Память стала мечтой заветною, Ушло детство и не оглянется. Там машинка стучит швейная- Моя бабушка строчит платьице. Там укроп такой- выше кепочки, Поутру петух на завалинке. Там весной у реки вербочки, А зимой натирают валенки. Там Большой буфет полон сладостей, На столе ещё ждут оладушки И не ценим мы этой радости, Когда любят нас мама с баб

Свой в доску! Как научиться кататься на скейте

-
Автор:
Тип:Книга
Цена:139.00 руб.
Издательство: Самиздат
Год издания: 2012
Язык: Русский
Просмотры: 35
Скачать ознакомительный фрагмент
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 139.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Свой в доску! Как научиться кататься на скейте Вадим Селин Как научиться кататься на скейте? Легко – вскочил на доску и поехал. Но, конечно же, все не так просто. Какая нужна доска, снаряжение, форма – и где все это взять? А кто покажет, как выполнять захватывающие «трики» и почти нереальные прыжки «олли» и «нолли», которые с такой легкостью демонстрируют настоящие скейтеры? Все понятно – для этого надо просто попасть в их тусовку. А вот Сашку… чуть ли не насильно заставили учиться кататься. После долгих тренировок, падений и неудач он освоил это замороченное дело. И вскоре узнал, что должен участвовать в соревнованиях скейтеров. И не только участвовать, но и непременно… проиграть! Вадим Селин Свой в доску! Как научиться кататься на скейте Глава 1 Про травму и Чехова Все началось с библиотеки. Нет. Лучше начну заново. Эта история началась с того лохматого парня, задвинувшего мне доской между глаз. Хотя снова нет, не с него все началось. Итак, попытка номер три. Все началось прошлым летом. Да, вот теперь точно, летом все и началось. Прошлое лето я и мой лучший в мире друг Лешка Соколов провели на наших дачах в поселке Рассвет. Но назвать мою дачу дачей язык не поворачивается. Это островок моего детства, место, где происходили самые яркие события моей жизни. Туда папа привез мне новый компьютер, там я отдыхал от зверинца под названием школа, там я был рыцарем. Да-да, вы не ослышались! Ровно год назад мы с Лешкой стали рыцарями на час в Рассвете! Это очень долгая история, которую подробно повторять здесь не стану, но, поверьте на слово, я никогда не забуду тот летний вечер, когда поляна возле дачного поселка пронзила время и превратилась из поляны двадцать первого века в поляну Средневековья. Прошлым же летом мы с другом отдали в руки полиции легендарного скупщика металла Генку, вернули бабе Нюре похищенные столбы и подружились с изобретательной старушкой бабой Дуней. Кроме того, нам с другом удалось целый день провести в доме участников реалити-шоу «Рыцари нашего времени». Тем вечером, когда мы с Лешкой стали рыцарями, то во время рыцарского сражения на поляне победили наших врагов – Дрона и Юрку, а потом вернулись домой и получили нагоняй от родителей. Дело в том, что мы с Лешкой делали доспехи и рыцарское снаряжение из подручных материалов. Во время работы нечаянно сломали все сверла, сильно намусорили в гараже и забыли убрать… Вывод из всего вышесказанного: если что-то делаете, потом непременно нужно за собой убирать. Как говорится, любишь кататься – люби и саночки возить. Мы с Лешкой эту пословицу забыли. Но теперь всегда за собой убираем. Все это было прошлым летом. А сейчас я сидел и активно расстраивался. А как здесь не расстроиться, если вчера я остался один-одинешенек? Лишили меня, понимаешь ли, лучшего друга! У кого есть лучший друг, тот меня поймет. Да мы с Лешкой как два берега! Да мы с Лешкой один другого дополняем! Да мы с Лешкой вечно ссоримся! Да мы с Лешкой вечно миримся! Эх! Остался я один. Вчера Соколов-старший увез сына в военный лагерь, для того чтобы он стал «настоящим мужчиной». «Настоящими мужчинами» там становятся с помощью физкультурных упражнений, марш-бросков и строгого распорядка дня. И вот в этот лагерь Лешку отправили на целый месяц! Отец Лешки рассчитывал, что сын наберется там ума, силы и повзрослеет. У Лешки семья потомственных военных, и поэтому Лешка тоже станет военным. Правда, его никто не заставляет становиться военным, он этого хочет сам. Так что вот так сошлись интересы семьи и интересы Лешки. Ну а пока Лешка взрослел в лагере, я не знал, чем себя занять. Пощелкав пультом дистанционного управления, я сделал вывод, что по телевизору нет практически ничего интересного. И в тот момент, когда я собирался ложиться отдыхать от того, что думал весь день, что бы сделать, в мою собственную комнату, где с обратной стороны двери написано: «Не входить!», влетела мама, с ходу закричала: – Нет, ну вы гляньте на него, гляньте! – И поставила руки в бока. – ? – Нет, ну вы гляньте на него, гляньте! – не меняя репертуара, обратилась к кому-то мама. – Мам, что случилось? – задал я логичный в этой ситуации вопрос. – Не смей мне дерзить! – прокричала мама и вылетела из комнаты. Дверь