Самиздат литеретурно-публицистический журнал

…Ведь нет ничего иллюзорней И радостней этих мгновений, Когда зацветает вдруг слива Таинственным нежным цветком! Хоть видишь, как ствол исковеркан Суровою непогодой, А ветки склонились печально, И сон их как небытие… Но в дивное это мгновенье, Которого ждёшь с нетерпеньем, Вдруг что-то взрывается тихо – И дерево оживёт. Душа наполняется свето

ЧЕЛОВЕК

| | Категория: ---
ЧЕЛОВЕК
Не растерял себя
и не продался.
Не предал,
не согнулся
и не сдался.
Честь сохранил,
добро творил,
но в жрнова
чиновьничьи попался -
и сразу сеик
и растерялся,
и незаметным стал.
Но распрямился,
вздохнул,
с неправдою сразился -
и гордо голову поднял!
И снова пел,
творил,дерзал,
как мог,
другому помогал.
И правдой жил!
И Бог его благословил
негласно.Свыше
он голос Божий
вещий слышал.
И гордая
свободная душа
ввысь улетела неспеша...
...И с высоты её полёта
он снова пел,
творил, дерзал
и с Неба
людям помогал!
    • 0
  •  Просмотров: 983 | Комментарии: 0

По кругу

| | Категория: Стихи
По кругу
Ах. как плачет! Как моя душа плачет.
Что это значит? Это что-то значит!
Как одиноко.Кругом - ни звука.
Губит души людей злоба-сука.

Как просто нежной рукой погладить,
Рубцы на сердце теплом разгладить.
Но как же в цене душевное слово,
Не хватит денег купить его снова.

А даром нам нынче добра не дарят,
Скорее хамством бесплатно ударят.
Грубость на грубость - только цветочки,
Рвут во злобе слова на кусочки.

Ты в пылу отвечаешь невеждам -
Зло убивает ростки надежды.
Так по кругу ходят зависть и злоба -
Людей доводят до срока до гроба.

Круг разорвать добру не под силу -
Белый свет стал мне чёрным, не милым!
По кругу - по кругу, клячи - по кругу,
Глаза не зрячи, не видим друг друга.

И нет правых, и нет виноватых...
Как душа плачет! Это расплата.
Ах, как плачет она! Как плачет...
Да жива ещё душа моя, значит!
    • 100
  •  Просмотров: 1454 | Комментарии: 1

Художница и принц

| | Категория: Проза
Художница и принц
Рассказ.
Посвящается художнице Джони Эрексон.

"В этом мире существуют две истинные трагедии.
Одна из них заключается в отсутствии того,чем че-
ловек хотел бы владеть,вторая состоит в том,что че-
ловек получает именно то,что хотел бы иметь."
(Оскар Уальд.)

Несмотря на непогоду,в выставочный зал Москвы им. Николая Рериха в последние несколько дней невозможно было попасть.Публика тянулась бесконечной лентой.
На втором этаже проходила обычная выставка.Висящие на стенах катины
выполнены простыми масляными красками в своеобразной манере,написанные в различной технике.Но не это главное,важна личность художника.
В центре зала неподвижно сидела молодая цветущая женщина.Ажурное платье
лазурного цвета прикрывало ноги.Электрическое инвалидное кресло, сделанное по спецзаказу,приводилось в движение лёгким нажатием кнопки.Женщина упра вляла им как заправский наездник - лихим скакуном.В её светло-карих глазах
играли счастливые огоньки,каштановые волосы кольцами спадали на плечи.
Уже два года эта мужественная женщина сражается за свою физическую независимость и свободу. Её тело потеряло подвижность вследствии несчастного случая.Много дней и часов было потраченно впустую врачами и хирур
гами,чтоб вернуть её тело к жизни.Но все усилия оказались напрасны.В её повреждённом позвоночнике произошли необратимые процессы:нервные оконча
ния полностью отрофировались,из-за чего она совершенно потеряла чувстви тельность.Мозг выжил в этой борьбе,а тело не слушалось его команд. Художнице Маруэй Берг было всего двадцать три года.Она сознавала свою ущербность,смириась,что нет никакой надежды на улучшение её физического состояния и продолжала бороться за жизнь.
В последний год,когда Маруэй начала заниматься живописью,она продвинулась духовно: много читала,занималась языками.На мысль о рисовании ртом
её сподвинул Шерилл - главный хирург госпиталя "Золотые горы",в котором
она провела целый год после постигшего её несчастья.До этого она жила как и все её сверсники:училась в школе,встречалась с друзьями,строила планы на бу-дущее.Никто не мог предположить,что с ней может случиться такое горе.
Маруэй очень поддерживали родные – отец, мать и старшая сестра Бриджит.
Благодаря их заботе девушка возраждалась к жизни.У Мару,как её называла
Бриджит,неожиданно открылись большие способности к живописи.Её первая
персональная выставка прошла три месяца назад в родном Лос-Анжелесе, а
вторая – в Москве.
Маруэй светилась от счастья.Теперь она сможет оставить частицу души в своих картинах.Каждый новый день она встречала с радостью.Много времени про
водила в музее,принимая посетителей выставки,знакомилась с интересными людьми.Благодаря выставке в Москве Маруэй приобрела новых друзей,получи ла массу хвалебных отзывов и выгодных предложений.На её выставке побывал сам президент.
Месяц пролетел как один день.
Наступило время собираться в дорогу.До отъезда оставалось два дня.Предстоя-
ло закрытие выставки.Маруэй было грустно расставаться с Москвой и её добро-
желательной публикой,но она успела соскучиться по дому,особенно ей не доста
вало присутствия любимой сестры Бриджит.
Утром,по дороге в музей,она раздумывала,что надеть вечером на прощальный банкет,который устраивали сотрудники музея. В день закрытия на выставке было особенно многолюдно.От сутолоки у неё даже закружилась голова.И она вместе с распорядителем выставки поспешила в буфет попить чего-нибудь прохладительного.Выпили "Фанту" и направились
обратно в зал.Когда они подходили к лифту,увидели,что он приехал на этаж за
полненный до отказа.И вдруг среди находившихся в нём людей,Маруэй увидела
до боли знакомые глаза.Она попыталась разглядеть получше,но не успела: лифт захлопнулся.От неожиданности она остановила кресло.
"Господи, не может быть!Откуда ему тут взяться?Наверное померещилось. Нэд
Тревл... Небось сидит себе сейчас в своём шикарном офисе,и длинноногая секре-
тарша подаёт ему кофе" - размышляла Мару.
-Госпожа,вам плохо? - спросил её распорядитель.
-Нет.Спасибо,всё нормально.
-Подождём,лифт сейчас спустится.
Выйдя из лифта,они прошли в зал.Толпа немного рассеялась.Подошёл какой-то репортёр взять интервью.Маруэй рассеянно отвечала на вопросы. Через несколько минут она решила подъехать к зеркалу,взглянуть на причёску.
Выехав в коридор, приближаясь к зеркалу, Мару увидела живого Нэда.Он напра
влялся прямо к ней.Глаза Маруэй расширились,словно она увидела привидение из прошлого.
Элегантный Нэд подошёл и невозмутимо поздоровался, как-будто они расстались только вчера.
-Здравствуй,дорогая Мару.Рад видеть тебя! - сказал он с видом каменной статуи.
Она на мгновение потеряла дар речи.
-Я давно наблюдаю за тобой.И только сегодня решил засвидетельствовать своё
почтение,узнал,что ты завтра уезжаешь.Я поражён твоими работами.Но ещё
больше тем, что ты пережила,- добавил он.
-Спасибо,дорогой Принц.Никак не ожидала увидеть тебя здесь, - после длинной паузы,придя в себя от изумления ответила она. – Чем занимаешься?
-Как видишь,гуляю по музею.Вот тебя встретил! - съязвил Нэд.
Только теперь Маруэй заметила,что от привычной жизнерадостности Нэда не осталось и следа.Он обычно так любил жестикулировать,а сейчас почему-то даже ни разу не улыбнулся и на протяжении всего разговора руки держал в карманах.Вёл себя как-то скованно,голос звучал напряжённо.
-Я провожу тебя после банкета,-сказал сухо Нэд,пряча взгляд.Голос его дрожал.
Часы пролетели незаметно.На банкете Нэд так и не появился.Маруэй расстроилась,решив,что друг детства уехал не попрощавшись.Но когда все стали расхо-
диться,он появился у дверей.Они молча спустились на первый этаж.Нэд попросил шофёра личного "кадилака" помочь Маруэй.А сам сел вперёд,так и не выни
мая рук из карманов.
Стемнело.На улицах зажглись фонари.Стало прохладно.
По дороге в гостиницу,Маруэй вспоминала о дружбе с Нэдом, о нежных чувствах к нему. В школе у него была кличка - "принц" за ранимое самолюбие и за его необычайно красивую внешность и царскую осанку.К девочкам он относился с глубоким уважением.В старших классах девушки сохли по нему.На самом деле Нэд был по-настоящему графских кровей.Его родители имели крупное состояние, но к Маруэй относились с любовью.
Ей вспомнилось тяжёлое расставание с Нэдом.Он собирался уехать на учёбу в университет Нью-Йорка,а она оставалась в Лос-Анжелесе заканчивать послед-
ний класс школы.Мару предстоял напряжённый год и выпускные экзамены.
Когда Нэд садился в поезд,они оба плакали.Он обещал писать и прехать на каникулы.В тот момент ей почему-то казалось,что она больше никогда не увидит
своего принца.Так и случилось:через полгода он перестал писать.Лишь однажды позвонил и сказал только два слова:"Прощай,дорогая!"
Маруэй долго переживала,а просить координаты Нэда у родителей не решилась,гордость не позволила.
Горькие воспоминания перебил холодный тон голоса Нэда.
-Мы приехали.Шофёр поможет тебе выйти из машины.
Шофёр довёл их до комнаты Маруэй,открыл ключом дверь.Они вошли в номер.
Нэд поблагодарил шофёра и захлопнул за ним дверь ногой.Маруэй посмотрела на него с возмущением,не понимая странного поведения и глупой на её взгляд позы.
-Не смотри на меня так,дорогая, - сказал он и отвернулся,пряча лицо.Не удержался и зарыдал.
-Почему ты плачешь,ведь мы наконец-то встретились и я пока что жива!
-Зато я умер!
С этими словами Нэд повернулся к ней.Его грустные глаза выражали боль и безысходность.Он вытащил руки из карманов.И Маруэй увидела не руки а куль-
тяпки: у него отсутствовали кисти...Страшнее зрелища она не видела.
-Теперь ты понимаешь,почему я не вернулся к тебе?Я бежал от твоей жалости!
Прости,не знал тогда,что твоё положение гораздо хуже моего.Ты оказалась
сильнее меня, - прошептал он одними губами.
Маруэй закрыла глаза,и слёзы полились сами собой.Нэд бросился к ней.Он
обнял её неподвижные ноги и уткнулся лицом в колени.
-Мару,я так несчастен!У меня весь мир был на ладони!Деньги...Любимая ра-
бота,ты...А теперь...Посмотри на меня,кому я нужен с этими обрубками?!...- шептал он со слезами.
-Не плачь,дорогой принц!Я дам тебе силы.Твою беду я взглядом разведу.Мне даже слёз утереть нечем.Но это - слёзы радости.У меня нет того,что есть у тебя,
но я не унываю.По сравнению со мной ты можешь жить припеваючи...Починим тебе руки.
-Спасибо,любимая.Обещаю,что с этой минуты мы больше никогда не расстанемся!... 30.06.2003
Напечатано в альманахе "Хронометр", издательство Тель-Авив.
    • 100
  •  Просмотров: 1609 | Комментарии: 0

Карманная любовь

| | Категория: Проза
Карманная любовь
Новелла.
"Любовь ослепляет невинные души."М.Горький.

