Понимаю тебя, понимаю... Тоже дышится нелегко. Я снежинкой к тебе прилетаю И в ночное стучусь окно. Повинуюсь колючке-морозу, Мы рисуем с ним заодно На окошке чудную мимозу – Серебристое полотно. Снег играет. Конечно, не лето. В невысоком березняке, Там, где ты была мною раздета, Вьют снежинки на ветерке.

Ответственность должностных лиц и органов местного самоуправления. 2-е издание

-2-
Автор:
Тип:Книга
Цена:179.00 руб.
Издательство: Издательство "Проспект"
Год издания: 2014
Язык: Русский
Просмотры: 53
Скачать ознакомительный фрагмент
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 179.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Ответственность должностных лиц и органов местного самоуправления. 2-е издание Екатерина Михайловна Заболотских В научно-практическом пособии рассматриваются понятие, содержание, особенности, порядок применения муниципально-правовых санкций как формы реализации ответственности в системе местного самоуправления. В работе анализируется зарубежное законодательство, закрепляющее меры ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления, с целью использования положительного опыта в отечественном законодательстве. Пособие строится с учетом новых тенденций эволюции правового регулирования и практики реализации муниципально-правовых санкций, в нем отражены изменения, внесенные до 1 июля 2014 г. в соответствующие нормы законодательства о местном самоуправлении. В научно-практическом пособии значительное внимание уделено проблемам реализации муниципально-правовых санкций сквозь призму судебной практики. Издание адресовано научным работникам, преподавателям высших учебных заведений, студентам, аспирантам, государственным и муниципальным служащим, депутатам, а также всем, кто интересуется проблемами ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления. Е. М. Заболотских Ответственность должностных лиц и органов местного самоуправления Научно-практическое пособие [битая ссылка] ebooks@prospekt.org Введение Вопрос об ответственности власти и ее формах для российского общества никогда не был праздным, не потерял он своей актуальности и в ходе проводимой муниципальной реформы. Развитие общественных отношений в сфере местного самоуправления, превращение муниципального права в самостоятельную отрасль, имеющую значительное практическое применение, делает необходимым создание системы эффективной охраны муниципально-правовых отношений. Постоянная отсылка к нормам конституционного, административного, трудового, уголовного или иного права не способна обеспечить полноценную защиту надлежащего применения всего круга муниципально-правовых предписаний, вследствие чего многие его нормы оказываются не обеспеченными силой государственного принуждения. Указанная проблема прежде всего должна быть решена доктринально. В связи с этим становится актуальным вопрос о выделении муниципально-правовой ответственности в самостоятельный вид юридической ответственности и о признании наличия в российской правовой системе специальных принудительных мер муниципально-правовой ответственности – муниципально-правовых санкций. Следует отметить, что в российской юридической науке отсутствует единство взглядов при определении как самого понятия юридической ответственности, так и классификации ее видов. Если такие виды юридической ответственности, как уголовная, административная, дисциплинарная, гражданско-правовая, можно признать достаточно разработанными, то вопросы выделения иных видов ответственности, в том числе муниципально-правовой, лишь начинают обсуждаться. Изменения в российском законодательстве о местном самоуправлении обусловили разные подходы специалистов к проблеме ответственности в муниципальном праве, которая тесно связана с научной дискуссией о возможности выделения муниципально-правовой ответственности в самостоятельный вид юридической ответственности и о ее содержании. В целом муниципально-правовая ответственность получила признание в отечественной правовой науке, о чем свидетельствует целый ряд диссертаций и других научных исследований . Вместе с тем эти вопросы требуют дальнейшей разработки, и прежде всего речь идет о том, как отграничить конституционно-правовую ответственность от муниципально-правовой, какие санкции следует признавать муниципально-правовыми. Специфика местного самоуправления требует новых подходов к определению видов муниципально-правовых санкций, их содержанию и соотношению с санкциями иной отраслевой принадлежности. Муниципально-правовые санкции являются формой выражения муниципально-правовой ответственности, представляющей собой новый вид юридической ответственности. Проблемы муниципально-правовых санкций не могут быть поняты без решения проблемы самой муниципально-правовой ответственности. В настоящее время существует большое количество работ теоретиков права, в которых раскрывается понятие юридической ответственности, характеризуются ее признаки, виды, санкции. Но однозначной позиции по вопросу о том, что считать видами юридической ответственности и по какому основанию (критерию) их выделять, в настоящее время нет. Все это порождает необходимость разработки теоретических основ муниципально-правовой ответственности, ее соотношения с другими видами ответственности, анализ муниципально-правовых санкций. В последнее десятилетие в России наблюдается значительный рост законодательных актов, регулирующих вопросы ответственности федеральных, региональных и муниципальных органов власти. Изменения в законодательстве о местном самоуправлении носят концептуальный характер, что обусловливает необходимость научно-теоретического осмысления муниципально-правовой ответственности и ее санкций в системе местного самоуправления. В связи с этим в исследовании рассматривается широкий спектр научных проблем муниципально-правовой ответственности: понятие, основания, классификация мер ответственности (санкций), их особенности, порядок реализации. Анализируются нормативные основы, закрепляющие муниципально-правовые санкции, не только в России, но и в ряде зарубежных стран. На суд читателей выносится авторская позиция относительно дискуссии по вопросу о соотношении конституционно-правовой и муниципально-правовой ответственности в системе местного самоуправления. Обращение к теории юридической ответственности позволило расширить и уточнить особенности муниципально-правовой ответственности и муниципально-правовых санкций, что имеет методологическое значение при решении концептуальных проблем дифференциации юридической ответственности и исследовании вопросов выделения новых видов юридической ответственности. Глава 1 Общая характеристика юридической ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления § 1. Понятие и виды юридической ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления Расширение и усложнение подлежащих правовому регулированию общественных отношений, необходимость их правовой защиты обусловливает появление новых отраслей права и отраслей законодательства, новых видов юридической ответственности. Это закономерный процесс. «Правовые науки “не изобретают” новые виды юридической ответственности, а выявляют их. Как известно, право лишь отражает итоги общественного развития» . Становление новых видов юридической ответственности связано с тем, что все новые и новые общественные отношения требуют специальной отраслевой защиты. Правовая охрана общественных отношений непосредственно связана с возможностью применения мер государственного принуждения (санкций) за нарушение правовых предписаний. Неблагоприятные последствия, которые применяются к нарушителям муниципально-правовых норм, закрепляются в соответствующих санкциях. Как известно, санкция является обязательным атрибутом юридической ответственности. Взаимосвязь санкции и юридической ответственности очень точно подмечена О. Е. Кутафиным: «Ответственность выступает в качестве формы реализации соответствующих санкций, а санкция – мерой этой ответственности» . Анализ теоретических и практических вопросов, связанных с реализацией муниципально-правовых санкций, уместно предварить рассмотрением более общего института – института ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления, потому что именно в рамках данного института происходит реализация санкций в отношении органов и должностных лиц местного самоуправления. Как писал В. И. Ленин, «кто берется за частные вопросы без предварительного рассмотрения общих, тот неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя «натыкаться» на эти общие вопросы» . В научной литературе существуют различные подходы к пониманию юридической ответственности и делению ее на виды. В современной отечественной правовой науке наряду с общепризнанными видами (уголовной, административной, дисциплинарной и гражданско-правовой ответственностью) мы все чаще встречаем обоснование самостоятельности таких видов юридической ответственности, как конституционная , налоговая , экологическая , муниципально-правовая и т. д. Насколько целесообразно расширять перечень видов юридической ответственности? Что служит основанием для выделения так называемых «общепризнанных видов юридической ответственности» , с одной стороны, и таких видов ответственности, как конституционная, налоговая, муниципально-правовая, экологическая и так далее, с другой стороны? Как отмечает О. Е. Кутафин, «…и степень общественной опасности правонарушений, и характер их последствий, и другие положения, формулируемые в качестве критериев разграничения юридической ответственности на различные виды, так или иначе производны от предмета и метода правового регулирования» . Ответственность поэтому «прежде всего… подразделяется на виды в зависимости от того, к какой отрасли права она относится» . Соглашаясь с мнением О. Е. Кутафина, можно сказать, что наряду с предметом и методом правового регулирования она составляет юридический признак соответствующей отрасли права. Т. Н. Радько также классифицирует виды юридической ответственности в зависимости от отраслей права, выделяя при этом уголовно-правовую, административно-правовую, гражданско-правовую и дисциплинарную ответственность . Л. А. Морозова по отраслевому признаку выделяет конституционную, уголовную, административную, гражданскую, дисциплинарную, материальную и некоторые иные виды ответственности . Основание для классификации все то же – отрасль права, но видов юридической ответственности названо больше и перечень их не исчерпан. В. А. Кислухин отмечает, что отраслевой критерий дифференциации (классификации) юридической ответственности складывается из группы факторов – основных и факультативных. Основными, по его мнению, выступают предмет и метод правового регулирования, а факультативными являются природа объекта правонарушения, характер установленных государством неблагоприятных последствий совершенного деяния, порядок применения санкций к виновным лицам, источники юридической ответственности . В итоге он выделяет гражданско-правовую, материальную, конституционную, дисциплинарную, административную, уголовную и процессуальную ответственность. Иной взгляд на классификацию видов юридической ответственности у Т. А. Щелокаевой . «Во-первых, если мы выделяем по отраслевому признаку такие виды юридической ответственности, как дисциплинарная и материальная, то где соответствующие им отрасли права, а именно дисциплинарное право и материальное право? Во-вторых, в системе российского права помимо основных материальных отраслей права уголовного, административного, гражданского существуют основные процессуальные отрасли права, такие как уголовно-процессуальное, административно-процессуальное, гражданско-процессуальное. Следуя изложенному выше критерию классификации, отраслевому признаку, вполне логичным будет выделение уголовно-процессуальной, административно-процессуальной, гражданско-процессуальной ответственности. Но ни в законодательстве, ни в практике реализации права не выделены отраслевые виды процессуальной ответственности». Она приходит к выводу, что отраслей права больше, чем видов юридической ответственности. Такие виды юридической ответственности, как уголовная, административная, дисциплинарная и имущественная, выделяются по характеру принудительных мер и порядку их возложения. А такие виды ответственности, как конституционная, гражданско-правовая, финансовая, экологическая и т. д., выделяются по отрасли законодательства, в которой закрепляются меры ответственности. И. Н. Сенякин также отмечает, что появление новых видов юридической ответственности обусловлено специализацией российского законодательства как объективной тенденцией его развития, отражающей прогрессивный процесс в различных сферах нашего общества . Н. А. Духно и В. И. Ивакин предлагают по способам воздействия выделять следующие виды юридической ответственности: компенсационную, направленную на возмещение вреда, и репрессивную, реализующуюся в применении наказания . В зависимости от субъекта ответственности Н. М. Колосова считает возможным различать коллективную и индивидуальную ответственность . О. О. Журавлева выделяет по сфере возникновения правоотношений два вида юридической ответственности: частноправовую и публично-правовую . По мнению С. С. Алексеева, о самостоятельности отрасли права можно судить по наличию особого метода правового регулирования, который представляет собой «приемы юридического воздействия, их сочетание, характеризующее использование в данной области общественных отношений тех или иных средств юридического воздействия» . Безусловно, средства юридического воздействия включают в себя и меры ответственности. Итак, мы видим, что на сегодняшний день в теории юридической ответственности существует многообразие подходов к классификации видов юридической ответственности: по характеру принудительных мер, по отрасли законодательства, в зависимости от субъекта ответственности, по отрасли права, по сфере возникновения правоотношений. Однако наиболее универсальным критерием представляется самостоятельность отрасли права. Трудно представить себе отрасль права, которая бы нормально функционировала без наличия самостоятельного института юридической ответственности. «Поскольку юридическая ответственность является одним из важнейших средств организации правильного (должного) исполнения предписаний правовых актов, предупреждения и пресечения нежелательного с точки зрения закона поведения субъектов общественных отношений, она выступает в качестве категории, свойственной всем отраслям права» . Еще раз подчеркнем, что институт юридической ответственности является одним из системообразующих элементов каждой самостоятельной отрасли права. Это в равной мере можно отнести и к муниципальному праву. Таким образом, самостоятельность отрасли права и вида юридической ответственности взаимообусловлена. Изменения в общественной жизни неизбежно ведут к эволюции законодательства. В советский период отношения, возникавшие в сфере местного управления, регулировались нормами государственного, административного, финансового и других отраслей права. Законодательное закрепление модели местной власти, обособившей местное самоуправление в системе управления государством, привело к формированию муниципального права как самостоятельной отрасли. Мы разделяем мнение Н. А. Богдановой о том, что «способность отрасли обеспечивать эффективную реализацию своих норм, охранять, защищать и восстанавливать установленный ею правопорядок является основанием самостоятельности такой отрасли, подчеркивает ее способность быть действующим правом. Не отрасль права та, которая не может себя охранять» . Муниципальному праву присущи все признаки самостоятельной отрасли права: свои предмет и метод правового регулирования, муниципально-правовые нормы и формирующаяся ответственность. Вслед за развитием муниципального права как отрасли права в последнее десятилетие достаточно