко обнимая меня. Когда совсем не осталось ни сил, ни слез и я могла лишь тихо всхлипывать, передо мной появилась кружка с водой. – Выпей, – приказала Лада. Я послушалась. Холодная вода меня остудила. Краем глаза я заметила Радомира, который стоял посреди комнаты как пришибленный, не зная, что делать. Наконец, пробормотав что-то о делах, он пулей выскочил из дома. Мысленно усмехнулась: «Где бы я ни оказалась, а мужчины везде одинаковы – им легче горы свернуть или сразиться с врагом, чем стать свидетелем женской истерики». Лада помогла мне умыться, и я принялась вместе с ней накрывать на стол. Такие обыденные хозяйственные дела меня успокоили и вернули утраченное чувство равновесия. Вернулся Радомир. С ним пришли парень лет двадцати пяти и гибкая девушка лет двадцати, которая держала его за руку. – Знакомься, – сказал мне Радомир. – Это мой старший сын Владлен и его жена Злата. Есть еще младший, но он вернется к вечеру. А это наша гостья Кристина. – Приятно познакомиться, – улыбнулась я. Улана и Лада начали споро доставать обед из печи. Мы сели за стол. Я рассмотрела Владлена. Он был очень похож на отца, такой же светловолосый, основательный, с пронзительным взглядом светлых глаз. Злата же была намного ниже мужа, с неброскими чертами лица, но когда она улыбалась Владлену, то преображалась, становясь очень хорошенькой. – Вы молодожены? – вырвалось у меня. Радомир засмеялся: – Неужели это так бросается в глаза? Я смутилась. Ну чего лезу? – Мой сын построил свой дом недалеко от нас, – с гордостью заявил Радомир. – Ты обязательно его заметишь, наша крыша украшена коньками, – сказал Владлен. – Заходи в гости. – Спасибо, – ответила я. Еда была простая, но очень вкусная: густая похлебка, тушеные овощи, гречневая каша с мясом и душистый домашний хлеб. В кувшине – квас. Мне налили немного, но, отпив, я поняла, что этот напиток на любителя. Перед трапезой хозяева поблагодарили за пищу великого Леда, и у меня вновь кольнуло сердце: «Непохоже, чтобы тут слышали о христианстве». Радомир завел разговор с сыном о текущих делах и о том, что пора бы пополнить запас дров. Меня ни о чем не спрашивали, чему я была очень благодарна. Злата с Владленом сидели напротив меня, и я обратила внимание на вышивку на ее сарафане: затейливое переплетение ярких цветов, листьев и стеблей. Смотрелось шикарно. – Очень красивый рисунок, – сказала я Злате, указав пальцем на ее грудь. – Это она сама вышивает, большая мастерица, – с затаенным одобрением заявила Улана. Злата благодарно кивнула свекрови, ее лицо окрасилось легким румянцем. Она задумчиво посмотрела на мой однотонный синий свитер. Я была уверена, что в ее голове уже рождаются узоры, как его можно расшить. Улана принялась расспрашивать Злату, как идут дела в их молодом хозяйстве, а я погрузилась в свои невеселые мысли. После обеда, когда женщины убрали со стола, Владлен с женой засобирались домой. Лада предложила мне выйти прогуляться, сказав, что покажет мне их хозяйство и округу, если мне это интересно. Конечно же, мне было интересно. Странно, вроде бы другой мир, а все оказалось примерно так же, как у моей бабушки в селе, куда меня отправляли родители на летние каникулы. Оттуда я всегда возвращалась загоревшая и вытянувшаяся. Рядом с домом был построен хлев для скота. Они держали корову и овец, которые сейчас были на выпасе, лошадь, кур, но гусей и свиней я не увидела. Также на участке имелись баня и деревянный колодец. В конце фруктового сада росли кусты малины. За домом раскинулся огород, где нашлось место и грядкам с лечебными травами. Соседние дома живописно располагались в отдалении. Я обратила внимание на какую-то постройку, которая виднелась справа на отшибе и была почти вся скрыта деревьями. – А что там? – указала я рукой. – Кузница. – Ух ты! Самая настоящая? – восхищенно произнесла я. – А мне разрешат посмотреть? Я никогда не была в кузнице. – Тут недалеко ключ бьет, давай сходим за водой? – перевела тему Лада. – А как же колодец? – удивилась я. – Из колодца мы берем воду для животных, уборки, купания. Но вода в ключе считается особенной, дающей силы и здоровье, на ней мы готовим. Лада взяла ведра с коромыслом, и мы пошли к роднику. Я с интересом вертела головой во все стороны. Нам встретились несколько человек, с которыми Лада поздоровалась, они с любопытством меня рассматривали, но близко не подходили. Какой-то мужчина с неопрятной, заросшей бородой при виде меня плюнул себе под ноги и злобно на меня зыркнул. – Не обращай внимания, – сказала Лада. – Это Гектор, у него в прошлом году пропали две дочери в лесу, и он от горя озлобился. Лису жалко, а вот Чарушу нет – та еще змея была. Я с удивлением посмотрела на Ладу. Вот уж не ожидала, что она способна так о ком-то отозваться. После этих слов между нами повисло молчание. «Тут недалеко» вылилось в прогулку минут на двадцать. Источник находился чуть в стороне от деревни. Спустившись по склону, я увидела родник, выложенный камнями, и сооруженный деревянный помост для удобного набора воды. – Он бьет со времен прадедов наших прадедов. И никогда не замерзает. Лада споро наполнила ведра. – Попей. Она силы приносит, – сказала Лада серьезно. Да уж, это мне сейчас необходимо. Встав на колени, я зачерпнула пригоршню ледяной воды. Потом девушка ловко подцепила коромыслом ведра, и мы двинулись в обратный путь. Домой мы добрались без приключений. Пока Лада ставила воду и разговаривала с матерью, я прошла в ее комнату и достала из рюкзака сотовый. Половина пятого… Я села на кровать и задумалась. Неужто мне суждено тут остаться?! Я абсолютно городской человек, наслаждающийся благами цивилизации. Да мне на пикник выехать лень – шашлык можно и в ресторане поесть. Я в отличие от Леры и в походы-то никогда не ходила. Да, ребенком гостила у бабушки в деревне, но у нее к дому были подведены газ и вода. Помимо летнего душа родители сделали ванную в доме, где я и любила плескаться. На огороде меня работать не заставляли. И самое главное – там были магазины. Где и как мне жить в этом мире? Да и кому я тут нужна?! Стало страшно. Вдруг в голову пришла мысль, и я удивилась, как об этом сразу не подумала. Если Драгомир говорит, что мои следы появились на поляне в лесу, – значит, это она перенесла меня сюда и соответственно то, что является входом, может быть и выходом! Меня затопило облегчение. Надо срочно бежать на поляну. В лесу снег, и я тоже могу спокойно пойти по своим следам. Черта с два я оттуда уйду, пока она меня не вернет обратно, да я там ночевать буду! Я начала стремительно соображать, что мне нужно. Так, кроссовки еще сохнут, но я сейчас в сапогах, а для леса они как раз подходят. В моей ветровке я там замерзну, значит, надо попросить у Лады что-нибудь надеть сверху. Так как я перенеслась сюда одна, то и уходить необходимо одной, то есть ретироваться тихо и незаметно. Уф! Я выдохнула, накинула рюкзак на плечо и, стараясь сделать безмятежным выражение лица, вышла из комнаты. – Ты в порядке? – спросила Улана, с беспокойством глядя на меня. Она вымешивала тесто. – Да, все хорошо. – А я вот пироги затеяла на вечер. Ты же у нас в гостях, – улыбнулась женщина. – А где Лада? – Вышла набрать воды животным. Меня поразили душевность и гостеприимство этих людей. – Спасибо вам большое. Я очень рада, что познакомилась с вами, – произнесла с чувством, чем заслужила уже более внимательный взгляд Уланы. Но, сделав «лицо кирпичом», как бы между прочим спросила: – У вас есть что-нибудь накинуть на плечи? Хочу прогуляться по вашему саду, а в ветровке я немного продрогла. Я, конечно, преувеличила, так как на улице было хоть и по-осеннему, но тепло. – Да, милая. Выйди в сенцы, там слева висит плащ Лады. – Спасибо! – И, замявшись на мгновение, я вышла из комнаты. Оказавшись на улице, быстро осмотрелась и накинула шерстяную накидку поверх ветровки и рюкзака. Прогулочным шагом прошла мимо окон в противоположную от хлева сторону, где должна была быть Лада. Скрывшись из зоны видимости, стремительно двинулась от дома к дороге, по которой мы шли утром с Радомиром. Мне надо было пройти мимо еще двух домов. При приближении к первому я замедлилась и перешла на неспешный шаг. Его я миновала без проблем. А во