снова распахнулась. В комнату влетела… – Нет, ну вы гля… – Так! – взорвался я. – Мама, зачем ты повторяешь одну ту же фразу? И зачем на меня глядеть? – Ты ленивый! – заявила мама и победно на меня посмотрела. – Почему? – удивился я. – Почему я ленивый? Сейчас же летние каникулы. А на каникулах отдыхают. – В том-то и дело! Сашка, у тебя сейчас летние каникулы, а ты ничего не делаешь! А ведь это время можно провести с большой пользой! Вон Леша хоть в лагерь поехал, умный мальчик! – Я бы тоже в лагерь поехал, если бы мне кто-нибудь предложил, – сказал я, прекрасно зная, что ни в какой лагерь бы не поехал. – Ага, рассказывай мне! Помнишь, как мы тебя отправили в лагерь два года назад? Ты позвонил через неделю и сказал, чтобы мы приехали и забрали тебя. – Мама села на диван и стала меня допрашивать: – Вот расскажи, чего полезного ты сделал за месяц каникул? – Купил компьютерные игры и прошел их! – с готовностью ответил я. – Еще начал классно разбираться в «Фотошопе». – Я имею в виду, чего полезного ты сделал для общества, а не для продавцов компьютерных дисков! От компьютерных игр нет никакого толка. Человек должен умственно обогащаться, а от игр никак не поумнеешь. Я не нашел, что на это ответить. Действительно, в чем мне польза для жизни от того, что я прошел две игры? – Ты самый настоящий бездельник! – сделала вывод мама и укоризненно на меня посмотрела. – Я шла по городу и увидела несколько человек из твоего класса. Кто-то квас продает, кто-то рекламирует кофе, кто-то рекламирует пельмени, кто-то рекламирует вареники, кто-то рекламирует что-нибудь еще! А ты только и делаешь, что целыми днями валяешься на диване да терзаешь компьютер! Пойми, сынок, я просто хочу, чтобы ты не терял зря драгоценное время своей жизни, а использовал его с толком, – мягко пояснила мама и погладила меня по черной кудрявой голове. – На прошлой неделе я был на даче и помогал бабушке тяпать картошку, – вспомнил я. – Это хорошо, но это было на прошлой неделе. С тех пор тоже прошла почти неделя. Ты потратил ее впустую на свои компьютерные игры. А мог бы делом заняться. – Каким? – Ну, например, ты прочитал всю литературу, которую тебе задали на лето? – с победной улыбкой, заранее зная ответ, спросила мама. – Нет, вообще ничего не прочитал, – искренне ответил я. – Нет, ну вы гляньте на него, гляньте! – снова повторила мама. – Ты за все лето не прочитал ни одной книги! А потом во время учебного года вас на литературе будут спрашивать! И ты, как всегда, будешь торопиться все читать. И как обычно, ничего не успеешь и получишь двойку. Лучше читать книги заранее, а не в спешке! Нет, Сашка, это не дело, – категорично сказала мама. Примерно полчаса мама рассказывала мне о том, что все дела нужно делать вовремя, а не в последнюю минуту. В итоге я с ней согласился, и еще через полчаса я шел по улице в публичную библиотеку за книгой Антона Павловича Чехова «Драма на охоте», которая не входила в обязательный список летней литературы, но учительница очень рекомендовала ее прочитать. Почему-то она подошла ко мне и сказала, чтобы ее прочел именно я, потому что по ней снят какой-то фильм. Название фильма она не сказала. Намекнула, чтобы я сам догадался. И вот, заинтригованный, я взял в библиотеке эту книгу. На улице было очень жарко, сильно парило после вчерашнего дождя. Я два часа провел в библиотеке среди мрамора и библиотекарей. Вначале на меня накричали за то, что я вошел в библиотеку в кепке, потом, когда я снял кепку, другая женщина сказала мне, что я ношу головной убор в руке и верчу им в разные стороны. Потом я час ждал свой заказ… А пока ждал, размышлял по поводу того, что я действительно многое в жизни делаю неправильно. В глубокой задумчивости я вышел из библиотеки, держа под мышкой книгу А. П. Чехова, и направился к остановке. Мама права, пока есть свободное время, можно почитать! Нет, более мне делать действительно нечего – Лешка уехал в лагерь, и я маюсь от безделья. Я увидел свою маршрутку и, чтобы не упустить ее, помчался к остановке. – Подождите! – махал я руками в сторону маршрутки, надеясь, что меня заметит или водитель, или кто-нибудь из пассажиров. Дело в том, что эта маршрутка ходит редко, и если упущу ее, то простою на остановке полчаса точно. – Подождите! – бежал я со всех ног к маршрутке. И вдруг меня по голове ударило что-то тяжелое и твердое. Ударило так, что перед глазами вспыхнули красные пятна, а земля ушла из-под ног. – А-а-а! – не выдержал я и закричал на всю площадь. Закричал не из-за боли, а из-за того, что день сегодня какой-то не такой. Через мгновение вокруг меня собралось много людей. В основном это были парни, девушек было совсем мало, считаные единицы. Парни все лохматые, в джинсах-трубах и панамках на голове. – Тебя не тошнит? – участливо спросил один парень. Он был в такой же «униформе», как и все остальные, из-под джинсовой панамки