бурно развивается наука муниципального права. Ее понятийный аппарат пока еще полностью не сложился. Хотя, как и в любой науке, наличие именно этого прочного основания делает возможным дальнейшее развитие всей отрасли права в целом. На сегодняшний день муниципально-правовая ответственность как самостоятельный вид юридической ответственности получила признание в отечественной юридической науке, о чем свидетельствует целый ряд диссертаций и других научных работ . Выделение нового вида юридической ответственности и введение в научный оборот соответствующего термина требует обоснования. Специфика нового вида юридической ответственности должна носить такой характер, который бы исключал ее отождествление с уже известными и традиционно применяемыми видами ответственности. «Выделить особый вид ответственности, – пишет Н. М. Колосова, – это значит четко заявить об этом в законах, установить составы правонарушений, систему применяемых за нарушение норм санкций, особый порядок, специальное производство по применению этих санкций» . Анализ нормативно-правовых актов позволил сделать вывод о том, что для обозначения видов юридической ответственности российский законодатель использует соответствующие термины, например «уголовная ответственность» (ст. 8 Уголовного кодекса Российской Федерации) , «административная ответственность» (ст. 23 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации) , «дисциплинарная ответственность» (ст. 195 Трудового кодекса Российской Федерации) , «гражданско-правовая ответственность» (ст. 43 Федерального закона № 2300-1 «О защите прав потребителей») . С другой стороны, в нормативных актах часто используется термин «юридическая ответственность» без уточнения вида ответственности. В связи с этим интересно проанализировать, так сказать, идеологию законодательного понимания ответственности в системе местного самоуправления, в частности вопрос о том, как рамочные нормы Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» идентифицируют природу ответственности в местном самоуправлении. Для этого целесообразно кратко остановиться на всех случаях использования законодателем термина «ответственность». Количественный анализ свидетельствует о том, что термин «ответственность» в Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» употребляется 27 раз, при этом только в 6 случаях указываются конкретные виды ответственности (административная, уголовная, гражданско-правовая) . Очевидно, законодатель не счел нужным определять вид юридической ответственности в каждом конкретном случае, предоставив это право науке. Конечно, нельзя в правовых исследованиях руководствоваться только позицией законодателя. При рассмотрении правовой практики мы увидели, что отдельные судьи Конституционного Суда Российской Федерации допускают терминологическое использование для характеристики санкций, применяемых к органам и должностным лицам местного самоуправления, понятия «муниципальная ответственность» . Конституционный Суд Республики Саха (Якутия) по делу о толковании положений ст. 95, 97, 98 Конституции Республики Саха (Якутия) в части отзыва выборных должностных лиц муниципальных образований определяет отзыв как форму муниципально-правовой ответственности главы муниципального образования перед населением . Особый интерес вызывает употребление термина «ответственность» по отношению к населению муниципального образования. Местное самоуправление определяется в Федеральном законе от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах местного самоуправления в Российской Федерации» как форма осуществления народом своей власти, обеспечивающая самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения исходя из интересов населения с учетом исторических и иных местных традиций. При анализе понятия местного самоуправления в центре внимания обычно стоят вопросы «природы» субъекта местного самоуправления, вопросы местного значения, признаков местного самоуправления, характеризующих деятельность населения по реализации местного самоуправления. В то же время один из элементов определения – «под свою ответственность» – остается вне поля зрения исследователей. Появление в российском законодательстве понятия «под свою ответственность» связано с подписанием и последующей ратификацией Европейской хартии местного самоуправления . В ст. 3 Хартии говорится, что «под местным самоуправлением понимаются право и реальная способность органов местного самоуправления регламентировать значительную часть публичных дел и управлять ею, действуя в рамках закона, под свою ответственность и в интересах местного самоуправления». Не исключая форм прямого участия граждан, главный акцент в Европейской хартии делается на роль местных органов, и само понятие «под свою ответственность» непосредственно связано с их деятельностью. В Федеральном же законе в определении местного самоуправления на ведущую позицию поставлено население, а не органы, и речь в нем идет о деятельности «под свою ответственность» именно населения. В научной литературе существует весьма осторожный подход к проблеме ответственности населения муниципального образования. Ей придают в большей мере социальный, а не правовой характер, сводят ее к «самоответственности» за общее положение дел в пределах муниципального образования. На наш взгляд, в данном случае речь не идет об ответственности, носящей репрессивный характер. Ответственность населения есть позитивная ответственность, состоящая в обязанности субъекта осуществлять определенные действия, последствия которых субъект берет на себя. Аналогичное мнение высказано И. В. Выдриным и А. Н. Кокотовым. «Деятельность “под свою ответственность” – это не обязанность населения претерпевать коллективные лишения, применяемые государством, а обязанность деятельно осуществлять собственные самоуправленческие права» . Однако в правовой науке идею «двухаспектной» юридической ответственности, включающей как негативную, так и позитивную ответственность, разделяют далеко не все. Одним из главных моментов в полемике между сторонниками только «негативной» ответственности и сторонниками ответственности «двухаспектной» является отрицание или, наоборот, признание ответственности еще до нарушения каких-либо норм. Сторонники негативной ответственности определяют юридическую ответственность как ответственность исключительно за содеянное. При всех различиях дефиниций юридической ответственности в рамках данного подхода в то же время нетрудно заметить, что все они основаны на исключительно охранительной функции права. Безусловно, эта функция является одной из важнейших наряду с регулятивной. Но, как отмечает М. А. Краснов, «нельзя не замечать, что к традиционным функциям права присоединяется еще одна – стимулирующая. Одним из главных средств реализации этой функции является юридическая ответственность, понимаемая с широких позиций, т. е. не сводящаяся только к карательному аспекту» . По мнению Д. А. Липинского, «юридическая ответственность едина, но имеет две формы реализации: добровольную (позитивную) и государственно-принудительную (негативную). Утверждать об отсутствии у юридической ответственности добровольной формы реализации равнозначно признанию юридической ответственности не разновидностью социальной ответственности, а неким особым «несоциальным видом» и исключению ее из системы регулирования общественных отношений» . Анализ законодательства и научной литературы приводит к выводу о том, что население муниципального образования может быть субъектом муниципально-правовой ответственности. Так, В. И. Фадеев пишет, что в случае неудовлетворительного решения вопросов местной жизни претензии населения муниципального образования должны быть обращены не только к органам и должностным лицам местного самоуправления, но также и к себе, так как население самостоятельно формирует муниципальные органы и непосредственно решает ряд вопросов местного значения . На население, берущее на себя бремя решения вопросов местного значения, ложится ответственность за результат. В случае если избранный на муниципальных выборах глава муниципального образования ненадлежащим образом осуществляет свои полномочия, то население вправе его отозвать. Процедура голосования по отзыву финансируется исключительно за счет средств местного бюджета. Вот и получается, что, ошибившись в выборе главы муниципального образования, население будет расплачиваться за «ошибку» из своего «местного» кармана. Федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» закрепляет ряд вопросов местного значения, решение по которым может приниматься непосредственно населением. В частности, реализация права на местное самоуправление путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления; определение структуры органов местного самоуправления; принятие решения по разовому добровольному внесению жителями средств для финансирования решения вопросов местного значения. В данном случае бремя последствий за решения по вопросам, принятым к своему ведению, ложится в полной мере на само население. Согласно п. 3 ст. 35 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», в поселениях с численностью жителей, обладающих избирательным правом не более 100 человек, представительный орган не формируется, а его полномочия осуществляются сходом граждан, в том числе и полномочия, отнесенные к исключительной компетенции представительного органа. Уставом поселения с численностью жителей более 100 и не более 300 человек может быть также предусмотрено, что представительный орган не формируется и его полномочия осуществляются сходом граждан. Следовательно, сход граждан принимает устав муниципального образования, вносит в него изменения и дополнения; утверждает местный бюджет и отчет о его исполнении; устанавливает, изменяет и отменяет местные налоги и сборы в соответствии с российским законодательством и реализует иные полномочия, установленные п 10 ст. 35 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Решения, принятые сходом граждан, являются актами высшей юридической силы в системе муниципальных правовых актов. Они имеют прямое действие и применяются на всей территории муниципального образования. Решения схода, как и решения представительного органа муниципального образования, согласно п. 4 ст. 7 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам, федеральным законам и иным нормативным правовым актам Российской Федерации, а также конституциям (уставам), законам и иным нормативным правовым актам субъектов Российской Федерации. В случае принятия представительным органом муниципального образования муниципального правового акта, противоречащего законодательству, и непринятия мер по его отмене он может быть распущен законом субъекта Российской Федерации по ст. 73 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Как быть в случае принятия муниципального правового акта, противоречащего законодательству, сходом граждан? Кто будет нести ответственность за принятие таких актов? А если сход граждан не собирается, как тогда будут решаться вопросы местного значения? Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» ответов на эти вопросы не дает. По статистике муниципальных образований, где численность жителей поселения, обладающих избирательным правом, составляет до 300 человек в России немного, но они есть. По данным Федеральной службы государственной статистики среди 18525 сельских поселений, наделенных статусом муниципальных образований, в 300 полномочия представительного органа муниципального образования могут осуществлять сходы граждан. Следовательно, проблема реально существует и требует проработки. Одним из вариантов ее решения может быть лишение сельского поселения статуса муниципального образования за непринятие мер по исполнению решения суда, направленного на отмену незаконного решения схода граждан, но с безусловным сохранением конституционного права его жителей на осуществление местного самоуправления. Лишение сельского поселения статуса муниципального образования может быть осуществлено в форме упразднения. Процесс упразднения муниципального образования может быть представлен следующим образом. В случае если соответствующим судом установлено, что в муниципальном образовании сходом граждан, осуществляющим исключительные полномочия представительного органа муниципального образования, принят муниципальный правовой акт, противоречащий Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам, федеральным законам, конституции (уставу), закону субъекта Российской Федерации, а сход граждан в течение одного месяца со дня вступления в силу решения суда не принял в пределах своих полномочий мер по исполнению решения суда, в том числе не отменил муниципальный правовой акт, признанный соответствующим судом недействующим, то законодательный (представительный) орган субъекта Российской Федерации может упразднить муниципальное образование. Процедура упразднения муниципального образования должна содержать гарантии права населения на осуществление местного самоуправления. Цель упразднения состоит не в наказании населения муниципального образования, а в восстановлении законности на его территории. Утратив статус муниципального образования, сельский населенный пункт с численностью жителей, обладающих избирательным правом, до 300 человек, должен быть включен в состав близлежащего городского или сельского поселения. Причем население упраздненного муниципального образования не лишается права на представительство своих интересов в представительном органе муниципального образования, в состав которого оно войдет. Одновременно с упразднением муниципального образования должны быть внесены изменения в закон субъекта Российской Федерации о границах территорий муниципальных образований и в устав того муниципального образования, в состав которого войдет данный сельский населенный пункт. Граждане, права и законные интересы которых нарушены в связи с упразднением муниципального образования, вправе обжаловать упразднение муниципального образования в соответствующий суд. С момента вступления в силу закона субъекта Российской Федерации об упразднении муниципального образования на его территории начинают действовать муниципальные правовые акты того муниципального образования, в состав которого вошло упраздненное. Предлагаемая процедура не тождественна территориальным преобразованиям, так как основанием для ее реализации служит противоправное бездействие схода граждан как своеобразного первичного органа населения в системе местного самоуправления, нарушающего принцип законности при осуществлении местного самоуправления. Как один из вариантов решения данного вопроса может рассматриваться и возможность временного осуществления органами местного самоуправления муниципального района (в состав которого входит данное сельское поселение) исключительных полномочий схода граждан. Могут быть и иные предложения по поставленной проблеме, но безусловно одно: действенность регулятивных норм должна быть обеспечена нормами охранительными. Решить поставленную задачу по силам законодателю путем внесения соответствующих изменений в Федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Неблагоприятные последствия за ненадлежащее решение вопросов местного значения непосредственно населением не могут рассматриваться как меры репрессивного характера в отношении всего населения муниципального образования, но вполне допустима постановка вопроса о системе ограничений прав временного характера. Так, при введении особого порядка управления на территории муниципального образования (ст. 75 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»), с одной стороны, ограничиваются права органов местного самоуправления на осуществление своих полномочий, с другой стороны, ограничивается право самого населения осуществлять местное самоуправление через сформированные им органы. В целом ответственность