дворе второго оказалась женщина, которая с удивлением уставилась на меня и провожала взглядом. Я продолжила идти, хотя сердце колотилось как бешеное и мне хотелось бежать. Наконец деревня осталась позади, и я стала подниматься к тому месту на холме, где я вышла из леса. Когда до него оставалось уже метров сто, я услышала крик. Слева, вдоль кромки чащи ко мне бежал человек и размахивал руками. Справа приближался еще один, но он молчал. Я выругалась – охотники! Как же я могла забыть, что они пошли патрулировать лес в поисках моих друзей. Я стрелой полетела к месту, где стояла утром. Вот когда мне пригодились пробежки по выходным с Лерой. Я затормозила уже у самого леса и посмотрела по сторонам. Охотник слева был еще далеко, а вот тот, что несся справа, заметно сократил между нами расстояние. Я рванула вперед. Мне бы только добраться до поляны. Чем дальше в лес, тем глубже становился снег, и дыхание начало сбиваться. За спиной слышался хруст снега – значит, охотник уже в лесу, но за шумом в ушах я не могла понять как далеко. Бежала по своим следам, надеясь, что мне хватит сил. Впереди среди деревьев забрезжил просвет – поляна! Не успела обрадоваться, как меня сбили с ног и я впечаталась лицом в сугроб, вдобавок сверху придавило тяжелое тело. Последние остатки воздуха вышибло из легких. Я попыталась вдохнуть, но в нос и рот забился снег. Давящий на спину вес исчез, и меня перевернули, как тряпичную куклу. Отплевываясь и фыркая, я судорожно дышала и пыталась разлепить склеенные от снега ресницы. Когда мне это удалось, я увидела разъяренное лицо, которое начинала ненавидеть, – Драгомир! Конечно, ну кто еще это мог быть. Он навис надо мной. Его ноги переплелись с моими, а свой вес он удерживал руками. Он начал трясти меня, цедя слова сквозь зубы: – Ты что творишь?! Остатки ума растеряла?! Он тяжело дышал после бега, а выражение янтарных глаз было просто безумным. – Тебя куда понесло? – эти слова он прошипел, приблизив свое лицо ко мне. – Мне надо на поляну! – с отчаянием прокричала я. – Зачем?! – Я хочу вернуться! Сзади Драгомира окликнул другой охотник. Он оглянулся, приподнимаясь, и махнул ему рукой, чтобы тот уходил. После чего встал и вздернул меня за собой. Я покачнулась, потеряв равновесие, уткнулась ему в грудь и тут же отпрыгнула. Он схватил меня за руку и потащил за собой в противоположную от поляны сторону. – Мы идем обратно, – категорично сказал он. Я уперлась обеими ногами: – Я иду на поляну! Не споря, он подхватил меня, забросил через плечо себе за спину и размашисто зашагал к выходу из леса. Я замолотила кулаками по его спине. – Ненавижу тебя! – заорала, чем заслужила увесистый шлепок по ягодицам. От обиды, что была так близка к цели, мне на глаза набежали слезы. Моргая, я пыталась прояснить зрение и была способна только наблюдать, как она удаляется из виду. Вдруг мне показалось, что там мелькнула тень. Протерев глаза рукой, я посмотрела еще раз. Действительно, между деревьев опять что-то мелькнуло, и опять… – Драгомир, там что-то движется! – не успела договорить, как он мгновенно перешел на бег. Я болталась как куль и пыталась разглядеть, что же там мелькает. В первый момент я подумала, а вдруг кто-то из ребят-охотников бродит по лесу, но, присмотревшись, увидела лишь низкорослые темные фигуры, скользящие между деревьев. Они пытались нас обогнуть и отрезать выход из леса. Но мы уже миновали глубокий снег, теперь он был лишь по щиколотку, и Драгомир еще увеличил скорость. Пулей выскочив из леса, он резко остановился и спустил меня с плеча. Я не удержалась и шлепнулась на попу. Широко распахнутыми глазами смотрела снизу вверх на Драгомира, который пытался отдышаться. Потом перевела взгляд ему за спину, ожидая, что в любой момент выскочат те страшные фигуры. Но они не появились, лишь их тени мелькали среди деревьев. – Вы успели! – к нам подскочил второй охотник. – Что это было?! – воскликнула я. – Гроги. Как будто это могло мне что-то объяснить. Я поднялась, потерла ушибленную пятую точку, отряхнула одежду от прилипшего снега и спросила: – Это звери или люди? Они во все глаза уставились на меня. – Ни то и ни другое, – ответил Драгомир. Вот замечательно, теперь все ясно стало. – Мне надо в лес, – сказала я. Драгомир посмотрел на меня как на сумасшедшую, приблизил свое лицо вплотную ко мне и прошипел, в бешенстве цедя каждое слово: – Если ты еще хоть раз приблизишься к лесу, я перекину тебя через колено и отшлепаю так, что ты сидеть не сможешь. – Да кто ты мне такой?! – так же зашипела я. – Ни отец, ни брат, ни муж. – Если для этого надо будет на тебе жениться – я это сделаю! Я потеряла дар речи. Охотник, стоящий рядом с нами, с отвисшей челюстью переводил взгляд с меня на Драгомира. – Я сейчас тебе жизнь спас! – Не жди, что скажу спасибо! – выкрикнула я, и мы зло уставились друг на друга. – Милослав, проводи ее к Радомиру, а то я за себя не ручаюсь, – сказал он и, развернувшись, зашагал прочь. Милослав проводил его потрясенным взглядом. – И останься возле дома, на сегодня ты ее тень, – бросил ему Драгомир через плечо. Глава 4 Мы неспешно пустились в обратный путь. – Он всегда такой бешеный? – спросила я после недолгого молчания. – Драгомир всегда хладнокровен и сдержан. – Оно и видно, – хмыкнула ядовито. – Я его таким впервые видел, – потрясенно признался парень. – А кто такие гроги? – спросила я. – Это… Давай тебе лучше Радомир расскажет. Мы опять замолчали. – А как мне попасть на поляну, где я появилась? Милослав даже споткнулся и посмотрел так, будто у меня вторая голова выросла. – Ты не слышала, что сказал Драгомир?! – Слышала. Но я не обязана его слушаться, – спокойно заявила я. – Эти гроги, они же не всегда там рыщут? Милослав не ответил, продолжая таращиться на меня. – Ну, посуди сам, – настаивала я. – Утром, продираясь по лесу, я никого не видела. Вы ходили по моим следам, и грогов тоже не было. Так ведь? Он лишь зачарованно кивнул. – Значит, если пойду туда завтра, то их может там уже не быть. – Логика моя была безупречна. – Да зачем тебе туда нужно?! – не выдержал он. – Понимаешь, Милослав, я непонятно как появилась на той поляне. Ты же видишь, что я не из ваших мест. Надеюсь, что если встану на то место, где начинаются мои следы, – смогу вернуться домой. – Но ведь там могут бродить гроги! – Но могут и не бродить! Поэтому мне нужен смелый и опытный охотник, который бы провел меня к поляне и предупредил в случае опасности. – При этих словах я проникновенно посмотрела на парня. Он молча переваривал мои слова, а потом у него в глазах появилось понимание, чего я от него хочу. – Не-е-ет, – протянул он неуверенно. – Но почему?! Вы же были сегодня с охотниками в лесу, и ничего страшного не случилось. Почему бы нам завтра вместе не пойти? У него опять отвисла челюсть. – Тебе же Драгомир запретил к лесу приближаться?! Ну вот, опять двадцать пять. – А я тебе уже говорила, что не обязана его слушаться. Я решила зайти с другой стороны. – Ну, ты же не хочешь, чтобы я одна пошла, – посмотрела на него с надеждой. – А так и будет, если ты мне не поможешь! Видя, что он колеблется, продолжила уверенно: – Я буду ждать тебя утром. Если не придешь – отправлюсь одна. Мы уже подошли к деревне и остаток пути до дома прошли в молчании. Во дворе нас ждал Радомир. – У вас все в порядке? – обеспокоенно спросил он. Я лишь устало махнула рукой на Милослава и обессиленная поплелась к дому. В сенцах вернула накидку на место и вошла в комнату. Улана готовила ужин, было тепло и уютно. – Как прогулялась? – спросила она. – Мы тебя потеряли. Ты где была? Я присела на лавку у стены и следила за ее ловкими движениями. – Ходила в лес. Улана резко развернулась в мою сторону: – Зачем?! – Я надеялась, что если приду на поляну, где появилась, то смогу попасть домой. От тепла в доме меня разморило, и я прикрыла глаза, чувствуя усталость и онемение. – Это опасно! Почему ты нас не предупредила? – сказала она с волнением. – Я появилась одна. Надеялась, что если и вернусь одна, то смогу оказаться дома. – А ты знаешь, как перенеслась сюда? – Нет. Я ничего не делала для этого, поэтому и подумала, что для возвращения тоже ничего делать не придется. – И как? Не сработало? – Не знаю, я не