выбивались русые волосы, роста он был среднего. Больше всего меня поразил в его внешности монументальный нос. Серьга в ухе в форме какого-то овала тоже почему-то произвела впечатление. – Нет! – проскрипел я, потирая лоб. – Не тошнит! – Тогда сотрясения мозга нет, – логично рассудил он и ушел. Голова постепенно перестала раскалываться, красные пятна куда-то укатились, а земля вернулась обратно под ноги. – Что такое? – только и смог выговорить я, держась за лоб, на котором медленно, но верно образовывалась шишка. – Кто и чем меня ударил? Я вскочил на ноги. – Кто мне вмазал по лбу? – не понимал я. – И, главное, чем? А-а-а! – вспомнил я о самом главном. – Чего кричишь? – заволновались все. – Больно? Принесите кто-нибудь обезболивающее! – «Драма»! «Драма» где? – заволновался я и бросился всем под ноги искать книгу. Библиотекарь мне сказала, что если я потеряю книгу, то мне грозит штраф. – Вызывайте «Скорую помощь»! – распорядился кто-то. – У него бред! – Какой еще бред? Где моя книжка? – ползал я под чужими ногами, обутыми в кеды. Все кинулись искать мою книжку и вскоре нашли ее. У меня прямо от сердца отлегло. Теперь не придется платить штраф. Далее выяснилось, что площадь, по которой я имел счастье совершить пробежку, оккупировали скейтеры[1 - Скейтбордеры, сокращ. скейтеры – люди, занимающиеся скейтбордингом. Скейтбординг – экстремальный вид спорта, катание на доске (скейте) с препятствиями. Первый скейт появился в Калифорнии в 1950 году. В то время скейты только отдаленно напоминали современные усовершенствованные модели. Сходство было лишь в наличии колес и плоской, без загибов впереди и сзади доски.] и вдруг у одного скейтера скейт соскользнул с рампы[2 - Рампа – сооружение для «агрессивного» катания на скейте, имеющее форму гигантской, наполовину распиленной трубы.] и полетел прямиком в лоб мальчишки, пробегавшего неподалеку. Этим «счастливым» мальчишкой оказался я. Хорошо, что скейтер не успел как следует разогнаться в рампе и скейт не ударил меня так сильно, как мог бы ударить. Говорят, что человеческие кости крепче бетона. Наверное, именно поэтому голова осталась целой. Кстати, надо заметить, что после того, как скейт полетел мне в голову, у меня почему-то заметно улучшилось настроение. Тренировку временно прекратили, так как все были озабочены моим здоровьем. – Да все нормально, – улыбнулся я, – до свидания, всего хорошего! – сердечно попрощался я со всеми и направился к остановке, прижимая к груди драгоценную книгу. Однако меня в покое не оставили. Тот парень, чей скейт полетел мне в лоб, догнал меня и схватил за руку: – С тобой все в порядке? – Да, а что такое? – удивился я. – Что-то случилось? – В принципе ничего, если не считать того, что я зазвездил тебе доской между глаз. – А… Да пустяки, – опять улыбнулся я и стал ловить маршрутку, освободив свою руку. – Пустяки? – поразился парень и заботливо осведомился: – Тебя точно не тошнит? – Точно, – ответил я, – не тянет. Да ты не переживай так! Ну зазвездил мне доской в лоб, и что такого? Мелочь какая. Со всеми бывает. Один раз в детстве мне вообще на голову небольшое бревно упало. И тоже все в порядке, – доверительным шепотом сообщил я. – Скажи мне свой номер телефона, я позвоню, узнаю о твоем здоровье, – волновался скейтер. Он был года на два-три старше меня. – Со мной все в порядке, – в который раз ответил я. – Нет, я так не могу! – заявил скейтер. – Номер скажи! Подъехала маршрутка, а парень вцепился в мою майку и не захотел меня отпускать. Я, чтобы успокоить человека, быстро назвал свой номер, уверенный в том, что он мне не позвонит, и прыгнул в маршрутку на место рядом с водителем. Скейтер вместе со своими взлохмаченными волосами и широкими джинсами с вышивкой остался позади. Я ехал в маршрутке и радовался: бывают же в мире заботливые люди. А еще говорят, что сейчас все злые. Это неправда! Глава 2 Звонок Домой я вернулся с книжкой и шишкой. Вот как пострадал за литературу, за тягу к знаниям. Скейтеру я не наврал ни грамма – в пять лет мне на голову упало бревно, и ничего страшного не случилось. Правда, голова немножко поболела, и для вида мне наложили на нее шапочку Гиппократа (похожую на военную каску с какими-то висюльками), а так было все в порядке. Так что скейтборд в сравнении с бревном просто легкая щепка. «Это ж надо! – подумал я. – Первый раз за лето сходил в библиотеку – и получил травму!» Следующим утром я лежал на кровати и читал «Драму на охоте». Теперь я понял, какой именно фильм имела в виду учительница. «Мой ласковый и нежный зверь», в котором большая роль уделена цыганским песням. Этот фильм я просто обожаю. Он очень интересный, и музыка в нем потрясающая. Это и знаменитый вальс Евгения Доги, и цыганские народные песни, которые звучат на протяжении всего фильма. А у меня в роду есть цыгане. И, видимо, таким образом учительница хотела познакомить меня