населения следует рассматривать как один из элементов сущностной характеристики местного самоуправления, как позитивную ответственность за положение дел в муниципальном образовании, как ответственную деятельность по решению вопросов местного значения в соответствии с Конституцией Российской Федерации и законодательством. В то же время созидательная нацеленность позитивной ответственности должна соотноситься с необходимым набором соответствующих санкций негативной ответственности. Ответственности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления в Федеральном законе от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» посвящена целая глава – гл. 10, но ни в одной из статей данной главы не содержится указания на конкретный вид юридической ответственности. Анализ положений статей 70–76 позволяет нам сделать вывод о том, что ответственность органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления обусловлена нарушением ими норм муниципального и иных отраслей права и связана с обязанностью указанных субъектов претерпеть неблагоприятные правовые последствия. Так, например, для представительного органа муниципального образования, главы муниципального образования, главы местной администрации таким последствием будет досрочное прекращение полномочий, а в предусмотренных законом случаях отдельные полномочия органов местного самоуправления могут временно осуществляться органами государственной власти субъектов Российской Федерации. В гл. 10 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» – «Ответственность органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, контроль и надзор за их деятельностью» – речь идет о негативной юридической ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления, которая представляет собой реакцию государства и общества на нарушение муниципального законодательства и выражается в применении к органу или лицу мер государственно-принудительного воздействия (санкций). При выделении видов юридической ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления мы можем и должны использовать различные подходы, сформировавшиеся в общей теории права и в законодательстве. Во-первых, в зависимости от субъектов, перед которыми органы и должностные лица несут ответственность, можно выделить ответственность перед населением, перед государством, перед физическими и юридическими лицами. Данный подход к выделению видов ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления содержится в ст. 70 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Как отмечает Н. Н. Черногор, «новые взгляды и представления, возникающие в правовой науке, неминуемо отражаются в законодательстве и в практике его применения… Однако и законодательные новеллы вызывают изменение научного понятийно-категориального аппарата. В данном случае мы говорим о том, что именно законодатель ввел новую классификацию юридической ответственности и провозгласил отдельные ее виды, ранее не известные правовой науке» . Научной классификации юридической ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления по субъекту, перед которым по закону соответствующие органы и должностные лица несут ответственность, придерживаются такие ученые, как В. А. Баранчиков , В. И. Фадеев и другие. В то же время данная классификация не является исчерпывающей, так как не дает полного представления о характере правонарушений, которые являются основаниями наступления указанных видов ответственности, и санкциях, установленных за совершение этих правонарушений. Во-вторых, в отечественной правовой науке юридическую ответственность, как уже отмечалось, традиционно принято классифицировать на виды в зависимости от отраслевой принадлежности. На этом основании Е. С. Шугрина выделяет уголовную, административную, дисциплинарную, гражданско-правовую, конституционно-правовую и муниципально-правовую ответственность, которую несут органы и должностные лица местного самоуправления . Эту же позицию разделяет Г. Н. Чеботарев . Аналогичный перечень видов ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления, за исключением муниципально-правовой, приводит М. М. Мокеев . Отраслевой подход к классификации ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления позволяет использовать сложившуюся десятилетиями в отраслевых юридических науках теорию отраслевых видов ответственности и способствует уяснению природы ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления перед населением, государством, физическими и юридическими лицами. В-третьих, ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления может быть классифицирована в зависимости от субъекта ответственности. К. И. Амирбеков предлагает в связи с этим выделять юридическую ответственность муниципального образования в целом, представительного органа местного самоуправления, члена представительного органа местного самоуправления (депутата), выборного должностного лица местного самоуправления, назначаемых должностных лиц местного самоуправления и иных непредставительных и невыборных органов в виде различных комиссий, отделов, управлений, советов и т. п. Н. Н. Черногор считает такой подход объективно обусловленным. «Необходимость выделения в структуре органов местного самоуправления представительных органов, выборных должностных лиц и т. д. как самостоятельных субъектов юридической ответственности обусловлена тем, что указанные субъекты выполняют различные функции, отличаются порядком формирования и взаимоотношениями с населением, одни субъекты подотчетны и подконтрольны другим» . Разделяя мнение Н. Н. Черногора, добавим, что в рамках данного подхода расширяются возможности для более глубокого изучения санкций, оснований и порядка их применения в отношении конкретных органов и должностных лиц местного самоуправления. В-четвертых, юридическая ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления может быть классифицирована в зависимости от того, какой интерес (частный или публичный) нарушен деянием ответственного субъекта. Такой подход разделяют С. С. Мялковский , А. А. Сергеев и ряд других авторов, отмечающие разный характер юридической ответственности, наступающей перед физическими и юридическими лицами, и ответственности перед населением и перед государством. В первом случае частный интерес физических и юридических лиц направлен на восстановление их нарушенных прав и законных интересов. Ответственность же перед населением и государством носит публично-правовой характер, в ней прослеживаются последствия нарушения наиболее важных с точки зрения государства и общества правил поведения, публичных интересов. Приведенные выше классификации юридической ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления далеко не исчерпывающие. Возможно выделение коллективной и индивидуальной , штрафной и правовосстановительной ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления. Главное, что каждая из них имеет право на существование, и на разных этапах научного познания, а также в целях более эффективного правотворчества нужно использовать разные подходы к классификации юридической ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления. Установление системы мер ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления в целом служит обеспечению законности и правопорядка в системе местного самоуправления. Муниципально-правовая ответственность как особый вид юридической ответственности предполагает выделение системы муниципально-правовых санкций, которые вместе с санкциями других видов ответственности призваны обеспечить самостоятельное и под свою ответственность функционирование местного самоуправления в пределах его полномочий. § 2. Понятие и основания муниципально-правовой ответственности Термин «муниципально-правовая ответственность» все чаще появляется на страницах научной и учебной литературы . Это связано с разработкой теоретических основ самой отрасли муниципального права и ее правовых институтов. Одной из первых вводит в научный оборот термин «муниципально-правовая ответственность» Е. С. Шугрина. Она пишет: «В зависимости от вида юридической ответственности можно выделить уголовную, административную, дисциплинарную, гражданско-правовую, материальную и муниципально-правовую ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления» . Характеризуя муниципально-правовую ответственность, Е. С. Шугрина отмечает, что основанием данного вида ответственности является утрата доверия и что наступает она перед населением муниципального образования . Аналогичной точки зрения придерживаются Г. Н. Чеботарев , М. С. Долгополова , которые также относят к муниципально-правовой ответственность депутатов, членов выборных органов местного самоуправления, выборных должностных лиц местного самоуправления перед населением. Указанные авторы отграничивают муниципально-правовую ответственность от других видов юридической ответственности по такому критерию, как инстанция ответственности, т. е. сторона правоотношения, контролирующая, оценивающая поведение другой стороны и применяющая меры воздействия, включая принуждение. Н. Л. Пешин ответственность перед населением муниципального образования называет «специфическим видом ответственности», отмечая при этом, что она не может быть отнесена ни к одному из существующих видов юридической ответственности (уголовной, административной, дисциплинарной, гражданско-правовой) и что такого рода ответственность не обязательно наступает в результате неправомерных действий органов местного самоуправления, и именно это отличает ее от других вышеназванных форм» . Н. Л. Пешин не употребляет термин «муниципально-правовая ответственность», но под «специфическим видом ответственности» органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления перед населением он имеет в виду именно ее. Н. Н. Черногор предлагает ввести в научный оборот понятие муниципально-правовой ответственности, которая представляет собой «отраслевой вид одноименной отрасли права и охватывает все отношения ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления перед населением, государством, физическими и юридическими лицами» . Муниципально-правовая ответственность предстает как комплексный институт и в исследованиях Е. В. Измайловой , И. А. Алексеева . В частности, И. А. Алексеев рассматривает муниципально-правовую ответственность «как комплексный институт отрасли муниципального права, в котором по предметному признаку объединены разнообразные по своей природе правовые нормы, регулирующие отношения в сфере местного самоуправления» . В теории отраслевой юридической ответственности, в частности налоговой ответственности, аналогичной точки зрения придерживается С. Г. Пепеляев, который считает, что «ответственность за нарушения налогового законодательства есть совокупность различных видов юридической ответственности. О налоговой ответственности можно говорить только как о комплексном институте, объединяющем нормы различных отраслей права, направленные на защиту налоговых правоотношений» . Такое понимание ответственности является не бесспорным, но возможным. Так, Б. Т. Базылев отмечал, что «…внутри структурных подразделений института юридической ответственности, а также между ними существуют тесные координационные, субординационные, функциональные и иные связи и зависимости» и что «вся совокупность норм ответственности в праве образует единое целое, систему норм в рамках механизма правового регулирования, к примеру, правонарушения, совершенные в сфере трудовых отношений, могут повлечь за собой не только дисциплинарную, но также и административную и даже уголовную ответственность. В данном случае основные структурные подразделения института ответственности охраняют от посягательств определенный комплекс общественных отношений, регулируемых одной отраслью права» . Суть данного подхода видится нам в том, что отраслевые виды юридической ответственности не рассматриваются как самостоятельные, а предстают как структурные подразделения общего института юридической ответственности. А. А. Безуглов, рассматривая ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления перед населением, пишет о том, что «в этом случае налицо типично конституционно-правовая ответственность» . С. Д. Князев идею обособления муниципально-правовой ответственности считает надуманной, а ответственность субъектов муниципальной власти перед населением и государством относит к конституционно-правовой . В научных исследованиях известных конституционалистов, таких как О. Е. Кутафин , Н. М. Колосова , А. А. Сергеев и другие, ответственность органов местного самоуправления перед населением и перед государством рассматривается как конституционно-правовая, и соответственно, санкции, к ним применяемые, рассматриваются как конституционно-правовые. Итак, в вопросе о выделении муниципально-правовой ответственности в самостоятельный вид юридической ответственности в научной литературе выделяются три позиции. 1. Муниципально-правовая ответственность представляет собой новый, самостоятельный вид юридической ответственности, выделяемый по такому критерию, как инстанция ответственности, т. е. сторона правоотношения, перед которой наступает ответственность . В качестве такой стороны выступает население муниципального образования. Именно по этому признаку, по мнению Е. С. Шугриной, «производится разграничение муниципально-правовой и конституционно-правовой ответственности» . 2. Муниципально-правовая ответственность рассматривается как комплексный институт, охватывающий все отношения ответственности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления перед населением муниципального образования, государством, физическими и юридическими лицами. Такой подход разделяют Н. Н. Черногор, Е. В. Измайлова, И. А. Алексеев . 