Легонько скрипнет дверь разбухшая – Шмыгнёт мальчишка поутру, - Куда?! - с полати дед, - Не слушаешь?! Дед кипятится - не к добру. (В сенях запасец рыбки вяленой, Да спрятан в подпол сала шмат). - Смотри мне, шкет, на сало пялиться! Вот матери скажу… Эй, мать!.. Постится дед. Под жёлтой кожею Лишь остов из костей да жил. И сам на смертный грех пох

Два в одном. Случайные враги

-
Автор:
Тип:Книга
Цена:184.8 руб.
Издательство:   Альфа-книга
Год издания:   2018
Язык:   Русский
Просмотры:   47
Другие издания
Скачать ознакомительный фрагмент

Два в одном. Случайные враги Валентина Савенко Что нужно сделать, чтобы стать чьим-то врагом? Иногда достаточно оказаться не в том месте и не в то время. В этой истине Хрис и Дэна убедились на собственном опыте. Простое задание обернулось катастрофой. Неприметная книга оказалась гримуаром и наградила нежданных гостей проклятием. Двое стали одним. Тело меняется, как ему вздумается. Новые способности проснулись. Светлый эльф жаждет надеть вам на палец обручальное кольцо, а амбициозная демоница решила выйти за вас замуж. Разве это повод для уныния? Нет! Случайные враги не сдадутся. Перевернут два мира, выберутся из всех передряг и найдут того, кто виноват в их вынужденном сотрудничестве. Валентина Савенко Два в одном. Случайные враги Глава 1 Дэна А вот и он – мужчина моей мечты. Повелитель грез! Хозяин моих мыслей! Глядя на белобрысую макушку, сразу представляю… сто золотых, которые мне заплатит лорд Тауиль. Я висела под потолком на магических липучках и старалась не шевелить ногами – пышную юбку пришлось завязать узлом. Конструкция вышла весьма ненадежной и грозила разрушиться, закрыв складками обзор на вожделенную макушку внизу, занятую первым уровнем защиты кабинета господина Ши. Закончу, обязательно подарю леди Трине, роль которой я так удачно сыграла сегодня, козу в кринолинах. Надо же было до такого кошмара додуматься! Выделиться она хотела! Лет двести уже никто такие торты из оборок не носит. Ни в одном из трех миров. Затейница. Решила лорда Ши соблазнить. Нет, не спорю, упитанный лорд весь вечер не сводил с меня вожделеющего взгляда, прикидывая, где бы уединиться. Чтобы проверить воздушные кружавчики на зуб. Уж очень они напоминали настоящие пирожные и пахли так же. Сдержать чих удалось с большим трудом. Ох, леди Трина, чтоб тебе спалось хорошо! Одной козой ты от меня не отделаешься! «Ну, и чего копаемся? Быстрее вскрывай! У меня уже все тело затекло. Второй час моль на липучках изображаю», – мысленно воззвала я к совести своей белобрысой мечты, поняв, что макушка на сто золотых в данный момент озадаченно чешет… макушку, не понимая, как избавиться от второго, напольного слоя защиты. Цепляясь перчатками, снабженными липучками, и упираясь шпильками в лепнину, я с ненавистью смотрела на озадаченную макушку, страдая от источаемых платьем леди Трины ароматов. В носу свербело, в душе росла ненависть к пирожным, тортам и всему пахнущему ванилью. Действенный метод борьбы с лишним весом, между прочим, надо потом запатентовать. «Снимай, халтурщик! Тут юная леди уже вся истомилась. В ожидании своих ста золотых». Макушка не торопилась. Прислушивалась к голосам за дверью, выуживая из многочисленных карманов, подшитых к внутренней стороне фрака, магические отмычки. Приценивалась, прикидывала. Да что же это за невезение?! Знала бы, что он будет тянуть дракона за хвост, пришла бы позже. И это неуловимый Хрис Сант? Самый экстравагантный вор Нижнего мира? Я представляла его двухметровым красавцем с богатырским разворотом плеч и огненным взглядом. А тут… макушка в ливрее слуги. Неужели нос меня подвел? Я слегка вытянула шею, принюхалась. Он! Елочка моя неуловимая! С первой встречи с его запахом ничего лучше придумать не могу. Вот пахнет Хрис Сант елкой, и все. Соображает, видимо, тоже как дерево. Задумчиво покосилась на деловито копошащуюся внизу макушку. Вот так разбиваются девичьи мечты! В общем, понимаю, почему габариты у макушки компактные – издержки профессии. Но, чтоб тебя бесы копытами отпинали, Хрис Сант, почему так медленно? Даже я могу разобраться с защитой кабинета быстрее! Думала, будет схватка с мастером своего дела, ночей не спала, вынюхивала, чуть с ума не сошла от радости, когда обнаружила, что новый повар господина Ши именно тот, кого Братство поручило мне найти. Опять же несколько дней пыталась придумать способ выманить мои сто монет из весьма неплохо защищенного дома. Потом заталкивала свое тельце в розовые ароматные кружавчики леди Трины и два часа прятала клычки от гостей, ожидая, когда моя мечта решит пробраться в кабинет господина Ши. Торопилась, опережала, затем, повиснув под потолком, возвращала первый слой защиты, чтобы некоторые пахнущие елями родственники дубов ничего не заподозрили. И что? Вишу и размышляю: а не снять ли защиту самой? Влепить макушке по макушке парализующим заклинанием и дать деру через портал. Защита на особняке лорда Ши стояла превосходная. Но имела один недостаток, о котором лорд не знал, однако скоро узнает. Стоило полностью снять часть, что отвечала за сохранность его кабинета, как исчезал весь контур. А не надо было лорду обзывать мага, ее установившего, недоучкой. Маг оскорбился и решил оправдать ожидания заказчика. К моему счастью. Таскать тяжести с детства не люблю! Делать то, что может воплотить в жизнь за тебя кто-то другой, ненавижу. Так что как только моя стомонетная мечта добьет контур, лапками обниму, к груди трепетной прижму, – и к заказчику. Макушка об этой особенности защиты особняка тоже знала и собиралась смыться тем же манером вместе с… Кстати, с чем? Лорд Ши ничего, кроме лишнего веса, не коллекционировал. А макушка работала весьма своеобразно. Забирала из коллекции ценный экземпляр и продавала его обратно владельцу за вознаграждение. Лорды скрипели зубами, трясли мечами и мошной и призывали на голову макушки кары небесные. Весьма оригинально, кстати, если вспомнить, что Нижний мир часто называют адом. В общем, макушка грабила тех, кто собирал вещи контрабандные и незаконные, о пропаже которых сообщать законникам себе дороже. И что же заинтересовало Хриса Санта у лорда Ши? Коллекция булочек от поваров Нижнего мира? Или запас пирожных на случай нападения драконов? Либо резерв тортов, чтобы гостей из Верхнего, того самого, который часто раем величают, встречать? Ангелы на все воздушное и легкое падки. А может, полное собрание сладостей всех трех миров? Любопытно, что лорд запер в сейфе? Украшения и бумаги он в банке хранит. Там бестии такую систему безопасности установили – грабители сами в гранитный пол закапываются и лаву призывают, лишь бы не попасть в когти к дамочкам! Отложив метание парализующего шарика до момента, когда Хрис Сант доберется до сейфа, я пошевелила затекшими плечами. Хотела размять пальцы на ногах, но побоялась уронить туфли. Надо было действовать, как собиралась вначале: засечь точку выхода портала и поприветствовать свою мечту заклинанием в лоб. Но услуги специалиста, способного вычислить координаты выхода, стоили столько, что меня начинала душить не просто жаба, а целое жабье семейство. Аллилуйя! Макушка наконец сняла защиту кабинета и направилась к картине на стене, за которой был сейф. Судя по габаритам полотна, хранили там небольшого дракона вместе с гнездом. Пока мой золотой запас возился с картиной, а потом с дверцей, я готовилась к встрече со своей любовью. Повернула перстень с парализующим заклинанием камнем к ладони. Портальную капсулу доставать не стала. Я собиралась воспользоваться порталом макушки. Мне – экономия, законникам – след. Отпечаток ауры на нем макушкин останется. А меня тут не было. Пришел вор, вскрыл сейф и сбежал. Куда он делся в процессе сбегания, законникам знать не обязательно. Нет, он издевается? Я с негодованием следила, как мои сто монет колдовали над сейфом, осторожничали. Перепроверяли все по нескольку раз. Что ж ты не был таким пугливым в имении лорда Тауиля? Целый кусок куртки на лезвиях настенных выдвижных оставил. Думал, скрыл ауру амулетом, обработал ткань и кожу зельем, отбивающим запахи, – и готово, ни магу, ни оборотню тебя не найти? Оборотню – нет, а я нашла. Того, кто попробует вякнуть, что я тоже в какой-то мере оборотень, покусаю больно и сильно. И справочником, где он это вычитал, побью. Для правильного усвоения материала. А макушка все медитировала у сейфа… От нечего делать я решила как следует рассмотреть свой золотой запас. На криво намалеванную на листовке о розыске рожу я совершенно не обратила внимания. Не знаю, как законники их делают, но портретами можно от заикания смело лечить. Такие хари выходят! Одна краше другой. Поэтому нас в Братстве учили ориентироваться на альтернативные источники поиска и словесные описания. Там, естественно, тоже без художеств не обходилось. Макушку, например, сделали высоким блондином с оскалом жутким. С блондином почти угадали. Про оскал пришлось уточнять у заказчика. Лорд поржал над описанием законников и дал свое – увы, без деталей внешности: умелый вор, но недостаточно шустрый, чтобы успеть увернуться от лезвий, которыми эльф снабдил ловушку. Касаемо альтернативных источников, тут как повезет. Мне очень повезло, достался целый кусок куртки вора. Запах у него был приметным, так что проблем с поиском не возникло. А внешность моей медлительной любви… Что сказать? Симпатичный, в общем. Хотя и не двухметровый красавчик с огненными глазами и оскалом зверским. Лет двадцати. Ростом выше среднего. Поджарый, как ящерица для верховой езды. Неудивительно, с его-то профессией. Толстяков среди его коллег нет, сами понимаете: ни по веревке забраться, ни в форточку влезть. Веревку-то можно и попрочнее взять, а вот если в окошке застрянешь, считай, никакой воровской карьеры и не останется. Хилякам тоже там не место. Вдруг сейф попадется старый, такой, что только топором вскрывается. Или охрана поймает – отбиваться придется. Что там дальше с обликом у моего ненаглядного? Волосы льняные, коротко острижены. Кожа смуглая, черты лица правильные, глаза карие, слегка раскосые. Дроу, что ли, отметились? Я присмотрелась. Интересно, уши обычные, у полукровок они вытянутые. Что ж ты за зверь, макушка? Неужели просто человек? Не верю! Слишком ловкий для человека. Мне бы в глазки заглянуть да понюхать получше. – О да! Сделай это! – эротическим шепотом выдохнула я, увидев, что дверца сейфа медленно открывается. – Да! Как мало женщине нужно, чтобы получить удовольствие… всего лишь вскрыть сейф. Улыбка сползла с лица – макушка смотрела прямо на меня. Услышала… Услышал. Нечеловек, точно. Человек мой комариный писк даже не заметил бы. Ага, и глазки у нас со зрачками, нитью вытянутыми. И клычок видно. А чего это мы так скривились? Не видели леди под потолком? И не увидите. Отцепившись от лепнины, я спрыгнула вниз, одновременно швырнула парализующее заклинание. Макушка от молнии увернулась. Уставилась на меня оскорбленно: – Ты кто? – Уборщица! Хрис Сумасшедшая девица, только что свалившаяся с потолка и бросившая в меня парализующее заклинание, поправила сползший набок белокурый парик и клыкасто оскалилась. Занятные у нее клыки. Небольшие, три пары. Впервые такие вижу. А мордашка у клыкастой ничего. Глаза большие, темно-зеленые. Интересный цвет. Аккуратный носик, который сейчас недовольно морщится. И белила с румянами толстым слоем. Не то красилась, не то штукатурку наносила, чтоб фасад не осыпался. Фигуру не разглядеть – все интересное кружева, воняющие сладостями, закрывают. Даже удивительно, что я это ванильное амбре раньше не почуял. – Ты кто? – сердито спросил я, разглядывая конкурентку. – Уборщица! И эта чокнутая снова швырнула в меня заклинание. Чудом не попала в сейф. – Ты что творишь?! – сердито прошипел я, прикрывая спиной скрытые в недрах опутанного магией ящика драгоценности. – Точно – елочка! – хмыкнула ненормальная девица, одной рукой развязала скрученный в узел пышный подол розового платья, подобрала его вверх, а другой потерла перстень, чтобы быстрее зарядился и шарахнул по мне парализующим заклинанием. Так и знал, что не надо было браться за заказ. Жил себе спокойно. Сам заказчик, сам исполнитель. Нет, дернули бесы легких денег по-быстрому заработать. Не пойду больше к копытным, пусть ищут себе другого специалиста. Казалось, ничего нового: влезть в сейф, взять предмет из коллекции. Только не самому шантажировать хозяина, а отдать заказчику. Следя за девицей, подходящей все ближе, я покосился на сейф. Девицы девицами, а заказ надо выполнить. Коллекция носков, разложенных по полочкам, выглядела внушительно. Хотя и вызывала сомнения в адекватности ее хозяина. Во-первых, носить носки, сотканные из золота и серебра и украшенные драгоценными камнями, неудобно. Во-вторых, их ведь никто не увидит. Ботинки там или сапоги. Сандалии и те всю эту красоту закроют. Да и штаны тоже. Не в шортах же и босиком вышагивать перед гостями, чтобы оценили размах фантазии? Не поймут высокородные такого изыска. Впрочем, после пояса верности, выточенного из цельного изумруда, который я видел в спальне одного демона, меня удивить сложно. Увернувшись от очередной молнии, я прикидывал, что делать с ненормальной. Явно не конкурентка. Конкурентка не стала бы меня ждать, давно сперла бы все носки, и поминай как звали. А эта смотрит на меня, как голодающий на торт, того и гляди покусает. Правда, из нас двоих именно она напоминает наштукатуренное пирожное. На телохранительницу не тянет. Хотя клыки вон как скалит. Может, действительно уборщица? Вытирала пыль под потолком, а тут я. Впрочем, не важно. Все равно надо ее обездвиживать. Хватать носки лорда и уносить отсюда ноги. – Простите, леди! – Отвесив шутовской поклон, я прикрыл нос рукавом и, задержав дыхание, бросил в девицу шарик со снотворными чарами. Я же не изверг какой, чтобы в дам парализующими кидаться. От них судороги случаются и спазмы мышечные. А потом ходят леди с личиками перекошенными и настроением испорченным. Неэстетично. Да и вредно для окружающих. Наштукатуренную пироженку мой внешний вид после столкновения с чарами мало волновал. Оно-таки достало меня зарядом по касательной и полной грудью вдохнуло снотворные пары. И не уснуло. Если бы мог ругаться, ругался бы. Но язык меня не слушался, полфизиономии покалывало, словно я ее отлежал. Приволакивая отнявшуюся сторону тела и не оставляя попыток убрать цепкие пальчики зевающей дамочки от своей шеи, вытащил из сейфа золотые носки, сунул в сумку. Оперся о стенку. Пироженка наваливалось на меня и не выпускало из цепких лапок. – Мужчина моей мечты! Повелитель грез! Хозяин моих мыслей, – сонно бубнила себе под нос девица. Отцепляться не собиралась. Парализованная рука соскользнула со стены, пальцы попали в сейф. Сердито выдернув непослушную конечность, позавидовал сопящей пироженке, мертвой хваткой висящей на мне. Вблизи девица оказалась весьма юной. Из-под слоя штукатурки поглядывало симпатичное создание лет восемнадцати. – Мое золотце! – Приоткрывшиеся на секунду сонные глаза посмотрели на меня с обожанием. А она, случайно, не из каннибалов? Поедать разумные расы во всех трех мирах запрещено, но это не мешает