Вагон электрички напоминал тесный муравейник. Мерный шум колёс заглушал
дорожные разговоры пассажиров. За окнами мелькали ночные огни.
В углу вагона шумели ребята. Они галдели и громко бранились. Возмущённые
поведением молодёжи пожилые супруги,сидящие рядом,пересели вперёд,побли
же к выходу. Напротив них сидел парень в белой рубашке и в широких полотняных брюках. Кепка сдвинута на бок.Глаз почти не видно. Казалось он дремлет и что-то шепчет во сне. Пожилые супруги переговаривались: Посмотри,Лестер,мальчик уснул. Как бы не проспал свою остановку,- забеспокоилась старушка. - Выпил лишку,вот и прикорнул,- предположил муж.
-Да нет же, он не спит, бормочет.
-Тебе-то что!Пошли, нам выходить. Пожилая парочка грузно направилась к выходу. -Осторожно,двери закрываются.Следующая станция...
Парень в кепке проснулся.Его задела женщина,торопилась занять пока что пустое место,на которое претендовала другая,вошедшая с задних дверей.
Коор внимательно следил за происходящим.
"Кто первый?Стоп!Какой сегодня день? А-а-а..,четверг!"- размышлял он. -А число? - невольно вслух произнёс Коор. - Сегодня день Святого Валентина,того,самого терпеливого из мужей,- вмешавшись, ответила сидящая рядом дама в вульгарно-ярком платье.- Мужчина,вы -
холостяк?добавила она,кокетливо приподняв тёмные очки.
-Как,сегодня праздник влюблённых?У меня сегодня день рождения!
-Вы -счастливчик.Поздравляю! -Взаимно,- кивнул женщине Коор и улыбнулся. "Значит не придёться дарить цветы моей любимой малютке"-отметил он про себя. Нет,Коор не был жадиной. Для Пэл он скупил бы все букеты в городе. Объявили следующую станцию. Ему понравилось название и Коор решил прогуляться. День был ясный.Дул ласковый весенний ветерок. Коор с детства любил такую
погоду и Пэл тоже. "Сам Бог поздравляет меня с днём рождения, "- подумал Коор.
-Пэл,а ты когда появилась на свет?Подожди,дай вспомнить.О-о-о,двадцать - Двадцать шестого июля,в полнолуние.Точно?.. Ответа не последовало. Коор осторожно приоткрыл нагрудный карман и,глядя туда,продолжал разговор: -Пэл,ты что,не слышишь меня?!Нет,вы только посмотрите!..У меня такой день,
а она дремлет!Да проснись же! - повысил голос Коор. Редкие прохожие оборачивались.
-Вот чудак!- не удержался один. - С кем он разговаривает?
Коор сорвал цветок и сел на скамейку.Он поднёс фиалку к карману на груди и шепнул воркующим тоном: -Пэл,прими диковенный подарок.Проснись,понюхай цветочек!С праздником,-
Люлита! "Не поздравишь,обидится",- подумал Коор. В этот весенний день дворик психиатрической лечебницы празднично-цветуще. На скамейках сидели душевнобольные в больничных одеждах. У каждого - своё занятие: кто ловил бабочек,кто играл сам с собой,кто плавал,а кто удивлённо молчал,часами пялясь в никуда. -У нас был тяжёлый день. Пэл,пошли домой! - обратился Коор, - глядя в нагрудный карман. Он машинально встал и, шаркая, медленно пошёл в палату.Пройдя проверку у двух громил-санитаров,он вошёл в пустую палату. Сел на стул.
-Вот мы и дома. Какая прекрасная музыка! Пэл,давай потанцуем!
Коор встал,сделал несколько поворотов и упал на спину.В ритме вальса кружились бесконечные белые стены,сливаясь с потолком,под монотонный звук капающей воды.
Соавтор - дочь Маргарита.
1.06.2001г
Напечатано в альманахе "Хронометр" - 4, издательство Тель-Авив.
    • 60
  •  Просмотров: 1619 | Комментарии: 1

3 вектора жизни

| | Категория: ---
3 вектора жизни
Я человек, я женщина, я мать -
три вектора по разным направленьям
стремятся моё сердце разорвать
и повергают разум в треволненье.

О доля матери! - ответственность за тех,
кто был рождён или приручен мною.
Лишая легкомысленных утех ты сердце примиряешь с головою...

Природа женская - сумбур греховных чувств,
сиюминутных драм противоречье.
О разум мой - ты холоден и пуст,
а может быть подключен к бесконечью...
19.12.08г.
    • 0
  •  Просмотров: 897 | Комментарии: 0

Бумеранг или человек без родины

| | Категория: Проза
Бумеранг или человек без родины
Бумеранг или человек без родины
Посвящается талантливому исследователю и глазному хирургу-волшебнику – Эрнсту Мулдашеву.

,,...родину человека определяет Б-г, посылая с того света дух в тело младенца, родившегося в той или иной части земного шара.,,
(Эрнст Мулдашев серия книг ,,В поисках города богов,, том 3 ,,В объятьях Шамбалы,,)

В просторном кабинете директора и главного хирурга медицинского Израильского центра трансплонтации ,,Атлант,, раздался телефонный звонок.
-Иосиф Абрамович, вам звонят из Министерства финансов, соединять? – прозвучал голос юной секретарши.
-Да, да, конечно, Симочка... Я слушаю...
Звонили из кабинета министра: большой человек напомнил главрачу, что ,,важная персона,нефтяной магнат из России уже прибыл с двойняшками.,, Не забыл ли он (Иосиф Абрамович), о своём обещании помочь бедняшкам, и смогут ли они завтра прийти на приём.,,
-Обязательно, ровно в двенадцать буду ждать. Но до обследования обещать заочно ничего не могу.
Директор медцентра положил трубку, недовольно, теребя усы, понуро покачал головой и подумал:
,,Придётся принять без очереди... А чем простые смертные отличаются от сильных мира сего? Перед болезнью все равны, она не спрашивает сколько денег в кошельке у подопечного. Человек заслужил лечение уже только тем, что родился на свет божий и до седых волос трудится на благо страны, в которой живёт. Остаётся лишь надеяться, что когда-нибудь медицина всё-таки будет бесплатной. Я, конечно, не доживу до этого счастливого времени...,,
Придя утром на работу, Иосиф Абрамович думал о том, какое конкретно лече- ние он может предложить семилетним близнецам от пигментного ретинита. Куриная слепота – крайне редкая болезнь, неизученная, и пока существует только попытка помочь пациентам оперативным путём, но нет никакой гарантии на возвращение зрения, даже частично. Пока нового метода в этой области не изобрели.
Он вошёл в свой широкий светлый кабинет, повесил плащ на вешалку, и погладив лысину на макушке, сел за рабочий стол, заглянул в ежедневник. Сверив открытую страницу с расписанием операций, заметил, что утром операций нет, а только - после обеда. ,,Ах, да, - вспомнил он, - ведь вчера я распорядился отменить очередную операцию. Поздно вечером звонила дежурная сестра Юдит и сказала, что у Хасевича поднялась температура и опухло веко. Надо пойти проверить его самочувствие.,,
Он надел халат и торопливо вышел из кабинета.
После обхода больных Иосиф Аркадьевич Бройдман отправился в свой врачебный кабинет на консультации. Его могучая фигура двигалась по коррдору плавно и уверенно. Он то и дело здоровался с подчинёнными, разговаривая с ними мягко, по-родственному. Увидев пожилую уборщицу Фриду, улыбаясь спросил:
-Ну как там внучек, балагурит всё или угомонился наконец?
-Спасибо, Иосиф, как же, успокоили его, сутки отсидел в полиции за хулиганство, - с горькой иронией ответила она, опёршись на швабру.
-Ничего, мать, молодо – зелено. Годик, другой и повзрослеет, да и армия впереди!
-Ой, скорей бы, - ответила Фрида, продолжая тереть пол.
Около кабинета сидело несколько пациентов. Хирург поздоровался с ними и вошёл в кабинет, обращаясь к своей миловидной медсестре:
-Юля, через пять минут приглашайте, только руки ополосну.
В начале первого в кабинет главного хирурга медсестра Юля завела двойняшек – мальчика и девочку семи лет. За ними следовал невысокий грузный мужчина с маленькими, поросячими глазками. У врача этот человек своей неприятной внешностью почему-то вызвал крайне негативные впечатления. Он сухо поздоровался с хирургом. Медсестра усадила детей.
-Слушаю, - отложив в сторону бумаги, обратился врач к отцу близнецов.
-Вас должны были оповестить о моём приходе, - высокомерно произнёс человек в шикарном клетчатом костюме.
-Конечно, но хочу услышать ваш рассказ о постигшем вас несчастье.
-Я очень богат, как вам передали. Я распорядился, чтоб в первую очередь именно эту информацию донесли до вас. Поверьте где я только не побывал с моими быстро слепнущими двойняшками, но врачи отказываются мне помочь. И тогда я узнал, что здесь в Израиле, есть уникальный хирург, который возмётся за лечение непонятно откуда взявшейся болезни. Я начинаю подозревать, что это какая-то зараза, которую внесли моим детям умышленно два года назад. И несмотря на то, что эта страна напоминает пороховую бочку и сточную канаву, а также на мягко говоря, негативное отношение во всём мире к еврейской ростовщической нации, я хватаю своих детишек и мчусь на собственном самолёте через пол мира. И вот я здесь. Прошу вас, обследуйте их, может эту заразу можно остановить. Уже два года я бьюсь как рыба об лёд. Помогите им, доктор! Ведь я могу заплатить любые деньги.
Он вспотел пока говорил, а медсестра Юля внимательно наблюдала как на протяжении его длительной речи краснели уши шефа, она знала – это недобрый признак.
-Во-первых, необходимо посмотреть ваших детей и провести внутреннее обследование глаз малышей. Во-вторых, кто дал вам право, уважаемый, оскорблять мой многострадальный народ? Потрудитесь сменить тон и уважать землю, на которой находитесь! Иначе я просто отказываюсь с вами разговаривать.
-Что ж, прошу прощения если резко выразился, но я не скрываю, что не люблю евреев. Ваша нация вызывает во мне, мягко говоря, не симпатичные чувства. Но давайте лучше перейдём к делу. Скажите к примеру, доктор, сколько стоит ваш костюм?
-Две тысячи шекелей, но это не относится к делу, - еле сдерживая себя, процедил сквозь зубы Иосиф Абрамович.
-Так вот, когда вы возмётесь лечить моих детей, я подарю вам костюм в два раза дороже моего. А он – от Версачи, стоит пять тысяч долларов. Ну как вам предложение? – глядя с победным видом, спросил посетитель.
-Вы знаете, мне и в моём костюмчике не плохо работается. Юля, усадите одного из детей к аппарату поближе.
Хирург долго изучал поражённые ,,куринной слепотой,, зрачки близнецов.
-Юля, пожалуйста, отведите детей на обследование и рентген. А я пока поговорю с этим господином.
Медсестра взяла детей за руки и хотела вывести из кабинета, но мальчик обратился к отцу:
-Пап, когда мы поедем домой? Я хочу, чтоб Катрин приготовила мне ананасовое суфле, - заныл он.
-А я хочу апельсиновый сок! – добавила сестрёнка.
-Конечно, папочка обещает, скоро поедем домой, слушайтесь тётю.
,,Да, если бы они могли представить, сколько детей не имеют даже крошки хлеба, а сколько ребятишек каждый день умирают от голода...,, - с грустью подумал хирург.
Когда дети и медсестра вышли за дверь, их отец сказал:
-Смотрите, доктор, - высокопоставленный посетитель достал из оттопыренного кармана увесистую пачку долларов и протянул врачу, - это за внимательное отношение к моим больным детям. Примите в счёт аванса!
-Спасибо. Уберите купюры. Я не беру денег за милосердие. Это - обязанность врача, проявлять сострадание к нашим пациентам. Добавлю, дело обстоит так, вашим детям нужна срочная операция, но к сожалению, нет никакой гарантии, что зрение восстановится. Поэтому я буду оперировать их бесплатно. И убедительно прошу, уберите бумажки!.. Вы довольны?
Собеседник побагровел.
-То есть как бесплатно?.. Я что не в состоянии заплатить за две операции?.. Всякий труд должен быть оплачен, не правда ли?.. Я категорически не согласен! – брызгая слюной, возмущался он.
-Я же вам объяснил, что не уверен в результате операции... Ну-с, такого моё решение. Хорошего врача невозможно купить. До свидания, меня ждут больные.
Черезчур богатый человек, забывший под шуршание денег где находится его Родина, оторопело сник, видимо понял, что не всё можно на этой грешной земле можно купить. Он с трудом поднялся со стула и медленно переваливаясь, вышел из кабинета.
Двойняшек обследовали, но они не пришли ни через два дня, когда были готовы анализы и результаты обследования, ни через неделю, ни через месяц. Иосифу Абрамовичу передали, что они укатили обратно в Америку. А позже, спустя пять лет, он слышал от кого-то из сотрудников, что дети нефтяного богатея так и не побывав на Родине, совсем потеряли зрение, а отец их скоропостиженно скончался от инфаркта, видимо с горя. Наши ошибки возвращаются к нам как бумеранг к хозяину.
Через несколько лет известный профессор глазной и пластической хирургии Иосиф Абрамович Бройдман открыл методику лечения ,,куриной слепоты,,.
1.11.2005г.
Напечатано в альманахе "Хронометр", издательство Тель-Авив.
    • 100
  •  Просмотров: 1576 | Комментарии: 0

