А знаешь, ничего не изменилось в потоках вешних вод - через годА. Мне та весна, наверное, приснилась - в твою вселенную не ходят поезда. Не жду. Не умоляю. Знаю - где-то, где в море звёзд купается рассвет, в стихах и песнях, мной когда-то спетых, в твою вселенную путей небесных нет. И жизнь моя шумит разноголосьем - не простираю рук в немой мольб

Воины света

-
Тип:Книга
Цена:72.45 руб.
Издательство:   Написано пером
Год издания:   2017
Язык:   Русский
Просмотры:   57
Скачать ознакомительный фрагмент

Воины света Влад Вас Противостояние биоэнергетических сущностей из других вселенных, Тёмные Силы которых погубили не одну планету, привело их на Землю, где они будут биться за души и сердца людей всеми возможными для них способами. Сюжет разворачивается в Средневековье, в эпоху крестовых походов. Это история, которая могла бы быть на самом деле, а возможно, и была… Охота в лесу привела двух братьев-рыцарей к судьбоносной встрече с прекрасной принцессой, оказавшейся в смертельной опасности. Предложив ей помощь, они навлекли на себя непредсказуемые, отчасти невозможные приключения, из которых не всем удастся выбраться живыми. Им предстоит немало сражений с викингами, на стороне которых бьются Тёмные Силы и демоны, братьям же помогают Светлые Силы и ангелы. На кону стоит будущее всего человечества и планеты. Удастся ли Добру победить в этот раз или всё же Тьма поглотит всю планету, окутав её мраком? Всё это вам предстоит узнать из книги. Влад Вас Воины света © Вас В., 2017 © ООО «Написано пером», 2017 От автора Сюжет книги, которую вы сейчас собираетесь прочесть, пришёл ко мне в двух снах с разницей в целых десять лет. Первый сон я увидел в шестнадцатилетнем возрасте. И та история весьма мне понравилась, я сильно проникся ею. Уже тогда захотелось оживить её персонажей, но я не имел и малейшего представления, как сие сотворить. Потому ничего и не предпринял, а вскоре и вовсе забыл об этом. А в двадцать шесть лет увидел продолжение сна, который сразу вспомнил. К тому времени мною уже были проторены первые тропинки в писательской деятельности, и я незамедлительно принялся переносить историю на бумагу. Однако работа продвигалась не так быстро, как хотелось бы, и заняла почти три года. Тем не менее я несказанно рад, что всё-таки сделал это. Я благодарен Господу Богу за возможности и способности, которыми он наделил меня, а потому просто не имею права не воспользоваться ими. Хочу сказать большое спасибо родителям за подаренную мне жизнь, за воспитание, кров, одежду, хлеб, за то, что давали мне всё необходимое. Благодарю брата и сестру. Спасибо, что вы у меня есть, рад, что у вас уже свои семьи и у нашего рода новое колено. Спасибо всем родственникам, а также близким и родным людям, друзьям. А всем тем, кто был в период написания этой книги со мной, – отдельная благодарность, ибо в жизни случалось всякое, но вы всегда поддерживали меня, пусть даже иногда лишь морально, но этого, поверьте, достаточно. Моя сестра Юля Ф. и её дочь Мирослава, мой друг Сергей Р. и его брат Алексей Р., мои другие дорогие друзья Сергей Б., Ярослав Д., Вагиф Г., Инна Е., Павел О., Егор К., Владимир Г., Екатерина Б., – всем вам огромное спасибо, а также тем неравнодушным людям, чьи имена здесь не перечислил! Огромной, светлой, безусловной любви и приятного чтения! Введение Сотни веков назад, задолго до появления человечества, в межгалактическом пространстве жили представители инопланетных организмов, высокоразвитые неизвестные нам расы, обладающие сверхъестественными способностями, сродни богам. Со скоростью света перемещались они по различным звёздам в поисках мест с иными формами живых обитателей, из которых получали необходимый заряд энергий для поддержания жизненных сил и продолжения своего рода, продлевая бесконечное существование в необъятных и неизведанных галактиках. Одни из представителей данного вида были Воинами Света, вторые же, напротив, Воинами Тьмы. Представители Силы Света были в человеческих обличьях, но с ангельскими крыльями, в белоснежных одеяниях, с миловидными лицами, с виду не старше тридцати лет возраста землян. Русые и блондинистого оттенка, приближённого к золотистому, волосы покрывали их головы. С сияющими глазами цветов изумруда и сапфира они при помощи своего взгляда одаривали встречных солнечным теплом и внутренним спокойствием, умиротворением. Ангелы излучали яркий, всепроницающий свет, облагораживая всё на своём пути. И куда бы ни ступила их нога, тут же всё вокруг моментально принималось сиять и расцветало: убогое становилось прекрасным, покалеченное – целым, больное – здоровым, а грустное – радостным и счастливым. Тёмные, в свою очередь, были также с человеческими телами, однако более крупных размеров и с головами диких, хищных животных и рептилий. Между данными видами регулярно происходили столкновения интересов и конфликты на почве выживания, сражения за жизни и энергии других с самого начала сотворения всего во вселенной. Различие же, которое было между ними, заключалось в том, что Светлые Воины получали силы от проявления любви, добра, стремления к благоденствию, миру, а также от сострадания, взаимопомощи и даже самопожертвования. И сами всевозможными способами пытались поддерживать мир где бы то ни было. А Воины Тьмы, диаметрально противоположно Светлым Силам, свои энергии получали от негативных эгрегоров, действий, чувств, эмоций, разрушений и страданий. Куда бы они ни приходили, на какие бы планеты, где были живые организмы, ни прилетали, с их небольшой инопланетной помощью у обитателей моментально увеличивались их скверные, убогие качества: проявлялись слабости, фобии, страхи, обиды, зависть к другим, алчность, предательство, близкие изменяли друг другу, обманывали, даже убивали, после чего эти существа ослабевали настолько, что лишь погибель от различных болезней становилась для них подведением итогов и расплатой за все прегрешения, а впоследствии и смерть планеты с полным погружением во мрак. Светлые Силы не имели права вмешиваться физически и вступать в бой, прибегать к насилию. Они всегда находились рядом с любыми существами, посылали им подсказки, подавали знаки, как бы настойчиво говорящие: что бы ни случилось, нужно всегда стремиться к добру, к свету, наслаждаться тем, что имеешь, что есть здесь и сейчас: радоваться окружающей среде, стремиться к любви как к ближнему своему, так и ко всем остальным, что все свободны и что выбор всегда остаётся за ними и каждый сам решает, делает и получает от вселенной и мира ровным счётом то, что желает, заслуживает, в зависимости от уровня своего духовного развития и от тех дел, которыми занимался и которым посвятил свою жизнь. Они только лишь направляли, но всегда оставляли индивидуумам свободу действий и выбор. Ведь любое решение за другого или навязывание своего мнения уже является насилием, что само по себе противоречило уставу и сущности Светлых Сил. Однако, к трагическому сожалению, в большинстве случаев Тёмные Воины оказывались на шаг впереди своих оппонентов и начиняли вселенную всевозможными негативными красками. У множества обитателей планет с лихвой имелось в арсенале дурных, деструктивных мыслей, губительных привычек, которые делали их рабами их потребностей, слабостей, искушений. Этим они, словно магнит, притягивали Воинов Тьмы, отправляя сигнал в космос, будто приглашая их к себе на огонёк. А по прибытии тех к ним на планету приумножались абсолютно все отрицательные эмоции, такие как жадность, зависть, месть, что впоследствии порождало ещё более чёрные мысли, переходящие в действия, даже желание навлечь на кого-либо болезнь или смерть, и тем самым они взращивали, совершенно ни о чём не подозревая, злые силы внутри себя, оставляя в наследство своим чадам лишь деградацию. И с каждым следующим поколением зло возрастало многократно, ведь незнание не освобождало их от ответственности. А чем больше отрицательного отправлялось во вселенную, тем сильнее