некоторым племенам устраивать праздники с особым блюдом в виде случайно проходившего мимо гостя. Нарушение закона? Где? Гость сам изъявил желание от широты душевной сделать приятное хозяевам дома. Мышцы свело сильнее, и я едва не уткнулся носом в содержимое сейфа. Удалось разогнуться, но зацепил полочки с носками, и они посыпались к нашим ногам. Судя по грохоту, там лежали не только носки. Пироженка громко выругалась и неожиданно проснулась. Сердито опустив глаза, девица подняла с пола небольшой томик в коричневой кожаной обложке, ударивший ее по ноге. Собралась выбросить. – Штой! – возмутился я такому обращению с книгами. Девица передумала выбрасывать. С интересом осмотрела мое перекошенное лицо, довольно улыбнулась: – Попался! Пожал здоровым плечом, второе, замороженное, окончательно отнялось. – Какая странная книга! – Пироженка перелистнула пустые страницы. Отлично, деточка, отвлекайся! А я пока достану из кармана антидот от твоей гадости, новую капсулу снотворного и активирую заклинание портала. Мне тут делать нечего. А тебе, душа моя ароматная, еще с хозяином общаться. Судя по грохоту и воплям в коридоре, лорд заметил, что защита особняка испарилась, и обрадовался. Громко обрадовался, на пяти языках. – А тут надпись… – зевнула пироженка. – Какая-то абракадабра. И эта ненормальная ее прочла! Схватил книгу двумя руками, хотел захлопнуть… не успел. Девица не выпустила книгу из цепких ручек. У меня в пальцах хрустнули две капсулы с антидотом от парализующего зелья и со снотворными чарами, осколки оцарапали пальцы, томик вспыхнул золотом, и нас засосало в портал. Вывалившись из него, я с трудом устоял на ногах. Все вокруг тонуло в фиолетовом тумане. Увидеть что-то дальше своего носа не было возможности. Василиск меня надул – портал с нестабильными настройками подсунул. Ничего, Силя, я тоже тебе экскурсию устрою. Знаю один городок, где василиски на вес золота ценятся, любят их местные дамы страстно, в клочки готовы порвать, чтобы заполучить. А что, отличное средство от морщин! Расправил лицо магией, глянул на ящерку волшебную, и ходи с окаменевшей физиономией, радуйся. Представив, как упитанный ящер удирает от радостно вопящих дамочек, я усмехнулся и огляделся. Судя по клубящейся вокруг гадости, я в Срединном мире. Это было последнее, что успел подумать, – сонные чары все-таки подействовали, я кулем свалился на камни мостовой. Надеюсь, меня не сожрет гуляющая в тумане нежить? Дэна Открыв глаза, я поняла, что найду макушку и покусаю, – вокруг меня клубился фиолетовый туман. Эта пакость по ночам выползала из проклятых мест в Срединном мире. И вместе с ней приходила нежить всех мастей и видов. И была она отнюдь не цивилизованной, борющейся за свои права и чтящей законы в большей своей части, как в Нижнем мире, а агрессивной, оголодавшей и некультурной. Проверять, сожрет она меня или побрезгует, не было никакого желания. Первым делом я принюхалась. И ничего не учуяла. Дотронулась пальцами до носа – вроде бы не опух, и насморка нет. Что это? Растопыренные перед носом пальцы пошевелились, согнулись, разогнулись. Все бы ничего, но рука была мужской! Прошипев себе под нос пару ругательств и убедившись, что голосок у меня теперь приятный баритон, ощупала тело, желая убедиться, что все правильно поняла. Поняла я все правильно. И страстно захотела придушить макушку. Увы, желание было невыполнимо. Самоубиваться я не собиралась. Не знаю, что с чем вступило в реакцию, но в теле Хриса находилась я. Куда исчезла моя пожизненная собственность вместе со стомонетной любовью, непонятно. Зачем я его парализующим заклинанием приложила? Лучше бы чем-нибудь тяжелым по макушке. Сейчас бы не чувствовала себя как отлежанный бок. Один сплошной бок! Пошарив вокруг занемевшими пальцами, нашла книгу. Вспомнила, как, сама не своя от сонных чар, прочла бессмысленную абракадабру, и решила не кусать Хриса – в нашем с ним обмене телами виноваты мы оба. Сунув книжку в потайной карман пиджака, к носкам лорда Ши, я озадачилась поиском убежища. В тумане что-то вздыхало и подвывало. Сомневаюсь, что это Хрис в моем теле, я таких заунывных звуков никогда издавать не умела. Судя по тому, что сижу на мостовой, я либо в городе, либо неподалеку. В любом случае хватит изображать приманку для нежити, пора выйти к разумным, явить испуганный лик потерявшейся сиротки. Изображать девицу в беде мне не привыкать. «Какая девица? Я мужик», – сонно пробубнил в голове… «Макушка?» «Что за бред? Ну, Литрир, я тебе устрою за дополнительные эффекты сонного зелья!» Хрис затих. Я вселилась в его тело… в его занятое тело? Оскал вышел скорее истеричным, чем угрожающим. Где мое тело? Где моя пожизненная собственность?! «Опять…» – зевнул Хрис, не подозревая, как попал. «Не опять, а снова! Просыпайся, гроза носков! Куда ты нас перенес? Говори немедленно! У меня там тело бесхозное где-то валяется!» Даже думать не хочу, что с ним сделает лорд Ши. «Ты?!» «Дошло наконец-то. Я! Новая хозяйка твоего костно-мышечного аппарата!» «Чего?» «Того! Еловый ты наш. Я теперь в твоем теле, а мое нечастное тельце сейчас у лорда Ши». Я почувствовала, как напряглись мышцы рук, – Хрис пытался вернуть себе контроль. «Ага, сейчас. Вначале верни меня на место». «С удовольствием. Пошли искать некроманта!» «Что? Да я тебя сейчас сама упокою!» А что, теорию я изучала, попрактиковаться, правда, не успела. Но опыт – дело наживное, разберусь. «Вообще-то это мое тело». Мой золотой запас напрягся. Хотела ехидно хихикнуть, но тут меня скрутила судорога. Туман вокруг вспыхнул золотистыми искорками. «Зараза!» – только и смогла прошептать я, наблюдая, как к носу приближаются мои тонкие пальчики. Приближаются, но я их не ощущаю, зато, судя по сопению, чувствует Хрис. Хрис Получилось! Поднапрягся и вернул себе контроль над телом. Девица впечатлилась, кроме удивленного «зараза!» ни одного слова не сказала – красота! Думал, с ума сойду, когда понял, что эта ненормальная теперь в моем теле. Да еще и не хочет понимать, что оно мое. Чем так жутко воняет? Почесал нос. К приторному ванильному амбре примешивалось что-то непривычное, противное. – Зараза! – пискнул я испуганным девичьим голоском, глядя на изящные пальчики, на которых красовалось несколько неглубоких царапин. Когда капсулы раздавил, порезался… Порезалась? «Порезались! Я Дэна», – насмешливо представилась хозяйка тела. «Хрис…» Я баба? А куда делось мое тело? Неужели я того… обернулся? В бабу! Бред! Не может одно тело принимать два облика! А вот это точно – бред. Оборотни прекрасно оборачиваются. По правде говоря, не только они. И я теперь, похоже, тоже то в мужика, то в бабу. Оборачиваюсь. И мне досталось не мое родное тело, а это, мать вашу! «Не «баба», а женщина, – обиженно поправила Дэна. – Лапы с груди убрал!» Не убрал, потому как мои «лапы» изучали не грудь, а корсаж платья, который давил на ребра так, что, казалось, его сшили не портные, а мастера пытки, обучавшиеся у демонов Нижнего мира. Туфли, очевидно, делали тоже они. Мало того, что я женщина, так еще в кружевах и юбке! «И в туфлях на шпильке, – мстительно добавила Дэна. – Смотри, не потеряй, это мои туфли». «А остальное чье?» «Одной милой леди, уступившей мне приглашение лорда Ши». Зная методы Дэны, леди уже жаль. «Да что с ней станется? Здоровый сон еще никому не вредил!» «Кроме нас». «Не надо было в меня сонными чарами кидаться!» «Не надо было пытаться меня заморозить!» «Ну, извини. В следующий раз я приду прямо к тебе и скажу, что тебя заказали». «Ты? Охотница?» – Меня разбирал смех. Эта ненормальная пигалица – охотница за головами? Они что там, в Братстве, совсем оборзели? А заказчик куда смотрел, когда вот это… мелкое и креативное нанимал? «Ты тоже не гигант, – обиделась Дэна. – Между прочим, заказ на тебя уже год никто не хочет брать». «Гм, скажи-ка, милая, а я у тебя какой по счету?» – Почесал зудящую макушку, стянул парик, на глаза упала рыжая прядь. Пошарил пальцами по голове, обнаружил, что стал обладателем длинной гривы насыщенного огненного цвета. «Какое это имеет значение, какой ты у меня?» – огрызнулась Дэна, не замечая, как двусмысленно звучат ее слова. «Первый, что ли?» «Ага, разбежался!» «Второй?» Охотница громко фыркнула. Значит, первый. Я оскорблен. Мало того, что мелкое и вредное, так еще и неопытное. «Сам ты дилетант», – возмущенно буркнула Дэна. – Не мог защиту быстро вскрыть!» «А ты, можно подумать, могла! Поэтому под потолком висела?» «Могла! Но зачем силы тратить, если ты все равно ее будешь ломать?» «Порталом тоже моим собиралась воспользоваться?» «Я девушка бережливая». «Но запасной у тебя есть?» «Обязательно». «А, ага, нашел». – Я вытащил из-за корсажа небольшой мешочек. Что тут у нас? Помада, зеркальце, стеклянный флакон с прозрачной жидкостью, отмычка. А вот и шарик портала. Рабочий. Но заряд почти на нуле. «Когда последний раз проверяла?» – С нее станется, могла и забыть. «Я профессионал! Нас выбросило в Срединный мир, умник, при переходе сюда из Нижнего почти все заклинания портятся. И вообще, портативные порталы между мирами не работают». «Точно. А я и забыл». «Или не знал, а, макушка?» Почувствовал легкую дрожь в мышцах, потом вокруг вспыхнуло золото. Кошелек с девичьими штучками я все же уронил, а вот шарик портала остался в пальцах. Теперь уже не моих. Штучки испарились вместе с телом охотницы, а портал остался. Интересно. – Есть! – радостно выкрикнула Дэна, разглядывая мою руку. «Далеко собралась?» – Я проследил, как охотница спрятала шарик в кармашек. «К людям!» Мое тело, пошатываясь, встало на ноги. У охотницы с трудом получилось сделать пару шагов – сонное зелье не дало полностью убрать последствия заморозки. – Остается надеяться, что нежить за свою примет, – сердито пробормотала Дэна, опираясь ладонями о колени. «Не надейся. Подвинься!» «Нежить?» «Ага, в нескольких метрах. Я ее учуял, когда в твоем теле был, но только сейчас понял, что так воняет». Дэна подвинулась – попыталась отдать управление тела мне. Я пыжился изо всех сил, но даже пальцем не смог пошевелить. Так и остался сторонним наблюдателем в собственном теле. Что за бред? Когда я женщина – весь букет ощущений: и туфли трут, и корсаж жмет, и парик колется, а тут – ничего! От злости я оскалился. Тремя парами клыков. Две из которых выдвигались. Глядя на исчезающие золотистые искорки, свирепо рассмеялся. Мелодичный женский смех услышали в тумане, и к нам устремилось несколько серых теней. Вряд ли гули решили поздороваться. «Кто там утверждал, что учился некромантии?» – усмехнулся я. «Теоретически!» «Самое время приобрести практические умения». Я наклонился, оторвал половину юбки, скинул туфли. Блаженно пошевелил маленькими пальчиками. Кайф! «Туфли!» – От вопля Дэны зазвенело в ушах. Схватив красные лодочки, я уставился на высоченные шпильки. Это уже не обувь, а оружие массового поражения. «А я о чем? – И тут же сварливо: – Бей аккуратно! Только попробуй сломать каблук!» «Претензии гулям предъявишь», – огрызнулся я. Вгляделся в серые худые фигуры, выступающие из тумана. Сейчас бы парочка заклинаний не повредила. А тут, как назло, чужое тело, и непонятно с какой магией. «Эй, пироженка! Может, скажешь, чем тебя природа наградила, кроме вредного характера и любви к ванили?» – Потер кончик свербящего носа. «Как ты меня назвал? Пироженка?!» «А что, есть варианты? – Я показал на оторванный кусок юбки, светлой кучкой лежащий у наших ног. – Так что?» «Ну…» В нос ударила густая вонь, я отпрыгнул в сторону, чуть не поскользнулся на мокрой мостовой, но успел двинуть гуля туфлей по морде. Нежить от такого откровенно растерялась. Удивленно потрогала лапой дырку в щеке. Да, это вам не заклинания магов! Рассчитывали сожрать мага или ведьмака, а вас – туфлей по роже. А нечего на добропорядочных прохожих с когтями кидаться! «Быстрее, ванильная моя! Что ты можешь? Школу хоть закончила, пироженка?» «Да! Макушка, береги макушку!» Не знаю, как у нее вышло заметить подкравшегося сзади гуля. «Спасибо!» Чвак! И второе умертвие обзавелось двумя симметричными дырками на тощей шее и оскорбленно взрыкнуло. «Берегись! Справа!» Не, так дело не пойдет. Теперь это мое тело, так? Будем действовать методом тыка. Гм, и что? Почему я не чувствую силу? Что-то есть, но непривычное… Любопытно, а Дэна у нас что за зверь? «Там! Прямо! Ты что делаешь? Хватит медитировать!» – возмущенно выкрикнула Дэна. «Импровизирую!» Ясно, магией охотницы я не могу управлять. И как это у нее так шустро меня предупреждать получается? «Слева! Шевелись!» Понятно, Дэна видит моими… своими глазами и замечает то, на что я не обратил внимания. Отлично! Две пары глаз. Н-да, пара-то у нас одна, но цепляем мы разные детали. «Помогай! Если нас сожрут, будем вместе по дорогам бродить!» «С тобой? Елочка, не льсти себе!» – фыркнула Дэна. «Думаешь, наши души смогут отойти в мир иной по отдельности, а, пироженка?» «Справа!» «Это вряд ли. Не знаю, что ты там за белиберду прочла, но теперь мы с тобой практически близнецы сиамские». Я красиво увернулся от когтей гуля, чуть не сел на шпагат. Как женщины в этом вообще двигаются? Корсаж дышать не дает, юбка в ногах путается. «У сиамских близнецов – одно тело на двоих», – заявила Дэна. «У нас тоже». «Оно у них не меняется и собрано из двух. Они такие с рождения». «Считай, нам повезло». Бумс! «Моя туфля!» Глядя, как гуль улетает в туман вместе с моим орудием защиты, я почувствовал дискомфорт. Пальцы скрутило судорогой, и вторую туфлю не удержал. Лодочка растворилась во вспыхнувшем золотом сиянии. «Дэна!» Дэна «Ну, и чем теперь будешь отбиваться?» – ехидно осведомился Хрис, пока я, морщась, шарила по карманам пиджака, выискивая хоть что-то, отдаленно похожее на оружие. Возвращать себе контроль над телом я не собиралась, случайно вышло, когда увидела, как моя любимая туфля исчезает в тумане. Туфлю спасла в последнюю секунду, вместо того чтобы сгинуть вместе с нежитью; она исчезала вслед за моим телом и одеждой, что была на нем. И оторванный подол платья тоже испарился. Себя бы теперь спасти! Руки тряслись, ноги подкашивались – хорошее у меня парализующее заклинание, качественное! Жаль только, качество пришлось на себе проверять. – Что? Не ожидали? – рассмеялась я, наблюдая за удивленной нежитью. Очевидно, нежное девичье тельце им было больше по вкусу, чем жилистое макушкино. Ах ты!.. Гуль, видимо самый голодный или с хорошими зубами, прыгнул на меня. Попыталась отскочить. Ага, заморозка у меня отличная! «Бей!» – рявкнул Хрис. На меня давно так не орали. Дернувшись от неожиданности, я влепила кулаком по гульей морде. Морда красиво улетела в туман. «Тело верни», – потребовал мой золотой запас. Я честно старалась. Ничего не вышло. Мешали гули, пытавшиеся откусить от меня кусок. Хрис длинно выругался. «Ого! Повтори, а?» – присвистнула я. «Огненные шары делать умеешь?» «Спрашиваешь! Это же элементарно». Одна за другой в морду нежити втыкались отмычки. Ножей под рукой не имелось, пришлось импровизировать. «Я тоже умею – значит, и мое тело умеет. Прекрати разбрасываться инструментом! Куда, куда ты ее кинула? Делай огненный шар, креативщица!» «Это всего лишь отмычки!» Отправила в полет