Возмездие

| | Категория: Проза
Возмездие
Возмездие
Рассказ-притча

Посвящается жертвам теракта в Эйлате в январе 2007г.

"Всякая душа вкусит смерть".
(Семейство Имрана, аят 185.)

Во дворе, у маленькой кибитки – развалюхи, копошилась пожилая женщина. Она пекла в закопчённом тандыре лепёшки. Сидя на какой-то тряпке, расстеленной прямо на земле, она раскатывала тесто на небольшой доске . Из-за скрипучей, кое-как сколоченной из старых досок двери, показалась голова седого мужчины. Он прикрикнул по-арабски:
-Ну, чего ты там возишься, гости проголодались!
-Сейчас, иду, иду! Скажи Фатиме, пусть мне поможет.
Женщина задумалась, грустно глядя на горящие угли.
"Бедный мой мальчик, и пожить-то не успел, через месяц Исмаилу исполнилось бы 21 год. Нет, нельзя так думать, ведь мой сынок погиб как герой. Но мне-то, матери, какие страдания, сознавать, что его уже нет на этом свете. Ведь я и кафан* и полотенце погребальное ему сшила, по первому его требованию, но не думала, что так скоро лишусь любимого сыночка. И похоронить-то по-человечески не дали, вот на какой грех обрекают души наших несчастных детей, да ещё деньги сулят. Анвар тоже сильно страдает, да только не подаёт вида. А младшие дети и впрямь гордятся своим братом ",- так думала Бара.
К матери вышла старшая дочь, семнадцатилетняя красавица Фатима. Её глаза были полны слёз.
-Прекрати сейчас же! – строго прикрикнула на неё мать. – Ты радоваться должна, твой брат умер как герой, он не зря потратил свои годы на школу шахидов**.
*Кафан – погребальный саван для похоронного мусульманского обряда, шьют вручную, без узлов на нитке.
**Шахид – герой (арабский).
-Мама, но плакать ты мне не запретишь! Я ненавижу наше правительство, которое гонит на смерть своих преданных сыновей и дочерей, как скот – на бойню! И при этом, заставляет радоваться их близких.
-Цыц, глупая девчонка! Замолчи, не приведи Аллах, кто услышит. Даже думать не смей! Не миновать тебе тюрьмы! – сердито шипела Бара.
Фатима упрямо сжала губы, но не могла унять слёз. Она так сильно любила своего старшего брата!
-Да благословит тебя Аллах! Неси лепёшки! И прекрати, слезами его не вернуть.
Они зашли в свою ветхую хибару. За достарханом, на покрытом ветхими циновками полу, расположились их родственники. Пришли только старшие, так как всем просто не хватило бы места в маленькой, тесной кибитке. Угощение было скудным. Гости пили травяной чай из маленьких пиал. На достархане стоял большой треснутый чайник. Фатима, как положено, не уставая, подливала горячий напиток в пиалы.
Гости то и дело вспоминали проделки маленького Исмаила, хвалили его настойчивость и целеустремлённость, его преданность вере.
Отец Исмаила – Анвар, понуро склонив седую голову, дрожащим голосом произнёс небольшую речь во славу Аллаха и добавил:
-Мы всегда будем гордиться тобой, Исмаил и помнить тебя! Да будет благословен Великий Аллах! Амен.
Младшие сыновья шушукались в углу: им не положено вмешиваться в разговоры старших.
На улице похолодало. Ветер закружил опавшие листья, выметая их из углов маленького убогого дворика, огороженного поломанной изгородью.
Хозяева, провожая гостей, вышли с ними во двор. Откуда ни возьмись, у калитки появился старый незнакомый мулла в белых одеждах, с длинной бородой.
-Мир вам! – поздоровался он и встал на колени. Вознесся руки к небу, стал молиться.
Все застыли в удивлении, а мулла поднялся с колен и строго заговорил:
-Что ж вы делаете, благочестивые мусульмане!? Как вы можете праздновать смерть любимого сына своего? Ведь он умер как самоубийца! А их души бродят неприкаянные и не находят покоя вечного. Вы совершаете страшный грех! Кайтесь, несчастные грешники! Ужасная участь ждёт его душу! Плачьте и стенайте! Аллах не простит вам! Кого убил этот глупец? Ведь евреи – такие же люди, как и вы! Чему вы верите? Вас одурачили! Власти довели наш народ до такого унижения!.. Посмотрите, во что превратилась наша жизнь, в какой нищете держит нас правительство! Ведь вас заставляют убивать не только неверных, но и друг друга. О чём вы думаете, беспечные мусульмане? Откройте глаза! Оглянитесь!..
От услышанного, все члены семьи Исмаила застыли на месте. Но через мгновенье мужчины стали выкрикивать проклятья, озверев, набросились на праведного муллу. Били несчастного до тех пор, пока он перестал двигаться, а одежда его из белой стала алой.
Когда они отошли от бездыханного тела, оно вдруг растаяло на глазах изумлённых убийц.
Гости молча разошлись...

Ночью разразилась страшная буря. Гроза уничтожила в той арабской деревне все дома. А дом Исмаила сгорел от шаровой молнии. В живых осталась только Фатима.
2.02.2007г.
    • 100
  •  Просмотров: 919 | Комментарии: 0

Афиша

| | Категория: Проза
Афиша
Афиша
Посвящается памяти художника Нико Пиросмани.

"А что может быть интересней истории любви?
Только сама любовь".
(Андрей Кончаловский – великий русский режиссёр.)

Сгорбленная старушка, опираясь на палку, медленно шла по мокрому парижскому тротуару. В другой руке она несла тяжёлый свёрток с продуктами. Вдруг её будто ударило током. Она остановилась, зажмурилась, словно от головокружения. Но, через минуту открыла глаза и снова увидела перед собой яркую надпись. Её пронзила мысль: "Не может быть! Не уж-то увижу тебя! Мой дорогой, молчаливый друг! Сколько воды утекло! Снова в Париже…"
Она долго вглядывалась в знакомое имя и фамилию на афише. Вывеска на разных языках гласила:
"Приглашаем поклонников и любителей примитивизма! Выставка известного грузинского художника Нисо Нодиа состоится в здании Лувра…"
"Как я была права, знала, что станешь известным художником. Но выставка в таком почётном месте… Удивительно!
Но Малда никак не могла представить лицо постаревшего Нисо. Она запомнила его молодым: высокий худощавый мужчина, с чёрными, полными печали глазами! Густые усы прятали грустную улыбку.
Придя домой в свою крохотную уютную квартирку, Малда долго сидела у портрета, подаренного ей художником. Единственная вещь, оставленная ей Нисо. На портрете, он изобразил её в балетной пачке и пуантах, с птичкой на плече. Вспомнилась далёкая молодость. Тогда она танцевала в кордебалете французской балетной труппы "Килда".
"Конец 20-х... Какое счастливое было время! Море света и радости. Вокруг улыбки, добродушные лица, ликующие крики публики, овации. Поездки, путешествия яркие впечатления. Свежее дуновение молодости".
Она вспоминала себя - миниатюрную, темноволосую девушку, полную жизни, энергии и надежд. Они познакомились на гастролях в Грузии. Нисо встречал её после каждого спектакля у ворот тбилисского театра. Какие были запоминающиеся встречи, нежные свидания!
Она приходила к нему в мастерскую, подолгу позировала. Запах красок был для неё таким волнующим. Нисо часами молча работал за мольбертом. А потом..., томные вздохи, объятия, поцелуи. Она помнила, как он нежно целовал её ноги, грудь. Побывав замужем, муж был на восемь лет старше, хороший порядочный человек, обожал жену. Он недавно умер, сердце подвело. Детей у них не было. Спустя много лет Малда поняла, что такого нежного мужчины как Нисо, ей больше не встретить.
Молодость, молодость! Если бы она тогда знала, как сильно её любил художник Нисо, как умело скрывал он свою любовь! Но она не оценила по достоинству его горячего восточного чувства. И оставалась к художнику холодной.
На глаза навернулись слёзы: она вспомнила, как однажды утром увидела из окна своего дома площадь, заполненную цветами. Продав отцовский дом со всем содержимым, бедный художник в свой день рождения, превратил всё своё имущество в гору цветов.
Малда отказалась стать его женой. А цветы раздарила друзьям и знакомым. Глаза молодого человека в тот день были особенно печальны. Так закончился их недолгий роман. Воспоминаний о нём хватило балерине на всю оставшуюся жизнь. В послевоенные годы Малда искала художника, но поиски дорогого ей человека ничего не принесли. В своих молитвах она надеялась, что Бог не оставит Нисо, что он жив, и когда-нибудь она его увидит.
Малда с нетерпением ждала дня выставки. Но, как ни старалась, мысленно представить встречу с Нисо не получалось.
В назначенный день принарядилась и поехала в Лувр на такси.
Там состоялось торжественное открытие выставки известного художника. Она услышала много хвалебных речей в его адрес. Но самого Нисо увидеть ей не пришлось. Нисо умер в мае в 1930-м году, задолго до войны. Умер от голода и болезни, в больнице.
Полдня со слезами на глазах Малда разглядывала в музее картины любимого человека, всматриваясь в каждый штрих, не понимая, почему тогда не ответила на любовь бедного художника. Оттенки, цвета на картинах оставались такими живыми, словно по ним только что прошлась кисть, человека тонко чувствующего природу. И слёзы текли по её сморщенным щекам, когда старая женщина вслушивалась в песню, звучащую на выставке на разных языках. Ведь никто из присутствующих не догадывался, что в эта песня об истории любви к ней …