с книгой, которая является первоисточником фильма. Когда я добрался до середины повести, внезапно раздался телефонный звонок. Я вздрогнул от неожиданности – так глубоко зачитался. – Алло? – Я оторвался от чтения. – Здрасьте вам. Могу ли я побазарить с этим чуваком… как его… короче, я не знаю его имя, – услышал я развязный мужской голос. – Оригинально, – сказал я и ответил в тон ему: – А еще с кем хотите побазарить? – Больше ни с кем, только с ним. Гы. – Вы ошиблись номером. Это дом, а не базар! – сказал я и положил трубку. Нет, ну в самом деле, не дают спокойно книгу почитать. Только я начал читать текст, как снова раздался звонок. «Ну что такое! – удивился я. – Наконец стал читать литературу, и теперь всем срочно понадобилось сюда звонить! Да еще по ошибке!» – Алло??? – с ходу завелся я. – Дайте мне того парня! – нетерпеливо заявил собеседник. – Какого парня вам дать? – Я уже терял терпение. – Это вообще-то не магазин. – Ну того, которому вчера я заехал скейтом в лобешник, – объяснили мне на том конце провода. И тут до меня дошло. – Так это я, – удивился я. – Привет. – А чего выделываешься? Как дела? Тебя не тошнит? – засыпали меня вопросами. – Не тошнит, – ответил я. – Все в порядке. – Ты точно заяву на меня не кинешь? – волновался парень. – А то у всех скейтеров и так проблемы с полицией. Вечно гоняют нас с парков, площадок и других мест. – Не кину, я же не стукач какой-то, – пообещал я. – А почему люди пишут на вас заявления? Вы же не делаете ничего плохого. Просто катаетесь. – Ну, многих это почему-то раздражает… – ответил собеседник. – Слушай, приходи сегодня на площадь, нам всем интересно на тебя посмотреть. Мы еще ни разу не видели человека, который после удара скейтом по голове встал бы и пошел на остановку, читая на ходу аннотацию книги Чехова. – А что мне там делать? – спросил я. Почему-то это меня взволновало. Я еще никогда не видел, как люди профессионально катаются на скейтах. – Ну, глянешь, как мы катаемся, это так клево! Вдруг и ты захочешь стать скейтером. – Даже не знаю… – засомневался я. И подумал: а вдруг себя как-то не так поведу? У скейтеров свои разговоры, свои темы, даже свой сленг. Я вот, например, раньше даже не знал слово «скейтер»! Не буду ли я среди них выглядеть белой вороной? Вот если бы пошел на встречу с ролевиками, то не волновался бы, потому что хорошо знаю эту тему и могу поддержать разговор. А идти к скейтерам… И интересно, и волнительно. – Так придешь? – настаивал парень. И чуть слышно прошептал: – Нам, кстати, зрители нужны… – Зачем? – удивился я. – Чтобы спонсоры видели, что мы имеем аудиторию, и начали нас спонсировать, – объяснил скейтер. – Так вот оно что! – протянул я. – Ладно, без проблем, приду. А куда? – Туда же, на площадь. Приходи, мы там с утра до вечера. – Договорились, до встречи! – сказал я и нажал на кнопку «Off». Почему бы и не посмотреть на скейтеров, раз это может пойти им на пользу? Тем более я лишь отдаленно знаком с этим видом спорта. Говорят, что он очень интересен. Да и вообще в мире много интересного. Хоть я и знаю хорошо ролевые игры, но мне также интересно узнать что-нибудь другое, новое. Через полтора часа, дочитав книгу, я вновь отправился на библиотечную площадь. Ехал в маршрутке. По радио заиграла песня Елены Ваенги «Мама, ты была права…». Слушая песню, я вспомнил свою маму: «Елена права, что мама права. Книги читать гораздо интереснее, чем тратить время на компьютерные игры». Вскоре я вышел на нужной остановке. Сотни скейтеров заполонили площадь, они катались в огромных и небольших рампах, скользили по перилам, кувыркались, прыгали! И все это делали со скейтами! Складывалось впечатление, будто доски были приклеены к их подошвам. Признаться, я был очень удивлен. Шум колес, со скоростью света рассекающих асфальт, непонятные щелчки, раздававшиеся и тут и там, произвели на меня огромное впечатление. Я с широко раскрытыми глазами смотрел на скейтеров, восхищаясь их искусством. Должно быть, в эти минуты я стоял даже с раскрытым ртом и выглядел очень странно. – Эй, привет! – услышал я позади себя. Я обернулся. Передо мной стоял вчерашний парень с ярко разрисованной доской под мышкой. – Привет, – поздоровался я. Мы обменялись рукопожатиями. – Давай знакомиться. Тебя как зовут? – Александр, – гордо ответил я. – Ты чё, не модный? – удивился скейтер, наградивший меня шишкой. – Наверное, не модный, – хорошенько подумав, ответил я. – За модой не слежу. Одеваю то, что нравится. – Да при чем тут одежда. Я про имя. Здесь, на площади, у всех другие имена. – Почему? – удивился я. – И зачем? – Ну, не знаю, тут так заведено, – туманно разъяснил скейтер, отведя меня в сторонку, и, осмотрев округу в поисках шпионов, сказал: – Если ты чисто реальный пацан, то имя у тебя должно быть тоже реальное. – А у меня какое? Виртуальное? Собеседник оценил мой юмор и на полном серьезе посоветовал: – Теперь тебя будут звать Сан. – Что за Сан? – удивился я. – А мама как на это отреагирует? Придется все документы менять? – Ты чё, опух? – поинтересовался скейтер. – Да нет. – Я внимательно себя осмотрел. – Вроде бы ничего не опухло. На прошлой неделе, когда я был у бабушки, то подвернул ногу, и она опухла. Но опухоль спала, я мазью мазал. Мой новый знакомый провел ладонью по лицу – мол, случай безнадежный – и терпеливо продолжил: – Забудь о документах, забудь об одежде, забудь о мазе. Теперь ты Сандро. – Ладно. Сандро так Сандро. Грузинское имя. У меня, кстати, в роду грузины. – Ну вот и шикарно! У нас тут кого только нет – и армяне, и евреи, и русские, и африканцы, и узбеки… Мы все дружим. А меня зовут Хип. – Приятно познакомиться, – вежливо сказал я. – Ну, Сандро, как тебе все это? – широким жестом руки указал на площадь Хип. – Круто, – искренне ответил я. – Очень круто. Так что мне делать? – В смысле? – не понял Хип. – Ну, где мне нужно сидеть и привлекать к себе спонсоров? Видишь, я даже ради этого случая надел красную рубашку, чтоб быть более заметным. – Нигде специально сидеть не надо. Рубашку тоже не надо было напяливать на себя по такой жарище. Но в любом случае спасибо. Просто ходи, смотри, спонсоры тебя увидят. – Хорошо. А ты можешь так делать? – указал я на мальчишку, который запрыгнул на бордюр со скейтом под ногами. Хип рассмеялся. – Конечно! Это самый простой трик, но он является реальной основой для всех скейтовых триков. Он называется «олли», – сказал Хип и поставил доску на землю. Разогнавшись как следует, он вместе со скейтом перепрыгнул через длинные высокие перила. – Супер! – восхитился я. – Класс! А как так получается, что скейт прилипает к ногам? – Э, брат, тут долго объяснять. Просто знай: скейт и скейтер – это одно целое. Поэтому мы всегда вместе, даже в прыжке. – Буду иметь в виду, – серьезно пообещал я и стал ходить по площади, привлекая неведомых спонсоров. Интересно, где они прячутся и как узнают, что люди интересуются скейтингом? Весь день я провел на площади. Заодно сдал книгу в библиотеку. Хип, после того как вчера познакомил мою голову со своей доской, начал чувствовать за меня какую-то ответственность. Он представил меня почти всем скейтерам, каждому говорил, что я «тот самый парень». Все скейтеры единогласно решили, что мне тоже нужно заниматься скейтингом, раз уж я оказался здесь. Я улыбался и отвечал, что этот спорт не для меня. А дома, лежа в постели, я всю ночь задавался вопросом: а почему, собственно, не для меня? Почему бы мне не научиться кататься на доске? Я буквально заболел скейтингом. Мне всю ночь снились колеса, доски, картинки, изображенные на них, я представлял, что становлюсь на доску и еду, еду, еду и ничто меня не остановит. Ветер дует мне в лицо, волосы развеваются, а впереди длинная дорога… Утром я проснулся с четким намерением заняться скейтингом. Понял, что именно его мне в жизни и не хватает. Да и мама обрадуется, увидев, что ее сын чем-то увлекся. Скейтинг – это все-таки спорт, а не компьютерные игры. От скейтинга пользы гораздо больше – это и физическое развитие, и общение с интересными людьми. Первым делом с утра я позвонил Хипу. – Хип, научи меня кататься, – попросил я. – Что, захватило? – понимающе усмехнулся он. – Захватило! Захватило так, что всю ночь только об этом и думал, – признался я. – Оказывается, это так круто! – Не вопрос, научу, – заверил меня Хип. – Но должен предупредить, что все зависит только от тебя. Будешь упорным – кататься научишься, расстроишься после первой неудачи – скейтинг, значит, не для тебя. Я с уверенностью могу сказать, что этих самых неудач будет очень много! А у тебя есть скейт? – Нет. Откуда? Я никогда этим не занимался, – расстроился я. – Тогда приходи на ту же площадь, там встретимся. На площади я с утра до вечера, – напомнил Хип. – Приду! Обязательно приду! – воскликнул я. – Жду, – по голосу Хипа было заметно, что он улыбается. В самом лучшем настроении, которое только можно придумать, я вскочил с постели. Сегодня начинается новый интересный отрезок жизни! Я стану скейтером! Глава 3 Реальный магазин «Свой в доску!» Когда я увидел издали людей, катающихся на скейтах, то подумал: «Эта площадь становится мне родной. Она мне нравится, и скейтеры люди хорошие, заботливые. Со стороны может показаться, что это какая-то банда, но на самом деле это не так. Они ничего плохого мне не сделали. Вон Хип, например, десять раз поинтересовался о моем здоровье! Люди часто делают выводы по внешности. Наверное, поэтому на скейтеров и жалуются в полицию – думают, что они хулиганы… А на самом деле они большие мастера в своем виде спорта и отзывчивые люди! Когда Лешка вернется, надо будет его тоже познакомить со скейтерами! Я во что бы то ни стало научусь кататься на скейте!» Настроив себя на это, я зашагал к магазину. – Я помогу тебе выбрать хороший