дошла до поляны. Мало-помалу Улана вытянула из меня всю историю. Я только умолчала о ссоре с Драгомиром и моем разговоре с Милославом. Она присела рядом со мной. – Пообещай, что не пойдешь туда больше одна, – сказала она после недолгого молчания. – Драгомир запретил мне приближаться к лесу, – пробормотала я отстраненно, не собираясь давать обещание, которое не исполню. – Это он молодец! – с облегчением выдохнула женщина. В дом вошел Радомир, и я открыла глаза. Он переглянулся с Уланой. – Я уже все знаю, – кивнула она. – Радомир, расскажите мне о грогах, – попросила я. Он провел рукой по волосам и сел за стол лицом ко мне, собираясь с мыслями. – Не знаю, с чего начать, поэтому поведаю все с самого начала, как мне рассказывал мой дед, а ему его. Я лишь благодарно кивнула. – Наш лес раскинулся на много верст. Во времена, когда деды моих дедов были молоды, в нем не было снега. Он был полон ягод, грибов, зверья, зелени и прекрасен. Вдоль леса и в нем самом имелось множество поселений Охотников. И правили в то время этими землями князь Сулибор и его жена Милена. У них было два сына и одна дочь. Старшего звали Яробор, среднюю дочь Ядвигой и младшего Владислав, – последнее имя он произнес с ударением на «и». – Старший прославился своей силой и удалью, Ядвига – красотой, а Владислав – умом и находчивостью. Люди жили и процветали под мудрым руководством князя. Но пришла беда. Сначала появились слухи о том, что из-за дальних земель приплыли в наши края нелюди. Какой-то чародей сотворил их для мерзких дел, но не совладал с ними и погиб от их руки. Они небольшого роста, имеют руки и ноги, бочкообразное туловище, безволосую голову, но кожа у них как кора деревьев, – чародей смешал суть человека с деревом. И были они, с одной стороны, хорошими воинами, а с другой – имели мистическую связь с лесом и называли себя грогами. Попросили они у людей пограничных земель приютить их и разрешить жить в лесах. Но люди испугались, напали на них, но в итоге все полегли. Соседи, узнав об этом, сообща напали на них и тоже полегли. Озлобились гроги и стали уничтожать все поселения. Так они и приблизились к нашим землям. Князь созвал под свои знамена много люду и взял с собой старшего сына Яробора. Крови в той битве пролилось немало. Сулибор с сыном тоже полегли на поле боя. Печаль пришла в наши дома. Ожидали мы смерти. Тогда младший сын Владислав сел на своего коня и поскакал один на встречу с нечистью. Вышел к нему их предводитель Харольдсон. И повел Владислав речь – рассказал о наших лесах богатых, предложил забыть обиды и поселиться в них. Харольдсон задумался. Не к битвам стремился он, а хотел спокойной жизни для своего народа и принял предложение. В честь заключения мирного договора взрезали они себе руки и обменялись кровью. Так поселились гроги в лесу. Люди сторонились их, но не трогали. Княгиня Милена вскорости умерла, не выдержав потери любимого мужа и сына. Владислав стал князем. Шло время, и стали люди замечать, что меняется Владислав. Видно, кровь грога нечистого в князя проникла, и когда он был расстроен или зол, принимал чудовищный облик. Ядвига стала брата бояться и принялась подбивать людей против него. Забыли все разом, что князь для них сделал, и начали его сторониться. У Владислава в глубине нашего леса был замок, куда он приезжал отдохнуть и поохотиться. Любил он эти места и стал все чаще сюда наведываться. Но чем дольше в лесу находился, тем сильнее проявлялась его связь с окружающей природой – способность, переданная Харольдсоном. Ядвига же продолжала люд против князя настраивать, и они взбунтовались. Сказали, что негоже чудовищу править ими. Опечалился князь Владислав и насовсем удалился в свой замок, а сестру посадил на место свое. Ядвига вскоре вышла замуж, и наш теперешний князь Мислав – ее потомок. Владислав уединенно жил в лесу со слугами, но и те постепенно разбежались. Сестра прервала с ним общение. Начало ожесточаться сердце его против людей. И чем сильнее – тем холоднее становилось в лесу, пока не выпал там снег. Но время от времени к Владиславу стали обращаться князья, которым был нужен сильный союзник для защиты своих земель, и он разбогател, оказывая помощь. Люди разбегались, когда видели его войско, идущее дорогой. Но не сильно радовало его богатство, коль снег так и не растаял. Шли годы, Владислав совсем потерял человеческий облик, стал предводителем грогов и даже начал на людей охотиться и есть их. Потянулись люди подальше от леса, и много поселений исчезло. – Почему же ваше осталось? – перебила я Радомира. – Тут жили деды наши и деды дедов, это наша земля. Есть еще такие, кто не захотел уходить, но они далеко от нас. – Как же вы живете? – Продаем в городе мясо, пушнину. Гроги сами из леса не показываются, только если князь ведет их в поход. Охотимся мы с осторожностью, стараемся далеко не забредать. Да и лес большой, мы с ними не часто встречаемся. Когда дрова запасаем – выставляем дозорных, чтобы предупреждали об опасности. Женщины наши за хворостом ходят. Но, правда, в прошлом году пропали две девушки Лиса и Чаруша… После этого рассказа голова моя пошла кругом. Казалось, что я попала в одну из сказок братьев Гримм. – Подождите, – спохватилась я, – ведь столько лет прошло. Князь же должен был давно умереть! – Вместе с кровью грога он приобрел и долголетие, – грустно произнес Радомир. В дом зашли Лада с ведром свеженадоенного молока и молодой парень лет пятнадцати. – Познакомьтесь, это мой младший сын Януш, – сказал мне Радомир и представил меня: – Кристина, наша гостья. – Я уже догадался. – Юноша обаятельно улыбнулся. – О ней все поселение гудит, как растревоженный улей. Отец цыкнул на него. За время рассказа на улице стемнело. Лада зажгла масляную лампу, свисающую с потолка над столом, и стала накрывать ужин. – Сегодня Януш впервые пас стадо на дальнем лугу. Эта работа возложена на молодых людей нашего поселения, и выполняют они ее по очереди, по три дня каждый, – сообщил мне Радомир и сказал сыну: – Позови Милослава к столу, нечего ему перед окнами маячить. Улана поставила на стол кувшин с процеженным молоком. Достала из печи запеченный картофель и мясо с овощами. В широкую плоскую тарелку выложила пироги. – С капустой, – улыбнулась мне женщина. – Мои любимые, – улыбнулась ей в ответ. Я встала, стянула с плеча рюкзак, сняла ветровку и отнесла их в комнату Лады. Зашли Милослав и Януш. Мы все сели к столу и после благодарных слов Леду приступили к еде. Вкус парного молока напомнил мне детство у бабушки. Пирог был очень вкусный, и я благодарно посмотрела на Улану. – Постелю тебе у Лады, на месте Януша, – сказала она мне и добавила сыну: – А ты ляжешь на сеновале. – Хорошо. Мне приятно, что в моей кровати будет спать красивая девушка. – Юноша лукаво посмотрел на меня карими глазами, чем заслужил подзатыльник от матери. Но его это не смутило, и он продолжил с аппетитом есть. После ужина Улана ушла в «детскую» готовить мне постель, а я помогла Ладе убрать со стола и стала вместе с ней мыть посуду. Она сначала отказывалась, но я настояла. Мужчины завели неспешный разговор, при этом Милослав словно невзначай бросал на Ладу взгляды. Она же этого не замечала, даже не смотрела в его сторону. «И что она нашла в этом Драгомире?! – подумала я недоуменно. – Вот Милослав – статный симпатичный парень, и невооруженным глазом видно, что Лада ему очень нравится. Не понимаю…» Мы расставили тарелки сушиться на полку. – Ты пойдешь сегодня на посиделки? – спросил Ладу Милослав. – Нет, – коротко ответила она. – Посиделки? – заинтересовалась я. – Молодежь вечерами часто собирается на окраине, – пояснил Радомир. Я кивнула – молодежь везде молодежь, и не важно, в каком ты мире. У бабушки в селе мы тоже собирались после захода солнца, жгли костры, пели песни под гитару, сплетничали, флиртовали. Иногда играли в «Крокодила». Я до сих пор помню, как один парень пыхтел, извивался, причмокивал и даже делал движения, как будто танцует у шеста. Смотрелось уморительно, но слово отгадать мы никак не могли. Чего только ни передумали – все неправильно. Каково же было наше удивление, когда это оказался пылесос. В комнату зашла Улана и кивнула мне, что я могу ложиться. – Лада