очередную, пропитанную магией кривульку. Промазала. Вместо лба попала в бровь, а она бы так красиво смотрелась с остальными, почти розочка. «Всего лишь? Всего лишь?! Это специальный заказ!» – вскипел вор. «Туфли тоже по особому заказу сшиты». «Но я же их не выбросил! – Хрис убито застонал: гуль, утыканный отмычками, оскорбленно зарычав, скрылся в тумане. – Магичь, транжирка!» «Ничего подобного – я девушка бережливая». Осторожно призвав силу, радостно заулыбалась, почувствовав отклик. Магия Хриса была непривычной – теплой, тягучей, словно патока. А он, оказывается, силен. На ладони начал формироваться огненный шар. Тускловат. Ничего, на безрыбье и русалка в котел влезет. «Бей!» Не подпрыгнула только потому, что мышцы до сих пор были скручены судорогой, вызванной заморозкой. «Нечего орать! Я вижу!» Повернув ладонь, запустила огненный шарик в гуля, посчитавшего, что, если подобраться ползком, по-пластунски, и осторожно откусить часть ноги, его не заметят. Пульсар подлетел к морде нежити, завис у серых надбровных дуг. Гуль прищурился, недовольно взвыл. Закрыл когтистой лапой глаза. Рассеиваться или сгорать он явно не собирался. «Я просил огненный шар, а не оранжевый светляк», – сердито прошипел Хрис. «Это и есть огненный шар! Я же не виновата, что у тебя что-то не то с магией!» «До встречи с тобой все было нормально». Занятая мысленной потасовкой с макушкой, я не сразу заметила, что пульсар изменился: посветлел до белого цвета, заискрился, разделился на несколько частей. «Неплохо», – устало процедил Хрис, вместе со мной наблюдая за удирающей от шаровых молний нежитью. И как сглазил. Я растерла руки и усиленно размяла ноги, приготовилась идти дальше в подсвеченный первыми лучами солнца заметно поредевший туман, как справа послышалось потрескивание. Не успела прикинуть, что это может быть: из фиолетовой дымки вылетели шаровые молнии и ринулись прямиком ко мне. Две попытки их рассеять закончились двумя чувствительными укусами вышедшего из-под контроля заклинания. «Тебя, случайно, в детстве не проклинали?» Дуя на обожженную ладонь, я перла наугад через туман. Только бы убраться подальше от кусачих молний. «А тебя?» «Ага, разбежался!» Затормозила, взмахнула руками, остановилась на самом краю глубокого рва. Из тумана, в нескольких метрах от меня, проступала городская стена. Магическая защита на ней стояла внушительная. Даже если переберусь через ров, внутрь не попаду. За спиной раздавалось тихое потрескивание – молнии не отставали. «Идеи есть?» – задумчиво спросил Хрис. «Да, но они тебе не понравятся». «Мне сейчас все понравится». Я засунула руку в потайной кармашек. Из двух зол выбрала меньшее. «Эй, я на самоубийство не подписывался…», – возмущенно начал вор. «Я тоже. Так что молись кому-нибудь», – перебила я. «Стой, тебе говорят! Там заряд почти сдох. Нас же распылить может». «Нас и так скоро распылит, точнее, поджарит». «Стой!» Мышцы скрутило легкой судорогой, в воздухе закружились золотые искорки, но я успела активировать портал. Глава 2 Хрис «Дэна, чтоб тебя драконы покусали!» Взмахнув по-птичьи руками, я приземлился на мокрую мостовую в каком-то забитом мусором переулке. Чудом не угодил в подозрительную кучу, запутался в юбке, оторвал еще один кусок от треклятой кружевной тряпки, зацепившись за железяку. Следом за мной на камни выпали туфли и подол платья, по которому мы так бодро топтались, отбиваясь от гулей. Я посмотрел вверх. Но больше даров небес не было. Интересно. Мы живы – это хорошо. Мы по-прежнему где-то в Срединном мире – это плохо. «Получилось! – радостно взвизгнуло это мелкое и креативное, ничуть не раскаиваясь в содеянном. – Эй! Что ты делаешь? Немедленно поставь их на место!» «И не подумаю». Я задумчиво взвесил в руке красные лодочки, оглядел черепичные крыши домов. Куда бы забросить это чудо пыточно-сапожного искусства? «Ну и ладно, ну и бросай!» – неожиданно покладисто разрешила Дэна. «Разонравились?» – насторожился я. «Нет. Но это же ты пойдешь босиком по всей этой грязи, а не я». Раскусила. По грязи я идти не собирался. Однако шпильки меня тоже не воодушевляли. Точнее, воодушевляли, если бы были на ногах симпатичной девушки, а не на моих. «Ты тоже не красавец», – обиделась одна симпатичная, временно занявшая чужое тело. Пока Дэна оскорбленно молчала, я надел лодочки, сделал шаг, второй. Пару минут матерился себе под нос, ловя равновесие. Оно не ловилось, ступни подворачивались. Наконец понял, что нужно делать. Вот, так лучше! Я осторожно поставил вначале одну ногу на носок, потом вторую. Высоченная шпилька мешала нормально опираться на пальцы, задирая пятку в неведомые выси. Подошва отвратительно гнулась. «Неплохо, – громко хмыкнула Дэна. – Только ноги ставь ближе, а то будто на коне сидишь. И руки не растопыривай, ты же не канатоходец». «Нет! По канату я умею ходить! Как вы вообще в этом передвигаетесь?» «Как-как… Красиво! Идти надо плавно, от бедра». Кто-то надо мной откровенно издевался. «Ничего, обернешься, я тебе особенности мужской походки объясню». «Ой, да что там объяснять! Морду кирпичом – и готово». «Ну-ну, посмотрю я на твою… свою морду». Я кое-как доковылял до выхода из переулка, остановился у фонаря, обвел взглядом обшарпанные дома с черепичными крышами. И заметил двух амбалов, с не меньшим интересом изучающих мои ноги. – О! Девка! – радостно загоготал типчик с длинной окладистой бородой. «О! Деньги!» – довольно ухмыльнулся я, заметив на поясе одного из любителей женских прелестей тугой кошель. Все мои финансы остались в банке Нижнего мира. Если Дэна не заныкала в корсаже пару монет, в чем я не сомневаюсь, мы банкроты. «А вот и заныкала!» «Куда?» Я ощупал девичью грудь, сокрытую под пышными кружевами. «Сбоку, под пуговицами, извращенец». «И сколько там?» «Золотой». «Не густо». Я растянул губы в улыбке. Вышло не очень, но сально ухмыляющиеся амбалы затормозили. «Может, не будем их трогать? Перстень выдохся, я на тебя все парализующие чары истратила», – неожиданно предложила Дэна. И это охотница? «Деточка, а тебе не говорили, что охотники за головами обычно дерутся с теми самыми головами, за которыми бегают? Нет?» «Говорили, – сердито огрызнулась пироженка. – И драться учили. Но я считаю, что лучше не драться». «И как тебя такую вообще из школы выпустили?» «Нормально выпустили. Главный охотник сам подписал диплом и сказал: выбирай задание и езжай на все… на задание, в смысле». – Работаешь? – влезла в нашу перепалку будущая жертва ограбления, с подозрением следя, как я снимаю туфли и аккуратно отставляю их в сторону. – Работаю, – согласился я. Носки лорда заказчику так и не отнес, значит, задание пока не выполнил. Считай, я на работе. – А сколько? – спросил второй амбал. Видимо, что-то в моем взгляде их насторожило, потому как желание развлечься на халяву сменил бурный мыслительный процесс, который выражался в наморщивании низких лбов и громком пыхтении. – Сколько хочу получить? – переспросил я. Мужики синхронно кивнули. Дэна громко хмыкнула. – А сколько есть? – спросил я. – Это так мило с вашей стороны, что я, пожалуй, не откажусь от такого пожертвования. В мою пользу. Амбалы удивленно переглянулись, запыхтели громче. – Ну ты… да мы тебя… – поражая богатым словарным запасом в самое сердце, глубокомысленно выдал один. – Во! Правильно! Мы тебя… Да! – поддержал второй, цапнул меня лапой за плечо, рывком дернул к себе. «Берегись!» «Да вижу я!» Вывернувшись из захвата, я отправил гения ораторского искусства в полет. Крутнулся на месте, попал пяткой в переносицу второго. Не зря меня когда-то учили, что тело – это оружие. И под занавес – кулаком в челюсть первого, успевшего встать на ноги. Что за… Прыгая на одной ноге, я дул на сбитые костяшки. Подул бы и на дергающуюся пятку, но времени на акробатику не было. Отцепил кошель от пояса амбала, подхватил туфли. Плевать на чистоту! Поскакал дальше, стараясь не наступать на ногу, пострадавшую в неравном бою с черепушкой мужика. «Все-таки дроу», – задумчиво сказала Дэна, когда мы удалились от наших спонсоров на несколько десятков метров и свернули за угол. «Откуда такие выводы? Может, я светлый эльф?» Я оглядел улицу, прикидывая, в какой стороне может оказаться гостиница. Нам надо привести себя в порядок. «Только дроу так ногами дерутся!» Не подумал. «Откуда такие познания?» «Главный охотник – дроу!» А, ну да, матушка его часто поминала по матушке, и по бабушке, и по другим родственникам. Любила она его, в общем. Теперь, думаю, меня любит и родственниц моих… своих. – Помогите! Грабят! – истошно пробасили за углом. Ага, амбалы в себя пришли. «Один родитель дроу, а второй кто? Оборотень?» – продолжала допытываться Дэна. «Нет». Бодро поковылял к зданию с облезлой вывеской, на ходу проверяя честно отвоеванный кошель и пряча его за пазуху. Мы стали на один золотой с мелочью богаче. Оставалось не попасться страже. Скоро прибегут, вопли невинно ограбленных даже сюда слышны. «Человек?» – не унималась пироженка. «Нет». Я – девушка! Уныло вздохнул, напялил чертовы пыточные лодочки и, сделав несчастное лицо, шагнул в небольшой темный зал. Вовремя. Снаружи по мостовой прогрохотали копыта лошадей – стража прибыла. – Чего желаете? – сухо осведомилась мужеподобная троллиха, опираясь массивным локтем на потрескивающую стойку администратора. Почему я не мужик? Сейчас бы очаровал эту махину, и стража даже не догадалась бы, куда делся грабитель. «Но ты – девушка, – ехидно напоминала Дэна, которой, видимо, не понравилась идея с очарованием такой красоты. – Дави на жалость. Ты маленькая и хрупкая. Импровизируй! Расскажи, как тебя домогались, слезу пусти. В родственники запишись». Неужели я это сделаю? Посмотрел на хмурую троллиху, прислушался к воплям, топоту и цокоту на улице и понял: еще как сделаю. – Госпожа! – проскулил противным фальцетом, шагая вперед. Да чтоб эти туфли драконы жевали и не пережевали! Ушибленная об ограбленную рожу пятка задергала, и на моих глазах навернулись самые настоящие слезы. – Госпожа, помогите! Не дайте сгинуть! – Повис на стойке, заглянул в желтые звериные глаза. – Спрячьте непутевую, доверчивую! Я иду, а они… а я… а они… деньги давай… – Показал клык, успел закрыть рот, пока не вылезли еще два. – А я – нету! Я к тетке приехала, Здрриха Оостте зовут, да, кучер, обманул, привез не туда. А они… а я его! И бежать! Ну, эти: не отдашь деньги, ссильничаем! Страже сдать грозились! А я бежать, а они орать! Грабют! Я уткнулся лицом в могучее плечо и всхлипнул. Громко, с истеричными нотками, как положено, чтобы не было слышно, что меня так и подмывает расхохотаться. Тетку-троллиху упомянул, амбалов во всех грехах обвинил. А я рыжий и в кружавчиках, слегка клыкастый, но кого такие мелочи волнуют? Дэна давилась смехом. Я продолжал всхлипывать. – Пойдем! – Троллиха махнула лапой на лестницу, ведущую на верхние этажи. И сопроводив меня в одну из комнат: – Сиди тут. – Спасительница! – благодарно пролепетал я. – Сиди, немощь! – Меня похлопали по голове, чуть не вбили в пол от избытка доброты и желания помочь. – Тетя Лдарда разберется! Новоявленная родственница отправилась разбираться со стражниками, грохочущими внизу сапогами, а я, скинув туфли и сунув это неизбежное красное зло под мышку, пошел искать пути отступления. «Думаешь, не справится? – недоверчиво спросила Дэна, когда я забрался по лесенке, ведущей к чердачной дверце, и приступил к изучению замка, усиленного чарами. – Тролли – народ упрямый». «А стражники, которым интересно, что за человечка ограбила двух амбалов, еще упрямей». «Почему сразу человечка?» «А кто? – Я вытащил из запасов охотницы отмычку. – Клыки я им не показывал, ушки у нас обычные, так что мы даже не полукровки, а вполне люди». «Можно подумать, только у людей уши круглые!» Представив человека с круглыми ушами, я хмыкнул. Заклинание не поддавалось. Времени с ним возиться не было. Стражи, судя по шуму внизу, словам троллихи не вняли и сейчас поднимались по лестнице. «Кстати, а ты чего тогда с обычными ушами?» – свернула к вопросу моих родителей Дэна. «Наследство отцовское». «А отец?» «Потом скажу, если выберемся. Ну что, пироженка, уложим отряд стражей баиньки?» Я, стараясь не наступать на треклятую пятку, зашагал к лестнице. Нос улавливал запахи, исходящие из-за дверей. Запомнить, все запомнить! «Куда? Прячемся в номере!» – попыталась остановить меня пироженка. «Чтобы стражам нас проще было ловить? Если ты не заметила, номер – это прямоугольник с кроватью, столом и удобствами за ширмой. Нет, кружевная моя, мы сейчас с тобой разомнемся. Вторая пятка у меня пока целая». Взял в руки туфли и встал в позицию. «Нет!» Вспыхнуло золото. Отлично! Дэна Хрис самым наглым образом спровоцировал меня. Я повелась и обернулась им. Теперь арест нам не грозит. По крайней мере, за нападение на амбалов. Грозит за незаконное проникновение в гостиницу. «А теперь быстро соображай, чьи я запахи учуял, – скомандовал Хрис. И не дав мне возмутиться: – Первая дверь направо: напоминает псину, отдает в горечь». «Вервольф!» «Шевели ножками! Первая налево: носки, кажется, грязные и пот – обычный человек?» «Да! Вспоминай, где мягкий, пряный запах с кислинкой… ну, или вроде кваса что-то». Я наконец поняла, что хочет сделать Хрис. Замок на чердаке нам не по зубам, а вот который на двери номера – вполне, осталось найти подходящую соседку. Желательно пьяную в дрова. Потому что райончик тут лихой, и трезвая дама вполне может оказаться наемницей, а вместо визга или обморока оторвет нам голову. «Кислинка? Мягкий… пятая налево!» – обрадованно выпалил Хрис. Радует, что я не все отмычки моего золотого запаса выкинула. Одна осталась, сиротливо лежала в пустом чехле. Пара секунд, и я заскочила в комнату, захлопнув за собой дверь. «Накаркала!» – обреченно выдохнул Хрис. Бежать поздно, судя по реву, стража уже в первом номере, у вервольфа. И он рад, аж стены трещат. Дама спала на кровати, уткнувшись лицом в подушку. Длинные светлые волосы разметались по худым, жилистым плечам, одеяло сползло до ямок над тощим филеем. На стуле свалена одежда, где и что, не разобрать. На ширме, отгораживающей удобства, мокрое полотенце. На крюке у двери – плащ. Под кроватью, в стратегической близости от наемницы, меч, колчан со стрелами, лук светлоэльфийский, а также пять пустых пузатых бутылок в лирическом беспорядке. Амбре в комнате соответствующее. Вдвойне не повезло – эльфийская наемница. Хотя после выпитого она не проснется, даже если дракон в номер вломится. А драконы, в смысле стражники, уже ломились. Заходили в соседний номер под недовольные вопли постояльцев и громкую ругань троллихи, вынужденной отворять им двери. «Может, в окно?» – предложила я. «Повеселить стражников, которые снаружи остались?» – невесело хмыкнул Хрис. «Точно, нам говорили, что когда работаешь группой…» «Раздевайся!» «Хам!» «Лучше свободный хам, чем вежливый и в тюрьме». Пришлось согласиться. Я поспешно расстегнула фрак, стянула рубашку, швырнула штаны на пол у двери. Живописно раскидала мужские чулки и туфли. Трусы старательно развесила на спинке кровати. «Куда смотришь?» – сердито прошипел Хрис, когда я замешкалась у ширмы, закрывающей унитаз и душевую кабинку. Скажем