"Миллион алых роз"
"Жил был художник один,
Домик имел и холсты,
Но он актрису любил,
Ту, что любила цветы.
Он тогда продал свой дом,
Продал картины и кров
И на все деньги купил
Целое море цветов.
Припев:
Миллион, миллион, миллион алых роз,
Из окна, из окна, из окна видишь ты.
Кто влюблен, кто влюблен, кто влюблен и всерьез
Свою жизнь для тебя превратит в цветы."
(Стихи Андрея Вознесенского)
Напечатан в альманахе "Хронометр" издательство Тель-Авив.
13.02.2008г.
    • 100
  •  Просмотров: 1550 | Комментарии: 0

Букет

| | Категория: Проза
Букет
Букет

- Спасибо за поздравление. Мне передали. Я очень вам признателен. До свидания.
Молодой человек во фраке положил трубку и с облегчением вздохнул.
- Надо принять ванну. Устал, выжат как лимон. Зато концерт удался! – размышляя вслух, он плюхнулся в кресло. – Хорошо, что менеджеры не подвели.
Его взгляд упал на букеты, сваленные в кучу на паркете.
- Ох, цветы надо бы разобрать. Их так много, ставить некуда. – Он взял верхний букет. – Слишком роскошные розы, да ещё пурпурные! Дарить такие цветы мужчине - знак любви или плохой тон. Сделать такой подарок могла только женщина. Посмотрим, от кого букет.
Он сорвал золотистую обёртку с замысловатым орнаментом и обнаружил ещё несколько слоёв плотной бумаги. Сверху цветы перевязаны тонкой бечёвкой.
- А-а, ну это чтоб не уколоться, обо мне позаботились. Странно, никаких опознавательных знаков или записочек, - подумал артист.
Он перерезал верёвку, снял слой бумаги. И вдруг на ковёр посыпались отечественные сотенные купюры. Он продолжал разворачивать бумагу слой за слоем, а денежный "дождь" не прекращался.
Когда Арчил полностью развернул букет, деньги заняли половину ковра, лежащего в гостиной. От волнения он даже вспотел, глаза стали квадратными.
- Гмерточемо* , Москва – большой город! Что за шутки? Кто-то меня явно разыгрывает! – закричал он с ярко выраженным грузинским акцентом.
Арчил в смятении начал мысленно перебирать богатых друзей и родственников из Москвы, с Кавказа – Тбилиси, Бакуриани, Сухуми, но так и не понял, от кого он мог получить это "наследство". Арчил пересчитал деньги. Такой крупной суммы артист никогда в руках не держал. Сумма,согласитесь, внушительная – 500.000 рублей. Полмиллиона, как-никак!
-Уа! – воскликнул Арчил, - теперь ещё одна забота прибавилась: куда деньги вложить.
Он внимательно оглядел обставленный с размахом просторный салон: итальянская стенка, японская аппаратура последней модели, антикварная хрустальная люстра, на полу - богатый персидский ковёр, рояль фирмы "Ямаха". Прошёлся по квартире и, довольный увиденным, присев на кожаный диван, воскликнул:
-Генацвале*! Главное – здоровье! Пока у меня всё есть, а на хлеб с маслом – заработаю. Надо обменять деревянные на доллары и спрятать куда подальше, на "чёрный день", как отец говаривал.
Сказано – сделано. О денежном подарке знал только близкий друг артиста, с которым он всё и обмозговал. Баксы спрятали в надёжном тайнике у того же друга-бизнесмена, бывшего одноклассника Арчила.
К тридцати пяти годам его артистическая карьера была в самом расцвете. Певец концертировал, ездил на гастроли по всему Союзу. Дважды побывал за границей – в Чехословакии и Германии. В прессе восторженно отзывались о его вокальном даровании, ярком темпераменте и многогранном артистическом таланте. Он пел джаз, исполнял эстрадные песни, романсы.
Среди артистов Арчил слыл неподкупным, порядочным человеком широкой натуры. Он был осторожен и разборчив в отношениях с женщинами. Семьи пока не имел.
В Грузии у него было много родственников. Когда отец умер, мать отказалась переезжать в столицу, не хотела покидать могилу мужа.
По натуре Арчил – лидер, с детства старался быть первым, отлично учился. Упрямство – основная черта его характера, может, благодаря этому качеству он преуспел в жизни. Его колоритная внешность, статная фигура, острый ум привлекали к нему друзей и почитателей, вызывали уважение и зависть окружающих.
С того момента, когда Арчил нашёл в букете деньги, о которых он даже не вспоминал, прошло полгода. Об этих деньгах у него сложилось странное впечатление: будто кто-то доверил ему деньги на хранение.
Однажды свежим летним утром, часов в десять, раздался звонок в дверь. Арчил был занят разучиванием новой песни, сидел за инструментом в своём кабинете.
Дверь открыла домработница. На пороге стоял блондин, на вид примерно лет двадцати пяти. Он держал в руках букет алых роз в золотой обёрточной бумаге с красивым орнаментом.
-Вам кого? – деловито спросила домработница.
-Пожалуйста "звезду" позовите! Он дома?
-Да, работает, подождите минутку.
Она пошла звать хозяина.
-Арчил, генацвале* , тебя спрашивают!
-Кто? – процедил певец с карандашом в зубах, мыча под нос незнакомую мелодию.
-Там очередной поклонник, с букетом как положено.
-Опять цветы! Вечно работать мешают, - он встал, поправил бархатный халат и нехотя поплёлся к двери.
-Здравствуйте, молодой человек. Вы ко мне?
-Конечно, это вам! – парень протянул букет, многозначительно глядя в глаза певцу.
Арчил принял цветы, нахмурив густые брови.
-Ага, знакомый букетик! Так это ты – тот шутник?
-Да не шутник я вовсе. Подобрал такой же букет, чтобы напомнить о деньгах.
А-а-а, протянул Арчил, значит, я не ошибся. Это ты подложил в букет астрономическую сумму?
-Да, это я, - кивнул он в ответ.
-Заходи, дорогой, гостем будешь. Присаживайся. Как тебя зовут, генацвале*. Что ты – крутой, я уже понял.
Арчил откинул назад длинные кудри, приготовился слушать.
-Меня зовут Александр.
-Ну, рассказывай свою байку.
-Понимаешь, в тот день, поздно ночью, я должен был ехать на поезде к брату в Сочи, отвезти деньги на открытие нашего частного бизнеса. Но мы с ребятами капитально выпили и случайно попали на твой концерт. Спьяну мне померещилось, что за мной следят, а в моём поясе зашита кругленькая сумма.
-Сколько у тебя было денег? – перебил Арчил.
-Полмиллиона нашими, отечественными.
-Ну, продолжай дальше!
-Так вот, я вышел, купил у входа в концертный зал такой же букет, а в туалете переложил все деньги в цветы, обвернув их бумагой. Потом вернулся в зал и попросил первую попавшуюся смазливую девчонку преподнести тебе букет. Мой дрг, Андрей сказал про тебя, что ты – самый лучший певец, прибавил, что "даже в разведку с тобой идти не страшно".
-Да?! Спасибо, брат за доверие. А ведь деньги твои целы, все до копеечки. Я их в доллары превратил, - радостно сообщил Арчил.
Обрадованный гость гость вскочил и обнял хозяина.
-Не могу поверить. Правду говорят о тебе ребята, ты действительно бессеребреник.

Арчил отдал Александру всю сумму в доме своего одноклассника. И они втроём поехали кутить в самый фешенебельный ресторан столицы.

*Гмерточемо – господи (грузинский яз.)
*Генацвале – дорогой (груз. яз.).

Напечатано – альманах "Хронометр" № 2, Тель-Авив.
    • 100
  •  Просмотров: 993 | Комментарии: 0

Озеро пылающих камней.

| | Категория: Проза
Озеро пылающих камней.
Озеро пылающих камней.

Рассказ-легенда.
Посвящается подруге Наталье К-Б.

Раннее утро в Араде удивительно. Даже, когда стоит "хамсин"*, веет прохладой. Солнце медленно поднимается, его лучи сначала робко окрашивают небо в нежные тона и неожиданно ярким потоком проливаются в город на каменистые кручи вокруг него. И словно отвечая нарастающей музыке света, вокруг пробуждается природа. Так было на протяжении тысячелетий.
В то утро, впервые взглянув на крутые обрывистые базальтовые горы с высоты смотровой площадки нашего города, я невольно задумалась о том, что находилось на этом месте до современной цивилизации.
Отвлёкшись от своих мыслей, я заметила рядом старика в белой кипе. Он стоял с закрытыми глазами, опираясь на палку и молился, видимо воздавая хвалу Господу за новый подаренный день.
"Откуда взялся дед?-машинально подумала я. - Когда шла, вроде никого по дороге не встретила..."
Закончив молитву, старик потёр натруженные руки, погладил седую бороду и взлянул на меня. Его мутные старческие глаза слезились от яркого света.
-Дочка,тебе нравится наш город? – внезапно спросил он, устремив взор вдаль.
И сам себе ответил:
-Наш светлый Арад покоится в чаше гор, как хорошее вино в кувшине. А что доброе – тому во век не пропасть. С незапямятных времён наш город хранят невидимые стражи. Подумать только, - внезапно прервал он себя и нараспев продолжил, - А ведь и здесь когда-то было много воды, в те далёкие времена. Хочешь, я поведаю тебе легенду о нашем славном городе? Слушай!
Я кивнула в ответ.

Рассказ ватика.