даст тебе свою рубашку переодеться, – сказала она. – А у вас есть теплая вода ополоснуться? – спросила я. Не могу лечь спать, не умывшись и не приняв душ. – Конечно. Сейчас налью. Лада, проводи Кристину в баню. Улана протянула мне домотканую простыню и душистое мыло ручной работы. Лада взяла ведро с водой, и мы двинулись к выходу. Милослав тут же встал и направился за нами. «Ах, да. На сегодня он моя тень», – подумала я и вспомнила Драгомира «не злым тихим словом». – Сиди, – резко сказала я ему. – На ночь глядя я в лес не побегу. Поколебавшись, парень опустился обратно на лавку. Глава 5 В бане было темно и прохладно. Лада зажгла лампу. Раздеваться совсем не хотелось, но я пересилила себя. Девушка тихонько ойкнула, увидев мои кружевные трусики и бюстгальтер. – Что это? – с любопытством спросила она. – Нижнее белье. А вы что, не носите? – Нет. – А что вы делаете во время месячных? Вот блин, если я отсюда не выберусь, то мне это важно знать. Эх, гениальное изобретение с крылышками, увижу ли я еще вас?.. – Мы используем куски ткани, иногда перекладываем их сухим мхом, – ответила Лада, смутившись. Ох! У меня нет слов. Я окатила себя ковшиком теплой воды, быстро прошлась мылом по лицу и телу, тщательно ополоснулась и завернулась в простыню. – А зубы вы чистите? – с опаской спросила я. – Конечно! – сказала, успокоившись Лада. Она юркнула в предбанник и принесла оттуда кусок древесного угля и веточки мяты. Видя, что я смотрю с непониманием, девушка показала, как надо чистить зубы: прошлась по ним углем, прополоскала рот и зажевала кусочком мяты. Я вздохнула и повторила всю процедуру. В оставшейся воде постирала свое белье. «Надо его беречь, другого не предвидится», – подумала я. – Где это можно высушить? – спросила я. – В доме на печке. – Надеюсь, оно не будет там у всех на обозрении? – обеспокоилась я. – Ну… – замялась девушка. – Тогда давай повесим в моей комнате. Там теплая стена от печки, за ночь высохнет. – Спасибо! После того как я вытерлась насухо и оделась, мы побежали к дому – холодно все-таки. Юркнули в комнату Лады. Я развесила сушиться белье, а она достала из сундука длинную сорочку. Быстро переодевшись, я забралась под одеяло. Лада сняла сарафан и, оставшись в рубашке, тоже легла. – А где спят твои родители? – спросила я, ведь в большой комнате кроватей не было. – Через стенку от нас. Их дверь с другой стороны от печки. Мы помолчали. – Лада, а кто твой отец в поселении? – Люди его уважают и считают главой. А Драгомир – непререкаемый авторитет среди молодых охотников, – мечтательно сказала Лада. «Ну конечно, куда уж без него», – язвительно подумала я и незаметно заснула. Проснулась я рано от того, что Лада уже встала и одевалась. Потом она расплела косу и начала ее расчесывать деревянной расческой с резной ручкой. Волосы у нее были шикарные – глянцево-черные, они спадали тяжелой волной. «Ну, просто живая реклама шампуня», – подумалось мне. – Доброе утро! – сказала я и взглянула в маленькое окно – только рассветало. – Доброе! Жених не приснился на новом месте? – спросила она меня, улыбаясь. Я засмеялась. – У вас тоже есть такая поговорка? Нет, вообще ничего не снилось. Позевывая, нехотя вылезла из постели. Сняла рубашку и аккуратно сложила ее. Было зябко. Белье за ночь высохло, и я быстро его надела, влезла в джинсы и свитер, натянула теплые носки. Заправила постель. Достала из рюкзака расческу и тоже принялась приводить волосы в порядок. Глядя на Ладу, я тоже решила заплести косичку. – Какое интересное плетение! – воскликнула Лада, рассматривая мою прическу. – Это французская коса, могу научить. А хочешь, сама тебе заплету? – спросила я, и руки у меня просто зачесались. – Правда? – радостно спросила девушка. Я решила заплести косу обратного плетения – это когда она получается выпуклой и объемной. Разделив пряди на затылке, я приступила к работе. Закончив, перевязала волосы красной лентой. Лада стала рассматривать себя в зеркальце, восторженно ахая. Мы вышли из комнаты. Улана уже встала и выгребала золу из печи. Радомира видно не было. Мы с Ладой умылись. – Какие вы красивые! – улыбнулась нам женщина. – Это меня Кристина заплела, – радостно сказала Лада, вертясь перед матерью. – Да ты мастерица. Никогда такой красоты не видела, – сказала Улана. – Пойдешь на посиделки, так тебя замучают просьбами научить такому плетению. – Но меня научит первую! Ведь научишь? – переспросила она. – Ну конечно же, – ответила я. С улицы пришли Радомир и Януш. Увидев сестру с новой прической, юноша начал ее поддразнивать, что теперь все парни головы свернут, глядя на нее. Она показала ему язык и засмеялась. Лада споро накрывала на стол. Достала вчерашнюю картошку, молоко, пироги. Я расставила тарелки. Так рано есть мне не хотелось. И тут я вспомнила про кофе – должен же еще остаться – и метнулась в комнату Лады к рюкзаку. Все уже садились за стол и с удивлением посмотрели на термос в моих руках. – Это сосуд, в котором горячая жидкость долго не остывает, – объяснила я доходчиво. – В нем сейчас кофе. Это такой напиток. Не знаю, можно ли вам предлагать его попробовать, а то я вчера попала впросак с Драгомиром. – Ты предложила выпить Драгомиру?! – заржал Януш, тут же заслужил неодобрительный взгляд от отца и решил меня успокоить: – Не обижайся, что он не стал пить. Его все девушки пытаются чем-либо напоить, но он всегда отказывается. – Он выпил, – прошептала Лада. – Что?! – выдавил Януш, и все в изумлении уставились на меня. – Да я не знала, что это значит, когда предлагала ему. Мне уже потом Лада объяснила. А Драгомир это понимал и просто посмеялся, согласившись, – оправдывалась я. – Ну, не зна-а-а-ю… – протянул Януш скептически. – Вот парни удивятся… А девчонки-то как от зависти позеленеют! Мальчишка подмигнул сестре. – Если ты кому-нибудь скажешь хоть слово, то я тебе уши надеру! – в тихой ярости сказала я, четко выговаривая слова, и, посмотрев на Радомира, добавила: – И вы меня не остановите! Он в ответ засмеялся: – Даже пытаться не буду. Судя по хитрой физиономии сорванца, моя угроза не сильно его напугала. Тогда я мрачно продолжила: – Я тебе их так надеру, что они станут большими и красными, и все девчонки будут смеяться над тобой. Его улыбка вмиг померкла. – А можно, я хотя бы скажу, что нашлась-таки девушка, из чьих рук он принял напиток? – жалобно попросил Януш. Улана, глядя на всю эту сцену, засмеялась и попросила меня: – Разреши ему, а то он просто лопнет от невозможности рассказать такую новость. – Ладно. Но если ты хоть намеком, хоть взглядом укажешь на меня… В общем, я тебя предупредила! Радомир сказал, улыбаясь в бороду: – Ну, если сам Драгомир пил, угости нас, пожалуйста. Я разлила понемногу кофе по чашкам и остатки плеснула себе. – Он, к сожалению, уже остыл. А вообще его пьют горячим. Я посмотрела на Януша. – Если ты начнешь болтать, что я предлагала тебе выпить напиток… – Я не закончила фразу и посмотрела на него выразительно. Все засмеялись, а Януш поднял руки вверх. – Даже в мыслях не было! – Он хитро на меня зыркнул, театрально-жалобно вздохнул и тихо пробурчал себе под нос: – Ну вот, даже это уже сказать нельзя. Лада просто прыснула, глядя на него. – Интересный вкус, – сказал Радомир, пробуя кофе. – Я слышал про кофейные зерна, но они слишком дорогие, их привозят издалека лишь для князя и его двора. – Ты почему не ешь? – спросила Улана, указывая глазами на мою пустую тарелку. – Да я утром никогда не ем, только кофе. Кстати, об утренних привычках. Мне довольно сильно захотелось в туалет. Вчера я уже ходила в их отхожее место с вырытой ямой, расположенное на улице. Я уже начала вставать из-за стола, когда в дверь постучали и вошел Драгомир. – Доброе утро этому дому! – сказал он. – Вы не позволите мне переговорить с вашей гостьей? Радомир удивленно кивнул, а Януш посмотрел на меня многозначительно. – На улице! – добавил Драгомир с непроницаемым выражением лица, так как я продолжала сидеть на месте. Нехотя вылезла из-за стола. И чего он приперся?! Вообще-то я надеялась, что Милослав придет. Так как я была лишь в носках, то подошла к печке, взяла свои кроссовки и села на лавку у стены их надевать. Драгомир в молчании ждал, следя глазами за всеми моими