так, засмотрелась на нечто ниже пояса. «Ложись рядом!» «Прямо с ней?» «Можешь на пол. Скажешь, что упала». «У меня есть идея!» «Дэ-эна…» «Спокойно! Никаких порталов и заклинаний!» Настойчивый стук в дверь заставил, брезгливо скривившись, стянуть мокрое полотенце с ширмы и поспешно шагнуть в душевую. Пока стражники орали, именем какого короля я должна открыть им дверь, успела ополоснуться. Обернув бедра полотенцем, вышла как раз в тот момент, когда троллиха открыла дверь. Я – мужик! Сложнее всего оказалось не прикрыть грудь руками. – Что надо? – сердито рявкнула я, глядя в лицо усатому стражнику. «Нахмурься! Сильнее!» – подсказал Хрис. «Куда сильнее? У меня скоро брови на кончик носа сползут!» – Ты кто? – Троллиха задвинула плечом растерявшегося стражника и уставилась на меня. – Как – кто? Спутник на вечер… И тут наемница подняла голову, растерянно глянула сапфировыми глазищами на веселую компашку на пороге номера и пьяно пробурчала мужским голосом: – Чего надо? Чего орете? Что за пугало? – это обо мне. И, перевернувшись на спину, уснула. Одеяло соскользнуло на пол. Нет, эльфийка не осипла от выпитого, сомнений не осталось – мы попали. Мужик! Ё-моё!.. «Хрис! Ты каким местом нюхал?!» «Носом. Твоим. Да говори что-нибудь!» – Ну, знаете ли! – Я манерно дернула мускулистым плечом, провела пальцами по мокрым волосам. – Пугало! Двадцать минут назад ты меня по-другому называл! Быстро собрала свои вещички, надменно плюнула в сторону эльфа. – Ключ! – требовательно протянула раскрытую ладонь троллихе. – Да не бойтесь, заплачу. А к этому больше никого не пришлют, так и передайте! Ключ мне вручили немедля. Стражники расступились, и я прошествовала с гордо поднятой головой в пустой номер. – Вроде приличный, светлый, а туда же – баб… тьфу ты, мужиков через окно тащит, чтобы за дополнительную голову на постое не платить! – пробубнила мне вслед троллиха. «Куда?» – недовольно окликнул Хрис, когда мы оказались в номере. «Я быстро!» Ничего не могу с собой сделать. Чужое полотенце на бедрах было выше моих сил. Сгрузив одежду на кровать и схватив чистое, нырнула в душевую кабинку. Намыливать чужое тело было странно. Я все чувствовала, но принять себя в мужском облике не могла. «Надо убираться из этого мира, – пробурчал хозяин моего тела, – если он нас найдет, двумя привидениями станет больше». «Эльф? Ты его знаешь? Кто он?» Я старательно вытерлась полотенцем. На пару секунд зависла, разбираясь, как это сделать с тем самым местом, которого у меня раньше не было. «Ищейка на службе светлой короны. Короны Нижнего мира. Эй! Осторожней! Мне потом в этом теле еще жить! И детей делать! Ты что, никогда мужика голого не видела?» «Видела». «Врешь! Тебе сколько лет, мелочь, восемнадцать? Семнадцать? – откровенно ужаснулся Хрис. – А ну, закрыла глаза сейчас же!» «Двадцать! Мы всегда молодо выглядим! Успокойся! Видела я мужиков голых. И трогала. И не только. Но вот вопросами гигиены как-то не приходилось заниматься». «А «мы» – это кто?» «Скажу, когда про твоего второго родителя объяснишь». Я задумчиво повертела в руках белье. Надо сменку прикупить. «А что тут говорить – демон он, высший. Я младший ребенок. Ипостась отца не унаследовал. Любимый матушкин позор рода отца». О, понятно, почему мне его магия теплой показалась. У демонов огонь в чарах преобладает. Натянула штаны, заправила рубашку. Чулки, туфли. Чем быстрее мы отсюда уберемся, тем лучше. «Дэна! Я весь внимание». «Давай выберемся отсюда, и сразу скажу?» «Пироженка, не наглей. Я тут перед ней с голым… пузом, а она коготки показывает? Колись, что ты за зверь редкостный?» «Не расколюсь!» «Вредина!» «Это комплимент?» Хрис рассмеялся и заявил: «Все равно вычислю!» «Удачи! Малый справочник по расам тебе в помощь!» Я же добрая, в большом, считай, тысяча томов, а в малом – всего-то сотенка. Осторожно выглянула в коридор, убедилась, что стражники добрались до последней комнаты и сейчас мило беседуют с некромантом. Точнее, получают по морде от очаровательного зомби-медведя и не менее очаровательных почти упокоенных призраков, которым хозяин ради такого праздника отвалил энергии, чтоб могли материализовать свои прозрачные тела. А троллиха наблюдает за беседой со стороны, всем своим видом говоря, что предупреждала об общительном нраве постояльца. И пока она занята, я могу незаметно ускользнуть. Обманывать почтенную хозяйку не собиралась, просто забыла, что деньги у нас в моем настоящем облике хранятся, а обернуться мы сейчас не можем. Бочком-бочком по коридору, кубарем по лестнице, стрелой эльфийской в дверь… «Стоять!» «Да чтоб тебя! Чего орешь?» От неожиданности я чуть не запнулась о последнюю ступеньку крыльца. «Ты – мужик! Соответствуй! Плечи расправь, взгляд понаглей, и не спеша, прогулочным шагом, по-о-ошла!» «Мстишь?» – выполнив все команды с точностью королевского гвардейца, насмешливо спросила я, не спеша и неторопливо топая по улице. «Учу». «Мстишь. Ладно, туфли на шпильке – не самое страшное, что тебя ждет». «Не виляй задом!» «Я и не виляю». – Ты?! – А дальше пошли обещания просветить меня в особенностях эльфийской анатомии. Какой изобретательный мужик! Обернувшись, помахала пьяно покачивающемуся светлому в окне гостиницы. Показала клык и радостно задала стрекача. Покружив по улочкам, выбрала гостиницу поприличней. Мы потратили четверть часа на то, чтобы заставить меня обернуться, собственно, мной, чтобы изъять деньги из декольте. Но Хрис отказывался злиться. Мой золотой запас язвил, ругался. Он и рад бы разозлиться, но, судя по всему, изменять облик у нас выходило только в стрессовой ситуации. – Опять грабить добропорядочных грабителей и убегать от стражи? – устало вздохнула я и похлопала рукой по потайным карманам. С тоской посмотрела на гостиницу. Мягкая кровать. Еда. – Неужели у тебя тут нет ничего ценного? «Был эксклюзивный воровской набор, но ты его гулю подарила». «Можно подумать, ты бы дал его продать! О! Хрис! У нас же есть носки лорда, давай кусочек аккуратно отрежем? Никто и не заметит, что золота стало чуть меньше, а?» «И не думай! Это мой заказ!» «А мой заказ скоро помрет с голоду, и останешься ты в девичьем теле, без носков!» «Не помрешь! У меня тело выносливое». И я, голодная, с драгоценными носками в потайном кармане, побрела прочь от покоя и уюта гостиницы, попутно разглядывая вывески. Райончик поприличней, и заведения уже явно рассчитаны на клиентов со звонкой золотой монетой. «Ночная фея». «Исполним ваши мечты!» Зайти проверить? А потом жалобу накатать, что не могут исполнить мечту о плотном завтраке и мягкой подушке. «Попробуй! Нас по мостовой раскатают, – отозвался Хрис. – Кстати, требуется охранник, не хочешь попробовать?» «Лучше танцором. – Я кивнула на объявление на двери клуба «Ласковый зверь»: «Требуется танцор. Без комплексов. Оплата договорная. Входить с черного хода, за зданием». – Неплохой вариант в нашем случае. Танцевать я люблю. Тело у меня вполне ничего. Думаю, буду иметь успех». «Чтоб я задом перед… дамами вилял? Стоять!» Я сделала пару шагов к узкому проходу между двумя зданиями. «Пироженка, не зли меня!» «А то что? Мое тело, хочу – виляю за… попой, хочу – не виляю». «Дэ-эна!» Попался. Я подпрыгнула и довольно хихинула, прячась за кучей коробок. – Креативщица, – сердито пробурчал Хрис в моем теле, отмахиваясь от золотистой пыльцы и вытаскивая из выреза платья конфискованный у грабителей кошель. «Держи крепче! Сейчас обратно превращаться будем», – предупредила я. «Как?» «Ты не представляешь, на что способна женщина ради собственного комфорта!» «Ну-ну». Я вспомнила вывеску гостиницы, представила мягкую постельку, чистое полотенце, хрустящую простынку, халат. Да! Уютный банный халат. Чистый. И там точно есть маленькая прачечная, куда можно отдать вещи. «Гм», – глубокомысленно выдала неверующая макушка, когда вокруг нас вспыхнули золотые искры. Это он не видел, какие лица были у моих наставников, когда я на тренировки приходила! А что, если я – будущая охотница за головами, то должна выглядеть как пугало? И комфорт я люблю. Полевая практика была моим кошмаром. Пережить ее мне помог волшебный пинок руководителя и несколько комплектов кружевного нижнего белья. Я радостно потрусила обратно. «Задом не виляй!» Настроение было отличным, поэтому я даже не огрызнулась и старательно выправила походку на «я только что слез с лошади». «Ну и что ты там такое тяжелое в штанах тащишь?» – тут же среагировал мой золотой запас. «Достоинство! Кстати, как вы ходите? Мешает же». «Ногами! Ставь ровнее!» «Тебе не угодишь! А как ты определяешь, что я попой кручу? Ты же меня со спины не видишь. И тело не чувствуешь, так?» «Но ноги-то впереди я ведь вижу! Пироженка, я просил ставить ровнее, а не на одну линию. Вот скажи, что ты подумаешь, если увидишь мужика с такой походкой?» «Что он – танцор». «Да! Экзотических танцев!» Идти было неудобно, мешали новые части тела, но макушка так забавно злилась, что я протанцевала еще пару метров. В гостиницу вошла правильной мужской походкой – вразвалочку. Хрис сердито пробурчал что-то неразборчивое. «Что опять не так?» До ответа мне не снизошли, ну и ладно, я девушка не гордая. Улыбаясь, аки солнышко, объяснила администратору, человечке лет тридцати, что хочу снять номер на двоих. На сутки. Ко мне, возможно, приедет сестра, ей нужно кое-что прикупить из одежды, и я буду безумно рада, если мне помогут организовать покупку, не выходя из номера. Назвала размеры. Девушка обещала сделать все в лучшем виде. И, кажется, у нее случился легкий нервный тик на правом глазу. И приступ лихорадки – администратор интенсивно обмахивалась бланком, оттягивая пальцами край ткани на глубоком декольте. «Волосы пригладь!» Я, не задумываясь, выполнила, старательно объясняя администраторше, что именно хочу для своей сестры и… для себя. А почему нет? Если я мужик, то не могу одеваться нормально? «Пальчиком по щеке проведи. По ключице постучи. Теперь по губкам. – Хрис мне мешал; я была готова сделать все, лишь бы отстал. – Ноготок закуси». «Тьфу! Он же грязный! Что за бредовые команды?» Я наткнулась на расстроенный взгляд девушки, разом излечившейся от нервного тика и лихорадки и отодвинувшейся от меня на метр. «Зато теперь она не придет к тебе в номер! Пироженка, мужики так улыбаются и разглядывают женщин, когда хотят с ними…» «Что?!» «Ты поняла». «То есть я…» «Ага». «А ты…» «Ну да». «И теперь она думает, что я…» «Именно». «Спасибо!» «Спасибо! – передразнила макушка обиженно. – Я, между прочим, уже два раза из-за тебя себе репутацию испортил!» «Мог бы и не портить. Может, мне бы понравилось?» «И не думай!» Я-то и не думаю, а вот кто-то совсем шуток не понимает. В номер заходила под мысленное сопение моего золотого запаса. «А ты чем сопишь?» «Что?» «Чем сопишь, спрашиваю?» «Мм?..» Пока Хрис искал у себя сопелку, я осмотрелась. Ну, ничего так номер. Жить можно. Панели на стенках почти целые, кое-где пригоревшие, видимо маг какой-то кутил. Доски на полу тоже местами сохранили следы празднества. Но все отскоблено, чистенько. А пятна подгоревшие вроде узора смотрятся. Большая кровать, столик у окна, чистые шторы, стул, шкаф. Дверь в ванную комнату, совмещенную с уборной – судя по табличке, где корытце и горшок нарисованы. Горшок! Я распахнула дверь. А вот и ты, мой белый друг! «Гм, а ты что делаешь?» – с недоумением поинтересовался Хрис. «Сажусь». «Кружевная моя, ты – мужик». «И что?» «Ну, вспоминай, мальчики и девочки». «А, точно!» Разобравшись с непривычной физиологией, я выдраила руки с мылом и повернула вентили, чтобы большая деревянная бадья, установленная тут вместо ванны, наполнилась до краев. Перенюхала флаконы на полке, выбрала с самым слабым запахом. «Ваниль?» – брезгливо осведомился Хрис. «Нет, ваниль мне противопоказана. Нос свербит, нюхать нормально мешает». «Так это не ты этой гадостью облилась? Лорда очаровывала хозяйка платья?» – понимающе хмыкнул мой золотой запас. «Ага, решила вызвать зверское желание… ее покусать». Повернула флакон этикеткой вперед и прочла: – «Слезы морской нимфы на рассвете». Надеюсь, это не настоящие слезы сейчас в бадье пенятся? «Успокойся, пироженка, морские нимфы не умеют плакать». «Вот и чудненько». Быстро сбегав в комнату за полотенцем и долгожданным банным халатом, я сбросила грязную одежду и забралась в бадью. Растирая свое новое тело губкой, придирчиво изучала, что мне досталось. Волосы росли только на голове. Замечательно! А то пришлось бы удалять кудри с груди или ног, мой золотой запас такого издевательства над бывшей собственностью не пережил бы. Кровь дроу проявилась и в льняном ежике волос, и в слегка раскосых глазах, и в смуглой коже. Она же и часть папаши-демона одарила поджарым телосложением. А вот клыки, кошачьи зрачки в комплекте с физической силой и ночным зрением – это все от батюшки-демона. В общем, тело мне нравилось, не нравилось, что я в нем. Категорически. «Вылезай, пока жабры не отрастила», – насмешливо проворчал Хрис, голос был довольный, почти мурлычущий. «Кому-то понравилось, что я в восторге от его тела?» «Выплывай, жабка». «Понравилось! Понравилось!» Я обтерлась полотенцем и завернулась в халат. «Язык еще покажи, мелочь». Подбежала к зеркалу и показала. На глаза попались неровно обрезанные ногти, покосилась на ноги – та же картина, мужественный маникюр-педикюр, сделанный тупыми ножницами или топором, я уж не знаю, чем еще можно так криво обкорнать. Непорядок. Надо отпарить и сделать красиво. «Никаких «красиво», – не согласился Хрис. – Иди, там к нам пришли». Мужчина сказал, женщина сделала. По-своему. Впустив в номер курьера, я проверила коробки с покупками, пришла к выводу, что одежда вполне ничего, носить можно. Ткань хорошая, стоит, правда, дешевле, чем нам тут втирают, но когда выглядишь, как побитый жизнью беглый слуга или бомжеватого вида девица в кружевах, выбор очевиден. Оплатила, заказала нам обед, выпросила у горничной маникюрный набор и швейные принадлежности, чем вызвала у нее откровенный шок. И что такого? Мужчинам что, запрещено ровно стричь ногти или пришивать пуговицы? Первым делом выпотрошила карманы пиджака моего золотого запаса: отмычка в чехле, носки лорда в специальной защитной упаковке, подаренный грабителями кошель и книга. Пустая. Написанная в середине абракадабра исчезла. Пока сдавала грязную одежду в прачечную, пришивала потайные карманы к новой рубашке и куртке и раскладывала по ним наше добро, Хрис, при моем угукающем участии, составлял план действий. Итог получился лаконичным. Отдохнуть. Выяснить, где именно в Срединном мире мы оказались. Узнать точную стоимость портала в Нижний и цену фальшивых документов, без которых туда не пускают. Найти финансы. Продать хотя бы часть носка мой золотой запас категорически отказался. И пару камушков выколупать тоже. Принципиальный. Заказ у него! У меня, между прочим, тоже. И непонятно, как его теперь исполнять. Вторым пунктом плана я занялась немедленно. Едва услышала за дверью шорох колесиков тележки, на которой ехал к нам обед. Поправив халат, я взволнованно прошлась по комнате. Отрывисто и нервно крикнула «войдите!». Потом извинилась перед горничной: – Простите, сорвался! Сестра