качественный скейт и обмундирование, – говорил мне Хип по пути в магазин для скейтеров. В магазине пахло древесиной. Повсюду были доски для скейта. Разукрашенные и невзрачные, красивые и некрасивые. Я никогда не думал, что в мире есть столько много досок. Я повертел головой и увидел на витринах колеса, подшипники, кеды. Рядом висели широкие джинсы, панамки, широкие же майки с тематическими рисунками скейтов и скейтеров. На досках тоже были самые разнообразные картинки – тоже тематические, со скейтами, скейтерами, а еще с рисунками природы, зданий, достопримечательностей разных стран. – Правило номер один, – сказал Хип. – Никогда не покупай доску только из-за привлекательного вида. – В доске самое главное качество, а не вид. – Тут столько разных деталей, я прямо не знаю, с чего и начинать. Я думал, что скейты продаются уже целиком, а они, оказывается, в разобранном виде, – растерялся я. – Не колотись, – посоветовал Хип, интонацией выделив буквы «о». – Ты не знаешь, а я знаю все. Мне семнадцать лет, а скейтингом я начал заниматься в девять. Считай, червонец лет уже отпахал. Короче, слушай сюда. Скейт состоит из деки, шкурки, подвески, колес и подшипников. – И все? – удивился я. – И все, – вслед за мной удивился Хип. – А что еще надо? Скейтинг не любит прибамбасов, не любит он и моды. Нельзя заниматься скейтингом только из-за того, что какой-то чувак сказал, что это модно. Скейтингом надо жить, дышать, его нужно есть и пить… – замысловато выразился Хип, но я понял, что он имеет в виду. – Видишь деку? – Что? – не понял я. – Деку. То есть доску. Она изогнута с двух сторон: с приподнятым ноузом – передом – и тейлом – задом, для того, чтобы скейтер мог контролировать доску. Въезжаешь? – озаботился Хип. – Да, въезжаю, – ответил я, старательно вникая во все термины и объяснения нового приятеля. Отвечая на его вопросы, я говорил на его сленге, но обычная речь мне приятнее. Я буду кататься на скейте, но вне площади говорить сленгом не буду. – Обычно деки делаются из семи слоев клена, они склеиваются и спрессовываются. Но это в других странах. А Россия специализируется на березках и осинках. Но если у тебя много ловэ, то можешь заказать деку из Америки. Хотя наши ничем не хуже! – Нет, ловэ у меня совсем даже немного! А скейтеры что, все цыгане? Не ожидавший от меня такого вопроса Хип опешил: – Почему? – Ну, «ловэ» вообще-то цыганское слово, которое означает «деньги», – перевел я. И пояснил: – Кроме грузин, у меня в роду еще и цыгане. Знаю немного язык. – Фишка, – восхищенно отреагировал Хип. – Нет, не цыгане, просто мы привыкли так говорить. Кстати говоря, Сан, я куплю тебе скейт и все необходимое за свой счет. – Почему? – удивился я. – Потому что мне так хочется. Этим я как бы искуплю свою вину перед тобой. – Хип, не переживай! Скейт попал в меня случайно, я на тебя совсем не сержусь. – Сандро! Я рад, что ты не сердишься, но я просто хочу подарить тебе скейт. Хорошо? Мне так будет спокойнее, ладно? – попросил Хип. – Хорошо, – согласился я и растерялся от такого щедрого подарка. – Спасибо. – Деки различаются по ширине и длине, – продолжил Хип прерванную лекцию. – Я уже заметил – одни почему-то широкие, а другие узкие. Наверное, на широких катаются полные люди, а на узких худые, – размышлял я. – Нет, все дело не в комплекции скейтера, а в удобстве. Если тебе удобно кататься на широкой доске, покупай широкую, если удобнее на узкой – бери узкую. Но я, как профессионал, советую тебе взять широкую. Она удобнее, и управлять ею легче. Кроме того, если у тебя большой размер ступней, узкую доску ты просто-напросто не будешь видеть под ногами. И еще – широкие доски прочнее, чем узкие. Мы подошли к галерее дек, и я выбрал темно-голубую деку фирмы «Deca» длиной 83 сантиметра и шириной 20 сантиметров. На ней была нарисована Эйфелева башня. Мне рисунок понравился. – Деки давно завезли? – спросил Хип у продавца. – Недавно, – ответил он. – Примерно неделю назад. Сам, что ли, не видишь, что ассортимент новый? Товар враз сметают. Благодаря тебе все это нача… – Понятно, – поспешно перебил его Хип и отвел меня подальше от продавца. – Деки надо покупать новые, а не старые. Те, что в магазине полгода провалялись, могут сломаться в первый же день. – Почему? – удивился я. – Потому что они постепенно ссыхаются и форму теряют. Так, деку выбрали, – сказал Хип. – Клевая дека, и фирма клевая. Большинство скейтеров покупают деки этой фирмы. Правда, еще «AWS» хорошие, но их трудно достать. Теперь идем выбирать шкурку. Мне почему-то сразу же представилась шкура медведя, уютно лежащая у камина, но на деле оказалось, что это просто плотная с какими-то пупырышками резина. Представляю, как это выглядело бы, если б я катался на скейте, к которому была бы приклеена медвежья шкура в натуральную величину. – Шкурка прикрепляется к верхней части деки, она помогает совершать трики, – Хип