-В древние времена, когда люди кочевали, высоко в горах находилось священное озеро. В народе его называли "огненным". Об озере ходили легенды. Считалось, что омовение в его водах уничтожает недуги, омолаживает стариков, возвращает зрение слепым,дарит красоту и силу младенцам. Люди со всех концов земли стремились к чудо-озеру. Вереницей паломники тянулись к нему нескончаемым потоком.
У берегов озера жили белобородые старцы. Они носили на головах большие белые тюрбаны. Их называли – Хранители Воды. Мудрецы ухаживали за озером, содержали в чистоте его берега. Озеро окружали огромные белые валуны. Они отражались в воде, и озеро казалось мраморным. У каждого камня стоял белобородый страж. При нажатии на любой из камней, все валуны разом вспыхивали. Священный огонь, не обжигая горел радужным пламенем. Всё озеро начинало переливаться разными цветами, на небе появлялась яркая радуга, звучала небесная музыка.
Великие хранители озера оберегали его от злых духов и даже близко не подпускали к нему порочных людей. Для белобородых мудрецов не составляло труда определить характер человека – стоило лишь заглянуть ему в глаза.
Пролетали годы. Тянулись века. По земле прокатывались природные катаклизмы, болезни и воины, унося жизни, калеча людские тела и души...
Редел поток паломников, направляющихся к озеру пылающих камней, а потом и вовсе иссяк. И люди позабыли о высокогорном чуде.
Хранители воды умерли, и некому было заменить их... Тропинки,что вели к священному озеру через безводную пустыню, задуло ветром, занесло песком. Водное чудо гор стало чахнуть, затянулось густой чёрной тиной. Белые валуны заросли зелёным мхом. И уже ничто не напоминало о былом величии – так чахнет и умирает добродетель, если не беречь, не лелеять её пуще ока своего.
Трудно сказать, сколько лун минуло с тех пор, да только в то забытое время в одном далёком еврейском селении, в пустыне, жила девочка по имени Номи.
Однажды ей приснился крылатый херувим. Он рассказал девочке об огненном чудо-озере и шепнул на ухо: "Маленькая Номи, у тебя доброе сердце! Ты должна вернуть людям озеро пылающих камней! Найди в вашей деревне седого
старика с глубоким шрамом на лице. Его зовут Мето. Расскажи ему свой сон. Он ещё помнит, где находится священное озеро, и выведет тебя к нему. А я буду рядом. Вот, возьми пёрышко из моего крыла. Но в пути никому не говорите, куда и зачем идёте, иначе чудо-озеро навеки исчезнет с лица земли..."
Ангел попрощался и растаял в предрассветном тумане.
Наутро Номи обнаружила в руке пёрышко и отправилась искать старца. Мето выслушал её сон и засуетился. "Я ждал, я знал, что ты придёшь!" - со слезами на глазах повторял он.
Они шли дни и ночи. Везде, где бы они не появлялись, люди предлагали им пищу, давали ночлег. Однако при расспросах пришельцы упорно, соблюдая запрет, наложенный на их миссию. Так, несмотря на лишения и усталость, они благополучно добрались до равнины, откуда начиналась дорога в горы к чудесному озеру. К закату солнца они поднялись на вершину, но ни озера, ни валунов там не оказалось. Вместо озера булькало вязкое болото.
Маленькая Номи вспомнила о пёрышке из крыла херувима. Она достала его и бросила перед собой. Едва пёрышко коснулось грязной жижи, болото начало очищаться. Озеро стало чистым как слеза и вокруг него появились белые валуны. С неба тотчас упала блеклая пелена как невидимый занавес. Перед девочкой появились семь белобородых старцев. Старший из мудрецов, стоящий впереди, молвил:
"Мы многое являем из нашего мира в ваш – прекрасные цветы, травы, деревья... А каких великолепных детей мы вам посылаем! Но ведь вы ни во что не верите, и всё умирает... Цените нашу заботу..."
Когда Хранители воды исчезли, Номи дважды нажала на один из валунов, и они разом вспыхнули как прежде. Священный огонь охватил всё озеро; вода засияла яркими красками; над озером пылающих камней появилась радуга и зазвучала небесная музыка...
Как завороженная стояла Номи и не могла наглядеться на это чудо, пока с небес не прозвучал голос. То был голос завета. "Возвращайся к людям! Ты вернула им то,что принадлежало им по праву. Но не всем дано будет лицезреть такое чудо..."
Говорят, чудесное видение является тем, в ком сильна и искренна вера в жизнь, кто своими делами ниспровергает зло и утверждает добро. А вот когда
наступит этот единственный раз, об этом знает только Всевышний.
Как раз на месте озера пылающих камней и появился наш светлый город Арад – южная жемчужина страны, - закончил повествование мой случайный собеседник. – А мы стоим на том самом месте, откуда может прийти видение.
Надтреснутый голос рассказчика слегка дрожал. Видно было, что рассказ утомил старика. Он лукаво взглянул на меня из-под нависших бровей и умолк, глядя на плывущие по небу стайки перистых облаков.
Молчание затянулось. Я думала о своём.
И вдруг увидела, как летящие облака принимают форму Хранителей Воды. Выстроившись цепочкой, они кивали головами и удалялись, тая в солнечном свете.
Я оглянулась, но старик исчез, словно его вовсе и не было.

*Хамсин - суховей в пустыне.
15.02.2001г.
Напечатано альманах "Хронометр" № 3, № 11, издательство Марка Котлярского, Израиль, г.Тель-Авив, а также альманах "Горизонт" (авторы юга Израиля) 2003г.
    • 100
  •  Просмотров: 938 | Комментарии: 0

Любимый садовник

| | Категория: Проза
Любимый садовник
Посвящается великому композитору и скрипачу-виртуозу – Никколо Паганини.

Он выпестовал и взлелеял свои произведения, на протяжении жизни совершенствовал технику их исполнения, как преданный земле садовник с любовью окучивает грядки в своём саду, изо дня в день работая, непокладая рук.

Светало. Ясные утренние лучи поглаживали позолоченные башенки огромного замка, придавая ему сказочный колорит. Сады и пруд с фонтаном усиливали впечатление живой картины. Птицы радостно распевали, приветствуя восход солнца.
Боковая дверь замка медленно отворилась и на пороге появился высокий, длиноволосый юноша. В тёмном холщёвом балахоне вырисовывалась его угловатая фигура. Он зябко поёжился, подтянулся на деревяной перекладине и подошёл к цветущим кустам роз, бережно нарезал цветов и скложил в стоящую рядом корзину.
,,Это для красавицы Дидоны. Она так любит пурпурные розы. Порадую её к завтраку. Отец уже наверняка с ног сбился. Ничего, ему же на пользу, пусть поразмыслит на досуге. А мне надоело терпеть его вспыльчивость и бесконечное брюзжание, вечно его кредиторы донимают. Я и так содержу его. Пусть теперь сам выпутывается. А я немного вздохну на свободе. В замке Дидоны меня никто искать не станет. Она небось спит ещё сном праведницы.,,
Он присел на скамью и задумался. Ему вспомнилась беспокойная жизнь в монастыре: то полиция, то кредиторы одолевали, постоянная мучительная возня вокруг него и его скрипки. Отец забросал полицию доносами, обвиняя собственного сына в несусветных преступлениях. Никакого покоя, одна сумятица преследовала парня с того самого дня как он сбежал из дома, из родной Генуи, впопыхах, словно последний преступник. Укрылся в монастыре св. Бенедикта, когда его преследовали как подозрительную личность. А ведь всему виной – проклятые деньги, доход, которого лишился его несносный папаша.
,,Да, у всех отцы как отцы, а у меня – не человек, а изверг. Мало что в детстве порол, голодом морил почём зря и теперь от него покоя нет. Хорошо, что на свете есть друзья. Благодаря им я оказался в этом волшебном замке моей благородной спасительницы.,,
Так думал двадцатилетний Никколо. Он прошёлся по тополиной аллее. Дышалось легко и свободно. Радостный вернулся к розовому кусту, подхватил корзину с ароматным букетом и вошёл в замок. Пройдя многочисленные комнаты, вошёл в опочивальню Диды. Кареглазый юноша приблизился к алькову семнадцатилетней девицы. Её светлые локоны разметались по подушке, утренние лучи играли в волосах, лаская бархатные щёки и шею. Её нежная кожа цвета чайной розы растворялась в шёлковом кружеве белых простыней.
,,Ресница упала, к чему бы? Жаль, в приметах не силён. Как она прекрасна и чиста! Как хочу заслужить её снисхождения. Но кто я – простой смертный, не достойный её внимания, не говоря уже о близости. Клянусь, я сделаю всё, чтоб заслужить любовь моей госпожи. Спасибо, что приютила, пожалела несчастного музыканта.,,
Стоя у кровати своей спасительницы, Никколо вспоминал как неделю назад, благодаря хлопотам Фабрицио, попал в роскошный замок. Его лучший друг добыл для Никколо приглашение в это богатое имение. И музыкант, в надежде подзаработать, а также улизнуть от своего вездесущего папаши, согласился посетить и развлечь старика-вельможу, который якобы жил в замке. Но каково было удивление юноши, когда в гостиную с приветствием вошла обворожительная красавица Дидона, молодая и сияющая графиня. В первую же минуту она призналась, что давно является страстной поклонницей его таланта, посещает его концерты и считает за честь принимать у себя такого необыкновенного музыканта. А он теперь состоит у неё ,,придворным садовником,, и не считает это зазорным.
В этот момент скрипача посетила великолепная идея, посвятить начатое сочинение прекрасной даме сердца – Дидоне. Несколько дней назад Никколо начал сочинять свой первый из 24-х каприсов*. Он решил, что напишет, (именно с них композитор начал записывать свои произведения на бумагу), несколько оригинальных сочинений для скрипки соло. Руководствуясь при этом мыслью, показать разные виды скрипичной техники, привнеся в неё им придуманные новшества и перенести на скрипку некоторые гитарные исполнительские приёмы (двойные флажолеты, пицикатто левой рукой, интервалы больше октавы и тд.), не зависить при этом ни от какого другого инструмента или оркестрового состава. Он знал, что скрипка таит безграничные возможности в звукоизвлечении и может даже сама себе аккомпанировать.
За завтраком, заметив великолепный алый букет, Дидона с восторгом воскликнула:
-Ах, милый мой садовник, как я вам благодарна! Вы не только услаждаете мой слух чарующими звуками вашего инструмента, но и радуете глаз.
-Всегда готов услужить моей спасительнице. Цветы как и звуки требуют постоянного ухода.
Они приятно проводили дни, поначалу – каждый в отдельности: она – за вышиванием, болтовнёй с подругами и игрой на гитаре, а он – в бесконечных занятиях, поглощённый сочинением каприсов или в саду, с мотыгой в руках, наслаждаясь свободой и наблюдением за природой. Как-то, заприметив парящую над его головой стрекозу, Никколо задумался: ,,Хотелось бы передать на инструменте полёт насекомого, стрекотание крыльев комара или стрекозы? Какое тремолло больше подходит, чтобы передать лёгкое парение в воздухе?,, Вот какие вопросы занимали его музыкальную фантазию.
Он встречался с Дидой только по вечерам, вместе ужинали и до поздней ночи, в солидарном молчании или болтая безумолку, просиживали у камина. Это было их излюбленное время суток. Здесь, в гостиной Никколо впервые услышал историю о жизни прекрасной Дидоны: мать она помнила смутно, та умерла, ещё когда Дида была маленькой девочкой. Отец был неслыханно богат, обожал и баловал любимую дочурку. Но случилось несчастье: от укуса змеи в саду он заболел и умер. По завещанию отец оставил дочери огромное состояние, но там был важный пункт, она должна выйти замуж только за дворянина.
Однажды, после Праздника Святого Джузеппе** их пригласили на маскарад.


*Каприс – (итальянский - capriccio) пьеса виртуозного характера со сменой настроений.
**Праздник Святого Джузеппе – праздновался в Италии в то время 19 марта.