задерживается. Неужели дорога из Гусьлетела занимает столько времени? «Откуда гусь летел?» – хмыкнул Хрис. «Молчи! Сейчас нам про все окрестности расскажут!» – Сказала, приедет до полудня… уже полдень. – Я потерла пальцами лоб и беспомощно покосилась на девушку, переставляющую на стол тарелки. – Может, с ней что-то случилось? – Ну что вы, господин, дорога такое дело… Всякое может случиться. «Утешила!» – съехидничал Хрис. «Тихо!» – Колесо пробьют, менять долго, – продолжала горничная. – Маги кристаллы подпитать забудут, и встанет самоходка. У меня тетка сутки из Гровиля добиралась, страстей с туманом проклятущим натерпелась, благо защитный амулет у кучера был, и маг с ними ехал. А тут всего-то ничего ехать. А брат из Вришков два дня добирался, застряла ихняя самоходка в колее! Волей-неволей задумаешься, а не лучше ли по старинке, в карете или верхом. Так что не беспокойтесь, господин. Горничная поклонилась и ушла. «Вот! А ты сомневался!» «Гровиль… Гровиль… – повторила макушка, не торопясь признавать мои умения. – Там, кажется, есть прямой стационарный портал в Нижний». Портативные между Нижним и Срединным мирами не работают, особенности магии. Хотя иногда перекидывает таких, как мы, «везунчиков» из одного в другой. «Да, точно! – обрадовался Хрис. – Там есть портал. Маман через него в Срединный ездила». «Отлично! Поедем зайцами с торговой самоходкой. И можешь не бояться за свои носки». «Они не мои». Насмешливо фыркнула в ответ. «Самоходки досматривают от колес до крыши. Зернышко лишнее не провезешь, а не то что пассажира. Отдохнем и пойдем искать финансы», – не дал помечтать о быстром возвращении домой Хрис. «Опять грабителей грабить будем?» «Как вариант. Только в следующий раз их связывать нужно, чтобы мы успели подальше уйти». «Ночной клуб «Ласковый зверь»?» – предложила я. «И не думай!» «Я не думаю, я сделаю». «Дэна!» «Что – Дэна? Согласна, грабить отморозков интересней, чем попой крутить перед дамами». И приступила к ужину. Наелась до состояния «шарик перекатывающийся» и отвалилась от стола. На глаза снова попались криво обрезанные ногти. Пока приводила их в порядок, Хрис молчал. Стоило войти в ванную и потянуться к вентилям, как он возмутился: «Ты кого из меня делаешь?» «Человека с красивыми ногтями». «Человека?!» «Упс! Мужчину». «Я уже в этом сомневаюсь!» И спустя двадцать минут: «Сколько можно? Ты их уже отквасила, обстригла, снова отквасила!» «Еще немного». «Положи на место!» «А что такого?» Я удивленно покрутила кусок пемзы, которым собиралась снять пару старых мозолей. «Вылезай!» Вокруг вспыхнуло золото. Хрис Каменюка, которой собиралась потереть пятки пироженка, стала последней каплей. Ладно ногти, но розовые пяточки? У меня? «Удобно?» – участливо поинтересовалась любительница ухоженных мужчин. «Очень!» Дэна с моим телом и халатом исчезла. А появилось ее тело, платье и туфли. Обувка красиво плавала в воде. Выловив лодочки, я перекинул их через бортик. Выбрался сам. Задумчиво оглядел натекшую мутную лужу. Надо мыться. Под ехидное хихиканье охотницы выпустил воду из бадьи и повернул вентили, чтобы набралась чистая. Прошлепал в комнату. Взял халат и полотенце. Вытащил из декольте отмычку и флакон, оставшиеся от заначки Дэны. Снял с пальца бесполезный перстень для заморозки, выкинул в мусорку в углу. С удовольствием проследил, как вспыхнул пламенем контейнер и чары утилизировали ненужный хлам. «К слову, пузырек с чем? Яд? Снотворное, зелье?» «Духи». «С афродизиаком? С приворотным зельем?» «Нет». «Маскирующие запах?» На этом моя фантазия иссякла. «Угу». Запихнул флакон и отмычку в карман вывешенных на плечиках в шкафу брюк, заказанных Дэной для себя… в смысле, для меня. Потом я долго изображал припадочного, дотягиваясь до пуговиц на боку, выпутываясь из оборок и разбираясь, где что расстегивается. Оказывается, снимать белье с кого-то намного проще, чем с себя. Тут навык нужен, сноровка и гибкость. Выпоров из бока платья золотой, присоединил его к отмычке. Покрутился перед зеркалом, разглядывая себя. Открывшийся вид оценил: весьма аппетитная девушка, у которой все на месте. И немедленно получил от Дэны мысленную отповедь на тему извращенцев. Кто бы говорил! Пошел смывать грязь. Намылился, ополоснулся. Потянулся за полотенцем. И тут началось. «А голову?» Запустил пятерню в рыжую копну, на время помывки скрученную кривым узлом на макушке. Вроде бы чистая. «Вроде бы? Мы от гулей убегали, по помойкам лазили! Мой, сачок!» «Куда потянулся?» «Возьми во-он тот пузырек!» «Да не этот!» «Хочешь, чтобы я облысела?!» «Нет, не этот!» «Нет!» «Нет». «Да, этот!» «Больше наливай!» Если бы можно было, придушил. Спустя сорок забракованных пузырьков, пару одобренных строгим и вредным контролем, две бадьи воды и неисчислимое количество непечатных выражений, я, вымытый, высушенный полотенцем и расчесанный, как примерный рыжий хозяйский пудель, стоял перед зеркалом и пытался намазать рожу… личико неким кремом, по словам охотницы, жизненно необходимым для спокойного и глубокого сна. В том смысле, что не видать мне спокойного и глубокого, пока не натру морду… не намажу кожу и не спасу нежную шкурку от шелушения после толстого слоя смытой штукатурки. «Щиплет!» «Я же сказала, крем для кожи, а не для глаз». «Вы еще и глаза мажете?» «Не глаза, а веки». «Это радует». Растер по лбу крем и с интересом осмотрел отражение мордочки… личика. Симпатичная. Глазки темно-зеленые, бровки немного темнее волос, реснички черные, длинные. Носик аккуратный. Губки пухлые. Все натуральное. Не то что нечто кружевное, которое на меня в кабинете господина Ши спрыгнуло. «Это было не мое платье! – Судя по интонации, Дэна улыбалась, хотя голос прозвучал слегка оскорбленно и сварливо. – Белье не забудь!» Не забыл. Но, надев коротенькие панталоны, удобные по той простой причине, что ничего не прикрывают, я отказался возиться с бюстгальтером. Дэна сдалась после пары комплиментов нашему стоячему и красивому достоянию. «Надо обернуться и переодеться», – неожиданно сказала охотница, когда я направился к кровати. Точно! Дэна в моем теле в одном халате! «Одевайся». Хитрюга. Дело ведь не только в случайно конфискованном в нашу пользу гостиничном халате. Не нравится быть сторонним наблюдателем? Пироженка громко фыркнула в ответ, что-то вроде «ничего подобного, все токмо ради заботы о нашем благополучии!». Кто же ей поверит? Стоит обернуться, и обратно никто превращаться не станет. Впрочем, лицезреть свое тело в банном халате где-нибудь на оживленной улице я не жажду. Как далеко там гуль с розочкой из моих отмычек от нас ускакал? Метра на полтора? «На два. На полтора моя туфля улетела». Одна улетела, вторая в руке была. Отлично. Значит, оборачиваться будет, стоя точно посередине комнаты. Я вытащил лордовские носки, положил на пол, – пусть у меня будут. А то покушаются тут всякие на нитки золотые, камушки грозятся выковырять из моего заказа. «Из книги я тоже камушки выковырять собираюсь?» – съязвила Дэна, когда я взял в руки гримуар. «Ты ее прочтешь!» Задумчиво повертел книгу в руках. А так и не скажешь, что книжка необычная. Коричневый кожаный переплет, на блокнот больше похожа. На пустой блокнот. «Ну и забирай!» «А что это мы такие покладистые?» «Оно мне надо, ее по карманам прятать!» Затем была блузка и… чулки. – Зачем мне чулки? Их все равно из-под штанов не будет видно. – Я окончательно запутался в тонкой паутинке. Ее нужно было вначале собрать аккуратно, чтобы не сделать затяжки, а потом вдеть ногу. У меня, естественно, ничего не собиралось и не вдевалось. «Не видно. Но ты знаешь, что они есть, и чувствуешь себя красивой. Куда ты их бросил?» «Не хочу чувствовать себя самой красивой! Хочу чувствовать себя нормальным мужиком!» «Ага, а ничего что ты – девушка, нет?» «Я девушка в штанах! – Вытащил из шкафа оные. Надел. Осмотрелся. – Ты почему обувь не заказала?» «А зачем? У нас есть лодочки. Зачем лишние деньги тратить?» «Ох ты, лодочка моя кружевная, ванилью присыпанная, как я в этом буду ходить?» «Красиво! Подвинься!» «Да с удовольствием». С туфлями в руках шагнул в центр комнаты, подхватил носки и книгу. «Ну?» «Не получается!» «Я что, перестал тебя вымораживать?» «Нет!» Стою. Слушаю сопение Дэны. А вот, кстати, и правда, чем мы сопим-то, когда в другом теле? «Мыслями!» Разозлилась. Ну? И где золотая пыль? Я забодался уже тут стоять. И спать хочется. Постояв еще немного, начал раздеваться. Где там халат? После недолгого размышления положил трофейные носки и книгу в наволочку подушки. Ближе к телу. Задернул штору на окне, чтобы солнце не мешало наслаждаться ранним отдыхом. «Спокойной ночи, пироженка!» «Спокойной ночи, макушка!» Глава 3 Дэна За время обучения в Братстве всякое случалось, но просыпаться под звуки собственного голоса, со знанием дела объясняющего особенности размножения разных рас, еще не приходилось. Делать это с открытыми глазами, перед которыми стремительно меняются размазанные картинки, тем более. Пару секунд я ошалело следила за мелькающими видами. Потом поняла, что один из них нагло закрывает остальные. Светлоэльфийская морда с синяком. Светлоэльфийская рожа, перекошенная. Светлоэльфийское рыло, оскалившееся. Грудь с остатками рубашки, светлоэльфийская. Рука снова не моя. Космы белые, светлоэльфийские, в моих пальцах. Позади – стул, стол, кровать, окно, дверь, стол, стена, штора. Пол, прикрытый шторой. Шкаф. Изнутри. О! Ура! Рожа в шкафу! Я снаружи! Нога рожи – пол, темная подпалина на светлых досках. Рывок назад. Поворот… Светлоэльфийская морда на полу! Глазками сверкает, тонкой рученькой утирается. – Шустрая девочка! И мой голос отправляет его в секс-турне по Нижнему миру. А до меня доходит: задание, макушка, книга, Срединный мир. И рожа, светлый эльф, которого мы слегка подставили в гостинице. Нашел. Опять! Стена, стол, рожа, морда. Пол. Поворот. Рожа пыхтит в лицо, прижимаясь, как родная. – Не тебе со мной тягаться, девочка! Ого! Вот это правильно! С удовольствием выслушала, что Хрис думает о тех, кто называет его девочкой. Нашел девочку! Я – дипломированная охотница за головами, между прочим, с лицензией на изничтожение всяких самоуверенных типов. Главный охотник так и сказал: вот тебе диплом, Дэнелла, иди изничтожься… изничтожь их! «Хрис, ты живой?» «Сложно сказать». – Успокоилась? – У лица промелькнули пальцы эльфа. – Лапы убрал… – отозвался на ласку Хрис. Эльф ухмыльнулся в ответ. – Вдвоем работаете? – Ракурс изменился: нас посадили на стул, прямо у разгромленного шкафа, руки сковали сзади наручниками. Вот зря он так. Мой золотой запас сразу отправил его в повторное путешествие. А я заметила, что халат, в котором мы легли спать, пока занимались гимнастикой со светлым, распахнулся. Открыл чистые панталончики, укороченные до не хочу, и явил взорам страждущих большую часть груди. А бюстгальтер кое-кто вчера отказался надевать. И эльфик нет-нет да и покосится на наше достояние. «Макушка, прекращай хамить, спинку выпрями и плечиком чуть вверх». «С ума сошла? Я его убить хочу, а не женить!» «А мы его женить и не будем. Глазки вправо скоси, там где-то мои брюки валялись, в них отмычка». – Успокоилась? Так бы сразу. Отпираться нет смысла, на тебе его запах. И это не следы близости, так что не пытайся косить под девицу легкого поведения. – Эльф сел на кровать, окинул нас задумчивым взглядом. Дотронулся до разбитой скулы. Хорошо его Хрис уделал. Качественно. Синяк под глазом – загляденье. Рубашка тонкая порвана. Шевелюра поредела. «Обязательно перед ним сис… грудью трясти? Другой вариант есть?» – пробурчал Хрис. «Есть. Руки за спинкой стула?» «Нет. Спинки у стула уже нет». «Хорошо. К краю стула незаметно пересядь и в обморок красиво сползай. Не сразу только. Отдышись вначале, а то грудь ходуном ходит, у светлого глазки вверх-вниз дергаются». Мой золотой запас попытался запахнуть халат; без рук это сделать не получилось, только эльфа повеселил и еще больше обзор на наше общее достояние открыл. Надо пользоваться ситуацией. «Макушка, ты только сильно не ори, ладно?» «Сильно не буду, что придумала?» «Что-нибудь болит?» «Ребра, этот… двинул… джентльмен, чтоб ему облысеть! Пятку об его спину отбил». «Ту же?» «Другую». «Болит прям до слез?» «Да нет, терпимо». «А надо до слез». «Зачем?» «Какой непонятливый! Ты – девушка. Слезу пусти, ресничками похлопай и дурочкой прикинься. Не разобрала спросонья, на кого пятку подняла. Пока он соображать будет, ты в обморок аккуратненько, прямо на отмычку». – Вдвоем работаете? – настойчиво повторил эльф, неотрывно следя за нашим неспокойным дыханием и волнением, его сопровождающим. – Кто работает? – прошептал Хрис пискляво. Неужели у меня голос такой противный? Или это макушка его сорвала, пока отправляла светлого в путешествие? – Вы с этим… знатоком экзотики, – поморщился так и не отправленный светлый, – с белобрысым человеком. – С каким знатоком? – натурально испугался мой золотой запас. – Никакой Экзотика тут не живет! Вы номером ошиблись! – Да что ты говоришь? – Эльф оторвался от созерцания наших округлостей и прищурился. – Да! Нету тут Экзотики! – А это чье? – Светлый кивнул на вещи Хриса, валяющиеся на полу. – Мое! Я обет дала по две пары всего носить! Так тебя! – А отмычки вместо шпилек в волосы втыкаешь? – Эльф плавно соскользнул с кровати и выудил из валяющихся штанов… нет, не отмычку, – кривую шпильку. Очевидно, им и подброшенную, для убедительности. – Что это?! – испуганно взвизгнул мой золотой запас прямо в острое эльфийское ухо и красиво грохнулся в обморок, аккурат на свои вещи. «Достал отмычку?» «Да!» Из-под ресниц я видела недовольную физиономию светлого. Потом его порванную рубашку и спинку кровати в ногах, куда нас уложили. Приводить в себя нас не спешили. Светлый шарил в шкафу, обыскивал вещи. «Положи на место! Моль белобрысая, пяткой ушибленная!» Но благородный мародер мой мысленный вопль не услышал. Бурчал себе под нос на эльфийском что-то про везучих людей. Следом за моей как бы отмычкой в его карманы перекочевали наши скудные финансы и флакон с духами, отбивающими запах. К нашему счастью, лордовы носки и книгу Хрис спрятал в наволочку, а подушка сейчас точно под нашей поясницей, ибо пока мой золотой запас здоровался с эльфом, постель они знатно переворошили. А сейчас халат до талии задрался, так что я все прекрасно вижу. И взгляды заинтересованные светлоэльфийские тоже. «Долго еще?» – поторопила я Хриса. «Сейчас… тут замок с секретом. Слушай пока, что он там бубнит». Я и послушала. Не поверила. Снова ушки навострила. Нет, у эльфа точно что-то с головой! Одно дело нас, беспомощную, обморочную, в халате задравшемся разглядывать. А впрочем… «Хри-ис!» «А?» «Наручники расстегнул?» «Ага». «Клади книгу и носки за резинку панталон и застегивай обратно». «Чего? Эльф понравился?» «Ах ты ж моя ехидная макушка! Не он мне, а ты ему понравился! Хочет тебя к себе забрать. В любовницы. Цени!» «Да я ему сейчас! Погоди… К себе? Он ведь из Нижнего мира. Точно понравился?» «Сам послушай!» «Интересный поход к выбору любовницы», – хмыкнул Хрис, оценив бормотание пришибленного светлого. «Суй добычу за резинку, возвращай наручники и приходи в себя». «Лучше я в обмороке полежу». «Как