становились Тёмные Воины, забирая полностью энергию жителей и планеты в целом, отчего уже и погибла не одна цивилизация. И такое поглощение Тьмой и уничтожение живых планет происходило на протяжении тысячелетий, потому что все обитатели оказывались в конечном итоге слугами негатива и не могли противостоять «благам» и искушениям, которые разрушали их души, со временем совершенно переставали заниматься добрыми делами, даже элементарно благодарить друг друга, теряли способность любить себя и своих ближних, заботиться об окружающей среде. Часть первая Земля По истечении многих столетий очередным объектом для испытаний стала весьма молодая планета Земля с обитающими на её поверхности людьми. События развернулись в средневековые времена, в эпоху крестовых походов и во время возникновения рыцарства, примерно в начале XI века нашей эры. По прибытии на Землю Тёмные Воины приняли человеческий вид, что сотворить им не составляло особого труда. Они с лёгкостью могли принимать обличье любого живого существа. Люди были достаточно развитыми представителями живых организмов, это подтверждали внушительных размеров строения, королевские замки и хижины сельчан, находящиеся по периметру крупных владений, люди вели сельскохозяйственную деятельность, в порту стояли торговые суда, у короля проходили собрания и торжественные приёмы, балы, при дворе регулярно проводились всевозможные развлечения, игры и, разумеется, рыцарские турниры. Из-за сей масштабности и разносторонности направлений в занятиях населения пришельцы внедрились во все сферы деятельности людей, дабы узнать их сильные стороны и слабости, что они больше всего любят и к чему привязаны, чтобы понять, откуда будет проще с максимальной отдачей заполучить необходимые энергии, дабы в дальнейшем спланировать уничтожение рода людского, как случилось со всеми прочими подопытными. По прошествии декады дней пребывания Тёмных Воинов в окружении людей подвёлся некий итог: это была явно самая лакомая планета, ибо столько грехов, разврата, слабостей они нигде не встречали ранее, тем паче всё это они имели честь лицезреть уже в первый день после внедрения, – соответственно, весь хаос начался и разрастался ещё до их вторжения. Несмотря на наличие шикарных храмов и церквей, на развитие познаний и плотное распространение религии, всё это, как оказалось, действовало прямо наоборот и давало мощный толчок негативным энергиям от грязных деяний, ибо священники, монархи, короли и правители постоянно нагло врали и использовали свою власть над людьми из низших сословий в своих корыстных целях, отбирая у них всё, что вздумается. Управляя их сознанием с помощью запугивания яростью, карой Божьей, наказывали, казнили, насиловали и вершили судьбы, как им было угодно. В связи с данными обстоятельствами, которые не могли не радовать и даже приводили в восторг Тёмных Воинов, они пришли к выводу, что им будет в высшей мере легко уничтожить Землю, что это можно сделать практически беспрепятственно, в кратчайшие сроки и с минимальным вмешательством. Они моментально могли бы заполучить все накопленные отрицательные энергии вместе с их чёрными душами, что, собственно, и намеревались сотворить. Чистой, сладострастной ночью все самые сильные Воины Тьмы собрались в одном месте, далеко расположенном от жилых строений и людей, на плоской горе, одной из самых высоких точек планеты. Они выстроились в круг, состоящий приблизительно из пятидесяти воинов, для того чтобы целостными силами, соединив всю свою мощь, создать энергетический луч и пробить им насквозь планету, лишить её жизни, а затем вытащить из живых оболочек людей их грешные души, оставив физические тела умирать в диких страданиях, чтобы те видели перед смертью, как вокруг гибнет всё самое дорогое. Над их животными головами начала концентрироваться энергия зла. Небеса словно раскололись, вода в водоёмах забурлила, начали сгущаться тучи в грубую массу, и поднялся сильный ветер, сметая всё на своём пути, даже горы стали осыпаться от сильного давления. А из чёрных туч на землю спускался сгусток тьмы, отдалённо напоминающий копьё и смерч в одном явлении, который с каждой секундой становился ещё более громоздким и пугающим. Набрав внушительную форму и силу, это копьё, внезапно для Воинов Тьмы, было остановлено энергией Светлых Сил. Ими был накинут некий яркий, но в то же время прозрачный купол, похожий на стеклянный сосуд, который начал поглощать тьму. Белоснежная взрывная вспышка, словно мощная молния, ослепила всех присутствующих, и тогда Тёмные приостановили своё деяние, а небо вновь сделалось чистым, безоблачным, усыпанным дивными звёздами. Двенадцать ангелов-миротворцев спустились на землю. Одеты они были в белоснежные яркие тоги[1 - Верхняя одежда из собранных в сложные складки тканей. Древний Рим и Древняя Греция.], а от тел их исходили, словно живые нити, светлые лучи, напоминающие огонь своими плавными передвижениями по телам их носителей. Пять девушек и семь молодых людей имели очень привлекательную наружность и атлетические фигуры, их красивые лица сияли добродушием. – Как смеете вы так нагло мешать нам?! – грозно зарычал один из Тёмных с головой рептилии тёмно-зелёного цвета, ещё слегка щурясь и прикрывая глаза рукой, приходя в себя после внезапного ослепления. – Мы чувствуем, что у жителей этой планеты, у людей, ещё есть частичка доброго, светлого в душах и что, возможно, в скором времени она проснётся и перейдёт на новый, высший уровень, как когда-то это произошло на нашей планете, потому никто из нас не должен лезть в их судьбы, и мы все обязаны дать им возможность раскрыть и развить в себе этот свет, – ответил один из ангелов, по всей видимости, главный из них. – Какой свет?! – ухмыльнулся рептолоид с явной иронией в голосе, которая могла лишь свидетельствовать об одном, что ничто уже не исправит положения и не спасёт людей. – От потухших углей и то больше света, чем от дел или помышлений человечишек! Вы слишком наивны! Они погубят себя и эту планету. Не пройдёт и десяти лет, как здесь не останется ничего святого и никого живого! – заключил он, рассмеявшись, чему последовали остальные Тёмные Воины, не скупясь на презрительные гримасы. – Раз, по-твоему, их уже ничего не спасёт и ты так сильно уверен в этом, тогда давай оставим их одних на одиннадцать земных лет и не будем мешать либо помогать им, пусть сами определят своё предназначение, – спокойно предложил ангел. – Но какой нам от этого смысл и интерес? – А интерес ваш будет таков, что вместе с энергией планеты вы получите и все наши силы. Даём вам слово! – предложил, поклявшись, ангел. – Хорошо, мой Светлый крылатый брат! Мы согласны на это! Мы можем подождать, чтобы посмотреть на то, как погибает эта слабая раса, как и погибли цивилизации титанов, атлантов и гиперборейцев, а с ней и ваша последняя надежда на перерождение рациональных на вид, но таких падших и голодных на искушения, разврат и братоубийство людишек! – злорадствуя, подтвердил пари оппонент, вновь не сдерживая смеха. И, таким образом, между ними был заключён договор о том, чтобы дать обитателям этой планеты некоторое время, а точнее, одиннадцать земных лет, для их проверки и мнимого, по мнению Тёмных, исцеления. Лишь только потому они и согласились, что были абсолютно и безусловно уверены: и века людям не хватит для исправления и изменения в лучшую сторону. Даже наоборот, за этот отведённый им срок они лишь ещё больше загрязнят свои мысли, жизни, вследствие чего и свои души, либо, того хуже, самоликвидируют себя и истребят вообще всё вокруг, тем самым сделают за Тёмных всю грязную работу, а может даже, и превзойдут их по результату. * * * Время шло, и год за годом уменьшался отмеренный людям срок. В городищах никакого просвета ни в сердцах, ни в деяниях человеческих совершенно не было видно, лишь в единицах взрослых ещё оставался какой-то проблеск и они жили добрыми делами, а также у новорождённых, не успевших ещё хлебнуть