3. Существует конституционно-правовая ответственность за нарушение муниципально-правовых норм, какие-либо основания для выделения в отдельный вид муниципально-правовой ответственности (включая употребление самого термина «муниципально-правовая ответственность») отсутствуют. Такого взгляда придерживаются в основном конституционалисты, считающие выделение муниципально-правовой ответственности искусственным, например С. Д. Князев, Н. М. Колосова и другие. Исходя из анализа вышеназванных позиций по вопросу о выделении муниципально-правовой ответственности в самостоятельный вид юридической ответственности, необходимо обратить внимание на следующие важные моменты. Представленное в работах Н. Н. Черногора, Е. В. Измайловой, И. А. Алексеева понимание муниципально-правовой ответственности как комплексного института, на наш взгляд, не дает возможности четко отграничить ее от других видов юридической ответственности, применяемых в муниципально-правовых отношениях. Такой подход является слишком широким. Не следует гражданско-правовую ответственность органов местного самоуправления перед физическими и юридическими лицами, так же как и уголовную ответственность должностных лиц местного самоуправления, рассматривать как муниципально-правовую. Более подробно вопрос о разграничении институтов муниципально-правовой ответственности и ответственности в муниципальном праве будет освещен в следующем параграфе. Мы не разделяем и слишком узкое понимание муниципально-правовой ответственности Г. Н. Чеботаревым, Е. С. Шугриной, М. С. Долгополовой, которые необоснованно, на наш взгляд, сужают круг субъектов, перед которыми органы и должностные лица местного самоуправления несут муниципально-правовую ответственность, до населения муниципального образования, и сводят муниципально-правовые санкции лишь к отзыву выборных лиц местного самоуправления и выражению недоверия. Считаем, что роспуск представительного органа муниципального образования, отрешение от должности главы муниципального образования или главы местной администрации, введение временной финансовой администрации в муниципальном образовании и некоторые другие санкции следует рассматривать как муниципально-правовые, так как основанием применения санкций в обоих случаях является ненадлежащее осуществление органами и должностными лицами местного самоуправления муниципальной власти, а их содержание сводится к неблагоприятным для правонарушителя последствиям неимущественного характера – к лишению права самостоятельно и под свою ответственность решать вопросы местного значения. Вызывает возражения и позиция конституционалистов, отождествляющих муниципально-правовую ответственность с конституционно-правовой. Во многом она объясняется, на наш взгляд, тем, что теоретическая разработка института конституционно-правовой ответственности связана еще с советским периодом развития государства и права, когда муниципального права как отрасли не существовало, а органы местного самоуправления были включены в систему органов государственной власти. Каких-либо отличий в правовом статусе органов местного самоуправления и органов государственной власти не было, так же как и отличий в правовом регулировании ответственности указанных органов. Следовательно, не было необходимости рассматривать ответственность органов местного самоуправления отдельно от ответственности органов государственной власти. Неслучайно в исследованиях того периода использовался термин «государственно-правовая ответственность», а не «конституционно-правовая» . Безусловно, определенное сходство между конституционно-правовой и муниципально-правовой ответственностью есть, ведь оба эти вида ответственности представляют собой разновидности публично-правовой ответственности, связанной с осуществлением публичной власти. Вопросам публично-правовой ответственности в юридической литературе последних лет уделяется достаточно много внимания . Мы же остановимся лишь на некоторых ее особенностях. Нарушение норм публичного права затрагивает интересы всего общества, и в связи с этим публично-правовые санкции всегда устанавливаются в пользу публичной власти. Это полностью справедливо как в отношении конституционно-правовой ответственности, так и муниципально-правовой, осуществляемых не столько для защиты прав отдельных лиц, сколько в целях обеспечения интересов всего общества, интересов населения самоуправляющихся территориальных коллективов. Публично-правовая ответственность стоит на защите правопорядка и не может оставить без внимания нарушение публично-правовых установлений, даже если отсутствует инициатива лица, право которого нарушено. Тем более что в большинстве случаев правонарушение в области как конституционного, так и муниципального права затрагивает права или охраняемые законом интересы неограниченного круга лиц. В публично-правовых санкциях (конституционно-правовых, муниципально-правовых) помимо восстановления нарушенного права явно виден карательный характер ответственности, имеющей целью наказание правонарушителя. Публично-правовая ответственность предусматривается только законом. Ни конституционно-правовая, ни муниципально-правовая ответственность не может быть установлена договором сторон. Несмотря на указанные черты сходства, представляется необходимым отграничивать муниципально-правовую ответственность от конституционно-правовой по следующим основаниям. 1. Каждый вид юридической ответственности выполняет задачу охраны определенной группы общественных отношений, урегулированных правом. Специфичность муниципальных правоотношений, как и выделение отрасли муниципального права, является общепризнанной, что дает нам основание говорить о самостоятельности и муниципально-правовой ответственности. 2. Для каждого из названных видов юридической ответственности характерно наличие специфических нормативно-правовых актов, закрепляющих основания, условия и процедуры реализации. 3. Конституционный деликт и муниципальное правонарушение как основания соответствующих видов ответственности отличаются по объекту посягательства. Объектом муниципального правонарушения выступают регулируемые и закрепляемые нормами муниципального права общественные отношения в сфере решения вопросов местного значения. Объектом же конституционного деликта являются конституционные правоотношения, складывающиеся в сфере осуществления государственных полномочий. 4. Муниципально-правовая ответственность есть ответственность за ненадлежащее осуществление муниципальной власти (в формах представительной и непосредственной демократии) . Муниципальная власть и государственная власть не тождественны по действующей Конституции, хотя и выступают как формы единой публичной власти, они имеют свои отличия, что и обусловливает различия конституционно-правовой и муниципально-правовой ответственности. 5. Муниципально-правовая ответственность связана с ненадлежащим исполнением органами и должностными лицами местного самоуправления возложенных на них в силу Закона полномочий по решению вопросов местного значения. Конституционно-правовая ответственность наступает для субъектов конституционно-правовых отношений в связи с неправомерными действиями (бездействием) в сфере решения вопросов государственного значения на федеральном уровне или на уровне субъекта Российской Федерации либо в сфере отдельных переданных государственных полномочий органам местного самоуправления муниципальных районов, городских округов. Решение вопросов местного значения осуществляется населением и (или) органами местного самоуправления самостоятельно, органы государственной власти не вправе осуществлять властные полномочия по решению указанных вопросов, а следовательно, не могут выступать в качестве субъектов муниципально-правовой ответственности. Мы предлагаем под муниципально-правовой ответственностью понимать закрепляемую муниципально-правовыми нормами обязанность органов и должностных лиц местного самоуправления, ненадлежащим образом осуществляющих полномочия по решению вопросов местного значения, отвечать за свои противоправные деяния и претерпевать действие муниципально-правовых санкций, налагаемых на них уполномоченной инстанцией. Цель разработки института муниципально-правовой ответственности состоит в создании более упорядоченного механизма муниципально-правовых отношений, который должен обеспечить формирование правомерного поведения субъектов, наделенных полномочиями решать вопросы местного значения. Этой целью предопределяются и функции муниципально-правовой ответственности: – во-первых, побудительная, так как меры муниципально-правовой ответственности, имея прежде всего превентивное значение, служат средством лучшей организации работы органов и должностных лиц местного самоуправления, депутатов, т. е. они стимулируют должное поведение субъектов муниципально-правовых отношений; – во-вторых, карательная, так как применение мер муниципально-правовой ответственности влечет неблагоприятные правовые последствия для субъектов муниципально-правовых отношений; – в-третьих, восстановительная, так как у муниципально-правовой ответственности, как и у юридической ответственности в целом, имеется цель восстановления действия нарушенного права. Любой вид юридической ответственности выполняет восстановительную и карательную функции. Общественные отношения, выступающие объектом муниципального правонарушения, одновременно являются и объектом восстановительного воздействия муниципально-правовой ответственности. Ввиду того что эти общественные отношения являются урегулированными нормами муниципального права, восстановительная функция направлена на приведение в нормальное состояние муниципально-правовых отношений. Карательная функция муниципально-правовой ответственности связана с применением мер взыскания, основная цель которых состоит в том, чтобы лишить или ограничить субъект ответственности в его правах. Например, отзыв депутата представительного органа муниципального образования, отрешение от должности главы муниципального образования лишают указанных субъектов их специального правового статуса. Предостерегая субъектов муниципально-правовых отношений от совершения противоправных деяний, муниципально-правовая ответственность, с одной стороны, охраняет общество от нежелательных ситуаций, с другой – стимулирует правомерное поведение. При разработке института муниципально-правовой ответственности должны быть взяты на вооружение базовые положения общей теории юридической ответственности. Любая реальная юридическая ответственность имеет три основания: нормативное (систему регулирующих ее правовых норм), фактическое (неправомерные деяния субъектов права), процессуальное (акты субъектов власти о применении санкций правовых норм к конкретным субъектам). Нормативным основанием наступления муниципально-правовой ответственности следует считать правовые предписания, устанавливающие ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления, закрепленные в источниках муниципального права. Муниципально-правовые нормы выступают своего рода эталоном возможного и должного поведения этих субъектов. По этому эталону определяется правомерность или противоправность их действий. Фактическим основанием для применения муниципально-правовых санкций выступает муниципальное правонарушение. Характеризуя муниципальное правонарушение, следует отметить, что для него характерны признаки правонарушения в целом. 1. Любое правонарушение характеризуется нарушением выраженного в норме права обязательного правила поведения. Применительно к муниципальным правонарушениям речь идет о нарушении муниципально-правовых норм. Положение о том, что «правонарушения противоречат нормам права и совершаются вопреки им» , является основополагающим при уяснении юридической природы правонарушений в целом. 2. Муниципальное правонарушение, как и любое другое правонарушение, выражается в действии или бездействии субъекта правоотношений. 3. Правонарушения наносят вред или создают опасность такого вреда для личности, общества и государства, т. е. обладают общественно опасным характером. Муниципальное правонарушение в конечном итоге посягает на интересы населения и государства, находящиеся под защитой закона. 4. Правонарушение влечет за собой применение к правонарушителю в установленном законом порядке специфических муниципально-правовых санкций. Следует иметь в виду, что муниципально-правовые санкции могут налагаться не только государственными органами, но и органами местного самоуправления, а также самими жителями муниципального образования (в случае решения вопроса об отзыве выборных лиц местного самоуправления). На основании вышеперечисленных признаков можно дать следующее определение муниципального правонарушения как одной из разновидностей правонарушения. Муниципальное правонарушение – это деяние (действие или бездействие) органа или должностного лица местного самоуправления, противоречащее нормам муниципального права, совершаемое в сфере осуществления местного самоуправления и влекущее за собой применение муниципально-правовых санкций уполномоченной инстанцией. Муниципальное правонарушение является фактическим правовым основанием ответственности и в силу этого характеризуется совокупностью объективных и субъективных признаков, образующих его состав. В структуре муниципального правонарушения следует различать следующие элементы: объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона. Объектом муниципального правонарушения являются регулируемые и охраняемые нормами муниципального права общественные отношения, складывающиеся в процессе осуществления органами и должностными лицами местного самоуправления задач и функций местного самоуправления, непосредственно связанных с решением вопросов местного значения. Объективная сторона правонарушения – это внешнее проявление противоправного деяния. Признаками объективной стороны муниципальных правонарушений следует считать само противоправное деяние и его результат, а также наличие причинной связи между деянием и наступившими последствиями. Не соответствующим должному поведению может быть как действие, так и бездействие. При этом бездействие может быть признано таковым лишь при условии, если субъект муниципально-правовой ответственности не выполнил возложенной на него обязанности и не совершил действие, которое должен был совершить. Примером бездействия может служить непринятие мер представительным органом муниципального образования по исполнению решения суда, направленного на отмену незаконного муниципально-правового акта. Субъектами муниципального правонарушения являются субъекты муниципально-правовых отношений, наделенные муниципально-правовым статусом, связанным с исполнением возложенных на них полномочий по решению вопросов местного значения. К ним относятся представительный орган муниципального образования, местная администрация, депутаты представительного органа муниципального образования, члены выборного органа местного самоуправления, глава муниципального образования и глава местной администрации, ими могут быть и иные органы и должностные лица местного самоуправления, предусмотренные уставом муниципального образования. Среди субъектов муниципально-правовой ответственности выделяются коллективные субъекты ответственности – выборные и иные органы местного самоуправления и индивидуальные субъекты – депутаты представительного органа муниципального образования, члены выборного органа местного самоуправления, выборные и иные должностные лица местного самоуправления. Субъективная сторона муниципального правонарушения отражает внутреннюю сторону противоправного деяния. Привлечение к муниципально-правовой ответственности возможно только в том случае, если деяние совершено виновно. Как подчеркивает В. О. Лучин, «в сфере публичного права нет отрасли, где бы ответственность возлагалась на субъекты без вины» . Субъективная сторона муниципального правонарушения не может быть сведена к традиционному пониманию психического отношения субъекта к деянию, не соответствующему правомерному поведению и его последствиям. Здесь уместно обратиться к нормам Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации , где в ст. 21 определяется вина юридического лица: «Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению». Вина органа местного самоуправления в совершении муниципального правонарушения должна, на наш взгляд, определяться аналогично: если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена муниципально-правовая ответственность, но данным органом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Итак, состав муниципального правонарушения является критерием достоверной квалификации совершенного деяния и обоснованного применения муниципально-правовой ответственности. Только за совершение муниципального правонарушения к лицу могут быть применены муниципально-правовые санкции. В качестве процессуального основания муниципально-правовой ответственности выступает правоприменительный акт, с помощью которого конкретная санкция реализуется в отношении того или иного субъекта. Акт применения муниципально-правовой ответственности – это официальное решение по конкретному делу, осуждающее правонарушителя, индивидуализирующее права и обязанности сторон правоотношения ответственности и содержащее властное предписание о применении муниципально-правовых санкций. Акт применения муниципально-правовой ответственности издается на основе и в соответствии с материальными нормами уполномоченным органом или должностным лицом. Данный акт носит обязательный для исполнения характер и документально оформлен в соответствии с требованиями процессуальных норм. Правом принимать акты применения муниципально-правовой ответственности обладают различные субъекты. Все зависит от того, какую именно муниципально-правовую санкцию необходимо применить к правонарушителю. Актами применения муниципально-правовой ответственности могут быть: 1) решение избирателей по итогам голосования по отзыву выборного лица местного