движениями, а когда я подошла к нему – открыл дверь, пропуская меня вперед. – Красивая у тебя сегодня прическа, Лада, – сказал Драгомир, и девушка заалела маковым цветом. В сенцах я задержалась на мгновение и набросила на плечи вчерашнюю накидку. На улице я начала озираться – а вдруг Милослав где-то на подходе. – Можешь не смотреть по сторонам – он не придет! – зло бросил Драгомир. Я взглянула на него, и мое сердце пропустило удар – непроницаемая маска исчезла с его лица, и я увидела, что парень просто в бешенстве. В этот момент мне особенно сильно захотелось в туалет, но Драгомир схватил меня за руку и потащил подальше от дома. Я уперлась ногами, и он оглянулся посмотреть, в чем дело. – Подожди, мне надо… – сказала я, запинаясь. – Даже не думай сбежать. – Он крепче сжал мою ладонь и продолжил движение. – Да подожди ты! – воскликнула я. Он остановился. – Что? – Мне надо отойти… на минутку, – произнесла я тихо, выделяя последнее слово. – Зачем? – Надо. – Я выразительно на него посмотрела. – Ты никуда не пойдешь, не поговорив со мной, – отрезал он и развернулся идти дальше. – Да ты совсем тупой! В туалет мне надо! – выпалила я. Драгомир смутился и отпустил мою руку. – У тебя две минуты, а потом я приду за тобой! – последние слова он говорил мне уже в спину. Я бежала к туалету, и мне было не до стеснения. Выйдя оттуда, я направилась к Драгомиру. Он охватил меня жестким взглядом янтарных глаз, который я не смогла понять. За руку взять больше не пытался. – Иди за мной. – Парень развернулся и двинулся к дороге, бросив через плечо: – И не вздумай сбежать! – Да с чего ты взял, что я побегу?! – взорвалась я, шагая следом. Драгомир резко затормозил и обернулся с таким выражением лица, что я нервно сглотнула. – Прекрати меня запугивать! – воскликнула я, и голос предательски задрожал. Это меня окончательно разозлило, и я бросила: – Хватит тянуть. Говори, что хотел! – Отойдем подальше. Думаю, ты бы не хотела, чтобы из дома видели, как я тебя порю. – Чего?! Да с какой стати?! – Я тебя предупреждал, что будет, если ты хоть приблизишься к лесу! – зарычал Драгомир. – Но я туда больше не ходила! – возмущенно сказала я. – У Милослава хватило ума прийти ко мне сегодня утром и рассказать, о чем ты его просила! «Предатель! – подумала я. – А еще такой милый парень». – Так что шагай! – Он опять схватил меня за руку и потащил за собой. – Да с какой стати?! – Я начала упираться. – Предпочитаешь, чтобы я сначала на тебе женился? – с сарказмом спросил он. – Еще чего! Но за что меня пороть-то? Видя его недоуменный взгляд, я пояснила: – Ты сказал, чтобы я не приближалась к лесу – я к нему еще и не приближалась. Так что теоретически пороть меня не за что! – заявила я, победно глядя ему в глаза. – Ты же решила идти в лес утром, хотя я запретил! – Ну, так я и не ходила. Ты просто рано прибежал, кипя праведным гневом. Надо было подождать немного! От такой наглости он на мгновение онемел, схватил меня за плечи и начал трясти. – Ты выкинешь из своей глупой головы все мысли о той злополучной поляне! – заорал он. – Над моими мыслями ты не властен! – заорала я в ответ. Мы замерли, в ярости глядя друг другу в глаза и тяжело дыша. Хлопнула дверь, и на крыльцо вышел Радомир. – Ребята, вы так кричите, что все в доме слышно, – он укоризненно и удивленно посмотрел на Драгомира. Тот растерянно провел пятерней по волосам, пытаясь успокоиться. На улицу выскочил Януш, делая вид, что по делам, но сам с любопытством косился на нас. – Давай отойдем, – взяв себя в руки, сказал Драгомир. – Пороть я себя не дам, – твердо предупредила я. – Да куда уж мне. Ты ясно объяснила, что делать это я не имею права, да и не за что пока, – усмехнулся он. Мы неспешно двинулись по дороге подальше от дома. Драгомир молчал, а я начинать разговор не хотела. Пришли на холм. С этого места домов видно не было, лишь пастбище с овцами. Парень снял с плеч плащ, подбитый мехом, расстелил и сел, согнув ноги, положив руки на колени. Я продолжала стоять. Он похлопал рукой рядом с собой, не глядя на меня. Что он задумал? Я нерешительно опустилась на плащ. Так мы и сидели в молчании, а минуты шли. – Пообещай, что не пойдешь сегодня в лес, – наконец глухо сказал он. – После вчерашнего там еще могут бродить гроги. Я не ответила. – Если ты выполнишь мою просьбу, то завтра я тебя сам туда отведу, – огорошил меня Драгомир. – Почему ты передумал? – Я удивленно уставилась на него. Он задумчиво смотрел на пастбище, а легкий ветер ерошил его темные волосы. В этот момент парень был невероятно красив. – Потому что не хочу, чтобы ты погибла из-за собственного упрямства. Ты бы отправилась туда сегодня, если бы я не пришел? – Он пытливо заглянул мне в глаза и увидел в них ответ. Он тяжко вздохнул и после недолгого молчания сказал: – Ты хоть представляешь себе, что я почувствовал вчера, когда увидел тебя, идущую одну в лес! У меня в жизни момента страшнее не было, чем когда я думал, что не успею. Я молчала в растерянности. Снова вздохнув, Драгомир встал. Я тоже поднялась. – По рукам? – спросил он, протягивая мне ладонь. – По рукам! – ответила я, крепко пожав ее. Она была большая, мозолистая и горячая. Моя ладошка просто утонула в ней. Непонятная тень промелькнула по лицу Драгомира. Он наклонился и поднял плащ. Возвращались мы тоже в молчании. Дойдя до дома, он коротко кивнул: – До завтра! – и, развернувшись, ушел прочь. Я вошла в комнату. – Ты жива? – спросил Радомир. – Я думал, что вы друг друга поубиваете. Но, увидев мое все еще потрясенное лицо, он обеспокоенно спросил: – Все нормально? Он тебя не обидел? – Согласился провести меня завтра к поляне, – потрясенно сказала я. Мужчина онемел от удивления. Придя в себя, он погладил бороду и рассудительно изрек: – Лучшего провожатого тебе не найти! Я кивнула и устало плюхнулась на лавку. – А ты уверена, что тебе туда надо? – спросил он задумчиво. – А как же мне еще обратно домой попасть? – Вдруг твое появление здесь не случайно и в нем есть какая-то цель? – Какая же?! – с недоумением воззрилась я на Радомира. – Что мы, маленькие люди, можем знать о планах великого Леда… Не знаю, что он хотел мне этим сказать, но после этих слов мужчина свернул разговор. Он тут же засобирался в лес проверить силки. – А разве это не опасно? – удивилась я. – Они стоят недалеко от края леса, и я возьму с собой Владлена, – пояснил он. С улицы пришла Лада. – Ну что? О чем вы говорили с Драгомиром? Почему он так на тебя кричал? – засыпала она меня вопросами. – Он согласился провести меня завтра к поляне, – ответила я коротко. – А почему кричал? Я его таким злющим впервые видела! Как ты не испугалась?! Я бы со страху умерла! А почему он вчера запретил, а сегодня согласился? – затараторила она и совсем невпопад продолжила: – Ты слышала, что он сказал? Ему понравилась моя прическа! Кристина, научи меня так плести, я хочу всегда ходить с такой косой. Я улыбнулась от такой непосредственности. – Конечно, научу. У тебя будут такие прически, что не только Драгомир, но и все парни голову потеряют, – рассмеялась я. Мы договорились, что как только она закончит дела, мы тут же приступим. Глава 6 Я думала, что день будет тянуться долго: ну, как это бывает, когда ждешь чего-то. Но оказалось не так. Мы набрали воду из колодца для хозяйственных нужд. Сходили к роднику. Я даже попробовала пройтись с коромыслом, но тут, оказалось, нужна сноровка, и Лада хохотала над моей попыткой. Я по мере сил пыталась помочь ей в домашних делах, но, кажется, больше мешала. Потом донимала Улану вопросами: как готовить в печи, какие рецепты, есть ли у них специи, что они выращивают на огороде и какие лекарственные растения от чего помогают? Перемыла полы в доме, чем крайне смутила Улану. Радомир с Владленом ушли в лес, Януш – на пастбище, и у нас была чисто женская компания. Так незаметно наступило время обеда. Улана попросила Ладу сходить на луг, отнести младшему брату похлебку, пока та не остыла, и тут мне в голову пришла идея. Я сбегала за термосом. – Он, конечно, предназначен для напитков, но и суп можно налить, останется горячим несколько часов. Так мы и сделали. Я показала Ладе, как открыть и закрыть термос. – Оставьте его себе, – сказала я. – Вам он