дьявольской ложки дёгтя. Но в остальных случаях прогрессировала Тьма: пьянство, разврат, блуд, убийства, насилие. Пространства и условий для создания, развития и расширения Света и любви было ничтожно мало, потому всё постепенно погружалось во мрак и болезни, что в дальнейшем лишь усугубляло проблему. Королевства и их правители не думали ни о чём, кроме как о своей выгоде, о преумножении богатств, о власти и тех наслаждениях, которые они могли обрести с их помощью. Люди сторонились друг друга, стали более замкнутыми, жадными и завистливыми по отношению к тем, кто мог позволить себе чуть-чуть больше. Даже те миловидные, с чистыми душами дети, которые едва научились разговаривать, на таком фоне становились озлобленными, капризными, что делало невыносимой жизнь родителей, а те по круговороту отдавали приумноженные отрицательные эмоции им обратно, и всем остальным, с кем они встречались, что усиливало напряжение в любых взаимосвязях, отношениях и увеличивало эгрегор Тьмы. Конец человечества уже был близок и, скорее всего, неизбежен. Разрушения происходили в очень скором темпе, и ничего уже, казалось, не могло спасти этот мир. Вдобавок к нестабильному положению вещей на планете, погружённой в бездну, понизилась солнечная активность, и обычные болезни, к примеру туберкулёз, мутировали, стали быстро распространяться и не поддавались лечению, а в большей части приводили к летальному исходу. Из-за недоедания и несоблюдения минимальных правил гигиены иммунные системы были слишком ослаблены. «Чёрная смерть», или чума, перед которой все были беспомощны, покрыла преимущественную часть материков. Она поглощала людей и всё живое с непомерной скоростью и стёрла с лица земли за несколько лет больше людей, чем за все войны, вместе взятые. Те же, кто выжили, бежали из своих краёв, приходили в другие городища, захватывали их, убивали мужчин, насиловали женщин, а затем казнили их и их отпрысков. Оставались в захваченных поселениях, на сколько там хватало запасов продовольствия, а после продвигались дальше в поисках новых, чистых, нетронутых чумой земель, устремляясь прочь от поражённых болезнями участков. Со слезами на глазах наблюдали Воины Света за происходящим, как люди деградируют и гибнет их мир, но исправить, увы, ничего не могли, ибо дали обет нейтралитета. Всё было в руках людей, которые сами творили свои судьбы и распоряжались своими душами. Ведь то, что снаружи, отражение того, что внутри. Надежды лопались, как мыльные пузыри, и шансов на восстановление Света в умах и сердцах человеческих оставалось ничтожно мало. В связи с этим сомнения ангелов в том, что людям удастся спастись, лишь увеличивались. С каждым днём таяла вера в возможность победить в борьбе за спасение очередной планеты. Одиннадцать лет спустя По осеннему лесу, почти целиком перекрашенному в рыже-красные тона с некоторыми пятнышками, остатками зелёного цвета, неспешно прогуливались верхом два всадника, чёрные кони которых ступали по опавшим листьям, подкидывая их за собой кверху подкованными копытами. Это были смелые, отважные военачальники, вполне состоявшиеся рыцари. К тому же они были братьями, о чём с первого взгляда никто бы не догадался. Оба красивой наружности, они сильно отличались друг от друга как внутренними качествами, так и внешними характеристиками. Ричард, старший брат, в возрасте тридцати двух лет, был высок и мощного телосложения, с очень привлекательной и добродушной наружностью: карие глаза, излучающие уверенность, блеск и тепло, располагающая улыбка, а волосы чёрные, длинные, свободно падающие на плечи. В общении он был очень лёгок, открыт, заботлив к окружающим и душевен. Зато в бою слыл решительным, бесстрашным воином, всегда первым рвавшимся в атаку. Но сам никогда не развязывал войну, а лишь противостоял захватчикам, так как ратовал всем сердцем за мир на земле. Одет он был в прогулочный наряд: плотная рубаха, камзол, длинные штаны, чёрные сапоги, чёрный плащ, к поясу привязан меч, а за спиной охотничий лук. Джеффри едва исполнилось двадцать четыре года, он был среднего роста, но также крепкого атлетического телосложения. Лицо его, жёсткое и сильное, и достаточно холодный взгляд серо-зелёных глаз производили скорее отпугивающее впечатление. Но, несмотря на это, лицо всё же было с очень красивыми, мужественными чертами. Длинные каштановые волосы опускались слегка ниже плеч, и часть их закрывала правую щёку, повреждённую в его первом большом бою около семи лет назад. Имея аналитический склад ума, он был недоверчив и часто ворчлив, иногда даже грубоват и резок в высказываниях, скрытен, умел держать свои истинные чувства в себе, молчалив, больше слушал и старался говорить в основном по делу. Он был очень ловок и, легко уходя от нападений атакующих, редко испытывал на прочность доспехи, в том числе и за счёт своего уже на то время огромного опыта, потому считался одним из самых лучших воинов королевства. Также он являлся превосходным стрелком из арбалета, с которым расставался разве что во время сна. Одет рыцарь был практически так же, как и его старший брат, отличием являлся лишь плащ тёмно-коричневого цвета с капюшоном, надетый на голову и чуть прикрывавший глаза. – Люблю этот запах свежеопавших листьев, безмолвное пение ветра и лёгкую, бодрящую прохладу! – произнёс старший из рыцарей, набрав полную грудь воздуха с явным наслаждением. – Мне тоже это вполне по душе, а также эти дивные краски листьев, которые ещё не начали разлагаться, – ответил Джеффри, едва улыбаясь. – Только будет тебе, Ричард! О прекрасном надо беседовать с леди из королевства! Мы, вообще-то, на охоте, и цели у нас иные. И так уже третий час бродим, но ничего толком не повстречали, кроме пары белок, – слегка раздосадованно проговорил он последнее предложение. – Вот именно, дорогой брат, чтобы три часа не прошли попусту, научись ценить каждый миг и наслаждаться тем, что даёт нам матушка-природа, – ответил первый, сорвав с дерева кленовый лист, и расплылся в улыбке, вдыхая его аромат. – Позавчерашнее сражение всё-таки не прошло незаметно, увы, мой друг, но ты тронулся умом! – серьёзно заявил второй, в конце всё же усмехнувшись. – Благодарю тебя! Возможно, ты и прав! – не сдерживая смеха, ответил Ричард, чем заразил и шутника, после чего их хохот слился в единый ор в глухом лесу. Вдруг смех перебил хруст ветки. – Тише! Ты слышал?! – резко, но почти шёпотом спросил Джеффри, снимая капюшон, на что Ричард ответил утвердительно, кивнув головой. – По звуку можно определить, что зверь не меньше ста фунтов, возможно, это лось, крупный кабан или даже небольшой медведь, – продолжал Джеффри, приготовив свой арбалет. – Шум донёсся с востока, давай разъединимся и попробуем загнать добычу в ловушку. Ричард снова ничего не сказал, только кивнул головой, и они поскакали в разных направлениях. По правой стороне, в которую двинулся Ричард, не было видно ровным счётом ничего. Он спрыгнул с коня, достал меч и пошёл дальше неспешно, прислушиваясь к каждой мелочи. Джеффри же, в противоположной части леса, оставался верхом, но также держал ухо востро. Он остановил коня и в этот момент услышал очередной хруст ветки, раздавшийся из густой части леса, рыцарь тут же направился в ту сторону. Подъехав несколько ближе, он увидел за кустами чей-то быстро пронёсшийся силуэт, едва лишь уловив коричневатый цвет объекта, но всё же не смог до конца разглядеть его. Тогда он остановился и прицелился к концу кустарника в ожидании, что добыча выбежит из зарослей прямо на него с минуты на минуту. Его ожидание было не напрасным, так как уже через несколько секунд ветки с листьями затряслись, и он был готов подстрелить первое, что оттуда выскочит, но вдруг увидел немного правее от этого места брата, подающего ему знак рукой, чтобы Джеффри не стрелял, но и не шумел одновременно. Он не совсем понял, почему Ричард просит это, однако всё же спрятал арбалет и спустился с коня. Ричард убрал меч и начал тихонько