самоуправления; 2) закон субъекта Российской Федерации о роспуске представительного органа муниципального образования; 3) правовой акт высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) об отрешении от должности главы муниципального образования (главы местной администрации); 4) решение арбитражного суда субъекта Российской Федерации о введении временной финансовой администрации в муниципальном образовании; 5) решение представительного органа муниципального образования о выражении недоверия главе муниципального образования (главе местной администрации) и др. В целом о признании муниципально-правовой ответственности самостоятельным видом юридической ответственности, обладающим собственным набором муниципально-правовых санкций, свидетельствуют следующие факторы: 1) муниципальное право является самостоятельной отраслью права со специфическим предметом и методом воздействия на нарушителей права; 2) для данного вида ответственности характерен особый состав субъектов – это субъекты, наделенные публично-правовым статусом, связанным с осуществлением полномочий по решению вопросов местного значения; 3) муниципально-правовая ответственность выражается в неблагоприятных для правонарушителя последствиях неимущественного характера – лишение права самостоятельно и под свою ответственность решать вопросы местного значения; лишение права участвовать в решении вопросов местного значения в составе коллегиального органа; временное отстранение от решения вопросов местного значения; 4) своей спецификой обладают формальное, фактическое и процессуальное основания муниципально-правовой ответственности; 5) муниципально-правовая ответственность предполагает наличие своих муниципально-правовых санкций, применение которых связано с установлением факта совершения муниципального правонарушения: в одних случаях данный факт устанавливает суд, в других – орган местного самоуправления. § 3. Муниципально-правовая ответственность как часть института ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления Для того чтобы разграничить институт муниципально-правовой ответственности и институт ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления, необходимо обратиться к общей теории юридической ответственности. Институт юридической ответственности является не самой юридической ответственностью, а ее нормативным закреплением. Именно регулирование схожих, качественно однородных отношений выступает признаком правового института. Собственно юридическая ответственность выражает реализующееся охранительное правоотношение, т. е. правоотношение в таком его состоянии, когда в его рамках реально применяются санкции, а лицо фактически несет юридические обязанности по претерпеванию определенных лишений и ограничений. Любое правоотношение является отношением, урегулированным нормой права. В свою очередь, нормы права систематизированы по отраслям, в силу чего правоотношения обладают отраслевой принадлежностью. Следовательно, виды юридической ответственности объективно закреплены в правовых нормах, обладающих определенной отраслевой принадлежностью. Понимание юридической ответственности как охранительного правоотношения, каждая из сторон которого обязана отвечать за свои поступки перед другой стороной, государством и обществом, естественно, не отвергает других взглядов на ответственность, в которых находят отражение те или иные ее стороны . Автор не ставит своей задачей вступать в дискуссию со сторонниками других точек зрения, а еще раз обращает внимание на то, что «…в настоящее время не существует единой позиции относительно определения юридической ответственности, ее содержания и деления на виды…» . Охрана муниципальных правоотношений осуществляется нормами различных отраслей права. Причем существует несколько уровней нормативных правовых актов, в которых закрепляется юридическая ответственность субъектов муниципальных правоотношений: федеральный уровень, уровень субъектов Российской Федерации и муниципальный уровень. Так, уголовная ответственность должностных лиц местного самоуправления регламентируется нормами Уголовного кодекса Российской Федерации (глава 30) , административная ответственность должностных лиц местного самоуправления за нарушение порядка и срока письменного ответа на обращения граждан устанавливается законами субъектов Российской Федерации , основания наступления муниципально-правовой ответственности, в том числе основания и порядок отзыва населением выборных лиц местного самоуправления, определяются уставами муниципальных образований . Юридическая ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления реализуется через правовое отношение охранительного типа, в котором обязанности правонарушителя подвергнутся только той мере государственно-властного принуждения, которая предусмотрена законом, корреспондирует обязанность государства в лице его компетентного органа или органа местного самоуправления применить только ту санкцию, которая обусловлена совершенным правонарушением. Специфика института ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления заключается в том, что данный институт является комплексным, т. е. включает в себя охранительные нормы различной отраслевой принадлежности. По мнению С. С. Алексеева, комплексные институты – это «подразделения комплексных отраслей права. Как и комплексные отрасли права, в целом они охватывают нормативный материал из разных юридических режимов» . Общепризнанно, что муниципальное право является комплексной отраслью права, поскольку предполагает регулирование разнородных общественных отношений и использование для этого элементов юридического режима различных профилирующих отраслей права. Следует отметить, что субъектами ответственности в муниципальном праве выступают как органы местного самоуправления, депутаты представительных органов муниципальных образований, члены выборных органов местного самоуправления, выборные должностные лица местного самоуправления, так и муниципальные служащие, органы территориального общественного самоуправления, население муниципальных образований, физические и юридические лица. Основаниями привлечения к ответственности в муниципальном праве могут быть не только муниципальные правонарушения, но и преступления, административные правонарушения, конституционно-правовые деликты, дисциплинарные и материальные проступки, гражданские правонарушения. Уголовная ответственность выборных должностных лиц местного самоуправления и муниципальных служащих заключается в предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации лишении и ограничении прав и свобод за совершение преступлений, где они выступают в качестве специальных субъектов уголовной ответственности. Их специфика обусловлена особым правовым статусом, закрепляемым нормами муниципального права. Так, выборным должностным лицом местного самоуправления является лицо, избранное на муниципальных выборах и наделенное исполнительно-распорядительными полномочиями по решению вопросов местного значения и (или) по организации деятельности органа местного самоуправления; должностным лицом местного самоуправления является выборное либо заключившее контракт (трудовой договор) лицо, наделенное исполнительно-распорядительными полномочиями по решению вопросов местного значения и (или) по организации деятельности органа местного самоуправления, статус же муниципального служащего определяется через исполнение обязанностей по муниципальной должности муниципальной службы в порядке, определенном уставом муниципального образования в соответствии с федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации. Все преступления, совершаемые вышеуказанными лицами, объединяет то, что они связаны с использованием служебного положения. Именно обладая статусом либо выборного должностного лица местного самоуправления, либо должностного лица местного самоуправления, либо муниципального служащего, данные лица могут быть привлечены к уголовной ответственности за преступления, перечисленные в нижеприведенной таблице. Таблица 1 Уголовная ответственность должностных лиц местного самоуправления Уголовный кодекс Российской Федерации Вид преступления Ч. 2 ст. 136 Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина Ч. 2 ст. 137 Нарушение неприкосновенности частной жизни Ст. 140 Отказ в предоставлении гражданину информации Ст. 141 Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий Ч. 2 ст. 144 Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста Ст. 149 Воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них Ст. 284 Утрата документов, содержащих государственную тайну Ст. 285 Злоупотребление должностными полномочиями Ст. 285.1 Нецелевое расходование бюджетных средств Ст. 286 Превышение должностных полномочий Ст. 287 Отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию РФ или Счетной палате РФ Ст. 288 Присвоение полномочий должностного лица Ст. 289 Незаконное участие в предпринимательской деятельности Ст. 290 Получение взятки Ст. 291 Дача взятки Ст. 292 Служебный подлог Ст. 293 Халатность Выборные должностные лица местного самоуправления, должностные лица местного самоуправления, муниципальные служащие, совершившие преступления не при исполнении должностных обязанностей, привлекаются к уголовной ответственности на общих основаниях, как и прочие граждане. Должностные лица местного самоуправления, как выборные, так и назначаемые, подлежат административной ответственности по основаниям, установленным законами субъектов Российской Федерации. Анализ законодательства субъектов Российской Федерации по данному вопросу выявил различные подходы к закреплению административной ответственности должностных лиц местного самоуправления. Виды административных правонарушений в соответствии с Законом Кировской области от 4 декабря 2007 г. № 200-ЗО «Об административной ответственности в Кировской области» представлены в следующей таблице. Таблица 2 Административная ответственность должностных лиц органов местного самоуправления муниципальных образованийв Кировской области Закон Кировской области Вид административного правонарушения Ст. 2.1 Воспрепятствование законной деятельности органов государственной власти, иных государственных органов и государственных должностных лиц Кировской области Ст. 4.9 Нарушение порядка постановки на учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, снятия с учета и предоставления жилых помещений У законодателя Омской области более широкий подход к определению оснований административной ответственности должностных лиц местного самоуправления: в частности, устанавливается административная ответственность должностных лиц местного самоуправления за правонарушения, связанные в целом с осуществлением местного самоуправления на территории Омской области. Таблица 3 Административная ответственность должностных лиц местного самоуправления муниципальных образований Омской области Закон Омской области Вид административного правонарушения Ст. 4 Нарушение порядка и срока представления ответа на запрос (обращение) депутата Законодательного Собрания Омской области Ст. 5 Невыполнение законных требований депутата Законодательного Собрания Омской области Ст. 6 Нарушение порядка реализации правотворческой инициативы граждан Ст. 7 Нарушение порядка организации и проведения публичных слушаний Ст. 8 Нарушение порядка назначения и проведения опроса граждан Ст. 10 Нарушение порядка официального использования официальных символов муниципального образования Ст. 11 Нарушение порядка отзыва депутатов представительных органов муниципальных образований, членов выборных органов местного самоуправления, выборных должностных лиц местного самоуправления или досрочного прекращения полномочий выборных органов местного самоуправления, выборных должностных лиц местного самоуправления Ст. 12 Нарушение порядка назначения и проведения собрания граждан Ст. 13 Нарушение порядка назначения и проведения конференции граждан (собрания делегатов), избрания делегатов Ст. 14 Нарушение порядка проведения конкурса на замещение должности главы местной администрации Ст. 15 Нарушение порядка формирования, размещения, исполнения и контроля за исполнением муниципального заказа Ст. 43 Нарушение порядка использования объекта нежилого фонда, находящегося в собственности Омской области или в муниципальной собственности Ст. 45 Нарушение порядка и условий приватизации муниципального имущества Ст. 46 Нарушение порядка управления и распоряжения имуществом, находящимся в муниципальной собственности Должностные лица местного самоуправления относятся к специальным субъектам административной ответственности, так как они занимают определенное служебное положение. Соответственно, они привлекаются к ответственности как лица, которые совершили административные правонарушения в рамках исполнения должностных обязанностей либо по выборной муниципальной должности, либо по муниципальной должности муниципальной службы. К должностным лицам местного самоуправления применяются следующие виды административных взысканий: предупреждение, административный штраф, дисквалификация. Порядок привлечения к административной ответственности урегулирован административно-процессуальными нормами. Правом рассматривать дела об административных правонарушениях должностных лиц местного самоуправления наделены мировые судьи субъектов Российской Федерации. Они выступают субъектами функциональной власти в отношении должностных лиц местного самоуправления, служебная зависимость в данном случае отсутствует. Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации в отличие от Кодекса об административных правонарушениях РСФСР предусматривает возможность привлечения к административной ответственности и юридических лиц. Представительный орган муниципального образования и местная администрация, согласно ч. 9 ст. 35 и ч. 7 ст. 37 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», обладают правами юридического лица. Следовательно, они подлежат административной ответственности за совершение административных правонарушений в случаях, предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях Российской Федерации или законами об административной ответственности субъектов Федерации. Органы местного самоуправления, обладающие статусом юридических лиц, а также должностные лица местного самоуправления могут быть привлечены к административной ответственности за следующие административные правонарушения, предусмотренные Кодексом об административных правонарушениях Российской Федерации: Таблица 4 Административная ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления Кодекс об административных правонарушениях РФ Вид административного правонарушения Ст. 5.3 Неисполнение решения избирательной комиссии, комиссии референдума. Непредоставление сведений и материалов по запросу избирательной комиссии, комиссии референдума Ст. 5.21 Несвоевременное перечисление средств избирательной комиссии, комиссии референдума Ст. 5.36 Нарушение порядка и сроков предоставления сведений о несовершеннолетних, нуждающихся в передаче на воспитание в семью Ст. 5.47 Сбор подписей избирателей, участников референдума в запрещенных местах, а также сбор подписей лицами, которым участие в этом запрещено федеральным законом Ст. 7.29 Несоблюдение требований законодательства о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд при принятии решения о способе размещения заказа на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд Ст. 7.30 Нарушение порядка размещения заказа на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд Ст. 7.31 Предоставление, опубликование или размещение недостоверной информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд, а также направление недостоверных сведений, внесение их в реестр государственных или муниципальных контрактов, заключенных по итогам размещения заказов, реестр недобросовестных поставщиков Ст. 14.9 Ограничение