хочешь, уверена, эльфик с удовольствием тебе халат поправит». Хрис длинно выругался. Хрис Проснуться от эльфийского амбре и узреть склонившегося над тобой светлого, – я думал, что ничего хуже быть не может. Оказалось, очень даже может. Понравиться ищейке на службе светлой короны. Радовало, что корона из Нижнего мира и любитель силового общения с дамами собирается туда вернуться. Прихватив нас с собой. Засунув книгу, коллекционные носки и отмычку за резинку панталон, я застегнул наручники и распахнул очи. Испуганно взвизгнул, протяжно, со вкусом, чтобы отвернувшийся эльф точно понял: будущая любовница очнулась и в полном восторге от его тощей задницы, торчащей из шкафа. Пока ушибленный светлый со специфическими взглядами на выбор спутниц потирал ушибленную о полку макушку, я бодро сел, одернул халат сзади и прикрылся коленками спереди. И с эротичным присвистом прошептал: – Кто вы? Что вам нужно? «И плечиком, плечиком!» Вредная пироженка давилась смехом. Я отполз к стене и с ужасом уставился на подошедшего к кровати эльфа. – Хватит со мной играть, девочка. А кто играет? Я тут обратный билет в родной мир отрабатываю. Светлый сел на край кровати, грозно вперился в мое лицо. Взгляд соскользнул… Неужели я тоже таким идиотом выгляжу, когда на женщин смотрю? Эй, мужик, лицо вообще-то выше! «А с бюстом разговаривать удобнее, – продолжала веселиться Дэна. – Девичья грудь – самый приятный собеседник!» – Кто он тебе? Любовник? – не поднимая глаз, вопросил эльф. Я посмотрел на свой бюст, потом на светлого. Это он у кого сейчас спросил? Шевельнул плечом. Эльф с интересом проследил за образовавшимся волнением. – Вы о ком спрашиваете? – продолжая играть в несознанку, проблеял я. Светлый с видимым усилием поднял глаза и раздраженно процедил: – Не играй со мной, де… душечка! Надо же! Запомнил, что я не люблю, когда меня девочкой называют. «Сообразительный», – поддержала меня охотница. – Кто он? «Пугайся!» «Не дурак, сам знаю!» Выдав протяжную трель, от которой дернувшийся ко мне эльф отшатнулся обратно, плотнее вжался в стену. – Ты же умная, малышка, я тебя не обижу. – Правда? – И щенячий взгляд. Я весь такой невинный и неискушенный. Совершенно не желающий размазать светлоэльфийского благодетеля по стенке. И не понимающий, чего это он тут слюной капает. Назвал малышкой? Будет тебе, ищейка, малышка! Заодно и настрой на подвиги горизонтальные светлому обломаю. Слишком уж его мои достоинства заинтересовали. Того и гляди, прямо здесь начнет свои мечты воплощать. «Дэна, а ну быстро, как себя ведут неискушенные леди? Боюсь, после леди в моем понимании, эльф от нас сбежит. И мы останемся в Срединном мире». «Гм. Неискушенные леди обычно не бьют мужиков». «Я испугался». «Не ругаются, как пьяные тролли». «У меня было трудное детство. Но я сохранил чистоту и наивность!» «С таким-то словарным запасом?» «У меня было очень трудное детство. Пироженка, давай быстрей! Нам надо попасть с ним в Нижний мир, а не в его кровать. Может, ты и готова к экспериментам, а я пока не собираюсь расширять свой кругозор». «И не думай! Это мое тело, между прочим!» «Соображай тогда! Сейчас пришибленный ухажер очи от нашего бюста отлепит, и поздно будет». «Взгляд наивный, согнись, вроде грудь прикрыть хочешь». «Я не акробат!» «Ладно, и так сойдет. Голосок дрожит, губки дрожат. Спроси, точно ли он нас не обидит. И повежливей. Ты проснулась, все осознала, вспомнила, кто ты есть». – Господин! – весь дрожащий и наивный, проскулил я. – Вы меня правда не обидите? «Извинись и обвиняй сразу. Сам виноват, что мы его того… по стенкам и полу». – Простите… я испугалась… Светлый невинность в моем лице оценил. Уныло вздохнул, сердечный: – Я так и понял. Не обижу. И все же, кто твой спутник? «Глазки вниз». Опустив очи долу, я закусил губу, показав один клычок, намекая, что птичка ему попалась необычная, с которой надо нежно обращаться, во избежание нового приступа испуга. И выдохнул: – Брат. Да простит меня маман! Дэна ничуть не обиделась, продолжала командовать: «И еще раз вздохни, покажи, какой у тебя брат непутевый». – Кто он? Полудемон? Это он обо мне или обо мне – мужике? – А ты тоже? Не похожа… – Ай! Что вы делаете?! – возмущенно заверещал, когда мою шею царапнул светлоэльфийский ноготь, который потом ищейка эльф сунул себе в рот. А еще светлыми называются! Кровопийцы! Дэна витиевато выразилась о родственниках ищейки, заодно и по моим прошлась. Понимаю, эльф сейчас точно определит, кто я такой. – Демонесса? Полукровка? Кто ты? – удивленно прошептал светлый вампирюга. «Я не демонесса!» – возмутилась Дэна. – Сестра его, – подтвердил я с унылым вздохом. «И от кого же ты сбежала, бескрылая?» Намекнул на то, что незамужние демонессы не имеют крыльев. «Я не бескрылая! Я – не демон и не оборотень! Ни на четверть, ни на половину, ни на кусок!» Интересно. Народов, похожих на демонов и их полукровок, не так много. – Я старше, сильнее, – глубокомысленно изрек эльф. Меня ласково взяли пальцами за подбородок и, не подозревая, что могут остаться без них, заставили посмотреть в эльфийские очи. – Бросил тебя? – сочувственно спросил ушибленный. Нет, ну правда, больной он какой-то! Девица ему рыло… лицо начистила, а он ее собрался в любовницы определять. Так недолго и без головы проснуться. – Да, – подтвердил я моргая. То есть ресницами хлопая. – Выродок, бросил сестру! – Он хороший! – Дожился, изображаю тут из себя трепетную лань! «Приготовься, сейчас либо домогаться начнет, либо потащит в логово свое темное», – издевалось это креативное, мелкое, недемонесса которое. «Уволочет меня, невинную? Будет страстно… страшно издеваться? – уточнил я, продолжая жалостно таращиться на светлого, не забывая при этом старательно моргать. – И как у вас от такого безобразия в глазах не рябит?» «Опыт! Ты пореже ресницами маши, а то эльфик чет задумался». «Поражен в самое сердце, бедолага, моей чистотой и невинностью». А тем временем эльф оставил мой подбородок в покое, отыскал среди вещей свой плащ. Накинул мне на плечи и приказал: – Пойдешь со мной. Рыпнешься – чарами заморожу. А вот и истинная рожица показалась! Клыкастая, крокодилья. Захотел – взял. Враль. Было бы у него парализующее заклинание, морда целая бы осталась. Но я же – девушка. Я до такого додуматься не могу. – Поняла? – Да! Я испуганно уставился на светлого. «Я тебя боюсь!» – хмыкнула пироженка. – Будь хорошей демонессой. И одним рывком меня на ноги поставил. Еле успел пальцами чуть не выскочившую из панталон книгу придержать. Пока меня тащили, схватив за плечо, к двери, поправил прыгучий гримуар, надежно запихнул его в белье. «Мои туфли!» – пискнула Дэна. «Если обернемся, я тебя сам этими туфлями прибью!» Охотница тоскливо вздохнула, прощаясь с лодочками, и смирилась. Меня затащили в самоходную повозку, похожую на карету, в которую забыли впрячь лошадей, где вместо поводьев кучеру дали руль и пару рычагов, и мы затряслись по мостовой. Светлый смотрел не отрываясь. Еще бы ему оторваться – плащ на груди разошелся, а под ним халат тоже раскрылся, а под ним достоинства девичьи. Подпрыгивают вместе с повозкой. «Домой!» – обрадовалась Дэна. И сглазила. Меня, полуодетого, примерного, на все согласного, привезли в гостиницу, где ушибленный номер снимал. Сопроводили в гостевую спальню. Наручники сменили на браслет, магией связанный с кулоном на шее будущей жертвы ограбления. Пока снимали и цепляли, я все к стенке жался, невинность свою оберегая и тайник подспинный с книжкой и носками лорда. Потом эльф ушел, пообещав вернуться. Надеюсь, это случится не скоро. Нужно допросить Дэну, как вести себя со светлым, чтобы добраться в Нижний мир без опыта общения с мужиком. «А сам как думаешь?» – съехидничала пироженка, когда я, усевшись на широкую кровать, задал вопрос. «Дать в светлоэльфийскую морду и ограбить – не вариант, а так хочется. В конце концов, у меня не только грудь, но и другие части тела есть». Дьявол! Я же мужик! «Вот именно так девушки себя и чувствуют, когда вы на нас пялитесь». «Ближе к делу!» «Ну-у… Ресничками хлопай, взгляд отведи. К себе близко подходить не позволяй. Как ты к стене тогда жался. Во-от… Потом, по ходу дела, разберемся. А пока найди нам что-нибудь переодеться». Сомневаюсь, что тут есть гардероб, собранный на случай острого желания безымянного светлого лорда завести любовницу, но, отодвинув мешающую ширму, я все же заглянул в шкаф. Халат. Полотенца. «Что выбираешь?» «А давай его ограбим и уйдем?» – уныло вздохнуло это противоречие ходячее. «С чего вдруг?» «Не нравится мне, как он на нас смотрел. Будто понял…» «Что? Пожалуйста, поподробнее». Я вернулся к кровати. «Что мы его используем». Так я и поверил. «Пироженка, а ты кто у нас?» «Не важно!» «Ну, если не важно, то слушай сюда. Мы не знаем, сколько стоят фальшивые документы и переход в наш мир. Связываться с родственниками и просить о помощи мы не собираемся. Или собираемся? А, пироженка?» «Нет!» «Отлично. С местными теневыми структурами мы не знакомы. Зачем попусту рисковать, если светлый готов и бумаги нам сделать и проезд оплатить?» «О, кажется, кто-то готов к новому опыту?» Ответить не успел. В дверь постучали, и на пороге комнаты появилась миловидная человечка в строгом синем костюме. Поклонившись, сообщила, что лорд прислал ее помочь мне с гардеробом. «Да!» – радостно пискнула охотница, заметив за спиной модистки парящую в воздухе гору коробок и пакетов, связанных магическими нитями. «Нет!» – мысленно взвыл я. Но растянул губы в приветливой улыбке, восторженно всплеснул руками. Куда бы перепрятать лордовы носки и книгу? «Как куда? Мы же за ширмой будем переодеваться!» Дэна Зря опасалась, что ищейка поняла, кто я. Тогда бы вместо модистки явилась бы его светломордость сама. Значит, все хорошо. – Вам очень идет, леди, – заверила модистка. – Да? – В лучших традициях юных леди с сомнением отозвался Хрис, разглядывая отражение в зеркале. – Леди, вы – красавица. Все красавицы, кто платит. «Переигрываешь», – чисто из вредности буркнула я довольно. «Я в образе». Хрис пригладил полочку удлиненного темно-зеленого жакета, расстегнул верхнюю пуговку на блузке, провел пальцами по складкам расклешенной шоколадной юбки. С ненавистью покосился на лежащие на кровати чулки, корсет и красные лодочки на моей любимой шпильке. Светлому лодочки, оставшиеся в нашем номере, очевидно, приглянулись, потому что вариант обуви нам предложили всего один. Хрис ворчал, что на нас решили сэкономить и принесли мои. Но я-то видела, что это новые лодочки! Надо ли говорить, что туфли сели по ноге? Однако ноги сопротивлялись, и мне пришлось выдержать настоящую мысленную битву, пока мой упрямый золотой запас согласился, что идти убивать эльфа подаренной им же обувью неразумно. Плотный бархатный корсет, который следовало надеть поверх блузки, и шелковые чулки макушка обозвала пыточными устройствами. И согласилась втиснуться в них, только если светлоэльфийский лорд появится за дверью. Кроме повседневного комплекта, я смогла запихнуть Хриса в шелковую пижамку. Самую простую и обычную. И еще в пару похожих нарядов и в целых два платья. Одно красное с открытой спиной. Второе комбинированное, выполненное в коричнево-зеленых цветах с золотой отделкой. Главным доводом стало, что мы точно не знаем, сколько времени уйдет у эльфа на то, чтобы сделать нам документы. А мы девочки послушные. Сказал светлый заняться гардеробом – занимаемся. Поклонившись, модистка ушла, следом за ней уплыл караван не подошедших по размеру и просто забракованных Хрисом вещей. Хрис стянул жакет, забежал за ширму, вытащил из-под халата книгу, лордовы носки и отмычку. Сунул за пояс юбки так, чтобы панталоны придавливали. Потом закрыл дверь на ключ, подпер ее стулом и завалился на кровать. «Эй! Ты что, спать собрался? А кто будет томно вздыхать в ожидании его светломордости?» – насмешливо спросила я. «Его ушибленность изволили уехать». «Покинул нас во цвете лет, негодяй, – рассмеялась я. – Хрис! Ты запомнил, как себя вести?» Да, мы не теряли времени даром и совместили примерку с просвещением макушки в вопросах невинных юных леди. «Угу!» И прозвучало это с таким злым воодушевлением, что сразу поняла, я – гений педагогики, а эльфу крышка. Хрис Стоило закрыть глаза, как уже наступило утро. А вместе с первыми лучами солнца явился и наш соблазнитель. Точнее, прислал слугу, который заунывным голосом, видимо, в его понимании долженствующим вызывать у меня благоговейный трепет, сообщил: – Леди, лорд Шизлерион ждет вас в малой банкетной! «Не повезло эльфику с фамилией», – оценила Дэна. – Леди, поторопитесь, господин не любит ждать, – тем же загробным торжественным голосом поторопил слуга лорда Шиза. – Минутку, – проблеял я, с ненавистью глядя на чулки и корсет и всеми пальцами ног предчувствуя, как буду ковылять на шпильках соблазнительной походкой от бедра. Ну, поехали! Взяв чулок, я сел на кровать, собрал его гармошкой к резинке и попытался натянуть, не наделав затяжек. Рывок, второй. И по шелку заспешила веселенькая стрелка. «Вандал!» Судя по голосу, Дэна еле сдерживалась, чтобы не наорать на меня и не обернуться от избытка чувств. А превращаться нам нельзя. Шиз, конечно, пылает к моему настоящему телу страстью, но совсем не той, которая нам нужна. «Пироженка, дыши глубже! Это только первая пара чулок!» «Первая?!» «Ну, мы же с запасом взяли. Десять!» «Это не запас. Это необходимый минимум! – И уже спокойней: – Бери вторую, варвар». Следующая пара приказала долго жить, собственно, на втором чулке. Я почти надел его, когда шелк задорно треснул под сердитый вопль Дэны. Третью пару брал, чувствуя себя косоруким бегемотом. У них нет рук? Вот именно так я себя и ощущал. Старался, осторожничал, но оба чулка все равно издевательски расползлись сразу несколькими затяжками. Да что ж это такое?! Я забрался в спальню высшего демона, выкрал один из поясов верности, когда демон с супругой были в той самой спальне, где стоял сейф с коллекцией. А тут не могу справиться с какими-то шелковыми тряпками?! «Битва Хриса с чулками: три-ноль в пользу чулок. Но это еще не конец! Впереди второй раунд. Ура-ура-ура! Макушка, вперед!» – прокомментировало очередную затяжку мелкое вредное. – Леди, лорд Шизлерион ждет, – напомнил о своем существовании Шизов слуга. – Тихо вы! – рявкнул я, чувствуя, как из десен вылезают три пары клыков. – Леди?.. – осторожно спросил задверный слуга, судя по стуку каблуков, отпрыгнувший от замочной скважины метра на два с низкого старта. – Мину-у-утку, – елейным голоском пропел я, осторожно натягивая второй чулок. Да! Я это сделал! «Настоящий мужик!» «Корсет, настоящий мужик, надевай, волосы поправь, и пошли». «Еще и волосы?» «Обязательно! Мы же не можем предстать перед его светломордостью с вороньим гнездом на голове? Испугается Шиз, передумает нас с собой брать в Нижний мир». Чувствую, поправлять волосы я буду долго, с потерями для шевелюры. Я приценился к ряду крючочков, которые предстояло застегнуть на боку, чтобы обшитая бархатом плотная конструкция поддерживала грудь и подчеркивала талию. Да раз плюнуть! После чулочной эпопеи какие-то крохотные железки мне нипочем! Извернувшись буквой «зю», я, пыхтя