Они редко выходили вместе, зная что и так о них ходят скверные сплетни. В Венецию на маскарад решено было ехать порознь. Дида месяц выбирала костюм
для праздника. А Никколо заблаговременно решил нарядиться Дон Кихотом (ему был близок этот образ). В отличии от него Дида держала в секрете образ для маскарада, так что собираясь туда Никколо не знал в каком наряде появится прекрасная блондинка..
Настал торжественный день.
В одиннадцать ночи, за час до начала торжества, у Здания Собраний творилось что-то невероятное: коляски, экипажи теснились на площади Венеции, выстраиваясь в длинные вереницы. Стояла свежая весенняя прохлада. Ночное небо, украшенное яркими звёздами, манило взмыть ввысь.
Никколо прибыл в экипаже раньше своей возлюбленной, в праздничном наряде Дон Кихота и в маске, напоминающей шлем. Статный, худощавый, с длинными тёмными волосами - он выглядел как истинный Рыцарь печального образа. Поверх костюма был накинут тёмно-бордовый плащ, край которого юноша намотал на руку. Никколо поднялся по украшенной гирляндами, широкой мраморной лестнице. Перед ним открылся длинный холл, ведущий в танцевальный зал грандиозных размеров, из которого множество дверей вели в сад с причудливыми фонтанами и беседками, обвитыми диковенными цветами. Никколо встретил в холле друзей из Генуи и присоеденился к их компании, не переставая искать глазами Дидону, от сутолоки у него даже закружилась голова. Вокруг разряженная публика шумно веселилась, ожидая начала праздника. Ровно в полночь торжественно заиграл оркестр, начались танцы.
За десять минут до начала праздника в крытой карете приехала Дидона. Её сопровождала служанка, паж и усатый кучер в богатом шёлковом камзоле. Она была в наряде Медеи – дочери царя славной Колхиды. Дида изменилась до неузнаваемости: в высоком чёрном парике, с буклями и длинными локонами на затылке и в золочённой маске, усыпанной разноцветными блёстками, закрывающей всё лицо. Тёмно-синее с золотом платье с изящными складками подчёркивало её точённую миниатюрную фигуру. Широким мохнатым веером она, прикрывая шею и декальте, в сопровождении служанки и пажа поднялась в танцевальную залу. Там, в толпе танцующих, Дида увидела своего садовника. Он так изящно вёл партнёршу в танце, что та просто таяла от его взгляда, открыто кокетничала с ним, а он что-то нашептывал незнакомке на ушко.
,,Ах, так-то себя ведёт господин садовник в моё отсутствие! Ну, ну... О, погоди, что я с тобой сделаю!...,, - ревниво возмутилась про себя опасная царица. Дида заносчиво вскинула гловку и, в сопровождении мальчика-пажа и служанки, прошла в противоположный угол залы.
Когда закончился танец и кавалеры вернули дам на место, она как можно ближе подошла к Дон-Кихоту, делая вид, что общается со знакомыми гостями так, чтобы Никколо обратил на неё внимание. Они встретились глазами и Никколо обжёг огненный взгляд её зелёных глаз. Дида сделала ему знак и выбежала в сад. Дон-Кихот поспешил за ней, но нигде поблизости не нашёл незнакомой брюнетки. Он прошёл к ближайшей беседке, заметил её внутри и, когда вошёл, длинноволосая брюнетка стояла спиной к нему, прикрываясь веером. Никколо приблизился и тут знакомый запах сандалового веера, незримо напомнил о даме его сердца. Она, не поворачиваясь, заговорила томным голосом:
-Вам нравится?.. Здесь весело, не правда ли?
-Да, очень красиво и празднично.
-Но почему вы в одиночестве? Я заметила, у вас нет пары.
-Как вы наблюдательны, сеньора.
-Я слышала, скоро начнётся феерверк, хотите посмотреть, я очень люблю это зрелище! – воскликнула Дида, искоса наблюдая его реакцию на намёк вместе полюбоваться на феерическое действо.
-С радостью бы отправился с вами, сударыня, но я жду свою возлюбленную и не могу отлучаться далеко от главного входа. Искренно сожалею, - добавил Никколо и, раскланиваясь, удалился.
Рыцарь печального образа не мог заметить яркого румянца, залившего щёки Дидоны при слове ,,возлюбленная,,. Она никак не ожидала услышать такого открытого признания из уст своего кумира. Дида тут же разыскала пажа и служанку, и поспешила обратно домой.
Никколо всю ночь провёл как на иголках, маскарад был ему не в радость, танцы не развлекали. Он так и не дождался прихода Дидоны, утомился искать её среди танцующих пар, в саду, у фонтанов. Он обошёл все беседки и в четыре утра растроенный уехал домой. По дороге, гадая о причине отсутствия Диды, он уснул в карете. Кучер разбудил, когда довёз до места. В замке Никколо поинтересовался у прислуги, дома ли госпожа. К его удивлению ему ответили, что сеньора неважно себя чувствует, давно почивает в своих покоях. Никколо очень удивился, но решил подождать до утра, то есть до полудня.
Проснулся поздно. В голове – туман. Никколо нехотя оделся и спустился в гостиную. Но Диды дома не оказалось, служанка сказала, что сеньора уехала на ярмарку. Никколо позавтракал и отправился в сад. Лишь только рядом с природой он мог отвлечься от охватившей его грусти. ,,Неужели, нет никакой надежды на ответное чувство со стороны моей феи? А может я уже опоздал и её сердце принадлежит другому?,, - думал он.
Дидона приехала домой с компанией гостей. Хозяйка предложила всем расположиться в гостиной. Среди них был её давний знакомый - молодой граф Джузеппе Парелли, который давно был влюблён в Диду. Но Никколо ещё не успел с ним познакомиться и даже не подозревал о тайных воздыхателях. Серьёзный претендент: у Парелли было весомое преимущество – он был дворянином в десятом поколении.
И так, гости вели непринуждённую беседу. А Дидона сидела в кресле со своей любимицей, ливреткой Долли. Избалованная собачка очень любила сладости и везде сопровождала свою благодетельницу. В дверях неожиданно появился Никколо в рабочей одежде, испачканной землёй.
-Как ярмарка, моя госпожа? – спросил Никколо, утираясь грязным рукавом.
-У вас что и к садовникам либеральное отношение? – высокомерно спросил Джузеппе у хозяйки.
-Ну что вы такое говорите, сударь, ведь это же известный скрипач – Никколо Паганини!
-А я что-то не слыхал о таком музыканте! – скривив лицо, ответил граф.
-Простите его, маэстро Паганини! Он даже не знает чем отличается виолина от виола да гамба, - вступилась молодая дама с пышными огненными волосами. -А я вас сразу узнала. Мы с отцом в прошлом месяце были в Генуе на вашем концерте, был полный аншлаг. Все говорят, что вы – гений, а инструментом владеете словно дьявол. Вы не представляете, господа, какие звуки извлекает из обычного дерева этот человек! Вы ещё и на гитаре прекрасно играете, сударь? – вставила худенькая шатенка.
-Да, вы правы, я – король скрипки, а гитара – моя королева, - лихо парировал Никколо.
В непринуждённой беседе наступила длительная пауза.
-Простите, сеньоры, я пойду переоденусь, - сказал Никколо, учтиво раскланялся и поспешил в свою комнату.
-Какой резвый! Это – ваш протеже? – обратился граф к Дидоне.
-Что вы, как раз напротив. Это я имею честь принимать у себя такого известного музыканта.
Граф прикусил язык.
-Он – просто прелесть! Чудо в рыцарском шлеме! – восхищённо воскликнула шатенка и её удлинённое лицо расплылось в улыбке удовольствия.
-Ах, какая самоуверенность! – фыркнул молодой усатый щёголь в жабо, - Изабель, не стоит так восхищаться самовлюблённым музыкантишкой, - тихо мурлыкнул он, прильныв губами к руке шатенки.
-Дорогой, вы не правы. Даю руку на отсечение, годик, другой и вы убедитесь в величии его таланта, - понизив голос, возразила Изабель.
-Милая, мне жаль твою прелестную ручку.
-А я думаю, - вмешался скромно, но со вкусом одетый светловолосый юноша, - что маэстро Паганини как композитор будет скоро забыт, по той простой причине, что его сложнейшие произведения никто кроме него самого не сможет исполнять. Он – гений импровизации. Надо отдать ему должное – в исполнительской деятельности Паганини достиг недостижимых высот. А ведь он так молод, настоящая слава у него ещё впереди.
Прошло два месяца. За это время маэстро много выступал в разных залах Италии. Популярность его росла с каждым днём. Он с упоением продолжал сочинять свои Каприсы, которые приобретут в будущем мировую известность. Если б он знал, что в будущем этими сочинениями будут восторгаться лучшие скрипачи всего Мира, из Каприсов будут делать многочисленные переложения для других инструментов, другие композиторы будут цитировать темы его Каприсов в своих произведениях, делать обработки.
Отношения между ним и Дидой приобретали всё большую теплоту. Он часто играл на её гитаре, сочиняя произведения в её честь. Однажды, после очередного концерта, Никколо признался Дидоне, что посвящает ей свои Капричио. На что она ответила:
-Не стоит делать необдуманные шаги, мой рыцарь. А что если завтра вы разлюбите меня? Исправите посвящение?
Он упал к её ногам и покрывая её руки поцелуями, твердил:
-Этого никогда не случится, я всегда буду любить тебя, даже если уеду в далёкие края.
С этого дня они наконец были вместе. Никколо засыпал и просыпался в её объятьях. А Дида почитала за счастье быть ему верной подругой, может стала бы и женой если бы ни случай. Никколо по натуре был горячо эмоциональным, вспыльчивым человеком и пылким, ревнивым любовником. Как-то один знакомый ,,доброжелатель,, нашептал ему о тайной связи Дидоны с воздыхателем - графом Парелли. Никколо не верил в эти небылицы, но мысль об измене любимой женщины не давала ему покоя, хотя никаких явных поводов для ревности Дида не подавала.
В один прекрасный вечер, лёжа в постели с любимой блондинкой, он спросил напрямик:
-Скажи дорогая, а Джузеппе такой же неотразимый любовник? А может лучше меня?..
Наступила тяжёлая пауза.
После молчания она взяла его за подбородок и, с обожанием глядя ему в глаза, ответила:
-Да? Ты меня так плохо знаешь?!.. Наверное все цветы завяли бы в моём саду только от одной мысли об измене! Никогда больше так не думай, ведь я не давала тебе повода, правда?
-Не давала.
-Ну, вот видишь, ты сам ответил на свой вопрос.
-Мой нежный ландыш, прости ревнивца за глупые упрёки, - молвил он, крепко обняв возлюбленную.
На следующий день Никколо уехал в турне по Италии.

Через несколько дней Дидону посетил родной дядя - граф Августо Корнезо, являющийся опекуном после смерти её отца Он приехал без предупреждения. Немного перекусив с дороги, сказал племяннице, что у него к ней есть неотложный разговор. Дидона пригласила Августо в библиотеку. Там она усадила дядю в удобное широкое кресло и спросила:
-Дядюшка, вы меня заинтриговали. Мне страсть как хочется поскорей узнать в чём дело! Начинайте.
-Так вот, девочка моя, ты уже совсем взрослая, я хочу позаботиться о твоём будущем. Считаю, что тебе пора замуж.
-Вот право, новость!
-Не перебивай! Два дня назад один уважаемый господин приезжал ко мне, как ты думаешь для чего?.. Ни за что не догадаешься...
-Вот ещё, я и не собираюсь!
-Погоди, девочка, этот человек приезжал просить твоей руки... А как хорош, просто аристократ, светский лев с журнальной картинки.
Дида оживилась.
-Это был Никколо, дядюшка?
-Какой Никколо! - он по-обыкновению сморщил высокий лоб. - Это был истинный дворянин. Он представился Джузеппе Парелли. Он принадлежит к известному храбростью и почитаемому роду в Италии. Его прадед прославился на войне, получив самый высокий орден и звание в Королевстве. Джузеппе из именитой семьи и для тебя – достойная партия.
-Не знала, не знала, что вас будут интересовать ордена и титулы, а не моё желание и чувства, когда вы захотите выдать меня замуж!
-Но позволь, дорогая, ты помнишь главный пункт отцовского завещания? Твой жених обязательно должен быть дворянином, иначе ты лишишься наследства.
-Какая глупость! Что за предрассудки! И почему я должна подчиниться такой бесчувственной прихоти? – горячо возмутилась Дидона.
-Дорогая моя, это не прихоть, это отцовская забота о самом родном, близком человеке.
-А если я полюблю не дворянина, должна буду мучиться до гробовой доски?.. Точнее...
-Ты имеешь ввиду этого музыканта, господина Паганини?.. К сожалению, я в музыке ничего не смыслю. Ну подумай сама, такая связь не может быть серьёзной! Ведь он – артист, постоянно в разъездах. И потом, я слышал, он слывёт ловеласом. Смотри, девочка, не накликай беды. Я советую тебе, пока не поздно, порвать с ним все отношения. Будь серьёзна, мой тебе совет, ты должна согласиться на предложение Джузеппе. Хотя это не совет, это – требование семьи, которым пренебречь невозможно. Я всё сказал, таково моё решение как твоего опекуна, иначе наша семья откажется от тебя. И ты будешь лишена наследства, средств к существованию. Будь здорова.
Он резко встал и вышел.
Дидона осталась в библиотеке в полном замешательстве. Ещё ни разу в жизни дядя не разговаривал со своей любимицей так сурово.