свободы торговли Ст. 14.32 Заключение ограничивающего конкуренцию соглашения или осуществление ограничивающих конкуренцию согласованных действий Ст. 15.14 Нецелевое использование бюджетных средств Ст. 15.15 Нарушение срока возврата бюджетных средств, полученных на возвратной основе Ст. 15.16 Нарушение сроков перечисления платы за пользование бюджетными средствами Ст. 15.17 Недобросовестная эмиссия ценных бумаг Ст. 17.1 Невыполнение законных требований члена Совета Федерации или депутата Государственной Думы Ст. 17.2 Воспрепятствование законной деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Ст. 19.5 Невыполнение в срок законного предписания (постановления, представления) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль) Ст. 19.7 Непредставление сведений (информации) Ст. 21.1 Непредставление в военный комиссариат или в иной орган, осуществляющий воинский учет, списков граждан, подлежащих первоначальной постановке на воинский учет Ст. 21.2 Неоповещение граждан о вызове их по повестке военного комиссариата или иного органа, осуществляющего воинский учет Еще одним видом юридической ответственности, к которой привлекаются субъекты муниципальных правоотношений, является дисциплинарная ответственность. Муниципальные служащие находятся в трудовых отношениях с органами местного самоуправления в лице их руководителей. Следовательно, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения муниципальным служащим своих должностных обязанностей встает вопрос о дисциплинарной ответственности. Общие положения о дисциплинарной ответственности закреплены в Трудовом кодексе Российской Федерации , где в ст. 198 дан перечень дисциплинарных санкций: замечание, выговор, увольнение. Составы дисциплинарных проступков закреплены в нем в самом общем виде, не конкретизированы. В законодательстве субъектов Российской Федерации предусматривается, что в случае, если муниципальный служащий признан аттестационной комиссией не соответствующим занимаемой должности, он может быть переведен на нижестоящую должность или уволен . Понижение в должности – это неблагоприятное правовое последствие организационного характера, которое выступает для муниципального служащего как альтернатива увольнения. Дисциплинарное взыскание налагается руководителем соответствующего органа местного самоуправления или должностным лицом, имеющим право назначать муниципального служащего на должность муниципальной службы, т. е. субъектом линейной власти, в порядке, установленном трудовым законодательством. Особую категорию должностных лиц органов местного самоуправления составляют выборные должностные лица, работающие на постоянной основе. Характер должного поведения невыборных и выборных должностных лиц органов местного самоуправления имеет определенные различия. Это выражается в системе взысканий, процедуре привлечения к этому виду ответственности. Вопросы дисциплинарной ответственности выборных должностных лиц органов местного самоуправления в основном регулируются законодательством отдельных субъектов Российской Федерации и нормативными актами муниципальных образований. Е. С. Шугрина определяет дисциплинарный проступок выборного должностного лица органа местного самоуправления как виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на выборное должностное лицо обязанностей, правил этики, несоблюдение действующего законодательства, а также ограничений, несовместимых со статусом выборного должностного лица органа местного самоуправления . На наш взгляд, данное определение включает в себя все многообразие подходов к содержанию дисциплинарного проступка выборного должностного лица органа местного самоуправления, отражает его специфику, которая заключается в том, что на муниципальном уровне основания привлечения к дисциплинарной ответственности выборных должностных лиц органов местного самоуправления могут быть расширены муниципальными правовыми актами . Это не ограничивает их прав в сравнении с невыборными должностными лицами, а еще раз подчеркивает их особый статус – свои полномочия они получили от населения, а значит, и требования к их деятельности должны быть повышенными. В качестве дисциплинарных взысканий к выборным должностным лицам органов местного самоуправления могут быть применены порицание, порицание с лишением слова, доведение через средства массовой информации до избирателей информации о правонарушении, предупреждение об освобождении от работы на постоянной основе, освобождение от работы на постоянной основе и др. К должностным лицам местного самоуправления, действующим в рамках трудового договора, может применяться материальная ответственность. Отношения материальной ответственности в основном складываются в сфере муниципальной службы. Согласно ст. 2 Федерального закона от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе Российской Федерации» , представителем нанимателя (работодателем) для муниципального служащего может быть глава муниципального образования, руководитель органа местного самоуправления, председатель избирательной комиссии муниципального образования или иное лицо, уполномоченное исполнять обязанности представителя нанимателя (работодателя). Под материальной ответственностью работника понимается «обязанность работника, виновными противоправными действиями которого причинен прямой действительный имущественный ущерб, возместить его в размере и порядке, предусмотренном трудовым законодательством» . Материальная ответственность работодателя установлена ст. 234–237 Трудового кодекса Российской Федерации. В данных статьях предусмотрены следующие основания наступления материальной ответственности работодателя: – материальная ответственность за утрату заработка в связи с незаконным лишением работника возможности трудиться (ст. 234 Трудового кодекса РФ); – материальная ответственность за задержку заработной платы и других выплат (ст. 236 Трудового кодекса РФ); – материальная ответственность за ущерб, причиненный имуществу работника (ст. 235 Трудового кодекса РФ); – материальная ответственность за моральный вред, причиненный работнику (ст. 237 Трудового кодекса РФ). Представляется, что только первые два основания материальной ответственности работодателя перед работником действительно являются характерными для трудовых отношений и должны регулироваться нормами трудового права. В двух последних случаях материальная ответственность работодателя скорее близка к гражданско-правовой ответственности. Органы местного самоуправления несут гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате своих незаконных действий (бездействия), в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта органа местного самоуправления. Вред подлежит возмещению за счет казны муниципального образования. Согласно ст. 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации , от имени казны выступают соответствующие финансовые органы муниципального образования. Должностные лица органов местного самоуправления, незаконными действиями (бездействием) которых причинен вред в смысле ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, ответственности перед физическими и юридическими лицами не несут. Требования о возмещении вреда в данном случае к ним применяться не могут, поскольку должностные лица не являются субъектами гражданского права. Согласно ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации , участниками регулируемых гражданским законодательством отношений являются граждане и юридические лица. В регулируемых гражданским законодательством отношениях могут участвовать также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования. При незаконных действиях в сфере гражданского оборота за причиненные должностными лицами органов местного самоуправления убытки несет ответственность муниципальное образование (ст. 16 Гражданского кодекса Российской Федерации), а сам его чиновник может быть привлечен к материальной ответственности. Согласно трудовому законодательству, работник несет материальную ответственность как за прямой действительный ущерб, непосредственно причиненный им работодателю, так и за ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения им ущерба иным лицам. Для «смягчения опасности» участия муниципального учреждения в гражданском обороте (для третьих лиц) Гражданский кодекс Российской Федерации предусмотрел дополнительную ответственность собственника имущества учреждения – его учредителя. В качестве учредителей выступают органы местного самоуправления, которые от имени муниципального образования субсидиарно отвечают по обязательствам муниципальных учреждений и обеспечивают их исполнение в порядке, установленном федеральным законом. Муниципальные учреждения отвечают по своим обязательствам находящимися в их распоряжении денежными средствами, в случае их недостаточности субсидиарную ответственность по их обязательствам несут органы местного самоуправления, выступающие от имени собственника муниципального имущества – муниципального образования. В соответствии со ст. 399 Гражданского кодекса Российской Федерации, если муниципальное учреждение (основной должник) отказалось удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность – муниципальному образованию в лице органа местного самоуправления, выступающего учредителем муниципального учреждения. Согласно ст. 68, 69 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», представительные органы муниципальных образований могут принимать решения о создании межмуниципальных хозяйственных обществ в форме закрытых акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью, а также некоммерческих организаций в форме автономных некоммерческих организаций и фондов. Межмуниципальные объединения не могут наделяться полномочиями органов местного самоуправления. И межмуниципальные хозяйственные общества, и некоммерческие организации муниципальных образований имеют статус юридических лиц, деятельность которых в первую очередь регламентируется нормами Гражданского кодекса Российской Федерации. Они не имеют публично-правового статуса, связанного с полномочиями решать вопросы местного значения, и потому, вступая в правоотношения, могут быть субъектами гражданско-правовой и административной ответственности, но не муниципально-правовой. Вопрос о конституционной ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления является дискуссионным. Как уже отмечалось в § 2 данной главы, ряд авторов, отвергающих самостоятельность муниципально-правовой ответственности , все санкции, предусмотренные статьями 71–75 Федерального закона от 6 октября 2006 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» относят к конституционно-правовым. Другие считают более корректным отнесение ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления перед государством к конституционно-правовой, а перед населением – к муниципально-правовой . Авторский взгляд несколько отличается от вышеизложенных точек зрения. Признавая самостоятельность муниципально-правовой ответственности, мы считаем, что разграничивать конституционно-правовую и муниципально-правовую ответственность нужно в первую очередь не по субъекту, перед которым она наступает, а по объекту посягательства. Объектом правонарушения являются общественные отношения, которым причиняется ущерб или которые ставятся под угрозу причинения вреда в результате правонарушения. О. Е. Кутафин и В. И. Фадеев общественные отношения, возникающие в процессе организации и деятельности местного самоуправления, подразделяют на следующие группы: 1) отношения, возникающие в процессе организации местного самоуправления, формирования и развития его основ; 2) отношения, возникающие в процессе решения вопросов местного значения непосредственно населением и (или) органами местного самоуправления; 3) отношения, связанные с реализацией органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий . Первые две группы общественных отношений связаны с осуществлением муниципальной власти на уровне местного самоуправления, а третья группа – с осуществлением власти государственной на уровне местного самоуправления. Осуществление мер конституционно-правовой ответственности направлено прежде всего на защиту конституционно-правовых отношений, которые в свою очередь связаны с осуществлением государственной власти. Меры же муниципально-правовой ответственности призваны охранять муниципально-правовые отношения, возникающие в сфере решения вопросов местного значения – сфере исключительного ведения местного самоуправления. Согласно ч. 2 ст. 132 Конституции Российской Федерации, органы местного самоуправления могут наделяться законом отдельными государственными полномочиями с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств. На наш взгляд, именно данная норма Конституции является отправной точкой к рассмотрению конституционно-правовой ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления. В случаях ненадлежащего осуществления органами и должностными лицами местного самоуправления функций государственной власти для них наступает конституционно-правовая ответственность. Согласно ч. 1 ст. 75 Федерального закона от 6 октября 2006 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», если при осуществлении отдельных переданных государственных полномочий за счет предоставления субвенций местным бюджетам органами местного самоуправления было допущено нецелевое расходование бюджетных средств либо нарушение Конституции Российской Федерации, федерального закона, иных нормативных правовых актов, установленных соответствующим судом, то отдельные полномочия органов местного самоуправления могут временно осуществляться органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Временное осуществление органами государственной власти отдельных полномочий органов местного самоуправления в данном случае выступает как мера конституционно-правовой ответственности, так как основанием ее применения является ненадлежащее осуществление органами местного самоуправления государственной власти. Мерой конституционно-правовой ответственности органов местного самоуправления также следует считать досрочное прекращение осуществления органами местного самоуправления отдельных государственно-властных полномочий (отзыв государственно-властных полномочий). Так, Закон Кировской области «О наделении органов местного самоуправления муниципальных районов, городских округов Кировской области отдельными государственными полномочиями области в сфере архивного дела» устанавливает, что основанием отзыва отдельных государственных полномочий Кировской области может служить использование органами местного самоуправления материальных ресурсов, полученных на осуществление государственных полномочий на другие цели, а также непредставление органами местного самоуправления отчетов об исполнении переданных им государственных полномочий. Согласно Закону Саратовской области «О наделении органов местного самоуправления государственными полномочиями по исполнению функций комиссий по делам несовершеннолетних и их прав» , отдельные переданные государственные полномочия могут быть отозваны в случаях неисполнения органами местного самоуправления переданных государственных полномочий; неэффективного осуществления органами местного самоуправления переданных государственных полномочий; использования не по назначению органами местного самоуправления переданных материальных ресурсов и финансовых средств; повторных обоснованных обращений физических и юридических лиц в связи с ненадлежащим осуществлением органом местного самоуправления переданных государственных полномочий; нарушений при осуществлении переданных государственных полномочий законодательства Российской Федерации и области. Отзыв у органов местного самоуправления переданных государственных полномочий субъекта Российской Федерации направлен на обеспечение прав субъекта Российской Федерации и восстановление