подкрадываться сзади к неизвестному. – Милая леди, вы не заблуд… – не успел он закончить свой вопрос, как этот «зверь», оказавшийся прекрасной девушкой, набросился на него с кинжалом в руке с диким криком загнанного, отчаявшегося живого существа, которое из последних сил борется за свою жизнь. Ричард даже растерялся от такого неожиданного поворота событий, сделал неаккуратный шаг назад, зацепился ногой о могучий корень дерева и упал. Она же прыгнула на него следом и хотела проткнуть его грудь в области сердца, однако Ричард свободно, даже в таком положении, выбил из её рук колющее орудие, она с такой же лёгкостью и быстротой вскочила с рыцаря, как и уселась на него, после чего рванула прочь с нечеловеческой скоростью. Но побег её продолжался недолго. Ибо, когда она начала нарочно петлять между деревьями, теряясь за ними, это же обстоятельство сыграло против неё. Протискиваясь между двумя стволами, она наткнулась на препятствие: ей резко преградила путь выпущенная и пролетевшая буквально в нескольких сантиметрах от неё стрела из арбалета Джеффри, очень сочно и прочно воткнувшаяся в одно из деревьев. Стрела перегородила её путь на уровне живота, чем она в неё и врезалась, а затем рухнула на землю, скрючившись от невыносимой боли и сбитого дыхания, обняв себя своими тоненькими ручками, но даже не вскрикнув, а только издав тихий стон. – Ты что, подстрелил её? – послышался взволнованный голос Ричарда, поднявшегося на ноги и направляющегося быстрым темпом в сторону лежащей девушки. – Спокойствие, Ричи! Всего лишь немножечко припугнул, – иронично произнёс тот, также спеша к сбитой добыче. – Вот и поохотились, – продолжал Ричард, – ты мог бы быть более деликатным и нормально попросить девушку задержаться. Первобытные у тебя методы! – Да, но главное – эффективные! Сработали же! – ответил Джеффри, доставая меч для предосторожности, так как был уже почти у места назначения, и к тому же неизвестно, что ещё может выкинуть внезапная незнакомка. – Ты жива? – поинтересовался он с безразличием в голосе, остановившись в двух метрах от неё. – Прелестная леди, всё ли с вами в порядке? – спросил уже подоспевший к ней Ричард, как истинный ценитель женщин. Девушка резко вскочила на ноги, по-прежнему держась за живот, и прислонилась спиной к дереву. Она была такой необыкновенной красоты, что при виде её у обоих братьев на несколько мгновений пропал дар речи. Черноволосая красавица была молода, около двадцати лет от роду, с очень женственными, тонкими чертами лица, с прекрасными таинственными зелёными глазами, от которых невозможно было оторвать взор, они излучали энергию, волшебное влечение… Однако сейчас глаза хранили в себе ещё и тревогу, видно было, что девушка сильно напугана и в данный момент находится в замешательстве из-за неизвестных людей, стоявших напротив. Одета она была в бордовое платье в пол с длинными рукавами, из дорогого материала, что уже говорило, что она не из простолюдинов, а также плащ с капюшоном цвета, приближённого к коричневому, и на тон светлее сапоги. – Извините нас, пожалуйста, юная леди, мы не хотели причинить вам вреда, покалечить или напугать вас, просто всё так внезапно произошло, – начал беседу Ричард. – Прошу, не бойтесь нас. – Кто ты, откуда и почему напала на него? – не став церемониться, холодно допросил Джеффри незнакомку, указывая рукой на брата. – Меня зовут Аделаида. Я дочь князя Никлота, владыки Мекленбурга – Передней Померании, это регион на севере Германии. Мы с моими людьми направлялись к своим соратникам во Францию, дабы обсудить тревожащие нас вопросы о вспыхнувшей эпидемии и исцелении от чумы, об обеспечении безопасности в наших регионах, а также просить помощи на взаимовыгодных условиях, – ещё более взволнованно, но уже с меньшей опаской в голосе отвечала она, поняв, что раз с ней завели беседу и задают вопросы, то убивать пока не собираются. – Но по пути на нас напали около полусотни воинов и уничтожили, по всей видимости, всех, кто был со мной. Мне удалось скрыться в лесах. А напала на вас я от страха, защищаясь, потому как подумала, что вы один из них. – Самооборона – это хорошо! – заговорил снова Ричард мягко и добродушно. – Я Ричард, а это мой младший брат Джеффри. Мы приехали с визитом к королю Франции Филиппу Второму Августу, он добрый друг и союзник нашего отца Генриха Второго – короля Англии. Мы тоже прибыли сюда для улаживания некоторых вопросов из этой же области, в связи с увеличением опасности от иммигрантов, викингов-захватчиков и стремительного распространения болезней. И вот несколько дней назад мы вместе с французскими войсками вступили в сражение с иноземцами, изгнав их из восточных владений короля. Не исключено, что это как раз таки были те же самые захватчики, кто напал на вас, милая леди, – уже нежно, даже флиртуя, добавил он с блеском в глазах и улыбнувшись, но только правой стороной рта. – Значит, я направлялась куда и вы, – тихо сообщила она. – Видимо, да. Тебе повезло, что у нас сегодня отгул, поэтому мы так далеко забрели от замка, решив выйти на охоту, – снова с присущим ему безэмоциональным видом произнёс Джеффри. – Да, большое спасибо! Но ты мог меня убить! – ответила она, немного повысив голос. – Мог… но я целился в дерево, – тем же тоном сказал тот, на что она лишь напряжённо взглянула ему в глаза, стараясь показать всеми силами свою большую неприязнь. – Ладно, будет вам, успокойтесь, – заговорил Ричард во время накаляющейся паузы. – Давай руку и залезай на коня, проедемся до места, где на вас напали, и посмотрим, остался ли кто-то в живых из твоих попутчиков. – Хорошо, но нападавших было, как я уже сказала, около пятидесяти человек, – настороженно произнесла Аделаида. – Спасибо за беспокойство, но мы сначала поглядим со стороны! – ответил он. – Мы не самоубийцы! – усмехнувшись, добавил он, и они отправились в путь верхом. Джеффри ехал позади, а Аделаида – с Ричардом, сидя перед ним и обняв его за талию. – Показывай дорогу, в какую сторону нам ехать! – раздался через несколько секунд голос Джеффри. – Вперёд! – ответила Аделаида. – Следуй за нами, в минутах десяти отсюда будет большой сгоревший дуб, возле него всё и произошло, – договорила она, после чего обратилась к Ричарду: – Твой брат всегда такой резкий и грубый? – Насколько я помню, да! – отвечал тот улыбаясь. – Но ты не переживай, вообще, он очень добрый в душе, а также справедливый и честный человек, просто снаружи сухой и злой, да и время такое, что ему пока не до веселья. – Да, понимаю. Времена сейчас действительно суровые, – заговорила Аделаида с сочувствием и сожалением в голосе. – Мы ведь ехали сюда за помощью, так как совсем недавно на наше королевство напали злобные воины, замок был осаждён на протяжении трёх суток. К счастью, наши войска смогли дать отпор, но, к сожалению, теперь многие из защитников стали кормом для червей, такая же участь досталась и тем, кто был со мной сегодня. Нас предупреждали, что воины с северных сторон могут прийти к нам, что война, тьма и чума уже поглотили Скандинавские страны, Пиренейские государства, все города с юга и немного с востока, пока ещё нетронутой держится лишь небольшая часть центральных земель, – продолжала она рассказ. – Там практически не осталось средств для выживания, потому и начались такого рода игры – переселения в поиске лёгкой наживы в других государствах, каждый стал сам по себе и за себя, а животные инстинкты преобладают над любыми законами морали и нравственности. Вся наша армия была на религиозном празднике, на церковной службе, когда был совершён набег, потому нас застали врасплох и мы понесли большое количество потерь – солдат и невинных жертв из числа мирных жителей. Хочется верить, что скоро всё наладится, что викинги больше не вернутся, мы объединимся с дружелюбными соседями и будем мирно сосуществовать, как раньше… Хотя кто знает, что сейчас происходит у нас дома, может, как раз именно в данный момент следуют новые атаки на