пригодится, а мне уже без надобности. «Уже завтра я могу быть дома». – От этой мысли мое сердце радостно забилось. Я не пошла с Ладой, потому что была уверена – Януш замучает меня вопросами о том, что произошло утром. В общем, пусть проветрится парень на свежем воздухе, может, и любопытства поубавится. Улана в разговоре упомянула о приближении праздника Рожаны. Мне стало любопытно. – А кто она? – Рожана – жена великого Леда. Он повелитель всего: земли, неба, ветра, огня и воды. Но стало ему одиноко. И однажды родилась на земле девушка, краше которой не было. Она прославилась своим умом, добротой, трудолюбием. И влюбился в нее Лед. В честь своей любви и уважения позволил он ей править на земле. И время их правления разделяют дни равноденствия весной и осенью. Рожана помогает людям при посевной, а потом награждает щедрым урожаем. В день осеннего равноденствия мы благодарим ее за дары, устраиваем большой праздник всем поселением, провожаем окончание ее правления песнями и хороводами, зажигаем костры. В этот день парни выбирают себе суженых. Если девушка согласна, то спрашивают одобрения родителей и уже через неделю играют свадьбу. Я зачарованно слушала Улану. Она лукаво улыбнулась. – Но чаще парень гораздо раньше начинает ухаживать за девушкой, и к празднику уже все оговорено. Этой осенью выходит замуж подруга Лады. – А за Ладой кто-нибудь ухаживает? – Лада хоть уже и не маленькая, но еще не рассталась с девичьими мечтами. Мы знаем, кто в ее сердце. – Женщина заговорщицки подмигнула мне. – Но сумеет ли она с ним справиться?.. – А Милослав? Я видела, какими глазами он на нее смотрит. Улана грустно вздохнула. – Он хороший парень и нам с мужем нравится. Но думаю, дочка оценит его лишь после того, как обожжется. – А сколько лет Ладе? – с любопытством спросила я. – Будет девятнадцать скоро. – Еще такая молодая… – А самой-то тебе сколько? – улыбнулась удивленно Улана. – Мне двадцать четыре. – И ты еще не замужем? – в замешательстве воскликнула она. – Да неужели у ваших парней глаз нет? Я усмехнулась: – У нас не спешат замуж. – Неужели и ухажера не было? – Был. Но не сложилось, – коротко ответила я. – Не горюй. Если Лед забрал его – значит, так нужно было и тебе предстоит дорога не с ним. Я промолчала и не стала уточнять, что он не умер. За всеми разговорами мы не заметили, как пробежало время и вернулась Лада. Розовощекая, глаза горят, она с порога сообщила: – Девчонкам очень понравилась моя коса. Все спрашивают, кто заплел. В общем, все сводилось к тому, что давай учи. – На ком же тебе показать?.. – протянула я, и мои глаза остановились на Улане. – Даже не думайте! – категорично сказала она, но в конце концов уступила под напором дочери. Женщина расплела косу и расчесала волосы. Я начала плести, показывая все особенности. Потом разделила волосы на пробор, и одну косу заплетала я, а другую Лада. Со второй попытки у нее получилось просто отлично. Она не могла поверить, что вроде все так просто, а в итоге такая красота. Потом я разошлась и начала показывать, как плетутся разные прически, даже Улана заинтересовалась, что там у нас получается. Лада сбегала за зеркальцем, и мы показали женщине, что у нас вышло. Закончить я решила чем-то более торжественным. Собрала длинные волосы женщины в хвост, разделила его на две части, свернула каждую в тугой жгут, переплела между собой и перекинула конец через плечо. Вид у Уланы стал очень величественный. Она ахнула, когда увидела конечный результат моей работы. – Мама, ты сказочная красавица! – пританцовывала вокруг нее Лада. И тут в дом вошел Радомир. Он замер, увидев жену, а она, как девушка, зарделась и потупилась. – Засиделась я с вами, – смущенно сказала она, быстро вставая. Хотела кинуться к печке, но Радомир не дал ей, он быстро подошел и взял ее за руки, рассматривая. – Какая же ты красивая! – сказал потрясенно, и столько нежности было в его взгляде, что я быстро потянула Ладу на улицу, чтобы оставить ее родителей наедине. Уже лежа вечером в постели, я думала о том, как причудлива жизнь, что мое невинное увлечение плетением может принести столько радости. Я не могла забыть глаза Радомира, когда он смотрел на жену. Хотела бы и я, чтобы после стольких лет брака у моего мужчины было столько любви и нежности во взгляде. С таким романтическим настроением я и заснула. Но приснился мне совсем не радужный сон. Туман. Опять этот чертов туман. Я бежала в нем к Драгомиру. Он протягивал ко мне руки, и его лицо, которое при общении со мной обычно искажалось злобой, сейчас просто светилось от любви. Когда я уже почти подбежала к нему, нас стеной разделил непроглядный туман. – Нет! – услышала я его протяжный крик, и мое сердце облилось кровью. Я рванулась на голос, неслась в отчаянии, не видя куда, желая найти его. Вдруг туман немного рассеялся, и вдалеке проступила высокая мужская фигура. Я полетела к ней, думая, что это Драгомир. Но, приблизившись, замерла на месте – от фигуры исходил не жар любви, а леденящий холод. Пыталась разглядеть лицо, но мне мешал туман, и когда я его почти увидела… проснулась с душераздирающим криком. В комнату вбежали Драгомир и Лада. Я вскочила на постели, задыхаясь от ужаса. При виде парня у меня смешались сон и явь, хотелось броситься к нему в объятия, уткнуться в широкую грудь, крепко обнять. Наверное, что-то отразилось в моем взгляде, так как его глаза удивленно расширились. Я с трудом сдержала свой порыв, стараясь взять себя в руки. – Кошмар. Это просто кошмар, – пробубнила я то ли им, то ли убеждая себя. Потом широко распахнула глаза от осознания того, что Драгомир здесь, и посмотрела в окно. Уже рассвело, наступило утро. – Ты так крепко спала, что я не стала тебя будить, – сказала Лада. – Драгомир недавно пришел, мы завтракаем. В комнату заглянули Радомир и Улана, но, увидев, что все в порядке, скрылись. Я пулей слетела с кровати, запутавшись в подоле длинной рубашки, и чуть не начала тут же переодеваться. Спохватившись, посмотрела на Драгомира, указав ему на дверь. Он усмехнулся, глядя на мой взъерошенный вид, направился к выходу, и его взгляд наткнулся на трусики и лифчик, которые я вчера постирала и повесила сушиться. Прежде чем покинуть комнату, он обернулся и, приподняв бровь, задумчиво протянул: – Так вот что на тебе под этой странной одеждой… Кровь прилила к моим щекам. Подбежав, я схватила и скомкала белье. «Черт! Черт! Черт!» – ругалась про себя. – В общем, мы тебя ждем, – сказала тоже смутившаяся Лада и удалилась. Стремительно одевшись, я расчесала и стянула волосы в хвост. Набросила ветровку и, захватив рюкзак, вышла из комнаты. – Доброе утро, – сказала всем. Они уже закончили завтрак. Януша не было. «Наверное, уже на пастбище», – подумала я. Мне предложили молочную кашу, но от волнения у меня не было аппетита, и я лишь выпила воды. Пора было выдвигаться в лес. Я крепко обняла Улану и Ладу. Благодарно улыбнулась Радомиру. Он ужасно напугал меня своей неприветливостью в нашу первую встречу, но оказался сердечным человеком. – Надень сапоги, в лесу снег, – сказала Улана, видя, что я в кроссовках. Кивнув, я переобулась. Лада хотела провести нас до леса, но я попросила ее этого не делать. Расставаться было и так тяжело, за несколько дней я привязалась к этой девчонке и ее семье. Мы все вышли на крыльцо и замерли, глядя друг на друга. – Возьми накидку, – спохватилась Улана и кинулась обратно в дом. – Тебе не надо… на минутку? – тихо спросил Драгомир, наклонившись ко мне, чтобы никто не услышал. Я уже хотела резко ответить, как поняла, что он прав, и это отразилось на моем лице. – Я подожду, – сдержанно сказал он, а в глазах плескался смех. Двинулась к туалету, ругаясь про себя. Когда я вернулась, то Улана подошла ко мне и накинула на плечи плащ. – Если ничего не получится, мы с радостью примем тебя назад, – сказала она мне на ухо и крепко обняла. И я еле сдержала слезы благодарности. Когда мы вышли из деревни, Драгомир хотел что-то сказать, но, увидев мое замкнутое лицо, передумал. Так мы и шагали – в молчании, лишь полы его плаща, шурша, развевались на ветру. Перед тем местом на холме, где я появилась из тумана, Драгомир остановился и повернулся ко мне. – Давай сразу договоримся о