раскрывал мне тайны скейтинга. – Ты хочешь сказать «трюки»? – сумничал я, за что тут же получил выговор: – Нет! Реальные пацаны говорят «трик», а не «трюк». – Ладно, трик так трик, – пошел я на уступки. Хипу было виднее. Он скейтингом уже давно занимается, а я всего первый день. – Слушай дальше. Шкурка – это самоклеящийся лист, присыпанный какой-то штукой, которая повышает трение. Шкурка обеспечивает хорошее сцепление твоих ног с доской для выполнения реальных триков. Понятно? – Понятно, – кивнул я. – Чего ж непонятного? Без шкурки мои ноги будут скользить по деке, как коньки по льду. – А ты сообразительный, – похвалил меня Хип. – Спасибо, – потупился я. Теперь в моем арсенале было два элемента для скейта: дека и шкурка. Мне уже не терпелось встать на скейт и научиться какому-нибудь трюку. Ой, простите, я хотел сказать трику. – Так, – почесал Хип подбородок, – деку и шкурку купили. Еще нам нужны колеса, подвески и подшипники. А вот и колеса продаются. Я увидел много-много колес. – Колеса из полиуретана самые долговечные, – выбирал Хип колеса. – У них самое лучшее сцепление. Короче, полиуретановые колеса – самые реальные колеса в мире. – А почему они разного диаметра? – Потому что так надо, – популярно объяснил Хип. – Чем больше диаметр колес, тем больше скорость. Колеса надо брать от 52 до 60 миллиметров в диаметре. 54 – самый реальный диаметр, советую взять их. Колеса еще бывают жесткие и мягкие. Любое колесо свыше 90А считается жестким, а меньше 90А – мягким. Мягкие колеса тоже самые реальные, они способствуют более полному сцеплению с поверхностью в сравнении с жестким колесом, и на таких колесах лучше всего кататься. Мягко и быстро. – А что означает «А» рядом с цифрами? – захотелось мне знать. – Думаешь, я знаю? – пожал плечами Хип. – «А» и «А». Хм, интересно, а что это «А» все-таки значит? Как я уже говорил, червонец лет отпахал я на скейте (произнес это Хип таким тоном, будто червонец лет не на скейте проездил, а на тракторе в поле по жаре), а что такое «А» – не знаю. Или знал, но забыл. И тут мы услышали женский насмешливый голос позади нас. – «А» обозначает жесткость, дурачье, – сказала худенькая блондинка с надменным выражением лица. – Спасибо за разъяснение, – не обратив внимания на хамство, поблагодарил Хип. Блондинка хмыкнула и отвернулась. Мы тоже отвернулись. Перед нами возник продавец, скептически поглядывая в спину умной девушки, разглядывающей банданы, и сказал: – Что, жизни вас учила? – Учила, – кивнул Хип. – Новенькая скейтерша? Я ее раньше не видел. – Я тоже не видел… Самое интересное то, что она пять минут назад крутилась около колес и спрашивала у меня, что значит эта буква. – Понятно, – сказал Хип. – Ну, теперь и я буду знать, что такое «А». В этот момент продавца отвлек незнакомый мне скейтер, и продавец, каким-то заморским жестом нас подбодрив, ушел обслуживать покупателя. Хип выбрал колеса для моего скейта, и мы пошли дальше. – На очереди подшипники, – объявил Хип. – Ничего интересного в них нет. На одно колесо нужно два подшипника, по одному с каждой стороны, между подшипниками есть металлическая втулка, она распределяет нагрузку между ними. Никакого требования к подшипникам нет. Самое главное, чтобы они были чистые и смазанные. Тогда и скорость будет реальная, и дергать колесо не будет. – Получается, для одного скейта нужно восемь подшипников, – обобщил я, и Хип заплатил за восемь металлических шариков, на каждом из них было написано «ABEC5». – А что означают эти буквы? Хип посмотрел на надписи: – Эти цифры значат сложность изготовления подшипника. Не забивай себе этим голову, просто знай, что реальные подшипники должны варьироваться от ABEC1 до ABEC7. – Ты мне так и не ответил, что значат эти буквы, – напомнил я. Хип глубоко задумался, а та скейтерша снова возникла сзади и ядовито проговорила: – «Annual Bearing Engineering Council», то есть «Ежегодный технический совет». Этот совет устанавливает стандарты для подшипников. Вы что, совсем ничего не знаете? – Слушай, шла бы ты по своим делам! – завелся Хип. – Без тебя как-нибудь разберемся! – Ну-ну, – протянула блондинка. – Я вижу, как вы разбираетесь. Продавец, снова появившись рядом с нами, не вытерпел и ответил девчонке: – Что ты умничаешь? Ну не знают люди, и что такого? Ты сама у меня недавно все выспрашивала, что значат эти буквы. Скейтерша мгновенно покраснела как вареный рак, развернулась, махнув волосами по чьему-то лицу, и выбежала из магазина. – Так-то лучше, – сказал продавец и ушел по своим делам. Мы отправились дальше по магазину. У меня глаза разбегались, мне хотелось все купить, но Хип то и дело мне говорил, что скейт должен быть в первую очередь качественным, а не красивым, ведь не все то золото, что блестит. Хип загружал меня новой и новой информацией о скейтах, я не успевал все запоминать. – А вот и подвески – последняя деталь