замок отца и всё ещё гораздо трагичнее… – концовку она произнесла с покатившимися из глаз слезами, а в дрожащем голосе были слышны тревога и искренние переживания. – Уверен, что всё наладится и будет хорошо, так же, как прежде, в мирное время, а возможно, и лучше! Главное – верить и стремиться к этому! – ободряюще произнёс Ричард, как вдруг послышался свист Джеффри. Они обернулись, Джеффри показал, чтобы они остановились и подождали его, пока он поднимется на невысокую гору рядом с чахлым старинным дубом, которую также обозначил безмолвным жестом, и обследует нынешнюю обстановку. На что они синхронно кивнули головами и беспрекословно выполнили указания. Джеффри привязал поводья к дереву и направился пешком в гору. Медленно выверяя шаги, взяв в руки арбалет и держа палец на спусковом крючке, он приготовился к выстрелу и к всевозможным неблагоприятным вариантам при встрече с противниками. Добравшись до самой вершины, нашёл безопасное место за массивным камнем, откуда был свободный обзор на поле минувшей битвы, там он и устроился поудобнее. Но немного погодя убрал арбалет, убедившись, что в нём нет нужды, так как живых внизу не было, а мёртвые ему уже ничего сделать не могли. Картина была кошмарной: кареты и убитые кони, проколотые зажжёнными стрелами, полыхали огнём, германские солдаты и женщины, следовавшие к Филиппу Второму, были обезглавлены и висели привязанными к ветвям за одну ногу, а все их верхние части тела, то есть головы с открытыми ртами и глазами, в которых ещё отражался страх, насажены на воткнутые в землю копья. Все, кому довелось подобное увидеть, даже из тех, которые ныне сами наводили на любого много страха, испытывали невыносимый, панический ужас. Одна из голов, которую увидел Джефф, принадлежала совершенно молоденькой девушке, скорее всего, служанке, глаз которой выклёвывал ворон, стоя у неё на макушке. От этого зрелища рыцарю сделалось безумно дурно, потому он поспешил обратно, ибо не мог больше лицезреть сие разлагающееся произведение. Спустившиеся с коня Ричард и Аделаида ушли в укромное место, чтобы не бросаться в глаза посторонним лицам. – Слишком уж тихо в этом лесу, – оглядываясь по сторонам, сказал Ричард, – не нравится мне это… – И правильно, что не нравится, – послышался голос Джеффри. – Столько жестокости и бесчеловечности мне давно не приходилось видеть, хотя, если сказать точнее, месиво такого уровня вижу впервые… – покривившись лицом, продолжил он. – Нам там делать нечего. Надо уезжать отсюда, и как можно скорее. – Что там? Кто-нибудь остался в живых? – с надеждой всматриваясь в глаза Джеффри, умоляюще спросила Аделаида. – Прости, но живых нет, а то, что там осталось, тебе лучше не видеть… – ответил он, забираясь на коня, стараясь не встретиться с ней взглядом. – И думаю, что нам самим необходимо поскорей отсюда выбираться, потому как, боюсь, с такими зверями нам вдвоём не справиться. – Прими мои самые искренние соболезнования, Аделаида… – сопереживая, произнёс Ричард. – Но нам действительно лучше выдвигаться к замку. Раз он говорит, что там всё так серьёзно, то у меня не остаётся ни малейшей доли сомнений, что нам действительно стоит поспешить, так как повидали мы разное… – продолжал он, положив руку ей на плечо, она же крепко обняла его, и слёзы покатились ручьём по её щекам. – Забирайтесь на коня – и поскакали! – немного раздражённо и в приказном тоне сказал Джеффри. – У нас нет сейчас на это времени! – Минутку подожди! – ответил Ричард. – Скоро поедем! – закончил он, и в этот же момент, каркая и хлопая крыльями, взлетел ворон, а вслед за ним послышался топот более сотни копыт. – Теперь уже нет и минутки… – слишком спокойно проговорил Джеффри. – Живо взбирайтесь – и помчались отсюда, если ещё хотите жить! – теперь уже крикнул он, и только после этого Ричард выпустил из объятий Аделаиду, сел верхом, взял её крепко за руку и помог вскарабкаться. Они поспешили прочь в глубь леса, дабы поскорее убраться с этого места и затеряться между творениями природы. Погоня Присутствие других всадников становилось всё слышней и ощутимей. Братья подгоняли своих коней до предела, мчась через самые заросшие места, стараясь наверняка уйти от незваных гостей, прорываясь сквозь густые заросли, царапая ноги коней, отчего они дико визжали, подобно свиньям, но продолжали путь. Однако всё же, несмотря на все усилия, им не удалось оторваться и скрыться из поля зрения неизвестных – их заметил худощавый неопрятный, неприятный человек, который скакал чуть впереди остальных. Это был прекрасный следопыт с лицом, награждённым десятками шрамов от разных боёв, из отряда викингов. Громким, оглушающим свистом он сообщил соратникам, что они здесь не одни. Свист услышали и братья, потому лица их напряглись и они начали ещё упорней подгонять коней. Тогда часть преследователей, состоявшая приблизительно из двадцати человек верхом, направилась вслед за ними, издавая голосами страшные крики и размахивая различными орудиями, по приказу их предводителя, громадного, крепкого викинга лет сорока пяти с длинной рыжей бородой, скрывающей всю переднюю часть тела. Одет он был в латы, поверх них шкура, скорее всего медведя, и на голове шлем, защищающий и закрывающий наполовину лицо, с двумя рогами, как у массивного, рослого быка. – Догнать и убить, – дал он задание остальным воинам грубым, холодным и бессердечным голосом, вид у него тоже был бескомпромиссным, безжалостным, выражавшим намерение всё захватить и уничтожить всех, кто встретится на пути, а в глазах не было ничего, кроме могущественной пустоты, поглощающей абсолютно всё. Соратники же его с превеликим удовольствием принялись выполнять приказ и, безумно счастливые, дёрнулись в погоню. Несомненно, убийства доставляли им самые яркие, головокружительные впечатления и были смыслом всей жизни. – Разъезжаемся! Я вас позже найду! – крикнул Джеффри вслед Ричарду и Аделаиде, которые скакали впереди, и повернул поводьями коня в правую сторону. Их примеру последовали викинги и также поехали в разные стороны, приближаясь всё быстрее к своим целям. – Куда он? Он что, бросил нас?! – озираясь по сторонам и от волнения всё крепче сжимая талию Ричарда, почти крича, допрашивала Аделаида. На что Ричард ничего не отвечал, только лишь иногда сам посматривал на преследователей, продумывая план дальнейших действий. Он знал, что конь его уже слишком устал и вдвоём верхом уйти от преследователей будет невыполнимо. – Ты сумеешь управлять конём?! – спросил он. – Что? Я?! Да, думаю, да, а что? Зачем? – в замешательстве заваливала она его вопросами, тем временем они подскакали к небольшому холму и скрылись за ним. Буквально через секунд двадцать к тому же самому холму приблизились и викинги. Как только первый из них скрылся за возвышенностью, раздался его резкий, пронзительный, наполненный невыносимой болью крик. Ричард, спустившийся с коня, отправив Аделаиду дальше, сам спрятался в засаде. Мощным, хлёстким махом он полоснул мечом по открытой от защиты части ноги противника в районе колена и отрубил её, прорезав и брюхо коня, который сразу же рухнул на землю. Викинг корчился в диких мучениях и рёве в кровавом месиве. Следующий всадник, увидев эту картину, бросился прямо на Ричарда, держа в руке огромный топор и намереваясь продемонстрировать его в действии, на что Рич схватил с земли копьё, принадлежащее «одноногому», и с разворота швырнул его в грудную клетку «дровосека» с такой силой, что выбил его из седла и повалил на лопатки на землю. Поверженный лежал на спине, держась руками за копьё и извиваясь от мучительной боли, а его конь помчался в глубь леса. К месту битвы подоспели другие воины, определённо очень агрессивно настроенные по отношению к Ричарду. Двое без промедления кинулись на него со звериными криками, до предела раскрыв рты, хотя, судя по их наружности, точнее было бы сказать – пасти, и скорчив отвратительно-ужасающие гримасы. В руках у каждого из них были громоздкие мечи с зазубринами