Тем временем маэстро Никколо Паганини, купаясь в лучах славы, путешествовал по Италии с концертами. После очередного выступления, вместе с толпой поклонников в гримёрную к Никколо неожиданно пожаловал граф Парелли. Он подошёл к маэстро после всех поздравлений, когда благодарная публика разошлась. Джузеппе поздравил музыканта, красноречиво выссказав свой восторг. И тут же бравурно добавил:
-И меня есть с чем поздравить, я женюсь!
-Что ж, желаю вам счастья. Если не секрет, кто ваша избранница? – натянуто спросил Никколо.
- О, это равная мне по сословию женщина, поверьте, она – красавица из родовитой и очень состоятельной семьи, графиня Дидона де Корнезо.
Никколо отвернулся, чтобы соперник не смог увидеть выражения его лица. Музыкант промолчал, стиснув зубы. Когда ненавистный жених удалился, Никколо охватил неистовый приступ ревности. Он крушил, что под руку попадётся. А потом наступила глубокая апатия. Несколько дней Никколо ничего не мог есть. По решению импрессарио турне решено было прервать. Никколо вернулся в замок в отсутствии хозяйки, совершенно уничтоженный и разбитый, не оставив даже записки, собрал пожитки и уехал, не сказав адреса.
Но его большая любовь на этом не закончилась. Он продолжал любить Дидону до последнего своего вздоха. А она вынужденно вышла замуж за графа Парелли, но продолжала посещать все концерты маэстро Паганини и уезжала всегда раньше окончания концерта, чтобы Никколо не искал с ней встречи и не обольстился возможностью продолжить так внезапно оборвавшиеся отношения.
Много лет спустя, когда отлучённый от церкви, великий маэстро Паганини умер от тяжёлой болезни (в 57лет), Дида вместе с его взрослым сыном Ахилом (от певицы Антонии Бьянки) добились разрешения захоронить тело неугодного церкви всемирно известного скрипача-композитора на родине в Италии.
26.11.2005г.
    • 100
  •  Просмотров: 2468 | Комментарии: 0

Алик

| | Категория: Проза
Алик

Алик
Рассказ - быль
Посвящается певице Светлане Цапенко.

В углу узкой комнаты, на обшарпанной деревянной кровати, расчёсывая длинные волосы, сидела седая женщина. Закрутив редкие волосы в узелок на затылке, она устало опустила руки и, закрыв глаза, со стоном вздохнула. Потом, открыв старческие глаза, понуро взглянула на яркие утренние солнечные лучи, падающие из полуоткрытого окна около кровати. Посмотрела вниз на свою поломанную ногу в гипсе и произнесла:
-Господи, когда уже снимут этот тяжёлый груз? Как я устала от жизни!
Женщина отхлебнула воды из стакана, стоящего на столе, рядом с кроватью. Достала тоненькую красную папку из-под подушки. Погладила рукой большие каменья тёмно-зелёного нифрита – бусы, которые ей когда-то подарила на правительственном концерте сама госпожа Индира Ганди. Их она всю жизнь берегла, как память. Снова перевела взгляд на папку и открыла её. Там лежали письма старшей сестры и старые черно-белые фотографии. Женщина принялась их разглядывать.
"Вот две мои сестры – Зоя и Люда, а это - семейная фотография – она – десятилетняя Света, две сестры – Зоя уже взрослая, с длинной косой, Люда – самая младшенькая, смешливая тогда девчушка, с маленькими тоненькими косичками и мама с папой. На фотографии радостные молодые родители. Тут ей на глаза попался рванный краешек потёртой, фотографии. Светлана потянула за него, вытащив самую облупившуюся фотографию, на которой, сгорбившись, сидела старая Анна Романовна в наглаженной косыночке, глаза её выражали доброту, любовь и преданность. Сзади на железной спинке старой кровати, гордо восседал, раскинув широкие крылья, и вытянув вперёд шею, огромный живой беркут. Он всем своим видом показывал готовность в любую минуту броситься на защиту этой слабой старой хрупкой женщины. Его зоркие глаза сверкали, выражая небывалую подозрительность, а грозная, устрашающая поза говорила о преданности, моментальной готовности броситься в бой за свою хозяйку.
На Светлану нахлынули воспоминания: "Подумать только, в то тяжёлое, голодное время мы были так счастливы! Как сейчас помню, послевоенное время, начало 1946 года. В стране послевоенная разруха, голод. Мы тогда жили в Харькове, новый район – Павлое поле, в страшном глубоком подвале. Там в любое время суток было сыро и темно. Наша мама отличалась сильным стойким характером, всегда сдержанная, работящая, спокойная женщина. Она никогда не кричала и не била своих детей. Живо помню её тяжёлую толстую косу. Я так любила смотреть, как она её заплетала по утрам. Анна Романовна в то время работала в питомнике, (она называла его ласково - "животник"). Питомник, где содержались подопытные кролики и крысы, находился в глубоком подвале. Это была вотчина биологического факультета Харьковского Университета. Мама выполняла роль смотрителя, а также развешивала всякого рода плакаты на стенах университета и в его бесконечных коридорах. В питомнике мама ухаживала за животными: кормила их в чётко установленное время рекомендуемой пищей, взвешивала их, убирала клетки, помогала студентам в опытах.
Однажды мама сильно заболела. Как сейчас помню – лежала она укутанная на кровати и глухо кашляла. У неё был сухой плеврит. Ночью у неё поднялась высокая температура, а утром она, еле шевеля пересохшими губами, попросила отца пойти на рынок и купить живую курицу: "Надо бы сварить бульон, из живой курицы он полезнее, и в нём сохраняются лечебные свойства",– добавила она хриплым голосом.
Иван Андреевич Цапенко, мой отец, долго копошился, не любил он ходить на рынок, но потом всё-таки нехотя вышел на улицу и побрёл на рынок по холодному, морозному, снежному городу. Вернулся он не скоро. Вошёл весь в снегу. Под мышкой у него был небольшой свёрток, оттуда выглядывала испуганная птица. Папа положил свёрток на пол, оттуда показалась головка пегой птицы с острым клювом, через минуту из него выполз довольно крупный птенец. Он вначале замер, изучая обстановку, затем медленно, настороженно поворачивая головку, огляделся вокруг. Потом грустно взглянул на меня, нахохлился и, тихо чирикнув, уселся посреди комнаты.
Мама, увидев птенца, хрипло вскрикнула:
-Мужа, ты чего купил?
-Курицу, как ты просила, жена, - грубоватым голосом ответил он.
-Да ты шо, не видишь, это же не курица... Это же... беркут! – воскликнула она.
-Беркут, не беркут! Не морочь мне голову, вари живность, да и с концами, - басовито крякнул отец.
-Да ты что, не видишь, не курица это вовсе, - возразила мать, несколько приподнявшись на локте.
-А я те сказал – вари и точка. Я ему сам горло перережу, - с грозными нотками в голосе проворчал супруг.
-Ты чаго? С ума что ли или с голодухи?.. Не позволю эту гордую птицу на бульон пустить. Ты когда-нибудь видел этих гордых, парящих в вышине носителей свободы?
Отец молча покачал головой.
-А я видела. Как можно эдакую красоту да и в бульон!? Не позволю, - сухо отрезала мама. И обратилась к птице:
-Алик. Мы будем тебя звать Аликом. Иди ко мне, не бойся, - прошептала она ласково и протянула руку в сторону птенца.
Тот неожиданно поднялся, встал на лапки и осторожно вперевалочку подошёл ближе к маминой койке, мама снова подозвала птенца. Как ни странно, он подошёл к её руке. Она нежно погладила его по головке и сказала:
-Теперь это твой дом, Алик, будешь жить с нами. Не бойся, тебе ничего не угрожает.
С тех пор Алик жил в нашем доме. Он оказался на редкость сообразительной, умной птицей. Мама его кормила дохлыми животными из питомника. А он ходил за ней по пятам, поначалу волоча крылья по полу, пока не научился летать. Спал Алик в углу, спрятав острый клюв и голову в крылья. Каждое утро мама, собираясь на работу, будила его со словами: "Вставай Алик! Пора на работу. Пошли завтракать." Птица просыпалась, одним глазом оглядывала окрестность, встряхивалась, издавая писклявые звуки. А потом Алик выходил за мамой на улицу и шёл за нею следом. У них начинался рабочий день. Позавтракав падалью, что выносила из подвала Анна Романовна, Алик как верный пёс сидел у дверей глубокого подвала на улице Данильского 5. Так он ожидал окончания маминой работы и вместе с ней возвращался пешим ходом домой в свой тёмный угол.
Беркут быстро рос. Скоро он окреп и превратился в необычайно красивую горделивую птицу. Соседи сторонились его, боялись очень. Нередко высказывали неприязненные упрёки и жалобы. Домашние его тоже побаивались. Однажды беркут чуть не выколол глаза соседу, который в порыве гнева замахал руками на маму. После этого случая, наш беркут научился летать. Он улетал далеко, а потом возвращался, часто по маминому зову. Стоило ей только выйти на улицу и громко позвать : "А-а-а-лик!" и тот час, как по велению волшебной палочки в воздухе сначала издалека доносился шум сильных крыльев, высоко над головой возникал Алик, и радостно парил, кружась, с характерным свистом садился, приземляясь прямо у ног мамы. Он приближался, издавая своеобразные свистящие звуки, мотал головой, словно приветствовал, здоровался со своей хозяйкой.
В один прекрасный день, в выходной, к нашему дому подкатила "Волга", из неё вышли двое мужчин в штатском, с огромной клеткой. Они расспрашивали соседей:"Где тут живёт женщина, у которой содержится дома живой беркут?" Соседи с неприязнью направили их к нам. Двое мужчин вошли в дом, представились. Оказалось, что это – работники Харьковского зоопарка. Они сказали, что поступило много жалоб на нашего Алика. Посоветовали не усугублять ситуацию и добровольно отдать птицу в зоопарк, иначе на маму заведут дело. Уговаривали, что птице привольнее будет на воле, нежели в подвале без света и свободы.
Мама попросила открыть клетку, подозвала беркута и, схватив его в охапку, затолкала птицу в клетку. Тюрьму захлопнули. Анна Романовна грустно попрощалась со своим крылатым любимцем, погладив птицу по холке. И долго смотрела вслед удаляющимся тюремщикам.
-Прощай, Алик. Там тебе будет лучше.
Прошёл месяц. Домашние заметили, что мама плохо ест, видно тоскует по своему питомцу. Вдруг, в выходной день рано утром, мама сказала мне:
"Одевайся, дочурка, пойдём навестить Алика."
В половине девятого мы купили билеты и вошли в главные ворота зоопарка. Дорожки были аккуратно выметены. Отовсюду слышались крики животных. Мы прошли мимо клеток с лисами, оленями, зебрами, миновали клетку с буйволом. Навстречу нам шёл дворник с метлой. Мама спросила его:
-Скажите, любезный, где у вас находятся орлы?
Тот взглянул на нас из-под густых седых бровей и ответил:
-Эвон, видите, за поворотом вдалеке, на горке большой просторный вольер с сетчатым навесом. Вам туда.
Мама поблагодарила дворника, и мы медленно пошли в ту сторону. Мама устала идти, остановилась, переводя дух. Потом огляделась, и набрав побольше воздуха в лёгкие, громко протяжно позвала во весь голос:
-А-а-а-а-лик!
Наступила тишина. Она позвала ещё раз. И вдруг над головой послышался знакомый шелест крыльев, затем звук приближался и характерный свист. Мы увидели парящего в вышине Алика. Какова была радость мамы, увидевшей своего любимца. Беркут приземлился, приблизился к нам. Мама погладила его и прослезилась:
-Бедная моя птичка! Тебя здесь не кормят! Ну, рассказывай, как ты тут поживаешь без нас?
Беркут встрепенулся. Вытянул вперёд гордую шею и заклокотал, словно рассказывал о своём житье-бытье своей хозяйке.
Мы не заметили, как вокруг собралась целая толпа зевак. Кто-то даже маме сунул в руку деньги, благодаря нас за такое необыкновенное цирковое зрелище."
Утирая слёзы от нахлынувших воспоминаний, Светлана долго смотрела на фотографию мамы, зорко охраняемую гордой, сильной, свободолюбивой птицей.
2.08.2008г.
    • 100
  •  Просмотров: 918 | Комментарии: 0
Новая книга стихов "Богом хранимая" - посвящена...
Один из : Зачем я мыслю,
ну зачем?
Ел бы, спал
и веселился...
Луч за тучу
зацепился -
погас!
Как всё
угаснет на Земле...
    • 0
  •  Просмотров: 938 | Комментарии: 0