и матерясь себе под нос, одолел крючки. Хотел вдохнуть, но не вдыхалось – корсет плотно обнимал ребра. «Как вы в нем дышите?» «Красота требует жертв». «Согласен. Я бы с удовольствием принес в жертву портного, сотворившего это!» Надев туфли, я сделал пару шагов в направлении туалетного столика. «Неплохо! Ноги ближе и… плавно, красиво, одна нога чуть вперед. Представь, что ты танцуешь. Не смотри вниз! Взгляд прямой, загадочный», – тут же обрушился на меня град ценных советов. «Я же упаду! А взгляд будет загадочным до первого ковра, о край которого я запнусь или зацеплюсь каблуком». «Поверь мне, когда надо выглядеть хорошо, просыпается не только шестое чувство, но и седьмое с восьмым». «А третий глаз, случайно, не откроется?» «И третий глаз, и второе дыхание, и нечувствительность к пыткам появится». «Верю». «Ты что взял? Положи на место!» «Почему?» Я покрутил в пальцах расческу без ручки с густыми зубьями. «Хочешь остаться лысым? Этот гребень обязательно в волосах запутается. Вырезать придется. Возьми массажку». «Кого?» Пироженка обреченно вздохнула. «Круглая расческа с ручкой, напоминает подушечку с толстыми иголками». «Так вот ты какая, массажка! А по мне расческа и расческа. В гостинице я обычным гребнем волосы чесал, и ничего, не лысый». «Ничего? – вскипела Дэна. – А клок волос потом в мусорку-сжигатель не ты выбрасывал?» «Я думал, для тебя это нормально». «Слушай, – внезапно успокоилась она, – я, кажется, знаю, какая прическа пойдет мне в твоем теле». «Лысина? Пироженка, за пять лет самостоятельной жизни я как только не стригся!» «Зеленой лысины у тебя точно не было!» «У тебя тоже», – напомнил одной забывчивой и мстительной, что ходить с ее креативом на голове придется не мне, а ей. К слуге я вышел весь отмассаженный, прицеливающийся, за что схватиться, если нога подвернется. Лорд Шиз ждал меня в светлой гостиной, где на столе был накрыт завтрак на двоих. Романтический. Свечи, розы, восход за окном, серебряная посуда. Эльф в тройке. Весь такой светлый, от стянутых на затылке волос до ботинок. Только медальон, которым он нас к себе привязал, темной каплей выделялся на фоне жилета, разрушая образ галантного джентльмена. Едва Шиз меня увидел, как завис на уровне моих ног. Взгляд скользил от красных лодочек до закрывающего колени подола юбки и обратно. «Эврика! Шиз только что заметил, что у нас есть не только грудь. И-хо! У нас есть ноги», – хмыкнула Дэна. Слуга громко откашлялся: – Господин… леди пришла. Светлый встрепенулся, выхватил из вазы розу и с цветком наперевес рысью бросился ко мне. Удачный момент, чтобы сбить светлому постельный настрой и показать, какая я наивная леди. Ножкой чуть вперед – и лорд зацепился носком ботинка за складку ковра и красиво улегся на пол у моих ног. – Боги! Как романтично! – всплеснул руками, упал на колени рядом с мордопреклоненным эльфом и схватил розу. – Мужчины никогда не падали к моим ногам! – И хлопая ресницами: – Вы такой милый, лорд… Протянул руку для поцелуя, отвел взгляд смущенно. А то, что светлому прилетело костяшками пальцев по раскатанным губам, чистая случайность. Охотница ухохатывалась, мешая держать образ наивной дуры, в смысле, неискушенной леди. – Лорд Нашвир Шизлерион! – представился уже коленопреклоненный эльф, осторожно целуя кончики моих пальцев. Надо их потом помыть с мылом. Делал он это, держась на расстоянии вытянутой руки. Небезосновательно опасаясь, что может получить повторно по холеной морде… по аристократическому лицу. «Наш… Нашвир Шизл… Шиз… лерион. Вдвойне не повезло мужику», – посочувствовала обладателю зубодробительного имени Дэна. – Позвольте быть вашим кавалером сегодня утром! – Наш Шиз поднялся на ноги и подал мне руку. А я на каблуках. Навалился на светлоэльфийское плечо всем весом, вцепился ногтями в рукав, подарив кавалеру уйму непередаваемых ощущений. Наш Шиз даже не поморщился, хотя, судя по выражению глаз, очень хотел не печально и неторопливо вести меня к стулу, а быстро схватить на руки, привязать к нему же, чтобы я сидел ровно и руками лишний раз не размахивал. – Вина? – предложил получивший свободу эльф. – Пожалуйста. – Глядя на него с восторгом худеющей толстушки, узревшей торт, я прижал к трепетной груди розу. И с придыханием, будто у меня вот-вот случится приступ астмы: – Вы такой милый! Лорд закашлялся, пролил вино на скатерть. «Хрис, ты страшная женщина! Светлый с нами пяти минут не провел, а у него уже глаз дергается». «Уверена, что он раньше таким не был?» Я пропустил колкость о женщине. Будет и на моей улице праздник. Вернемся в Нижний мир, я тебе покажу женщину, малявка. «Нет, пять минут назад был милый светлый эльф, настроенный на ухаживания, а теперь Наш Шиз с тоской в глазах и оскалом во всю морду лица считает секунды, проведенные в нашем обществе!» «Кстати, отчего это он резко передумал из нас любовницу делать?» «Совесть замучила? Напугал нежную леди, уволок в логово полуодетую, надругаться собрался». «Совесть? У него? Пироженка, он – ищейка светлой короны. От него совесть лет сто назад удрала, когда он еще пешком под стол ходил». Я перехватил взгляд светлого, томно прикрыл глаза и расплылся в улыбке, выдав очередной астматический вздох. Глаз светлого заметно дернулся. «Радуется, мой хороший, – прокомментировала охотница. – Мне показалось или ему что-то от нас нужно?» «Не от нас, креативная моя, от тебя! Может, хватит водить меня за нос? Что ты за редкий зверь, что эльф готов физиономией в пол лежать и оплеухи терпеть?» И с выражением невиданного вселенского счастья взял протянутый светлым бокал. – Приношу искренние извинения за свое неподобающее поведение, леди… – Шиз вопросительно смотрел на меня, ожидая ответа. – Хрида, – наблюдая за эльфом полным восторга взглядом, прошептал я. «А почему не Дэса?» – недовольно засопела Дэна. «Звучит лучше. Ну так что, признаешься? В конце концов, мне же надо знать, чего ждать от этого на оба уха моими вздохами контуженного». «Ладно. Я – химера. У меня пока еще нет второго облика». – Вам плохо? – участливо спросил Наш Шиз, пока я, кашляя, мысленно ругался на чем свет стоит. – Вино крепкое, – пролепетал я, приложив кисть тыльной стороной ко лбу, – голова кружится. Падая на пол, простонал умирающим голосом: – Какой же вы милый… Мои ребра! Чертов корсет! Ничего, главное – оказаться в комнате наедине с Дэной без Нашего Шиза. Глава 4 Дэна Пока Наш Шиз пытался привести нас в себя, потом, убедившись, что дева, окосевшая от бокала вина, сонно посапывает и разбудить ее может только рев дракона, тащил обратно в спальню, я готовилась к воплям макушки. Хрис тем временем «случайно» шлепнул ладонью светлого по лицу, когда тот пытался вслед за туфлями и корсетом снять с нас блузку. Смачно вышло. Эльф аж покачнулся. Оставив нашу одежду в покое, он накинул одеяло на посапывающую деву и, потирая отпечаток тонких пальчиков на холеной морде, ушел. «Ты хоть понимаешь, что теперь этот недобитый соблазнитель от нас не отстанет?» – сердито прошипел Хрис. «Не я предложила доехать на его светломордости в Нижний мир!» «Я же не знал, кто ты!» Мой золотой запас сел, сердито пнул туфлю, заметил валяющийся рядом корсет, свернул его трубочкой, закрепил крючками и от всей души запустил в стену. «И что? Вот только не надо оскорблять мою расу! Мы своеобразные, но есть и похуже». «Да? Мне безумно повезло! Сейчас застрелюсь от счастья!» «Не получится! Но в ванне можешь попробовать утопиться. Сразу, как только мы с тобой разделимся». Хрис сердито засопел. Вот чего он? Подумаешь, химера. Без второго облика. И что? Демоны тоже не сразу могут принимать боевую форму, и инкубы, и суккубы, и драконы. И многие другие расы. Да, у химер есть своеобразная способность: мы увеличиваем силы тех, кого посчитаем достойными. Обычно это наши мужья. Иногда друзья. Но все это у взрослых химер. У подростков, лишенных второго облика, есть небольшие магические способности. Если юная химера по собственной воле смешает с кем-то кровь, будет связана с ним до конца дней. Именно поэтому, отправляясь на первое самостоятельное задание, мы скрываем, кем являемся. Слишком это для нас важно, чтобы отбиваться от желающих на халяву поднять уровень своей магии. «Наш Шиз не сможет меня принудить. Магия не сработает». «А он и не станет принуждать. Будет ухаживать, пока мы сами не предложим», – злобно прошипел Хрис. «Да ладно!» «Ты не представляешь, на что способен мужчина, когда впереди маячит такой куш!» «Это он не представляет, на что способна оскорбленная юная химера, понимающая, что одному светлоэльфийскому недолорду нужна не ее неземная красота, а ее способности!» Серьезно, я оскорблена. Руки чешутся ушибить нашего ушибленного ухажера. Так бы взяла и погладила его по головке чем-нибудь тяжелым. С размаху. «Дэна!» Упс! Как не вовремя. Я разогнала рукой золотистые искорки, поправила халат. «Верни тело, пока Наш Шиз не вернулся!» – потребовал Хрис. «С удовольствием». Я на самом деле старалась, но, естественно, ничего не вышло. Хрис ворчал, ругался. Спустя пару минут мы решили, что надо переодеться во что-то менее экзотическое, чем халат, и уносить отсюда ноги. Пока медальон эльфа не доложил хозяину, что браслет исчез вместе с моим телом. «А если у нас получится превратиться обратно? Потом, когда уйдем?» – с сомнением спросила я. «Вернемся. Без нас Наш Шиз не уедет. Причем быстро вернемся, – нехорошо усмехнулся Хрис, – на мне его побрякушка осталась. Если не ошибаюсь, браслетик мигом нас к его светлорожести перебросит. Так что не переживай, никуда твоя любовь от нас не денется». «Зря стараешься, не помогает». «Привыкла?» «Угу». «Да-а… теряю хватку!» Видимо, Хрис серьезно впечатлил ухажера, потому что, когда я на цыпочках выбралась из спальни и осмотрелась, его светлоэльфийство не металось в волнении за нас, не искало лекаря, озабоченное повышенной восприимчивостью гостьи к алкоголю, оно нагло завтракало в малом банкетном зале. Прислуживал ему тот самый слуга с заунывным голосом. Он тоже ни капельки не беспокоился о судьбе хозяйской игрушки. Пожелав одному споткнуться, а второму подавиться, я проскользнула в спальню светлого. Быстро перелопатила вещи в шкафу, вывалив их на пол. Облачилась в простые черные штаны, серую рубашку, накинула сверху куртку, натянула носки. Как раз решала, что лучше конфисковать: сапоги или ботинки, когда в столовой зазвенела посуда и послышался удивленный вопль эльфа: – Что?! Потом раздался топот. – Хрида! Открой! Не зря я дверку на ключ заперла! Судя по грохоту, Шиз ее одной из коридорных статуй выбивает. Какое варварское обращение с предметом искусства, господин лорд! У нас есть пара минут, чтобы придумать, как незаметно отсюда выбраться. «Окно!» – нашелся Хрис. Я подхватила с пола ботинки, отодвинула штору, открыла створку. Широкий подоконник. Карниз, напротив, неширокий. Будь я в своем теле, никаких проблем не было бы, но сейчас я – мужик, килограммов на тридцать тяжелее, выше ростом и… «Я уже понял, какой я толстый и неуклюжий. Лезь давай!» – оскорбился Хрис. Полезла. «У тебя вообще какой размер ноги? Как ты с такими ластами ходишь?» «Красиво, вразвалочку». Только свернула за угол и с вожделением уставилась на водосточную трубу, как распахнулось окно номера, и Наш Шиз витиевато выругался, драконом глядя на улицу внизу. А надо было вправо смотреть. Балансируя руками с ботинками, добралась до цели, обняла трубу, как родную, и съехала вниз. Обулась. Жмут туфельки, эльфик-то помельче будет в ступнях. Разносятся… – Кто такой? Что делал на моей крыше?! – гаркнул кто-то за спиной. Подпрыгнув на месте, я обернулась, ожидая увидеть живой трехстворчатый шкаф с антресолями, не меньше. А там коротышка – кругленький, розовощекий, с кудряшками, с невинным взглядом младенца. Так и хочется потискать. «Э! Это без меня», – брезгливо фыркнул Хрис. – Какого… ты делал на моей крыше? – пробасил пузан. «Пыль с карниза сметала», – подсказал один совершенно не оскорбленный тем, что я не оценила все удобства большого размера ноги, когда чуть не свалилась с карниза. – Трубочиста заказывали? – не растерялась я. – Спрашиваешь! Две недели как заявку сделали, – закивал коротышка. – А ты почему такой чистый? – Так заклинанием трубы прочищаю, с чего грязным быть? Забираться в трубы – это прошлый век. – Цена? – Та же самая, я не в фирме работаю, поэтому дешевле, чем у других магов. – Два серебряных? – Да. Принимайте работу. Вас подсадить? – Куда? – растерялся коротышка. – На крышу. Посмотрите, проверите. – Я лучше снизу, по старинке проверю. – И как заорет: – Сиана! Проверь тягу! Не знаю, как там у постояльцев, но у меня чуть сердце не остановилось. – Нормально! – проорали в ответ, доведя постояльцев до инфаркта. – В следующем месяце придешь. – Коротышка отдал мне две серебрушки и, довольный, отправился дальше, придирчиво разглядывая фасад здания. Ну что, осталось придумать, где раздобыть документы и деньги на оплату портала до Нижнего мира. «В Гровиле и найдем», – заверил Хрис. «Согласна, в больших межмировых пунктах переноса всегда крутится куча подозрительных личностей, будет на одну… на одного больше». Цены на почтовой станции поражали в самое сердце. Прокатиться в Гровиль на самоходке стоит почти четверть серебрушки. В дилижансе и того дороже, так как ретро, чтоб его драконы жевали. На лошади, видимо, тоже ретро – серебряный. А портативные порталы – вообще золотой! Я решила, что спешить мне некуда и вполне могу прогуляться пешком. К тому же тут недалеко, всего-то полдня ехать. «А если не успеем? Тут туманы по ночам с нежитью, помнишь?» – недовольно пробурчал Хрис, которому местные драконовские цены тоже не понравились. Пришлось расстаться с четвертью серебрушки. Сердце кровью обливалось, когда кассир отсчитывал сдачу. Купив у чистенькой улыбчивой бабули пирожок с капустой, я отыскала самоходку номер тринадцать. Хороший знак! В Нижнем мире это число считается счастливым. Потом порадовалась, что, кроме меня, в салоне никого нет. Настроилась ехать с комфортом. А потом все закончилось. Пирожок, комфорт и хорошее настроение. Первый сам, второй, когда на козлы влез кучер и долго дергал рычаги, вспоминая мать конструктора. Потом мы поехали, и матушку создателя самоходки поминала уже я, подпрыгивая в едущем рывками драндулете, который судорожно вздыхал на поворотах и будто специально попадал колесами во все выбоины. Домой хочу! Там такие каракатицы на колесах только в музее можно встретить. В музее пыток. «Будь мужиком, пироженка!» «Я и есть мужик! Но это не мешает мне быть нежной девушкой». «Ты – охотница за головами. Пары синяков испугалась? Не позорь профессию!» – Какая здесь существует связь? – В салоне пусто, могу и вслух огрызнуться. «Те, за кем вы охотитесь, обычно не ждут, сложив лапки, пока их схватят. Неужели тебе не объясняли?» – Объясняли. А я им отвечала, что лучше эти самые лапки и головы обезвредить заранее. Чтобы головы не тянули лапки, куда не надо. «Как меня?» – Как тебя. Ты что, смеешься? «Нет, рыдаю от счастья, что я – твое первое задание, а не какой-нибудь убийца». – Думаешь, не справилась бы? – разозлилась я. Мама мне помочь собиралась, чтобы упрямое и неразумное дитятко точно