том, что ты будешь меня беспрекословно слушаться. Скажу «беги» – бежишь, скажу «стой» – стоишь. – Он был серьезен и собран. Я отсалютовала ему, но, видя, что он не понял, торжественно поклялась. – Иди за мной, – произнес он. В лесу Драгомир изменился: движения стали расчетливы и экономичны, острый взгляд по сторонам, походка по-кошачьи пружиниста и бесшумна. Он стал дик и смертоносно опасен. Я же, шагая за ним, могла надеяться лишь на то, что шумлю чуть меньше слона. С осторожностью и не спеша мы наконец вышли на ту самую поляну. Ее пересекало множество следов. Внимательно все осмотрев, он подошел к цепочке следов, которые заканчивались чуть вытоптанным местом. «Это я поворачивалась по сторонам, пытаясь сориентироваться, откуда пришла», – вспомнила я. – Это они, – сказал Драгомир, оглянувшись на меня. Я в волнении подошла ближе. – Давай! След в след, – и протянул мне руку, чтобы я оперлась на нее для равновесия. Послушавшись, я взяла его за руку, сделала несколько финишных шагов и с гулко бьющимся сердцем остановилась на пятачке вытоптанного снега. – Отпусти мою руку, – сказала я напряженным голосом. Нехотя он исполнил просьбу. Ничего не происходило. Я медленно повернулась по кругу. Посмотрела вверх на кроны деревьев, сквозь которые было видно солнце. Что же еще? – Уйди с поляны. Драгомиру это не понравилось, он хотел возразить, но, видя мое непреклонное выражение лица, медленно ушел, держа меня в поле зрения и зорко оглядывая все вокруг. И опять никакого результата. – Что ты делала, когда перенеслась сюда? – спросил Драгомир, стоя между деревьями на краю поляны. – Ничего: шла по лесу, в задумчивости вороша листву. А потом неожиданно появился туман, который резко сгустился… Точно! Туман! Это он меня перенес! Я оглянулась по сторонам, но день был ясный и даже никакого намека на легкую дымку не наблюдалось. – Возвращаемся! – отрывисто сказал Драгомир. Хотела бы я с ним поспорить, но сердцем чувствовала, что он прав – без тумана мы просто теряли время. Без приключений мы вышли из леса. Я села на траву, смотря вдаль. Мыслей не было. Драгомир опустился рядом. – Как часто бывает туман? – спросила я. – За все время, что я живу, туман в лесу был впервые, когда ты появилась, – осторожно произнес он. Я задрожала. Увидев это, Драгомир снял свой плащ и укутал меня. Вещь была нагрета его телом, и мне сразу стало тепло. Так мы и сидели. Слез у меня не было, лишь в груди свернулся ледяной ком. Это был конец всем надеждам. Я застряла в этом незнакомом мире навсегда. Не знаю, сколько прошло времени. От долгого сидения тело затекло, я с трудом встала и пошатнулась. Драгомир тут же меня поддержал. Вернула ему плащ и пошла обратно в деревню. Он двинулся следом. Подойдя к дому, я повернулась к нему и сказала безжизненным голосом: – Спасибо, что пошел со мной. На крыльцо навстречу мне вышли все – наверное, увидели нас в окно. – Можно, я побуду одна? – попросила я. В комнате Лады бросила на пол рюкзак и рухнула на кровать, свернувшись калачиком. В голове было пусто. Я лежала, ничего не чувствуя, и сама не заметила, как провалилась в беспамятство. Очнулась я ближе к вечеру, чувствуя себя разбитой. Пошевелилась, и с плеч сполз плащ, от которого почему-то пахло Драгомиром. Очень хотелось пить. Нехотя поднялась. Возле кровати стояли сапоги, хотя не помню, чтобы их снимала. Я вышла из комнаты. – Очнулась? – с облегчением спросила Улана. – Вроде да, – слабым голосом ответила я. – А где все? – Радомир баню готовит, Лада побежала за ключевой водой для обливания. Януш еще не вернулся. – Вы париться будете? – Не только мы, но и ты. – Я? – Тебе пропариться надо. Много на тебя свалилось, девонька. От душевных переживаний телесная хворь приключиться может, а мы ее березовым веничком выгоним. Я зачерпнула холодной воды и выпила, пытаясь все осмыслить. – Драгомир несколько раз заходил, беспокоился, – сообщила Улана. – Это его плащ? – Я кивнула на комнату. – Да. Ты дрожала во сне. – А сапоги он снял или я? Ничего не помню. – Сапоги я сняла, – улыбнувшись, сказала Лада, заходя в дом. – Бегом в баню, отец уже все подготовил. – Прямо сейчас? – А чего ждать? Улана дала мне простыни, и мы вышли. Разделись в предбаннике, и Лада потащила меня в парную. Жар опалил мое лицо. Мы сели на широкую лавку, разогревая тело. Рядом с печью стояла кадка с водой и замоченные в ней веники. – Как ты? – участливо спросила девушка. Я лишь пожала плечами, и мы помолчали. – Ой! У тебя волос нет, – вырвалось у Лады, и она указала на мой лобок. – Мы их воском удаляем, – объяснила я. – И они потом не растут? – Если бы, – улыбнулась я. – Недели через две снова начинают. Мы просидели не больше десяти минут и, завернувшись в простыни, вышли в предбанник. Плюхнувшись на лавку, я обратила внимание на кувшин с крышкой, стоящий на небольшом столе, и чашки. – А что там? – спросила с любопытством. – Чуть не забыла! Это мама травы нам заварила. Они и успокоят, и сил придадут, – сказала Лада и наполнила две чашечки. Неспешно выпив ароматный настой, мы двинулись на второй заход. Я легла на лавку, а Лада прошлась по мне двумя вениками, начиная от пяток и заканчивая плечами. В конце окатила меня чуть теплой водой. Я повторила эту процедуру с ней. После чего мы опять вывалились в предбанник и выпили еще травяного настоя. После третьего захода, когда повторили процедуру с вениками, мы окатили друг друга уже холодной ключевой водой, визжа и смеясь при этом. Согревшись минуту в парилке, мы вышли в предбанник. – Может, еще разочек? – хитро спросила Лада. – Нет, мне хватит, – смеясь, ответила я. Баня меня взбодрила. Не скажу, что стало совсем легко, но лучше однозначно. Одевшись и замотав волосы простынями, мы вернулись в дом. – А вот и девочки! – улыбнулась Улана, увидев наши розовощекие лица. – Как попарились? – Просто слов нет! Спасибо за настой из трав. – Мы сейчас с отцом тоже пойдем, я вам в печи еду оставила, если проголодаетесь. – Януш не вернулся? – спросила Лада. – Пришел, поел и убежал уже. Лада пошла в комнату за расческой, а я села на лавку у стены. Улана опустилась рядом со мной. – Девочка, я понимаю, что тебя беспокоит, – начала она. – Мы поговорили с Радомиром, и, как я уже говорила, ты можешь оставаться у нас сколько угодно. – И как мне дальше жить?! – Как все живут. Глядишь, и замуж выйдешь. Парни у вас, видно, несмелые, раз ты до сих пор в девках ходишь. – Да кому я нужна здесь?! – выкрикнула в сердцах. – Да не скажи. – Она встала и похлопала меня по руке. – Отдыхай сегодня. Вот через несколько дней праздник Рожаны будет, познакомишься с людьми нашими. Может, и парня присмотришь. Лада вышла из комнаты с плащом Драгомира в руках и удивленно спросила: – Кристина, откуда он тут взялся? – Драгомир забегал, справлялся о ней, когда она спала, – ответила за меня Улана. – А я где была в это время? – Ходила к Янушу с обедом. Лада любовно провела рукой по меху внутри плаща. Вдруг ее глаза вспыхнули. – Я отнесу ему его и скажу, что с Кристиной все в порядке. – Лада! – воскликнула Улана, но та уже выбежала из дома. Глава 7 Дни потянулись своей чередой. Было заметно, что все готовятся к празднику. Сначала к Радомиру приходили люди, советуясь, что и как лучше сделать, а потом он и вовсе стал пропадать дотемна. Мы шли от родника с Ладой, когда ее начали звать с собой подруги, с любопытством косясь на меня. – Я сама донесу, иди, – сказала я. Девушка колебалась, но я настаивала, и она убежала. Занеся воду в дом, я решила побродить по округе. Ноги сами привели меня к кузнице, которую я видела издали еще в первый мой день. И тут я замерла, не в силах пошевелиться. Мужчина, одетый в одни лишь кожаные штаны, раздувал меха и что-то ковал. Лица его не было видно, но со спины он был великолепен. Мне никогда не нравились качки, увлекающиеся бодибилдингом, я предпочитала мужчин с умеренно развитой мускулатурой. Но, наблюдая за этим мужчиной, я забыла все свои предпочтения. Сила и грация его движений завораживали. Я не могла оторвать глаз от мышц, перекатывающихся под блестящей от пота кожей. Как зачарованная, я приблизилась, мечтая увидеть его лицо. Словно почувствовав мой взгляд, мужчина обернулся. – Драгомир… – потрясенно прошептала я. Он