внизу лезвия, на рукоятках шипы, для того чтобы как можно сильнее изуродовать своих противников в схватках, а также по маленькому топору, измазанному кровью, видимо, предыдущих жертв. Выпад первого бойца, наносившего против Ричарда вертикальный удар сверху вниз, был с лёгкостью обойдён уклоном вбок с линии атаки, и Рич ловко проскользнул мечом в область живота противника. Кровь брызнула во все стороны, и содержимое вывалилось разом наружу, при этом его хозяин был ещё жив и попытался запихать внутренности обратно. Второй лишь успел крикнуть «убью» и накинуться на Ричарда, как вдруг ему в шею сочно впилась стрела из арбалета Джеффа, наконечник которой прошёл насквозь. Подоспев к брату на подмогу в место бойни, Джефф сразу же направился прямиком на противников, находясь ещё верхом, хотя их было более пяти человек. Первому из них он отрубил голову точным ударом прекрасно наточенного поутру клинка. Голова его слетела с плеч, однако тело продолжало бежать ещё несколько метров в противоположную сторону, пока не врезалось в дерево, и после рухнуло на землю. После чего Джефф спрыгнул с коня и вступил в поединок с другими воинами, вооружёнными мощными топорами. Сам же он достал из ножен второй меч, но поменьше, и умело прокрутил его левой рукой, после чего воткнул прямо в сердце одному бойцу, отразив удар другим мечом, и быстро переключился на следующего, которому нанёс два сильнейших удара, выбил орудие из его рук и сверху от плеча до живота глубоко прорезал и изуродовал его тело. Ричард приблизился к брату, и теперь уже вдвоём они продолжили разбираться с оставшимися противниками. Каждый удар братьев был настолько точен и слаженно произведён, что никто не мог противостоять им, некоторые не успевали сделать даже ни одного выпада. Рыцари с лёгкостью расправились с противниками, но не стали задерживаться на поле боя. Джефф, схватив поводья своего коня, ударил клинком о клинок Рича в знак признательности за красивый бой и успешную победу, так они делали всегда, дабы отблагодарить друг друга. – Где девушка? – спросил Джефф, запрыгнув на своего коня. – Была неподалёку. Мы расстались за скалой, и она поехала дальше, но преследователей я остановил, так что, надеюсь, она в порядке, – ответил Ричард. – Необходимо скорее найти нашу прекрасную попутчицу и так же быстро скрыться отсюда, пока здесь не оказались другие, – добавил Рич. – Ты совершенно и бесспорно прав, мой дорогой брат! – поторопился согласиться Джефф. – Лишь одному Господу Богу известно, сколько их следует за ними, но знать я этого не желаю, ибо намерения у них уж чересчур жестокие, – перекосившись в лице, произнёс он последнюю фразу, видимо, вспомнил в тот момент картину безжалостных растерзаний и обезглавленных людей. В то же мгновение из-за скалы вышла Аделаида, держа коня за поводья. Видно было, что она сильно напугана, однако держалась достойно и была очень впечатлена мастерством ведения боя обоих братьев. – Ты в порядке? – заговорил Рич и протянул ей руку, на что она вслед сделала аналогично, он помог ей взобраться на коня, после чего она произнесла лишь тихое «да». На некоторое время все просто замолчали и двинулись дальше в путь. Приблизительно через полчаса тишину прервал голос Джеффа: – Уже темнеет, и мы вряд ли успеем вернуться сегодня в замок, да и кони уже совсем обессиленные. Нам следует искать ночлег, дабы всем восстановиться после трудного дня. – Да, ты прав, – подтвердил Рич. – В такую тёмную ночь и в таком состоянии, в каком мы сейчас находимся, это чистой воды самоубийство. – Давай взберёмся для начала на эту возвышенность, – указал Джефф брату на небольшую горку, в которой была маленькая пещера, а над ней стоял камень, он мог быть использован как козырёк для укрытия от дождя. – Там приличный обзор и есть ход для отступления, – добавил он, на что брат молча согласился. Ночлег Стемнело, в лесу дул свежий, но уже весьма холодный ветер, небо было затянуто тучами, и вокруг ни души, лишь мёртвая тишина, которую разбавляли хруст дров в костре и спокойная беседа Ричарда и Аделаиды. Джеффри же пошёл осмотреть ближайшие места и поставить пару капканов, как для защиты, так и для добычи на поздний ужин или хотя бы на завтрак. – Это очень печально, – начала Аделаида, – что наши государства так быстро развились и расцвели, а теперь так же быстро угасли и впали во мрак невежества и бездуховности. Эти постоянные войны за территории, богатство и власть никогда не принесут никому пользы, а если и принесут, то уж совсем на короткий промежуток времени. И чума забирает всех, стирая с лица земли города, не оправившиеся от необратимых последствий заражения, и правители, вместо того чтобы найти лекарства и помочь подданным, думают лишь о повышении налогов и о захвате других территорий. В целом мы только загрязняем и уничтожаем всё, что осталось нетронутым и неинфицированным, хотя необходимо сберегать, создавать, преумножать сохранившееся для продолжения жизни будущих поколений, иначе мы все скоро умрём. Хотя, может быть, оно и к лучшему, если так именно и произойдёт, раз мы не можем измениться? – делилась она своими мыслями, Ричард же молча, но сопереживая, взял её за руку. – Возможно, ты и права… Видимо, если мы сами не сможем очиститься от искушений и пагубных наклонностей, которые разрушают всё и не позволяют нам стать лучше, то Земля это сделает сама уже без какого-либо права на выбор с помощью катаклизмов и стихийных бедствий… – промолвил он. – Несомненно! – воодушевлённо поспешила она с ответом, найдя в Ричарде единомышленника. – Ты очень мудр, кстати, я хотела поблагодарить вас за сегодняшний день и за то, что вы помогли мне, а также извиниться за то, что сбила тебя с ног в начале нашей встречи. – Всегда пожалуйста, всё в порядке, – сказал он, крепче сжав её руку, и улыбнулся, не отводя от неё глаз. – И я очень рад, что мы оказались сегодня в этом лесу и встретились с тобой. Ты очень приятная собеседница и бесподобная красавица… – произнёс он и потянулся к её губам, на что она сделала встречный ход, чтобы поцеловать его. Но тут вернулся Джеффри. Увидев эту идиллическую картину, он нарочно наступил на ветку, чтобы помешать им продолжать сие деяние в своём присутствии. Вследствие чего так и произошло, поцелуй был остановлен. – Интересно, как там Гертруда? Наверное, ужасно скучает, переживает? – задал он вопрос будто невзначай, отчего Ричард изменился в лице. – Кто такая Гертруда? Твоя невеста, Джеффри? – задала уточняющий вопрос Аделаида. – Нет, не невеста, а жена… Но только не моя, – выдержав паузу, продолжил он, – а Ричарда. – Что?! Твоя жена, Ричард? – нервно спросила она уже с резко испорченным настроением. – Спасибо тебе большое, Джефф, что напомнил! А я уже и забыл, – оказавшись в неловкой ситуации, раздражённо произнёс Ричард, криво улыбнувшись. – Прости меня, Аделаида! – поторопился он оправдаться перед девушкой, но та, не слушая, махнула рукой и ушла прочь, чтобы побыть наедине с собой. – Спасибо ещё раз, брат, что появился так вовремя! – ещё более сердито и раздражённо накинулся он на Джеффри с упрёками. – Ты мог бы и не говорить этого прямо сейчас! – Не стоит благодарностей, брат! Да, действительно в очень нужный момент я прибыл, чтобы ты не успел навредить двум прекрасным дамам, которые, считаю, не заслуживают к себе такого отношения, – тихо ответил он. – Если она тебе так понравилась, мог бы мне это и сказать! – продолжал Рич, на что Джеффри отвёл взгляд от брата и промолчал. – Пойду лучше прогуляюсь и подышу свежим воздухом, вдруг у вас что-нибудь да срастётся?! – крикнул Ричард и скрылся в лесу в противоположной стороне от Аделаиды. А Джефф же присел и остался один у костра, внимательно наблюдая за огнём, который отражался на его мече и лице, а затем полностью погрузился в свои мысли. Только лишь ему и Богу было известно, что он думает. Утро Запах приготовленного на костре мяса разбудил Аделаиду. Открыв глаза, она увидела сидящего напротив