Ответственная роль

| | Категория: Юмор
Ответственная роль
В канун Нового года зазвонил телефон.
-Сюрприз хочешь?
-Давай!
-Подменишь деда Мороза!
-С какой стати!- возмутился я.
-А с такой! Он уже наклюкался. А у тебя есть валенки!
Ученику сталевара полагались валенки, и она это знала.
    • 80
  •  Просмотров: 1918 | Комментарии: 3

Новогодний этюд

| | Категория: Юмор
Новогодний этюд
Человек связывает свои надежды с определенными событиями, деяниями и даже праздниками.
Мечтать умеют только люди.
Помыслы людей чисты. Ученье – свет, а неученье – рынок, и светлое будущее, какая бы идеология и в каких бы загробных вариантах нам его не высвечивала, всегда будет смущать наши умы. Всё лучшее в этой жизни, по мнению большинства тех,
    • 0
  •  Просмотров: 1203 | Комментарии: 0

Письмо к Деду Морозу.

| | Категория: Проза, Юмор
Письмо к Деду Морозу.
Здравствуй, Дорогой Дедушка Мороз!

Пишет тебе твоя повзрослевшая внученька Юленька.
Вот, наконец и настала долгожданная предновогодняя пора, которую так все ждали. И даже мандарины, эти первые предшественники нового года, запахли как-то по особенному, каким-то чарующим ароматом хвои. Птахи на деревьях словно ополоумели, щебечут и щебечут, а все от того что скоро Новый год. Об этом у нас и каждая собака во дворе знает. Вон они, бегают и гавкают, скоро Новый год, скоро Новый год. Значит и вправду скоро. Животные не обманывают, это прерогатива людей.
Извини Дедушка, что вспоминаем о тебе только в конце года. Но что поделаешь, дела, работа, в суматохе жизни забываем о тебе. И только раз в год обращаемся со своими просьбами и самыми сокровенными желаниями. Ты уж пренеси нам Дедушка в своем мешочке Новый Год получше предыдущего. Ну уж очень хочеться что бы в нашей стране люди были счастливыми, и что бы их лица светились радостью не только в новогоднюю ночь, но и во все последующие ночи и дни, а их всего-то 365 в году. Хватит нам всякий мусор таскать вроде катастроф, кризисов и прочих несчастий. Дед ты нам или не дед, в конце то концов? Давай уже настоящие подарки, которые мы долго будем помнить, и тебя вспоминать при этом добрым словом.


С любовью, внученька.
    • 80
  •  Просмотров: 1384 | Комментарии: 3

Человек, доведший меня до слез

| | Категория: Проза
Человек, доведший меня до слез
Начнем с того, что до слез меня довести совсем не просто. У нее это получилось. Браво. Это действительно талант, так как ни одного на прямую оскорбительного слова от нее я не услышала, все передавала интонация и ярко подчеркнутое негативное отношение . И это самое удивительное, я плакала, но сама не знала, от чего именно я расстраивалась, не могла отыскать причину этого расстройства. Меня смешали с дерьмом, а даже не сразу это поняла, пока отходы в рот не полились.
    • 0
  •  Просмотров: 1752 | Комментарии: 0

91-й год.

| | Категория: ---
91-й год.
Вороньё раскричалось - зловещая чёрная стая!
Скоро город по крыши увязнет в зловонном дерьме!
И, почуявши падаль, кружат "санитары" над нами
и на головы гадят гудящей и злобной толпе.

Как бродячие псы, что весной собираются в кучи,
собираемся мы беспокойно орущей гурьбой.
Но не хочется думать о далёком и светлом грядущем,
как не хочется знать, что ждёт через год нас с тобой!

Пусть темно на душе, но не в силах поверить я в бога,
видя горе и смертьи раздавленных жизнью людей!
Верю в древние вещи - Любовь, Доброту и Дорогу!
Страшно лишь за детей, что бегут без оглядки по ней!
    • 0
  •  Просмотров: 1288 | Комментарии: 0

Дворняга

| | Категория: Стихи
Дворняга
Город ночью.
Россыпь окон.
Дождик мочит.
Крыши мокнут.
    • 100
  •  Просмотров: 1678 | Комментарии: 4

Первый таю...

| | Категория: Стихи
Первый таю...
Первый тающий снег - беспричинная радость и грусть -
мои губы и щёки ласкает, едва прикасаясь...
Мне под снегом легко - одиночества я не боюсь,
да и нет его вовсе, мы просто надолго расстались.
Может, в церковь зайду я сейчас по дороге домой
или фото поставлю и рюмочку хлебом накрою...
Ты прости меня, друг, не дано мне быть рядом судьбой,
но любовь всё сильней, чем мы дальше и дальше с тобою..
октябрь 2008г.
    • 0
  •  Просмотров: 1264 | Комментарии: 0

Я открываю...

| | Категория: ---
Я открываю...
Я открываю ящики стола,
даю сгореть в огн е бумагам старым,
а строчки запускаю в интернет!
Поверьте, что меня счастливей нет,
и с сердца груз упал минувших лет, -
ведь тайное должно - таки стать явным!
1.12.08г.
    • 0
  •  Просмотров: 976 | Комментарии: 0

Довольно ш...

| | Категория: ---
Довольно ш...
Довольно шумных слов – не портит тишины
Лишь музыка стихов и тихий звон струны…

Мы с музыкой войдем в иное измеренье,
Где рвется связь времен, и вечно лишь мгновенье…

Хоть смейся хоть сердись, я сказки понимаю,
О том, что вечна мысль и о небесном рае,

Где каждая душа без возраста и тлена
Всем родственным близка и неприкосновенна.

Где можно всем любить без ревности зловещей,
На языке творить всемирно человечьем…

И жаль, что бренным днем нет места откровенью ,
мы порознь все бредем, чьи души параллельны.
1987г.
    • 0
  •  Просмотров: 1180 | Комментарии: 0

амок

| | Категория: Стихи
амок
Я с кровью сдираю покровы с души
И в чащу глухую сбегаю из дома,
Где в голое сердце без суетной лжи
Забытые строчки вонзаются снова.

И все повторяется – через года –
Недель пустоту и кошмар лихолетья –
Сквозь чащу лесную, сдирая бока,
Я с воплем несусь разъяренного вепря!
…………………………………………..

Я зубы сжимаю, чтоб вены сберечь,
Зажмурив глаза, я шепчу в исступленье,
Всевышний, прошу, помоги умереть,
Но так, чтобы вновь не являться на землю!

Садится со скрипом хмельная луна,
Израненный вепрь воротился из леса…
Как пес на цепи, пробудившись от сна,
Лижу я израненный бок под навесом…
    • 0
  •  Просмотров: 787 | Комментарии: 0
Доброе Утро;)-Доброе Утро;) - дождись загрузки...
Что такое утро. Когда оно наступает? И как следует начинать «загрузку» своей системы, дабы она функционировала весь день? Я попытаюсь дать Вам ответы на некоторые из этих вопросов в своей статье. А помогут мне в этом пословицы и поговорки.
    • 100
  •  Просмотров: 1517 | Комментарии: 0

эпитафия

| | Категория: Стихи
эпитафия
Мы станем квантами энергии простой,
собой наполнив целое пространство,
где невозможна зависть, злоба, боль,
а правит лишь Любовь и высший Разум.

Но может, всё как раз наоборот, -
и этот мир лишь бледная предтеча
пред испытаньем, что потом нас ждёт
в холодном невозвратном бесконечье...
2000 - 2008
    • 0
  •  Просмотров: 1153 | Комментарии: 1

Еретик

| | Категория: Стихи
Еретик
Шёпот листьев. Звёзд скольженье.
Ночь нежна.
Песня ветра без движенья
чуть слышна.
    • 66
  •  Просмотров: 1525 | Комментарии: 0

Исповедь.

| | Категория: Юмор
Исповедь.
... Кажется, душу свою облегчила. Хочешь, прости, хочешь, нет, назад прошлое не вернёшь. Ну, с богом. Теперь и умереть тебе не страшно, а мне жить продолжить.
    • 100
  •  Просмотров: 1507 | Комментарии: 2

Вечер нашептывал...

| | Категория: Стихи
Вечер нашептывал...
Вечер нашептывал
снежными хлопьями,
снежными ветрами,
вьюгой согретыми...
    • 100
  •  Просмотров: 953 | Комментарии: 0

Ты всё что нужно...

| | Категория: Стихи
Ты всё что нужно...
Я не знаю как всё получилось так,
для меня ты всем миром, вселенной вдруг стал.
Не проходит и дня, чтоб не думала я:
как могла полюбить я тебя?
Как могла я всех разом забыть,
и тобою лишь только жить?
Я не знаю как так получилось,
почему мне не нужен другой?
Не могу я понять как влюбилась в человека,
который не любит меня.
Не найти мне ответ на вопросы,
и не хочется эти ответы искать.
Я чочу лишь с тобою быть рядом,
и в глаза твои просто смотреть.
Слышать смех твой
и голос твой слушать,
и с тобою встречать рассвет.
Каждый день лишь с тобою думать,
говорить о любви лишь тебе.
Я хочу,чтобы ты меня понял
и позволил тебя мне любить.
    • 73
  •  Просмотров: 1848 | Комментарии: 4

Придурок.

| | Категория: Проза
Придурок.
... Что за время наступило. Нормальному человеку жить труднее и труднее, а придурку везёт. Может и мне придурком стать?
    • 100
  •  Просмотров: 1281 | Комментарии: 1
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.