положения, существовавшего до передачи полномочий. При прекращении исполнения органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий неиспользованные материальные и финансовые ресурсы, переданные органам местного самоуправления для их исполнения, подлежат возврату. В соответствии с ч. 6.1 ст. 36 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» полномочия главы муниципального района, главы городского округа могут быть прекращены досрочно в связи с утратой доверия Президента Российской Федерации. Утрата доверия возникает в случаях: 1) несоблюдения главой муниципального района, главой городского округа, их супругами и несовершеннолетними детьми запрета, установленного Федеральным законом «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами»; 2) установления в отношении избранных на муниципальных выборах главы муниципального района, главы городского округа факта открытия или наличия счетов (вкладов), хранения наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владения и (или) пользования иностранными финансовыми инструментами в период, когда указанные лица были зарегистрированы в качестве кандидатов на выборах соответственно главы муниципального района, главы городского округа. В соответствии с Федеральным законом от 7 мая 2013 г. № 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами» основанием для принятия решения об осуществлении проверки соблюдения лицом данного запрета является достаточная информация о том, что указанным лицом не соблюдается вышеназванный запрет. Круг лиц, представляющих такую информацию, следующий: 1) правоохранительные, иные государственные органы, Центральный банк Российской Федерации, кредитные организации, другие российские организации, органы местного самоуправления, работники (сотрудники) подразделений по профилактике коррупционных и иных правонарушений и должностные лица государственных органов, органов местного самоуправления, Центрального банка Российской Федерации, а также иностранные банки и международные организации; 2) постоянно действующие руководящие органы политических партий и зарегистрированных в соответствии с законом иных общероссийских общественных объединений, не являющихся политическими партиями; 3) Общественная палата Российской Федерации; 4) общероссийские средства массовой информации. Законодателем также указывается на недопустимость принятия решения об осуществлении проверки на основе анонимной информации. Установление конституционно-правовой ответственности в форме досрочного прекращения полномочий главы муниципального района, городского округа в связи с утратой доверия Президента Российской Федерации обусловлено целями обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, упорядочения лоббистской деятельности, расширения инвестирования средств в национальную экономику и повышения эффективности противодействия коррупции. На глав городских и сельских поселений данная мера ответственности не распространяется. В сфере правотворчества к органам и должностным лицам местного самоуправления может быть применена такая мера конституционно-правовой ответственности, как отмена (приостановление) правового акта. Статьей 48 Федерального закона от 6 октября 2006 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» устанавливается, что муниципальные правовые акты в части, регулирующей осуществление органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий, переданных им федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации, могут быть отменены или их действие может быть приостановлено уполномоченным органом государственной власти Российской Федерации (уполномоченным органом государственной власти субъекта Российской Федерации). Мы разделяем мнение О. Е. Кутафина о том, что «значение этой меры государственного воздействия состоит в том, что посредством ее применения осуществляется принудительная ликвидация незаконно возникших правоотношений и восстановление нарушенного правопорядка» . Таким образом, конституционно-правовая ответственность имеет место быть в системе местного самоуправления, но она не тождественна муниципально-правовой ответственности. В рамках рассмотрения института ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления заслуживает внимания вопрос и об ответственности органов территориального общественного самоуправления. Органы территориального общественного самоуправления обладают особым правовым статусом, который определяется положениями ст. 27 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Федеральный закон относит территориальное общественное самоуправление к формам участия населения в осуществлении местного самоуправления, а органы территориального общественного самоуправления – к одному из способов реализации территориального общественного самоуправления граждан. Органы территориального общественного самоуправления не наделены собственной компетенцией в решении вопросов местного значения, они лишь вправе осуществлять собственные инициативы по вопросам местного значения. Имущество, принадлежащее органам территориального общественного самоуправления на праве собственности, не является муниципальным имуществом. Решения, вынесенные с помощью органов территориального общественного самоуправления, распространяются на часть территории муниципального образования, население которой добровольно принимает на себя обязательство следовать этим решениям. По своей природе эти решения являются общественными и не обеспечиваются принудительной силой государства. Таким образом, органы территориального общественного самоуправления не являются каналами публичной власти и не входят в систему органов местного самоуправления, наделенных властными полномочиями. В подп. 3 п. 8 ст. 27 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» предусматривается право органов территориального общественного самоуправления осуществлять хозяйственную деятельность по содержанию жилищного фонда, благоустройству территории, иную хозяйственную деятельность, направленную на удовлетворение социально-бытовых потребностей граждан, проживающих на соответствующей территории, как за счет средств указанных граждан, так и на основании договора между органами территориального общественного самоуправления и органами местного самоуправления с использованием средств местного бюджета. Данное положение вызывает настороженность, как отмечает Е. В. Мирошниченко : далеко не все органы территориального общественного самоуправления сумеют стать эффективными хозяйствующими субъектами, что может послужить причиной неэффективного использования, утечки бюджетных средств. А публично-правовая ответственность за удовлетворение потребностей граждан все равно останется на органах местного самоуправления как публично-правовой форме. Эти договоры, на наш взгляд, не следует превращать в договоры о передаче полномочий, ответственности и средств местного бюджета, поскольку органы территориального общественного самоуправления – это общественная организационная форма, это противоречило бы самой их природе. При реализации органами территориального общественного самоуправления собственных инициатив по благоустройству территории, иной хозяйственной деятельности им следует заключать с органами местного самоуправления договоры гражданско-правового характера. В таких договорах органы территориального общественного самоуправления и органы местного самоуправления выступают равноправными участниками гражданских правоотношений, в случаях же нарушений условий договора к сторонам могут быть применены меры гражданско-правовой ответственности, носящей частноправовой характер. Итак, анализ законодательства показал, что многие правовые нормы, закрепляющие и регулирующие ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления, по своей структуре являются бланкетными (отсылочными). Порядок реализации санкций, как и сами санкции, применяемые к правонарушителям, содержится в различных отраслях права. Муниципальное право заимствует много правовых норм у других отраслей права при регулировании ответственности. Но в то же время муниципальное право является новой самостоятельной отраслью российской системы права, в которой идут процессы становления и развития самостоятельных правовых институтов, в том числе института муниципально-правовой ответственности. Объективно существует большой блок муниципально-правовых норм, регулирующих собственно муниципальные охранительные правоотношения, через которые и реализуется муниципально-правовая ответственность. Субъектами ответственности в этом случае являются только те субъекты муниципально-правовых отношений, которые наделены Законом полномочиями по решению вопросов местного значения. Основания и порядок реализации муниципально-правовой ответственности закреплены нормами исключительно муниципального права. Следует отметить, что нельзя рассматривать юридическую ответственность органов местного самоуправления и их должностных лиц как муниципально-правовую только потому, что органы и должностные лица местного самоуправления являются участниками охранительных правоотношений. У данных охранительных правоотношений различная отраслевая принадлежность. Муниципально-правовая ответственность является лишь составной частью института ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления. Институт ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления представляет собой комплексный правовой институт, который включает в себя нормы уголовного, административного, конституционного, муниципального, трудового и гражданского права (рис. 1). Рис. 1.Институт ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления Глава 2 Институт муниципально-правовых санкций § 1. Муниципально-правовые санкции: признаки и классификация Соблюдение муниципально-правовых норм обеспечивается возможностью государства применять меры принуждения за нарушение обязанностей, предусмотренных муниципальным законодательством. Государственное принуждение обеспечивает функционирование правовой системы, реальность правовых установлений, их общеобязательность. Правовые нормы действенны только тогда, когда они обеспечены эффективными мерами государственно-принудительного воздействия – санкциями, форма реализации которых и есть форма реализации ответственности. Представление о том, что юридическая ответственность имеет форму реализации, в значительной степени разработано в теории уголовной ответственности. «Реализация ответственности означает, что после возникновения правоотношения права и обязанности его субъектов были реализованы в точном соответствии с предписаниями закона. Этому предшествуют сложные фактические отношения между субъектами, направленные на установление характера и пределов взаимных прав и обязанностей и осуществляемые в определенной процедурной форме. После уточнения содержания и объема прав и обязанностей субъектов ответственность находит свое объективное воплощение в тех или иных мерах государственного принуждения, избираемых по воле государства в лице его компетентных органов. Эти меры называются формами реализации ответственности» . Вопрос о форме реализации конституционно-правовой ответственности О. Е. Кутафин рассматривает в контексте формы реализации ее санкций . Аналогичных взглядов придерживаются и некоторые представители муниципально-правовой науки. Так, Е. М. Ковешников пишет о том, что «одной из форм реализации ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления перед населением в результате утраты его доверия является возможность отзыва населением депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления» . Говоря об отзыве, М. А. Краснов подчеркивает, что «сам смысл этой формы реализации ответственности предполагает ее чрезвычайный характер, когда все иные возможности демократического воздействия на местную власть исчерпаны» . Автор разделяет вышеизложенные взгляды и в своем исследовании рассматривает муниципально-правовые санкции как форму реализации ответственности в системе местного самоуправления. Слово «санкция» как в законодательстве, так и в научной литературе используется в разных значениях. В ст. 5 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации мы встречаем законодательное определение санкции как разрешения (согласия) прокурора на производство дознавателем, следователем соответствующих следственных и иных процессуальных действий. А в ст. 460 того же кодекса санкция предстает в совершенно ином аспекте – как норма, в пределах которой правонарушителю назначается конкретная мера ответственности . Согласно бюджетному законодательству (ст. 46 Бюджетного кодекса Российской Федерации ), в качестве санкций к нарушителям финансовой дисциплины применяются денежные взыскания (штрафы). Как реакция государства на факт противоправного поведения конкретного лица санкции выступают и в законодательстве об исполнительном производстве: в случае невыполнения законных требований судебного пристава-исполнителя без уважительных причин он вправе применить к должнику штрафные санкции и иные меры . Итак, в российском законодательстве термин «санкция» используется, во-первых, как разрешение, одобрение какого-либо акта, какого-либо процессуального действия; во-вторых, как мера воздействия, применяемая государственными органами к правонарушителям, в-третьих, как мера ответственности конкретного правонарушителя. В юридической литературе термин «санкция» также неоднозначен. Т. В. Кашанина определяет санкцию «как часть юридической нормы, которая указывает на неблагоприятные последствия, возникающие в результате нарушения правила, предусмотренного диспозицией» . По мнению О. Е. Кутафина, санкции есть не что иное, как «меры принуждения, которые применяются государством в случае нарушения нормы права» . О. Э. Лейст считает, что «санкции представляют собой указание на меры государственного принуждения, применяемые в целях охраны права от нарушений» . С. С. Алексеев рассматривает санкции как «государственно-принудительные меры, являющиеся реакцией государства в отношении конкретного лица на факт противоправного поведения» . Таким образом, с позиций теории права санкция представляет собой, во-первых, структурный элемент юридической нормы, во-вторых, сами меры государственного принуждения, применяемые к правонарушителю, через которые реализуется юридическая ответственность. Взгляд на санкции как на меры государственного принуждения, применяемые в случае нарушения норм права, имеет много сторонников в юридической науке . Однако не все меры государственного принуждения являются санкциями. Как отмечает О. Э. Лейст, «любая санкция представляет собой указание на меры государственного принуждения, охраняющие нормы права от нарушения, но не всякая мера принуждения, осуществляемая органами государства, применяется на основе санкций» . Это связано с тем, что, во-первых, «задачи государства шире только охраны норм права от нарушений», во-вторых, «правоохранительной деятельностью государства не исчерпывается область применения государственного принуждения» . Следовательно, меры, принимаемые органами государства на основе санкций, нельзя отождествлять с иными мерами государственного принуждения (рис. 2). Рис. 2.