Джеффа, коптившего на углях пойманного одной из ловушек зайца. Ричарда же не было рядом. Уже светало, воздух был свеж, но прохладен, и небо, затянутое тёмно-серыми тучами, предвещало дождливую погоду. – С добрым утром, – тихо поприветствовала она его, обнимая себя за плечи, пытаясь согреться, сильно промёрзнув во время сна на остывшей после давно ушедшего лета земле, и направилась ближе к уже почти совершенно потухшему огню, который всё же ещё отдавал тепло. – Доброе… – промолвил он в ответ. – Присаживайся ближе, сейчас будем завтракать и отправляемся в путь. – Спасибо, а где Ричард? – поинтересовалась она между делом. – Он решил ещё раз осмотреть местность, дабы понять, в какую сторону нам ехать, – ответил он. – Ты отдохнула, выспалась? – Благодарю, да, весьма, лишь только замёрзла. А ты сам хоть спал? – задала она вопрос слегка дрожащим голосом и потирая руки, чтобы согреть их. – На том свете высплюсь! – усмехнувшись, ответил он, а после встал и, скинув свой плащ, накрыл собеседницу. – Спасибо, – сказала Аделаида. – Тогда надеюсь, что ты ещё не скоро отоспишься, – послышался вдруг голос приближающегося Рича. – В лесу всё спокойно, я нашёл направление к крепости Филиппа, однако мы вчера сильно удалились, так что давайте скорее есть и отправляться в дорогу от греха подальше, – сказал он, но старался никому не смотреть в глаза, так как ему было несколько совестно перед ними. Джефф, не церемонясь, разрезал зайца на несколько частей и подал его гостям на кинжале. Братья быстро приступили к трапезе, что привело её к скорому исчезновению. Аделаида же успела оторвать лишь маленький кусочек мяса своими миниатюрными пальчиками и долго рассматривала его, прежде чем положить в рот. – Ты что, не будешь есть? – резко спросил Рич, дожёвывая зайчатину. – Я что-то не сильно голодна, – ответила она с лёгким отражением отторжения еды на лице. – Но, может быть, вы хотите? – С удовольствием! – произнесли они в один голос. – Не пропадать же добру! – добавил Ричард и забрал кусок из рук Аделаиды, после чего поделил его «по-братски» с Джеффом, и они так же быстро прикончили его, как и предыдущие. – Всё, мы можем ехать, – сказал Джеффри, засыпав остатки углей землёй. После чего они сели верхом. Но на этот раз Аделаида села на коня к Джеффри, – видимо, так как всё ещё была обижена на Ричарда из-за случая накануне. И они отправились в путь. Село Через пару часов езды путники наткнулись на деревню. Она была небольшой и очень тихой, на улице не виднелось ни единой души. В окнах домов тоже не было намёка на какое-либо движение и признаков жизни, лишь из трубы одного из них выходил тёмно-серый густой дым. В ту-то сторону не спеша и направились трое. От волнения Аделаида прижалась крепче к Джеффри, отчего ему сделалось приятно, и он не смог утаить своей улыбки. Джефф держал в одной руке поводья, а в другой арбалет, готовый выстрелить в любую секунду, Рич же достал меч из ножен и мысленно собрался к бою. Проехав через ворота, которые уже давно были непригодны для защиты, они осмотрелись по сторонам и убедились, что перед ними город-призрак, ибо нигде не было ни одного живого человека, животного или даже птицы. Они следовали к дому с дымом, и когда подошли к нему ближе, то увидели крест на крыше небольшой часовни, а из пристроенного рядом дома и исходил дым. Спустившись с коней, они подошли к двери и постучали в неё, но ответа не последовало, потому они решили войти без приглашения. Оказавшись внутри, рыцари и принцесса были сильно встревожены и напуганы количеством трупов, находившихся там, а также поменялись в лицах, побледнев, если даже не позеленев, от резкого ударившего в нос запаха мертвечины, который чуть было не довёл всех до рвоты. Кожа тел, души из которых, возможно, отправились в лучшие миры, казалась настолько белой, что шла в сравнение с первым девственным снегом, однако это зрелище абсолютно не вызывало положительных эмоций. Все эти белоснежные трупы были усыпаны фиолетовыми пятнами, как синяками, напоминающими медуз, а глаза их были черны, как самая тёмная ночь, в них не было видно ровным счётом ничего. – О Боже, какой ужас! – вдруг резко вырвалось у Аделаиды. – Возможно, им теперь гораздо лучше, юная девушка, – послышался неожиданно голос из неосвещённого угла комнаты. – Кто здесь?! – громко спросил Ричард. – Выйди на свет! – добавил он в приказном тоне. И в ту же секунду из темноты показался человек, одетый в коричневый старый плащ с капюшоном, полностью скрывающим его лицо. – Меня зовут отец Виктор, дети мои. Я священник здешнего Божьего Храма, – поведал он, сняв капюшон и обнажив свой лик. Это был смуглый человек лет пятидесяти, с чёрными волосами и чёрной бородой, с добрыми, но уставшими карими глазами. – Что здесь произошло? Почему мертвецы так ужасно выглядят? Что их убило и остался ли ещё кто-нибудь живой? – набросился с вопросами на священника Джефф. – Мой милый друг, страшное несчастье обрушилось на нашу деревню, такое же, что постигло и другие города и народы. Оно уничтожило всё живое, не щадя никого, даже новорождённых детей. Смерть не выбирает, ей безразличны возраст, пол, национальность и раса. Видимо, эта болезнь – кара Божья за все грехи наши. Она пришла внезапно, и никто не знает, как её избежать или излечиться от неё. Она так быстро поражает здоровье, что не оставляет ни малейшего шанса на исцеление тем, кто заразился, – говорил святой отец с болью в голосе. – Каждый день я провожу в молитвах за спасение их душ и каждый день сжигаю их физические оболочки. – Остался ли ещё кто-нибудь в живых у вас и как давно это началось? – снова спросил Ричард. – Болезни и уход людей начались уже год назад, однако всего за две последние недели чума унесла жизни ста восьмидесяти человек. В живых осталось всего двадцать девять, и все уже старики, которые одной ногой в могиле. Сейчас они проводят большую часть времени в церкви, и это очень странно, что смертельная болезнь обошла их, и меня в том числе, стороной. – Как распространяется эта болезнь? – спросила Аделаида. – Это не опасно, что мы сейчас находимся здесь? – Я не знаю, как она началась, – заговорил священник. – Но в одном могу быть уверен точно, что от мёртвых она не передаётся, бояться нужно живых, первые признаки у которых – кашель, иногда даже с кровью, жёлтые глаза и сероватый оттенок кожи. А теперь простите, но мне нужно вернуться к моей работе, – ответил он и принялся продолжать сжигать тела умерших. Братья без слов и промедления начали помогать святому отцу в его нелёгком деле, и всего через пару часов все поражённые чумой тела, преданные огню, были уничтожены. – Спасибо вам, дети мои, за ваши добрые сердца и за неоценимую помощь, – говорил он им на прощание. – Зачтётся вам на небесах за дела ваши благородные. И пусть ангел ваш хранитель бережёт вас всех от зла, пусть Сам Христос Спаситель нашлёт на вас добра! – ещё раз поблагодарил он их и крепко обнял, как своих детей. – Спасибо вам, отец! – произнёс Ричард. – Благодарю вас, надеюсь, Господь и вправду простит нас, – сказал Джеффри. – Обязательно простит, он любит всех своих сыновей, главное – искренне верьте и живите в добре и по совести, – утвердительно ответил священник, после чего они отправились дальше. Преследование – А-а-а-а-а-а-а-а! – страшный рёв раздался из леса. Это был крик воина из отряда викингов, который нашёл своей ногой одну из ловушек, оставленных Джеффри специально для непрошеных гостей, когда он делал обход минувшей ночью. Данные капканы были довольно просты и представляли собой связанное из заострённых толстых, коротких веток орудие, напоминающее грабли. Их специально покрывали грязью, чтобы заразить противника через порезы, если тот не погибнет сразу. Такая рана может привести к мучительному или даже фатальному результату от длительных страданий. Весь механизм легко приводился в действие: стоило только жертве наступить на спрятанную натянутую верёвку – и орудие высвобождалось для