неспешно положил молот и вышел из кузницы. – Ты… но как же?.. – начала заикаться я. Потом закрыла рот и попыталась заново: – Ты кузнец?! – Как видишь, – просто ответил он, насмешливо изогнул бровь и спросил: – Девушка, ты принесла мне попить? – Да я… – растерявшись, пролепетала я. А потом вспомнила, как он провел меня с кофе, поняла, что он насмехается, вспыхнула и выпалила: – Да я тебе больше никогда не предложу выпить, даже будь ты на смертном одре! – Не страшно, даже одного раза достаточно, чтобы проявить свои чувства. Я задохнулась от возмущения, а потом до меня дошло, что он и себя имеет в виду, и когда осознание этого отразилось на моем лице и глаза широко распахнулись в немом изумлении, Драгомир стал серьезным. – Ты мне нравишься, девушка, – с жаром произнес он. – А я тебе? Он стоял передо мной, освещенный огнем из кузницы, широко расставив ноги, гордый и прекрасный, как молодой Гефест. Я проследила за каплей пота, которая прокладывала дорожку по его мускулистой груди, спустилась по рельефному животу и уперлась в пояс брюк. Я медленно подняла свой взгляд и посмотрела Драгомиру в глаза. Меня опалило жаром. Резко развернувшись, я бросилась прочь, а в моих ушах все еще звенел вопрос: «А я тебе?» Я залетела в дом с такой скоростью, как будто за мной гналась тысяча чертей. Улана с Янушем с удивлением уставились на меня. Лады еще не было. – Ты где была? – спросила женщина. – Гуляла по округе. Случайно забрела к кузнице. Януш хихикнул. – У нас все девушки частенько «случайно» забредают на кузницу кто с водой, кто с квасом. А ты, случайно, попить с собой не прихватила? – и он мне подмигнул. – Януш! – укоризненно воскликнула Улана. – Но я не знала, что он кузнец, – пробормотала я растерянно. – Это их семейное дело, – сказала Улана. – У Драгомира золотые руки. Даже в городе его работы очень ценят и часто приезжают к нему сюда сделать заказ. После смерти отца он уже несколько лет работает в кузнице один, есть, правда, мальчонка в подмастерьях. К тому же Драгомир самый лучший охотник у нас в поселении, никогда не возвращается с пустыми руками. Женщина пошурудила в печке кочергой и продолжила: – Его дом на отшибе, недалеко от кузницы. Драгомир вообще очень одинокий человек: мать умерла, когда он был еще маленьким, а его отец так ее любил, что больше не женился. Так что нет у него ни братьев, ни сестер. Улана горестно вздохнула и села на лавку. – Как они жили вдвоем с отцом, никого близко к себе не подпуская, так Драгомир и сейчас живет, – задумчиво сказала она. – А наши девушки уж как только ни пытались, даже сестрица моя, – влез Януш, но замолчал под строгим взглядом матери. – Хватит болтать, иди лучше отцу помоги. Где же Лада? Завтра праздник, надо тесто на пироги готовить. – Я вам помогу, – предложила я. – Хорошо, – благодарно улыбнулась Улана, и мы стали с ней замешивать тесто. Позже прибежала Лада, и мы принялись за уборку в комнатах. После домашних дел девушка засобиралась к подругам на посиделки. – Пошли вместе, – уговаривала она меня. – Я тебя со всеми познакомлю. – Нет настроения, завтра познакомишь. Давай лучше я тебе новую прическу сделаю. Лада радостно согласилась. В этот раз при плетении французской косы я оставляла пряди, которые потом тоже заплела. Получилось, что поверх широкой косы тянулась еще одна узкая. Лада повертелась и радостно убежала на посиделки. Я же, лежа в постели и пытаясь заснуть, не могла избавиться от картины, отпечатавшейся у меня в мозгу, – гордо стоящий Драгомир, освещенный пламенем. «А я тебе?» – все еще слышала я вопрос. Рано утром меня разбудила Лада. – Распусти волосы и не снимай рубашку, – сказала она мне. – А что мы делать будем? – С утра все девушки и женщины идут к рябине, завязывают на ветке ленту и срывают ее кисть. Потом эту кисть вешают в доме на оконную раму. Она оберегает жилище от всего плохого, храня в нем покой, счастье и благополучие. – А мужчины чем занимаются? – спросила я, уже встав и расчесывая волосы. – Они сегодня в честь праздника зарежут несколько баранов, затем окропят их кровью пастбища и огороды. Это жертва богине Рожане за зеленую траву на лугах и богатый урожай. – Где ваши поля? – заинтересовалась я. – У нас их нет. Поля вокруг города, и их возделывают люди из прилегающего к нему поселения Земледельцев, там же и мельницы построены. А мы, продавая пушнину из леса и мясо, покупаем у них крупы и муку. – А как же огороды? – Мы сажаем картофель и другие овощи. Нам хватает, – ответила Лада. – Девчонки, хватит болтать! – крикнула нам Улана, и мы выскочили из комнаты. Мы подошли к рябине, растущей недалеко от дома. Улана с Ладой запели песню, кивнув мне, чтобы я подпевала, прося Рожану охранить дом от зла. Потом мы повязали ленточки на ветках и сорвали кисти рябины. Вернувшись в дом, застали там Радомира с Яношем. Женщины поклонились им, и я тоже. С песней подвесили пышные кисти красных ягод с пожелтевшими листочками на маленькие гвоздики, симметрично с двух сторон вбитые в оконную раму. А одну веточку Лада отложила на край стола. – А эту куда? – спросила я девушку. – Драгомиру отнесет, – ответил за нее брат. – У него же нет женщины в доме. Лада залилась румянцем. А Януш не умолкал: – Вообще-то в этот день дом Драгомира самый защищенный в поселении. Его окна все в рябине – каждая девушка считает нужным принести ему ее. Мы сели за стол и стали завтракать молочной кашей, сдобренной сливочным маслом. Потом мужчины ушли. Улана удалилась в хозяйскую спальню заплетать косу. – Нам тоже можно уже? – спросила я. – Девушки сегодня ходят с распущенными волосами, но можно украсить их лентами, – ответила Лада и посмотрела на меня просящим взглядом. Я улыбнулась: – У тебя есть алые ленты? – Сейчас! – она убежала в свою комнату. У меня возникла идея. Я убрала ее волосы с лица, заплетя их в небольшие косички до макушки и вплетая в них ленты. Получилось, что спереди они плотно прилегали в косичках к голове, сзади же спускались водопадом, а красные ленты, как всполохи огня, мелькали в ее черных глянцевых волосах. Лада с этой прической была просто неотразима. – Мама, ты только посмотри! – воскликнула девушка, кружась перед пришедшей Уланой. – Красавица ты моя! Спасибо, Кристина. Я мило улыбнулась, сама довольная результатом своей работы. – Я отнесу Драгомиру рябину, – заявила Лада, схватив ветку со стола. – Постой! – Мама, я быстро! – и вылетела из дома. – Вот егоза! Мы же с Уланой приступили к выпечке пирогов. – А какую начинку будем делать? – спросила я. – Капуста, мясо. Через некоторое время прибежала Лада, запыхавшаяся и искрящаяся радостью. – Кристина, девчонки в восторге от моей прически! – она взвизнула, тряхнув волосами. – Где же ты с ними встретилась? – спросила ее мать. – У дома Драгомира. Мы с Уланой переглянулись, представив эту картину, и прыснули от смеха. – Даже он сказал, что сегодня я неотразима! – И Лада закружилась от счастья. – Драгомир был дома? – удивилась женщина и пояснила мне: – В этот день он обычно пораньше уходит, избегая девичьего нашествия. – Да! Представляешь, он вышел и всех нас поблагодарил! – И она опять закружилась по комнате. – Хватит танцевать, целый вечер впереди! Присоединяйся к работе, – улыбаясь, сказала Улана. Тут Лада замялась. – Кристина… – она смутилась и не знала, как сказать, – понимаешь… – Да говори уже, не бойся, – подбодрила я девушку. – Сегодня на празднике моей подруге Велене Святослав будет делать предложение, и она попросила меня еще вчера, чтобы ты сделала ей прическу. И я… сказала, что сделаешь. Ты же не против? – и посмотрела на меня жалобными глазами. – Конечно, сделаю, – успокоила ее я. – Спасибо, спасибо, спасибо! И мы продолжили работу. – Лада, а помнишь того мужчину, которого мы встретили в первый мой день, когда к роднику шли? – спросила я. Девушка непонимающе посмотрела на меня. – Ну, тот, у кого дочери в лесу пропали, – напомнила я. – И что? – Лада все еще не понимала, к чему я веду. – А у него в доме женщины остались? Улана ахнула: – А ведь и правда! У него же только сыновья теперь! Жена умерла этой весной. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/franciska-vudvort/moy-snezhnyy-knyaz/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.