выполнило первое задание и все прошло хорошо. В свои телохранители определить хотела. И Хрис туда же. А я все равно выполню задание! «Эй, пироженка, полегче! Думаешь, я позволю себя отвести к твоему заказчику? Кстати, кто он?» – А кто тебя спрашивать будет! Лорд Тауиль. Ты у него зажим для волос из кости красной жабы украл… А, нет, это ты у лорда Ришвира его увел. Тауиль без ножа любимого остался! А потом ты его дроу за две цены вернул. «Точно! У него там еще ловушка такая… с лезвиями! Еле увернуться успел. Куртку новую порвал… А, так вот как ты меня нашла! Дэна, что не так с первым заданием?» «И это у меня женская логика?» «Не ерничай. Мы уже попали с Нашим Шизом. Так что колись, что там за заморочки с твоим заданием?» «Хорошо, уговорил! Никаких заморочек. Выполнив задание, химера считается взрослой. То есть у нее появляется второй облик». «И все?» – не поверил Хрис. «А тебе мало?» «Хотелось бы поподробнее. Как задания выбираете, как учитесь. Вы же учитесь чему-то?» «Учимся профессии, которую выбираем для задания». «И?..» «И! У нас огромный выбор профессий. Целых три: телохранитель, наемный убийца, охотник за головами. Доволен?» Большинство девушек отдают предпочтение первому. Мне мама не позволила стать телохранителем. Как советница королевы, она могла выбирать место, где молодые химеры после обучения выполняли задания. Мне сразу сказали, что предстоит стать ее тенью. Какой же это путь во взрослую жизнь, если тебя саму опекают? «Шла бы в убийцы, раз такая самостоятельная. Думаешь, тебя в Братстве не опекали, пироженка?» «Нет». «Да ладно! А я совершенно случайно стал твоим заданием, да?» «Я сама тебя выбрала». «Ага, если меня давно разыскивают, почему до сих пор не поймали?» «Потому что ты симпатичен охотникам. Ты их веселишь. Если хочешь знать правду, ты для них вроде клоуна. Сводки по твоим ограблениям читают вместо анекдотов. Великий похититель изумрудных поясов верности и золотых носков!» Обидно! Потому что Хрис прав. Я выбирала неуловимого вора, хотела доказать маме, что чего-то стою, а мне подсунули его. И главное, убедили, что он действительно неуловим. «Доволен?» «Пироженка…» – Что? «А что было бы, если бы ты не справилась с заданием?» «Меня отправили бы учиться заново, только теперь за меня выбирали бы родители. Мама». «То есть в телохранители к маме?» «Ну да! А что?» «Братство действительно не могло меня поймать. Они даже не знают, как я точно выгляжу и кто я такой». «Врешь!» «Хочешь, назову имена всех охотников, которых за мной присылали? Их было тринадцать. У первого я забрал меч и повесил на часовой башне. Второму оставил пылкое признание его заслуг на подушке, пока он спал. Третьему устроил душ из болотной воды». «А я-то думаю, почему в Братстве Коеена, одного из лучших охотников-оборотней, прозвали Болотным Царем!» «Да-да, именно ему. Никогда не сомневайся в своих силах, пироженка. Ты – самая лучшая охотница за головами!» «Правда?» Я с улыбкой смотрела в окно. «Правда». И тут с козел донесся очередной вопль кучера. На этот раз он помянул мать градоправителя, отвечающего за дороги, а потом матушку мага, заряжавшего кристалл, на котором ехала наша неожиданно остановившаяся колымага. «Кто-то хотел сэкономить и прогуляться пешком? – усмехнулся Хрис. – Пошли требовать наши деньги обратно!» «Может, кучер все починит», – сказала из вредности, потому что не хотелось соглашаться с макушкой. Если бы поломку можно было устранить, вряд ли бы наш возница самозабвенно поминал родственников всех чиновников, имеющих отношение к дороге и почтовым станциям. Выбравшись из самоходки, я встретилась глазами с хмурым взглядом возницы. Мужчина как раз доставал кошель. Расставаться с деньгами не хотел, но правила обязывали вернуть клиенту плату за проезд. Карета прочно села двумя колесами в глубокую выбоину. И заряд в кристаллах закончился. А нечего экономить на магах! Пока я оценивала масштаб бедствия, кучер, крупный и массивный, разглядывал меня, задумчиво взвешивая в руке кошель. Судя по кривой ухмылке, нам не только не вернут деньги, но и лишат почти честно заработанных сбережений. И это мы-то для них демоны? Раньше три наших мира не были связаны переходами. Потом открылись порталы. И к нам полезли люди, светлые эльфы и другие агрессивно настроенные расы. Все хотели получить в подчинение демона и считали, что он мигом сделает хозяина властелином мира. Количество претендентов на звание Властелина Темного и Светлого, именно с большой буквы и никак иначе, в тысячи раз превышало количество миров. В общем, крепко разозлили жители Срединного мира нас, чуть тут апокалипсис не устроили. С тех пор у нас с ними мир. Вы нас не трогаете, и мы вас тоже. Но на этом обитатели Срединного не успокоились – взяли и продырявили пространство в направлении Верхнего мира, чтобы защиту от нашего ига у ангелов искать. Если у нас ад, то наверху, в их понимании, рай! Эти с гостями не церемонились. Магические туманы и нежить с нечистью – подарок Верхнего мира, чтобы местным заняться было чем, вместо того чтобы соседям жить мешать. «Внимание! Внимание! Наши самоходки самые лучшие! Вы никогда не доедете до нужного места! Зато получите курс бесплатного массажа жестким сиденьем, пополните словарный запас и научитесь быстро бегать, когда наши сотрудники вознамерятся забрать ваши деньги! – Хрис перефразировал слоган станции, в котором приторно сладко расписывалось, как чудесно передвигаться на их транспорте. – Готовься отбиваться, пироженка. Помни, ты – мужик!» «А еще я девушка. И маг!» «Дэна! Стой!» «И не подумаю! Я ему покажу, как грабить почтенных охотниц за головами и воров! Хотя ты и не вор». «И кто же я? Любопытно, знаешь ли». «Авантюрист». Мой золотой запас довольно хмыкнул. – Что, уже компенсацию приготовили? – скучающе спросила я у кучера, показывая на кошель. Правильно, лучше сразу расплатиться. Сосредоточилась, ощутила тепло магии Хриса. Щелкнула пальцами, зажигая язычок пламени. – Двойная оплата за невыполненный заказ. Плюс страховка. Плюс компенсация за потерянное время. Итого десять золотых. Хрис закашлялся. Кучер чуть кошель не уронил от избытка чувств. Как загипнотизированный смотрел на пляшущий на моем пальце огонек. – Но так как вы не виноваты в этом досадном происшествии… будет достаточно восьми монет. – С чувством пнула колесо самоходки, чуть не выронила огонек. «Осторожно! Не хватало еще карету спалить! И вообще, убирай спецэффекты, клиент готов». «Не убирается», – нехотя призналась я. «Гм». «Что – гм! Это твоя магия, что делать?» «Для начала – дожать кучера». «А, ну да». – Ну так что, любезный? – грозно придвинулась к беззвучно открывающему и закрывающему рот мужику. Я ниже и худее? Не важно! Главное – смерить противника тяжелым взглядом, чтобы он сгорбился и подобострастно зашептал: – Не гневайтесь, господин маг! Нету столько денег! Вот только две монеты золотом да пара серебрушек и мелочь… Неплохо у них тут кучера самоходок зарабатывают. – Так и быть, давай! – Я брезгливо скривилась и сунула кошель в карман. Не пересчитывая. Вторая рука огоньком занята, который непонятно как гасить. – Следующая самоходка когда? – Так ить… завтра. – Кучер смотрел на меня снизу вверх. Как-то он хитро согнулся, что стал почти в два раза ниже. «Вот это гибкость! Не всякий наг таким узлом завяжется», – прокомментировал Хрис. – До Гровиля сколько пешком? – Для убедительности помахала пальцем с огоньком перед носом гибкого мужика. – Та ить часа три, поди. «Умножаем на два». «Я бы на два с половиной умножила. Невооруженным взглядом же видно, мужик решил напоследок подлянку сделать!» Покосилась на солнце, стоящее в зените, прикинула… До заката успеем. Даже если умножить на три. Оставив кучера уныло вздыхать над непростой судьбой нечистого на руку возницы, я гордо зашагала по дороге танцующей походкой, помахивая рукой с огоньком. «Дэ-э-эна, – простонал Хрис. – Ты – не девушка! Ты – парень!» «А, да…» И вразвалочку потопала дальше. Как только дорога свернула в густой лесок, я решила избавиться от огонька. Огляделась по сторонам, выбрала две стоящие рядом березы, размахнулась. Березки полыхнули знатно. Вмиг прогорели и осыпались двумя кучками пепла. «Все?» Я настороженно ждала, готовая удирать со всех ног. Но из березового пепла ничего не вылетело. Отлично! Теперь можно и наши финансы посчитать! Сев на траву, я высыпала содержимое кошелька, разложила на три кучки. Два золотых, две серебрушки и много мелочи. На восемь серебрушек! Неудивительно, что мужик так вздыхал. Вместе с нашими трубоочистительными деньгами – три золотых с лишком. «Может, пойдем кучером на самоходку?» – присвистнул Хрис, когда я назвала сумму. Фыркнув в ответ, я рассовала деньги по карманам. Золото – в штаны, ближе… в общем, понятно – туда точно никто, кроме меня, не полезет. Неудобно, но надежно. Серебро – в ботики, а мелочь – по внутренним карманам. Жаль, на мне не платье с корсетом. Можно было бы все в одно надежное место спрятать. «Платье? Корсет? Пироженка, тебя что, отдачей заклинания контузило?» – Тебе бы пошли кружева! – Попрыгала на месте, проверяя, не звенят ли монеты, оповещая окружающих, что я либо люблю колокольчики, либо ограбила нищего на паперти. «А тебе пошла бы кожа». «Что?!» «Представь, ты… то есть я в твоем теле весь в блестящей черной коже!» «Представь, как она трет в интересных местах! И как в ней жарко. Хотя как способ похудеть отлично подойдет», – хихикнула я. «Красота требует жертв». «Тогда, как только попадем в Нижний мир, я иду в бутик «Голубой сапожок»!» «И не думай!» «О, какие мы продвинутые!» Я об этом бутике случайно узнала, сбежали с подружкой в город и не туда зашли. А там… нет, там все для мужчин, любящих мужчин. Шагая по дороге, я с удовольствием вдыхала свежий лесной воздух, щурилась на солнышко и переругивалась с моим золотым запасом, решившим не терять времени даром и подучить меня мужскому поведению. «Ноги ровнее… так, почти, ага». «Взгляд исподлобья и оскал зверский?» – предположила я. «Ну, если хочешь вызвать на поединок оборотня, то да. Грудь колесом!» Он попросил – я сделала. Неудобно, конечно, идти, почти дугой выгнувшись назад, но я же послушная девочка. «Ты моряка, против ветра идущего, мне тут изобразила?» «Грудь колесом!» «Гм… Тогда грудь на половину колеса. О, прямее, прямее… Отлично! Прищурься. Ты зачем наружные уголки глаз вверх оттянула?» «На случай встречи с дроу. У вас же глаза раскосые, чтобы не выделяться». Макушка поперхнулась, тихо хрюкнула, потом фыркнула: «Оставь глаза в покое, креатив ты наш ходячий, пока всех зайцев в округе до нервного тика не довела». Так и шли. Пока я не заметила, что солнце уже скрылось за деревьями, а Гровиль до сих пор не появился. Чувствую, надо было на четыре умножать, а то и на пять! И сидеть рядом с кучером. У него-то по любому защитный артефакт от всякой туманной пакости есть. Тумана пока не видно. Может, успею? Костеря жмущие эльфовы ботинки, я под ехидный смех Хриса припустила по дороге, как бешеный заяц. Сумерки сменила звездная ночь, но мне некогда было любоваться красотами, я увидела ее – крепостную стену. И поднимающийся мост. – Стойте! Меня услышали, но мост не опустили. А даже, как мне показалось, быстрее его подняли. – Помогите! Спасите! – Нет, ну что за безобразие! Меня тут юную, красивую убивают, и никакой реакции! – Караул! О! Услышали! Чья-то бородатая морда показалась. – Эй! – Еле отскочить успела, на землю камень шлепнулся. Это что, помощь такая? Они мне против туманной нежити с камнем идти предлагают?! – Да помогут тебе боги! – проорали сверху. – Да чтобы вас попрыщило! – в сердцах отозвалась я. – А-а-а! – донеслось со стены. – Демон! Бей его! Меня?! «Нас, – подтвердил Хрис. – Ходу!» Петляя, точно пьяная, чтобы сбить прицел кидающим в меня копья прыщавым стражникам, я понеслась обратно в лес. – Это что было? – обнимая осинку, пропыхтела я. – Ты чего не сказал, что проклинать умеешь? Мы бы давно тут всех того… «Я и не умею проклинать! При желании могу, конечно, наслать что-нибудь с заклинанием, с вещью того, кого осчастливить решил…» – Я тоже так умею. А вот словом – нет. У тебя точно нет демонической ипостаси? – прислонилась спиной к осинке. Хорошо, прохладно. «До встречи с тобой не было». – Может, ты не заметил? Бывает так, что силы постепенно растут. «Я? Не заметил?!» – Ну, ты же меня в лордовом кабинете не заметил, мог и… Хрис, твою темную бабушку! Мой золотой запас длинно выругался, а вокруг вспыхнули золотые искорки. Хрис И чего я вспылил? Радоваться надо было, что у моего тела появилась такая полезная способность! Прыщи стражникам были к лицу. Красненькие, пупырчатые, один в один, как посеяли, – загляденье. «Доволен! Смотри туфли не испорти!» «Не бойся, я уже опытный». Я снял лодочки и взял их в руки, вглядываясь в фиолетовый туман, наползающий со всех сторон. И снова я и он! И красные туфли на шпильке. Запястье нагрелось, кожу покалывало – а, браслет светлоэльфийский проснулся! И действует он на нас совсем не так, как Наш Шиз рассчитывал. Нас не тянет к эльфу, мы не слышим приказа идти к хозяину медальона. И нас к нему не переносит. А жаль. «Думаешь, он нас найдет?» – с надеждой спросила Дэна. «Обязательно! Такой шанс – деву из беды выручить, впечатление произвести! Вопрос только – когда». «А ты мою магию вообще никак?» «Никак». Я всмотрелся в туман, в нем раздавались подозрительные шорохи. Где ты там, наша осинка? Прислонившись спиной к дереву, я взял туфли каблуками наизготовку. Сдул лезущую в глаза длинную прядь, пожалел, что не заплел косу. Дожился! «Я все спросить хотела, а ты чего стриженый?» – хмыкнув, спросила охотница. «Так удобнее». «Да ладно! Колись!» «Ты прически дроу видела?» «Ну да. Виски выбритые, а дальше все косичками сплетено». «Представь меня с таким вот… на голове». «Не идет?» «Угу». «Хорош заливать!» «Ладно, слушай, пока нас не покусала какая-нибудь туманная гадость, – сдался я. Все равно узнает. – Внешне я похож на демона в человеческом обличье, но второй ипостаси у меня нет. Волосы это показывают». «А-а-а… ага, точно! Я читала! Демоны с такими патлами ходят, что позавидуешь. И рога у них – ух! А у тебя рогов нет? А то я не пощупала как следует твою башку, когда голову мыла». «Нет». «Даже маленьких рожек?» «Нет!» «А копытца?» «Я что, бес?» «А хвост?» Дэна тихо ржала. Ах, вот оно что! Прикалываемся? «И хвоста нет! Знать надо, охотница!» «Я знаю». «По опыту?» «По какому?» «Не знаю, ты ведь мне так и не сказала, кто у тебя отец». «Где связь, логичный ты наш!» Связи нет, мне просто интересно, кто смог вытерпеть мать рыжего чуда повышенной креативности. Так уж вышло, что у химер нет своих мужчин. Спутниками жизни дам этой расы становятся представители других, собственно, рас. Ничего нового. Суккубам тоже не повезло. А у инкубов одни мужики. «И все же, Дэна, кто этот герой?» «Тролль горный, – оскорбленно засопела пироженка. – Берегись!» «Вижу!» Я отправил ударом каблука обратно в туман большую черную летучую мышь, явно намеревавшуюся поужинать моей кровушкой. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/valentina-savenko/dva-v-odnom-sluchaynye-vragi/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.