поражения цели. В данном случае ловушка сработала идеально и воткнулась жертве в правую часть бедра. – Вытащите это из меня! Помогите мне! – пытаясь вытащить острые прутья из ноги самостоятельно, пострадавший вопил так сильно, что аж слюни разлетались изо рта. – Тсс… Успокойся, сейчас мы тебе поможем… – тихо произнёс предводитель и в ту же секунду нанёс ему мощный удар топором прямо в голову, и кровь брызнула во все стороны. – Глядите под ноги, пока не остались без них, – в приказном тоне произнёс он. – Байрон, иди сюда и осмотри всё внимательно, а также найди направление, куда скрылись эти двое с девкой, – продолжил он. – Слушаюсь, мой господин! – ответил высокий, худощавый, но крепкий воин с сидящим ястребом на руке. Сняв маленький шлем с головы птицы, который закрывал ей глаза, он резко подкинул её, дабы она осмотрела местность свысока. Ястреб тут же взлетел над деревьями, широко размахивая крыльями, а его хозяин начал искать следы ушедших людей на земле. Остальные воины оставались на своих местах, более осторожно и тщательно вглядываясь в заросли, чтобы не попасть в очередную ловушку, но не расходясь далеко и ничего не трогая, дабы не запутать искателя. – Господин, я нашёл их, точнее, направление, – заговорил наконец Байрон через некоторое время, обнаружив следы копыт. – Они ускакали на северо-запад, и следы ещё свежие, так что мы сможем их нагнать! – Вы слышали его?! – заговорил главный викинг по имени Вильгельм Завоеватель. – Живей за ними! Тот, кто найдёт их, сможет первым отведать женщину, разумеется, после меня! – дополнил он, после чего все с диким одобрительным криком запрыгнули на коней и отправились на поиски братьев и вознаграждения. По прошествии нескольких часов викинги выбрались из леса и наткнулись на деревню, ту, что похожа на город-призрак. Там по-прежнему царили пустота и тишина. Лишь один чёрный ворон сидел на крыше самого высокого здания и наблюдал за вновь прибывшими. – Обыскать всё! Найдите то, что сможет порадовать меня! – дал приказ предводитель с рыжей бородой остальным. Все тут же начали выполнять приказ и рассредоточились по селу, забегая в дома, выбивая ногами двери. Сам же викинг в окружении Байрона и нескольких других воинов поехал в направлении церкви, откуда вскоре вышел священник. – Как я могу помочь вам, дети мои? – заговорил он. – Возможно, ты сможешь нам помочь, если скажешь, не проезжали и не останавливались ли здесь двое всадников и девушка с ними? – К сожалению, в нашем городе посетителей нынче нет вообще, ибо страшная болезнь настигла его и убила почти всех жителей. Поэтому, может, я могу помочь вам ещё чем-либо? – вновь задал вопрос священник. – Что значит «ещё»? – грубо и недовольно спросил его викинг. – Ты нам пока не помог, чтобы задавать такой вопрос! Думаю, раз тут у вас всё так плохо, то сейчас мы избавим тебя от страданий, святой отец! – Мои страдания есть моя высшая награда, сын мой, – заговорил священник. – И только за счёт них, а также в трудах и помощи для других мы все обретём истинный покой, вечную жизнь и царствие небесное. – Какая ирония! – смеясь, продолжал викинг, слезая с коня. – Чёрный священник со светлой душой! – умозаключил он, и смех уже раздался от всех остальных. – И какие прекрасные слова! Но наши жизни важней таких глупостей, а смерть нас заберёт в более приятное место, чем рай для жалких, никчёмных, трусливых людишек! Я думаю, ты слышал о Валгалле?! – уже издевательски говорил он. – Мы будем жить вечно! – добавил он и после этих слов повернулся и дал знак своему подчинённому уничтожить его раздражителя. И тот незамедлительно выстрелил из арбалета прямо в грудь священнику. Священник опустился на колени, но всё ещё был жив. Лицо его перекосилось от боли, и он начал молиться и просить прощения у Господа. – Ну, ступай теперь к своему богу! – вновь заговорил главный викинг Вильгельм Завоеватель и резким ударом отрубил ему голову, которая, слетев с плеч, прокатилась по земле несколько метров. – Проверьте все дома и убейте всех, кого найдёте! – отдал он новый приказ, и в ту же минуту из церкви выбежал один старик, который сразу бросился к нему в ноги и начал молить о пощаде. – Милый человек… – заговорил он. – Прошу вас отпустить меня, здесь живут лишь несколько стариков, и почти все они находятся в храме. У нас осталось совсем немного провизии, но вы можете забрать её, а также весь алкоголь и все золотые и серебряные монеты, которые также находятся в храме возле креста Спасителя, – выдал он с лёгкостью всех и вся. – Благодарю тебя за то, что сберёг моё время, но я не милый человек и не люблю подхалимов, но тебя я прощаю, и потому ты умрёшь быстро! – сказал Вильгельм и проткнул ему грудь небольшим кинжалом, а затем провернул его, смотря жертве прямо в глаза. – Вы слышали его, найдите золото, а также продовольствие и после сожгите здесь всё дотла! И в очередной раз разбойники и мародёры беспрекословно ринулись выполнять указания. Проникнув в церковь, они нашли обещанное золото и отобрали еду и вино у находившихся там стариков, затем заколотили все двери в храме, где были люди, и подожгли его. Через полчаса все строения и церковь полыхали ярким огнём. Злодеи же, немного удовлетворённые добычей, отправились дальше, не теряя ни минуты. Дорога домой Серые тучи постепенно обратились в чёрные, и начался сильный ливень. Джефф, Ричард и Аделаида мчались изо всех сил в сторону замка, насколько позволяли им и без того уставшие кони. Все промокшие до нитки, они перебирались по скалистым местам, по грязным болотам, в которых ноги коней путались и подкашивались, цепляясь за корни древних деревьев, это причиняло животным боль, что замедляло ход. Братья почти не разговаривали на протяжении всего пути, только время от времени переглядывались друг с другом, дабы удостовериться в правильности направления и не отстал ли кто из них. Спустя ещё приблизительно час совершенно выбившиеся из сил всадники выбрались из дремучего леса в чистое поле, откуда отчётливо виднелся город-крепость союзников, замок на огромном участке земли, обнесённом стенами с башнями, на которых развевались флаги, с установленным по центру гербом королевства Франции с изображением трёх лилий на синем щите и золотой короной сверху. – Наконец-то! – не без радости в голосе с облегчением воскликнул Ричард. – Я уже начал подумывать, что нам никогда не удастся выбраться из этого дикого леса, и, сказать по секрету, даже чуть было не отчаялся, – добавил он, слегка усмехнувшись усталой улыбкой, а диким он обозвал лес, который ранее считал весьма привлекательным, из-за изнеможения, так как совершенно выдохся после боёв и поездки. – О Боже, как же я рада видеть этот замок! – также произнесла Аделаида. – Определённо и мне по душе лицезреть его, – сказал достаточно спокойным, ровным голосом Джеффри, хотя тоже пребывал в сильной усталости. – Так что я прекрасно понимаю сейчас ваши ощущения, – добавил он, взглянув на брата и Аделаиду улыбающимися глазами. – Это была долгая и изнурительная поездка, но нам предстоит совершить последний рывок, который, надеюсь, кони выдержат, – вновь заговорил Ричард. – Единственный способ это проверить – попробовать, – ответил Джефф, и они пустились дальше, и даже гораздо быстрее прежнего, ибо поле было ровное и без препятствий, к тому же появилось ощущение, будто кони хотят прибыть на место назначения ещё сильнее наездников, потому выкладывались в полную силу на последнем этапе маршрута. Приблизившись к замку, герои выдохнули с облегчением. Но внезапно с другой стороны леса появились десятки рыцарей верхом. – Джеффри! – почти крича, произнесла Аделаида встревоженным голосом, увидев эту картину, и крепко обняла его сзади. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/vlad-vas/voiny-sveta/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Верхняя одежда из собранных в сложные складки тканей. Древний Рим и Древняя Греция.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.