Меры государственного принуждения Понятие «меры защиты» впервые ввел в научный оборот С. С. Алексеев . Именно он указал на необходимость отличать меры юридической ответственности от мер защиты, отмечая при этом, что «цель мер защиты – принудить обязанное лицо выполнить обязанности, налагаемые на него законом или договором… Применение же мер юридической ответственности налагает на правонарушителя новую, специальную, императивную обязанность претерпевать лишения, испытывать правоограничения» . Суть мер защиты удалось уловить Ю. Басину в следующем определении: «…защита есть совокупность мер государственного принуждения, направленных на обеспечение неприкосновенности права и ликвидацию его нарушения» . Учение о мерах защиты способствует более глубокому изучению проблем государственного принуждения в отраслевых науках. Поэтому мы считаем целесообразным проводить разграничение между мерами защиты и мерами юридической ответственности (санкциями) и в муниципальном праве. Отличия между ними, на наш взгляд, состоят в следующем: – меры защиты отличаются от мер ответственности отсутствием отрицательных последствий и государственного осуждения; – меры защиты преследуют правовосстановительные цели, а меры ответственности, кроме того, направлены на наказание виновных; – меры защиты и меры ответственности реализуются в различных процессуальных формах; – основанием применения мер юридической ответственности является правонарушение (в совокупности всех его признаков), а применение мер защиты возможно и при отсутствии состава правонарушения. Мерами защиты следует признавать средства правового воздействия, направленные на устранение препятствий к осуществлению права. В муниципальном законодательстве предусматривается применение ряда мер защиты для охраны муниципально-правовых отношений. Во-первых, к ним следует отнести временное возложение отдельных полномочий органов местного самоуправления на органы государственной власти в связи с чрезвычайными ситуациями. Согласно п. 1 ч. 1 и ч. 4 ст. 75 Федерального закона № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», отдельные полномочия органов местного самоуправления могут временно осуществляться органами государственной власти субъектов Российской Федерации в случае, если в связи со стихийным бедствием, с катастрофой, иной чрезвычайной ситуацией представительный орган муниципального образования и местная администрация отсутствуют и (или) не могут быть сформированы в соответствии с настоящим Федеральным законом . Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», как видим, связывает отсутствие органов местного самоуправления, являющееся основанием для временного осуществления их полномочий органами государственной власти, только с чрезвычайными ситуациями. Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» определяет чрезвычайную ситуацию как обстановку на определенной территории, сложившуюся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или окружающей природной среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности людей. Для возникновения ответственности необходимо наличие состава правонарушения, в частности субъекта ответственности, чья деятельность (действие или бездействие) находится в причинной связи с возникшей ситуацией. Даже если допустить возможность привлечения к ответственности при отсутствии вины, требуется субъект, чья невиновная деятельность привела к неблагоприятным последствиям. В случае возникновения природной катастрофы такой субъект отсутствует. Таким образом, в случае когда основанием временного осуществления органами государственной власти отдельных полномочий органов местного самоуправления выступают катастрофы и иные обстоятельства непреодолимой силы, вмешательство не является мерой муниципально-правовой ответственности, так как отсутствует сам факт правонарушения. Мы разделяем мнение В. О. Лучина о том, что меры принуждения, применяемые в условиях чрезвычайного положения, никак не связаны с юридической ответственностью . В этом случае никоим образом не ограничивается право населения на осуществление местного самоуправления, применение данной меры (меры защиты) направлено на поддержание управляемости в муниципальном образовании и предупреждение совершения общественно опасных действий в условиях стихийного бедствия, катастрофы или иной чрезвычайной ситуации, когда представительный орган муниципального образования и местная администрация отсутствуют и не могут быть сформированы. Во-вторых, мерой защиты, согласно ч. 3 ст. 49 Федерального закона от 28 августа 1995 г. № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», выступало вынесение письменного предупреждения о возможности роспуска представительного органа муниципального образования, а также о возможности отрешения от должности главы муниципального образования . Вынесение предупреждения не связано с возложением новой дополнительной юридической обязанности на представительный орган местного самоуправления или главу муниципального образования, оно (предупреждение) направлено на выполнение «старой» обязанности, той, которую должны исполнить субъекты, – отменить нормативный правовой акт или отдельные его положения в соответствии с решением суда, вступившим в силу. Если представительный орган местного самоуправления или глава муниципального образования отменяли изданные ими незаконные нормативные правовые акты, то и необходимость применения к ним мер ответственности в виде роспуска и отрешения от должности отпадала сама собой. Под мерами пресечения понимаются меры государственного принуждения, применяемые в целях прекращения противоправных действий и предотвращения их вредных последствий. Согласно ч. 5 ст. 75 Федерального закона № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», одновременно с решением о временном осуществлении органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации отдельных полномочий органов местного самоуправления принимается решение об изъятии субвенций из местного бюджета. Изъятие субвенций из местного бюджета является мерой пресечения, направленной на прекращение противоправных действий органами местного самоуправления. Нет субвенций – нет возможности израсходовать их по нецелевому назначению. В связи с введением двухуровневой территориальной организации местного самоуправления в ч. 4 ст. 15 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» предусмотрена взаимная возможность передачи части своих полномочий органами местного самоуправления муниципального района и входящих в него поселений. Для передачи части своих полномочий органы местного самоуправления муниципального района и поселения должны заключить соглашение. Если муниципальное образование одного уровня не исполняет или ненадлежащим образом исполняет возложенные на него соглашением полномочия муниципального образования другого уровня при условии передачи необходимых для их осуществления финансовых ресурсов, то муниципальное образование, передавшее полномочия, отзывает их. Денежные средства, переданные в виде субвенций, необходимых для осуществления передаваемых полномочий, возвращаются на тот уровень, с которого были переданы. В данном случае возвращение субвенций также представляет собой меру пресечения. Муниципально-правовыми санкциями (мерами ответственности) следует считать закрепленные в муниципально-правовых нормах меры публичного принуждения, которые влекут неблагоприятные для правонарушителя последствия и применяются в особом процессуальном порядке. Меры муниципально-правовой ответственности включены в общеправовую систему мер публичного принуждения. Они представляют собой форму реагирования государства и общества на нарушение законодательства, регулирующего порядок осуществления местного самоуправления, и являются внешним материальным выражением публично-властного принуждения за совершение муниципального правонарушения. В зависимости от инстанции ответственности (т. е. субъекта, перед которым наступает ответственность) муниципально-правовые санкции могут быть классифицированы следующим образом: – выражающие ответственность перед населением муниципального образования – отзыв выборных лиц местного самоуправления, выражение недоверия; – выражающие ответственность перед государством – роспуск представительного органа муниципального образования; отрешение от должности главы муниципального образования (главы местной администрации); временное осуществление органами государственной власти отдельных полномочий органов местного самоуправления (введение временной финансовой администрации в муниципальном образовании). В зависимости от круга лиц, на которых распространяется действие муниципально-правовых санкций: – санкции, применяемые к депутатам представительного органа муниципального образования и членам выборного коллегиального органа местного самоуправления; – санкции, применяемые к выборным должностным лицам местного самоуправления; – санкции, применяемые к должностным лицам местного самоуправления, не являющимся выборными; – санкции, применяемые к представительным органам муниципальных образований и к иным выборным коллегиальным органам местного самоуправления. Муниципально-правовые санкции можно подразделить по правовым последствиям: – санкции, которые всегда влекут досрочное прекращение полномочий органа или должностного лица местного самоуправления (отзыв, отрешение от должности, роспуск); – санкции, не влекущие досрочное прекращение полномочий органа или должностного лица местного самоуправления (выражение недоверия, введение временной финансовой администрации и др.). Большинство санкций индивидуальны для каждого вида юридической ответственности: замечание, выговор, увольнение характерны для дисциплинарной ответственности; лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы, смертная казнь – уголовно-правовые санкции. Но есть и исключения: например, штраф и арест выступают одновременно и административно-правовыми, и уголовно-правовыми санкциями, что никоим образом не принижает их отраслевой специфики. Отзыв выборного лица местного самоуправления, роспуск представительного органа муниципального образования, отрешение от должности главы муниципального образования (главы местной администрации) рассматриваются нами как муниципально-правовые санкции. Аналогичные по названию санкции применяются в отношении субъектов публичной власти на уровне субъектов Российской Федерации, но основанием их применения служит конституционный деликт, да и сама процедура их реализации предусматривается нормами конституционного права. Несмотря на различные основания применения тех или иных муниципально-правовых санкций, все они имеют общую юридическую природу и характерную черту, заключающуюся в лишении субъекта муниципально-правовой ответственности полномочий по решению вопросов местного значения. Для муниципально-правовой ответственности характерным является то, что не существует единой процедурной формы применения ее мер (санкций). Процессуальный порядок применения муниципально-правовых санкций зависит от их вида и устанавливается муниципальным законодательством. Основания и порядок отзыва населением выборных лиц местного самоуправления определяются уставами муниципальных образований в соответствии с федеральным законом, процедуры роспуска представительного органа муниципального образования, отрешения от должности главы муниципального образования (главы местной администрации), введения временной финансовой администрации в муниципальном образовании закреплены в соответствующих статьях Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Это существенно отличает муниципально-правовые санкции от уголовно-правовых, административно-правовых, дисциплинарных, порядок применения которых вне зависимости от вида является единым. Особенности муниципально-правовых санкций, механизмы их реализации в России и за рубежом станут предметом исследования в следующих параграфах. Мы остановимся на следующих ключевых проблемах: первая – адекватность муниципально-правовых санкций и механизмов их реализации, устанавливаемых российским законодательством, реалиям современной России, букве и духу Конституции, вторая – направления совершенствования нормативной базы, регулирующей муниципально-правовую ответственность. § 2. Отзыв выборных лиц местного самоуправления Проблема ответственности выборных лиц местного самоуправления перед источником власти привлекает внимание ученых и практических работников в сфере местного самоуправления. Исследование отзыва как одной из мер муниципально-правовой ответственности перед населением муниципального образования продиктовано необходимостью ее активного использования, а также существующими пробелами в законодательстве по вопросам отзыва. Зарубежный опыт свидетельствует, что негативная оценка отклоняющегося поведения и характер наступающих неблагоприятных последствий для выборных лиц местного самоуправления могут выражаться в такой мере муниципально-правовой ответственности, как отзыв выборных лиц местного самоуправления. Хотя в ряде демократических стран институт отзыва отсутствует, считается, что нерадивого депутата можно просто не избрать на следующих выборах. Депутат «должен следовать исключительно велениям своего разума и своей совести», он «не должен подпадать под возможное влияние каких-либо наставлений своих избирателей» . Императивный депутатский мандат прямо запрещен законодательством ряда государств. Так, ст. 27 Конституции Франции устанавливает, что «всякий императивный мандат является недействительным» . В ст. 77 Конституции земли Гессен сказано, что «депутаты являются представителями всего народа» . Отзыв выборных должностных лиц предусмотрен в законодательстве более трети штатов США. Для применения процедуры отзыва требуется разное число подписей: например, «25 % от числа поданных голосов на последних выборах соответствующего должностного лица (Аляска, Алабама, Колорадо, Вашингтон, Висконсин) либо 12 % от этого числа (Калифорния)» . Применяется отзыв в США нечасто из-за процедурных трудностей: подписи должны быть собраны в короткий срок в нотариально удостоверенной форме, к тому же в случае отклонения избирателями предложения об отзыве на инициаторов голосования возлагается возмещение расходов по его проведению. В Японии на местном уровне гораздо более, чем на общенациональном, развиты демократические институты управления. Закон о местной автономии 1947 г. предусматривает право местных жителей на отзыв выборных должностных лиц местного самоуправления. Субъектами отзыва могут быть депутаты муниципального собрания либо глава органа местного самоуправления. Закон содержит целую главу, в которой определен механизм практического осуществления права на отзыв. Здесь установлены нормы сбора подписей под требованием принять к рассмотрению вопрос об отзыве: не менее / – при требовании отстранения главы органа местного самоуправления, депутата муниципального собрания (в последнем случае – / от числа избирателей по его выборному округу). Комитет по контролю за выборами, признав достаточность и достоверность такого требования, обязан назначить голосование. Требование удовлетворяется, если оно поддержано большинством принявших участие в голосовании избирателей. На практике, однако, собрать необходимое число подписей местных жителей – задача не из легких. И даже если это произойдет, депутаты муниципального собрания имеют право выступить против законодательной инициативы граждан, посчитав ее неуместной. Проверки инспекционного комитета по запросу жителей не всегда результативны, так как зачастую проводятся формально. Вместе с тем обязательность публичного выражения официальной реакции местных властей на запрос делает саму инспекцию необходимой, что в ряде случаев само по себе может привести к желательной для граждан огласке ошибочных или несправедливых действий чиновников. Статистика же свидетельствует, что в 1947–1983 гг. местные жители в Японии использовали свое право требовать отзыва глав органов местного самоуправления 516 раз, отзыва депутатов муниципальных собраний – 204. Один из ярких примеров проявления непосредственной демократии – отзыв в 1989 г. мэра г. Дзуси по требованию местных жителей, выразивших возмущение тем, что он поддержал план Управления национальной обороны о строительстве казарм для американских военнослужащих, для чего предлагалась вырубка лесного массива Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/ekaterina-zabolotskih/otvetstvennost-dolzhnostnyh-lic-i-organov-mestnogo-samoupravleniya-2-e-izdanie/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.