для твоего скейта, – сказала мне ходячая энциклопедия скейтинга. – Эти металлические штуки прикручиваются болтами к нижней части деки, а уже к ним прикрепляются подшипники и колеса. Подвески нужны для поворота скейта на разных скоростях и градусах. Подвеска состоит из оси, платформы, центрального болта и втулки. Вот эта втулка чуть ли не самая главная вещь, она является механизмом вращения в подвеске. Запомнил? – Кажется… – неуверенно произнес я, чувствуя, что не запомнил ровным счетом ничего. Мы приобрели две подвески, затем прошли в раздел одежды и купили мне наколенники, налокотники и шлем на голову. – Я во всем этом как черепашка-ниндзя, – красуясь перед зеркалом, провел я аналогию. – Лучше быть черепашкой-ниндзя с целыми руками и ногами, чем в гипсе на больничной койке, – испугал меня Хип. – Я сам первое время катался в защите, а потом, когда стал уверен в себе, снял всю эту экипировку. Поверь мне, реальные ребята над тобой смеяться не будут, мы сами когда-то были такими, как ты. Люди не рождаются с навыками катания на скейте. Ты вот, наверное, думаешь: «Хип такой умный, все знает», да? А я тебе отвечу, что все приходит с годами, за девять лет я успел все это выучить, не сразу я все узнал, а постепенно. Совсем забыл! Еще нужны тапки! – хлопнул себя по лбу Хип. – Какие еще тапки? – изумился я. – Ну, обувь. – Так у меня дома есть тапочки. Но разве в них удобно кататься? – усомнился я. – Если что, я мамины тапки возьму – такие, в виде собачки с носом и ушами. И языком. И усами. И… Хип закрыл глаза и, размеренно дыша, вслух досчитал до десяти. – Свою обувь скейтеры называют «тапки», – терпеливо пояснил он. – И если ты хочешь стать настоящим скейтером, то должен говорить «тапки». – А что ты так реагируешь? Сам же говорил, что не сразу все узнал. Или ты с самого начала знал, что обувь скейтеров называется «тапки»? – Нет, не знал, извини. Давай тапки выбирать. Я посмотрел на тапки и взял в руки самые яркие и красивые. – Положи их на место. Это ерунда. Тапки, как и скейт, никогда не надо брать только из-за внешнего вида. Тапки должны быть практичными. Вот эти тапки, что ты взял, в лучшем случае через неделю развалятся. Красивые – необязательно хорошие и прочные. Хотя бывают и красивые и прочные… Но эти – не тот случай. Также не надо покупать тапки на клею, они рвутся просто в два счета! Надо шитые брать! Сделаешь пару олли, и от подошвы начнут отлетать куски резины. Тапки фирмы «Adio» – самые реальные, прочные и мягкие. Некоторым еще «Savier» нравятся, но мне больше подходят «Adio». Нога в них просто утопает, они абсолютно не мешают катанию. У меня есть друг-скейтер, когда его тапки развалились, он знаешь, что сделал? – Не-а. – Пришил к ним кусок ковра вместо заплаток. Зря смеешься. Между прочим, классно получилось. В результате мы купили тапки-кеды «Savier» и, нагруженные покупками, вышли из скейт-шопа, оставив в нем деньги Хипа. – Продавцы в «Своем в доску!» тоже реальные. Не пристают с советами, дают на деки становиться, понимают, что опытных скейтеров не обманешь. Кстати говоря, они и не обманывают. Все продавцы тоже скейтеры, фуфло своим собратьям не тулят, знают же, что скейтеры – не лохи. Если фуфуло продадут, а опытные скейтеры у новичка это фуфло увидят, то в нос продавцу дадут. – Какие, оказывается, скейтеры дружные, – восхитился я. – И в нос дадут, и фуфло не тулят. – А то! Все ж продавцы – скейтеры, мы все в одной тусовке, друг друга знаем, так что они не дурят никого. Ни своих, ни чужих. Все продавцы входят в положение других. Им будет стыдно, если плохое продадут. Ставят себя на место других. Поэтому и продают хорошее. – А когда мы будем скейт собирать? – спросил я. Мне уже хотелось побыстрее покататься на скейте. – Прямо сейчас и соберем. До площади только дойдем, там лавочки есть и пацаны катаются. Вдруг что – помогут. Мы отправились на площадь. Моя голова гудела от знаний, вываленных на меня Хипом. До вчерашнего дня я и представления не имел об анатомии скейта, а уже сегодня посетил скейт-шоп и узнал много нового. Глава 4 Полезный олли Мы заняли лавочку и разложили на ней детали для скейта. Мимо прошла толпа скейтеров и крикнула: Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/vadim-selin/svoy-v-dosku-kak-nauchitsya-katatsya-na-skeyte/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Скейтбордеры, сокращ. скейтеры – люди, занимающиеся скейтбордингом. Скейтбординг – экстремальный вид спорта, катание на доске (скейте) с препятствиями. Первый скейт появился в Калифорнии в 1950 году. В то время скейты только отдаленно напоминали современные усовершенствованные модели. Сходство было лишь в наличии колес и плоской, без загибов впереди и сзади доски. 2 Рампа – сооружение для «агрессивного» катания на скейте, имеющее форму гигантской, наполовину распиленной трубы.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.